Анастасия Сычёва.

Проклятие Этари



скачать книгу бесплатно

Еле добредя до комнаты, я бросила сумку на стол и забралась на кровать с учебником по стихийной магии. Классификацию, которую мы сегодня проходили, Виттория велела вызубрить наизусть, а делать вечером мне все равно было больше нечего. Я успела запомнить совсем немного, когда в комнату вошла замученная Бьянка.

– Кошмар! – с порога выдохнула она. – Я-то была уверена, что у меня здесь будет сплошное прорицание, а вместо этого у нас столько предметов! Только что, например, были основы целительства, общая лекция. Это, конечно, полезно, я не спорю, но мне было как-то жутко слушать про то, как восстанавливать человеку оторванные конечности!

«Тоже мне проблема», – про себя подумала я. Подумаешь – послушать про это! Я-то год назад на практике раненым вампирам оторванные и отрубленные руки и ноги заново отращивала – и ничего, пережила…

Но вслух я этого говорить не стала.

Вечер прошел тихо. Мы обе читали учебники, а вскоре Бьянка отправилась спать. Я собиралась дочитать главу до конца, когда у меня вдруг нагрелся карман, в котором лежал подарок Кейна. Вытащив зеркало, я открыла его и с удивлением обнаружила, что с плоской поверхности вместо отражения на меня смотрит Оттилия.

– Все-таки Кейн – гений, – выдохнула я, машинально ставя вокруг своей кровати полог тишины, чтобы не разбудить Бьянку.

Вампирша довольно улыбнулась.

– Еще какой, – подтвердила она. – Мы с ним уже опробовали его изобретение и вчера проболтали около получаса. Теперь мне интересно, как дела у тебя?

Оттилия выглядела точно так же, как и неделю назад, и в зеркале я заметила на ней ворот уже знакомой серой куртки.

– Прекрасно, – сообщила я. – Я теперь учусь на боевом факультете. Вы-то до Госфорда нормально добрались?

– Да, без проблем. Ребята, кстати, передают тебе большой привет, и, думаю, кто-нибудь из них непременно свяжется с тобой в ближайшее время. У нас недавно прошел отбор, но Грейсон взял на обучение совсем немного народу.

– Он что-нибудь говорил про поездку в Лорен этим летом или про того архимага? – осторожно спросила я.

Оттилия, кажется, удивилась.

– Конечно нет! Думаешь, он стал бы хоть с кем-то из нас откровенничать? Если бы здесь была ты, это еще полдела – к тебе у него… хм… особое отношение…

– Иди к демону, – буркнула я.

Оттилия хмыкнула, но развивать эту тему не стала.

– В общем, мастер ведет себя, как обычно. Язвит, издевается, учит. У нас вообще здесь все спокойно, только вас с Кейном не хватает. Кстати, – тут ее голос стал деловым, – еще когда мы все были в Вереантере, Эр отправил письмо родственникам с вопросом об этом Натаниэле Каэйри. Ответ прислали мне домой, но Александр переслал сюда, и сегодня Эр прочитал его.

– Так, – разом настроившись на серьезный лад, сказала я и вся обратилась в слух.

– Эр слишком давно не был дома и не знает последних новостей. В Лорене семья Каэйри уже несколько лет занимает высокое, приближенное к королю положение.

Глава этого рода – советник темноэльфийского короля по каким-то там вопросам.

– Не факт, что тех эльфов послал именно он, – возразила я, поскольку Оттилия замолчала.

Та нахмурилась.

– Проблема в том, что эльфов, носящих имя Каэйри, совсем немного. По сути, их всего четверо: это сам советник, его жена и двое детей. Дети, по словам Эра, еще маленькие – не старше пятнадцати лет. Так что скажи мне, Корделия, на кой демон ты понадобилась советнику темноэльфийского короля?

Я молчала, обдумывая ее слова. Имя Каэйри мне было совсем незнакомо. По крайней мере, когда я еще была принцессой, с этой семьей никогда не сталкивалась.

– Надо бы выяснить, как сильно Каэйри пострадали во время Кровавой войны, – размышляя вслух, пробормотала я. – Поскольку я никогда об этом имени не слышала, а тем эльфам было известно, что я Этари, можно предположить, что эта семья, как и многие другие, озлоблена на Арлиона и просто жаждет мести.

– Тогда бы они убили тебя сразу, как только нашли, – не согласилась вампирша. – Тут же целая история – натравить на тебя мантара, выследить, искать удобную возможность, чтобы забрать тебя, требовать с тебя клятву… Зачем такие сложности?

– Чтобы этот Каэйри убил меня лично? – предположила я.

– Не уверена, – задумчиво сказала Оттилия. – В этом случае они убили бы нас во сне, дали тебе по голове и отволокли к своему нанимателю. А те эльфы вели себя с тобой слишком вежливо. Нет, мне кажется, Каэйри что-то от тебя надо. Ты по-прежнему настроена следующим летом ехать в Селендрию?

– Конечно, – твердо ответила я и обеспокоенно спросила: – А что? Ты передумала?

– Нет. Просто мне кажется, что тебе опасно туда соваться. Твоя семья там уже сто лет не в фаворе, и если откроется, что ты до сих пор жива, тебя просто разорвут.

– Но я же не собираюсь явиться туда, сияя направо и налево красными глазами и рассказывая о себе всем подряд! – возмутилась я. Она что, меня совсем за идиотку держит? – Если ты помнишь, тот эльф сказал, что они потратили много времени, чтобы убедиться, что это именно я. Значит, они не знают точно, как я выгляжу, правильно? Да даже это не имеет значения, ведь можно изменить внешность, у меня в этой области обширный опыт… Я хочу приехать в Лорен и незаметно и тихо выяснить, кто на меня охотится. Оповещать всю Селендрию о своем существовании у меня нет желания.

– А легенду ты уже придумала, чтобы объяснять любопытствующим свое появление в Лорене? – спросила Оттилия, но по ее виду я поняла, что мне удалось ее успокоить.

– На это у меня еще есть год, – легкомысленно ответила я. – Придумаю. И если вы к тому моменту не передумаете ехать вместе со мной, я и вас замаскирую так, что никто не узнает.

– Тогда ладно. – Оттилия улыбнулась с заметным облегчением. – Может, в этом случае все и получится. Ты там только будь поосторожнее, а то ведь тот, кто так хотел найти тебя, наверняка будет продолжать попытки.

– Я здесь в безопасности, – спокойно сказала я. – В академию посторонним не попасть, вокруг нее стоит мощная защита, а мне самой покидать ее нет резона.

– Хорошо.

– Кстати, а ты не расскажешь мне, что происходит между тобой и Кейном? – без какого-либо перехода поинтересовалась я.

Резкая смена темы застала вампиршу врасплох, и на мгновение на ее лице проступило замешательство. Впрочем, отнекиваться она не стала, а только вздохнула.

– Сама пока не знаю.

– Вы три недели подряд гуляли под ручку и проводили массу времени вместе, и ты не знаешь? – не поверила я.

– Иди к демону, Корделия! – огрызнулась Оттилия, но затем все же призналась: – Он мне нравится, понятно? Он в тысячу раз умнее и лучше всех тех самоуверенных идиотов, с которыми я имела дело в Вереантере!

Вампирша признает, что человек в чем-то оказался лучше вампиров? Поверить не могу.

Тем временем Оттилия внезапно растеряла весь боевой задор.

– Помнишь, как во время жертвоприношения, когда маги нас обнаружили и начали колдовать, Кейн спас меня? – вдруг со вздохом спросила она. Покопавшись в памяти, я и в самом деле припомнила что-то такое. – Тогда я его словно впервые увидела. И ему, кажется, тоже было довольно интересно со мной… Хотя я не уверена. Он никогда не демонстрировал повышенного внимания ко мне.

– И теперь, я так понимаю, мне стоит следить за тем, чтобы в его поле зрения не возникла какая-нибудь симпатичная студентка, – не столько спросила, сколько заметила я.

Оттилия быстро взглянула на меня.

– Нет, не нужно, – быстро сказала она – Я бы только хотела, чтобы ты сообщила мне, если кто-то появится.

– Хорошо, – пообещала я.

– Спасибо.

Что нужно было говорить в такой ситуации, я не знала. Советчик в сердечных делах был из меня так себе, и едва ли я могла дать хоть сколько-нибудь ценный совет или утешить. Однако, кажется, в моем участии вампирша и не нуждалась.

Вскоре мы распрощались, и я легла спать, раздумывая над всем услышанным.

Глава 5

Следующее утро началось для меня с нетерпеливого стука в дверь. Неохотно разлепив веки, я обнаружила, что солнце за окном только начало выглядывать из-за горизонта. Значит, до общего подъема еще как минимум полтора часа. На своей кровати недовольно заворочалась Бьянка. И кого там принесло в такую рань?

На пороге обнаружился бодрый и прекрасно выспавшийся Кейн, одетый в серую госфордскую форму, а на поясе у него висел меч.

– Скажешь «Доброе утро!», и я оторву тебе голову, – мрачно пообещала я, едва он набрал воздуха в грудь, чтобы поздороваться. – Что случилось?

– Как «что»? – удивился Кейн, ничуть не смущенный холодным приемом. – Тренироваться пошли! Или ты думала, что раз из Госфорда уехали, можно расслабиться?

– Э… Нет, но… – растерялась я и посмотрела на свою кровать, под которой были спрятаны сарды.

Кейн понял меня с полуслова.

– Вся школа еще спит, – успокаивающе сказал он. – А разминаться мы пойдем на задний двор, там вообще никого не бывает. Никто не увидит тебя с вампирским оружием.

Больше у меня вопросов не возникло, и я отправилась переодеваться. Как и Кейн, я не выбросила старую форму, а захватила ее с собой и сейчас надела с чувством легкой ностальгии. Затем вытащила мечи и спустилась на улицу.

После очень даже плодотворной тренировки мы переоделись и отправились на завтрак. Успели закончить минут за двадцать до общего подъема, и поэтому наши упражнения прошли незамеченными. А за едой Кейн сообщил мне, что на вчерашнем занятии по физической подготовке преподаватель сразу распознал в нем воина и поэтому освободил от посещения. Сказал, что Кейну нечего тратить время попусту с остальными студентами.

– Так что готовься к тому, что тебе тоже разрешат не ходить, – подытожил Кейн.

Первой в этот день у меня как раз шла пресловутая физическая подготовка, и после завтрака я снова облачилась в серую форму и спустилась во двор, но не внутренний, где мы тренировались с Кейном, а большой, перед академией. Куртку с коричневой полосой на рукаве я предварительно оставила в комнате – не хотелось показывать ее всем подряд.

Преподавателем оказался плотный, но не толстый мужчина лет сорока, примерно моего роста, который не являлся магом. По тому, как он двигался, по манере говорить он был из бывших военных. Представившись нам магистром Дорном, он начал свое занятие с короткой приветственной речи:

– В отличие от ваших однокурсников, которым физические упражнения нужны исключительно для галочки, к вам требований будет намного больше. Вы должны за этот год научиться без проблем пробегать дистанцию в десять километров, проходить среднюю полосу препятствий, уворачиваться от направленных ударов и попадать в мишень с десяти шагов. Сегодняшнее занятие начинаем с пробежки и разминки. Вперед, десять кругов вокруг академии. Пошли!

Судя по лицам моих одногруппников, им остро хотелось пойти и удавиться. Тем не менее после нескольких стонов, когда магистр назначил особо недовольным дополнительный круг, побежали все. Я только фыркнула. Да территория академии гораздо меньше территории Госфорда, а мы там столько кругов наматывали! Слабаки!

В общем, народ начал выдыхаться круге на пятом. Я же без спешки преодолела все десять и, не запыхавшись, остановилась возле магистра. Остальные продолжали пробежку. Тот с любопытством взглянул на мои серые рубаху и штаны, а затем без перехода спросил:

– Госфордская школа?

– Да, – не стала отпираться я.

– Был у меня вчера уже один госфордец, – задумчиво сказал магистр. – «Фиолетового» уровня…

– Знаю, – кивнула я. – Это мой одногруппник.

Он удивленно приподнял брови, а затем без дальнейшего перехода вскинул кулак, намереваясь ударить меня по голове. Только вот я успела заметить его замах, показавшийся мне очень долгим, и поэтому легко взяла его руку в захват и заломила ее за спину, вынуждая преподавателя согнуться пополам. Несколько секунд я продержала его в такой позе, давая возможность оценить свое положение, а затем отпустила. Магистр распрямился, и теперь в его глазах читалось уважение.

– Тоже «фиолетовый» уровень? – уточнил он.

– «Коричневый», – мило улыбаясь, поправила я его.

Лицо Дорна слегка побледнело. Ага! Кажется, ему известно, что, начиная с «фиолетовой» ступени, в Госфорде готовят наемных убийц. И это он еще меня с сардами не видел!

– Я освобождаю вас от своих занятий, студентка, – чуть охрипшим голосом сказал он. – Не думаю, что смогу научить вас чему-то новому.

– Благодарю, – вежливо ответила я, даже не подумав спорить, и направилась обратно в общежитие. Отлично, кажется, у меня освободилось два лишних часа в неделю, которые можно потратить на что-нибудь более полезное.

Дальше в этот день у нас шел семинар по бытовой магии. Как я вскоре убедилась, этот раздел магии большинство студентов считали довольно скучным и не самым полезным. Логика была проста: мы пришли сюда обучаться боевой магии, некромантии, целительству и так далее, так на кой демон нам знать, как защитить крышу дома от протечки или как постирать одежду без помощи воды и мыла? В конце концов, маги – народ обеспеченный, они и прислугу могут нанять… Правда, как я поняла, такой точки зрения придерживались те студенты, которые приехали в академию прямиком из-под родительского крова, а таких здесь было большинство. Те же, кому уже довелось поскитаться и привыкнуть к самостоятельности, вроде меня или моего одногруппника Олафа, отнеслись к этому предмету с большим вниманием. Благо преподаватель, темный маг, оказался очень интересным рассказчиком, теорией особо не грузил и охотно демонстрировал схемы всех плетений, о которых говорил.

Травоведение в нашей группе вела магистр Лукреция – высокая темная магичка с гривой рыжих вьющихся волос. Мне показалось, что она была довольно молода, но, несмотря на это, Лукреция обладала вредным характером, под который студентам приходилось подстраиваться. Сам предмет включал в себя изготовление самых разных лекарственных и для повседневного использования отваров, смесей и эликсиров. Были среди них и яды. Магистр знала свой предмет великолепно и на первом же занятии заявила, что от нас будет требовать того же. В качестве дополнительного стимула к усердию она предупредила, что результаты своих трудов каждый должен испытать на себе. Правда, Лукреция любезно пообещала сделать исключение для ядов. Но, должна признать, объясняла преподавательница очень понятно и все свои слова подкрепляла яркими примерами, так что запоминались ее уроки прекрасно.

Вот лекции по истории магии оказались действительно скучными. Ну, может, не столько скучными, сколько бесполезными. Ну зачем нам знать, в каком году и каким магом была составлена классификация смертельных проклятий по степени сложности и какие орочьи племена участвовали в набегах на государство сидхе семьсот лет назад? Нет, я понимаю, для общего развития и все такое… Но я еще в Валенсии достаточно невнимательно относилась к занятиям историей и сейчас не собиралась менять свои предпочтения.

Некромантию у нас вел аспирант по имени Морган, который лишь недавно сам закончил обучение, и эти занятия были интересны в первую очередь потому, что некромантией Мариус со мной не занимался никогда, и здесь я начала с нуля. Долговязый Морган, которому черный балахон был откровенно короток, сообщил, что все чисто некромантские приемы вроде поднятия зомби или упокоения призраков у нас начнутся со второго курса, а на первом будут основы магии смерти, где внимание уделяется преимущественно проклятиям, как смертельным, так и просто наносящим значительный вред здоровью. Почему проклятиям? Потому что их важно знать не только некромантам, но и боевым магам. Вот участвуете вы в схватке и решили использовать некромантию. Что вы будете делать? Для того чтобы поднять боеспособного зомби, нужно сначала получить труп, потом провести специальный ритуал… Мороки слишком много. А так использовал на врагах какое-нибудь проклятие, и проблема решена.

Ну, Морган выражался более сложно, но суть его слов сводилась именно к этой мысли.

Узконаправленный предмет под названием «Основы целительской магии для темных магов» у нас вела магистр Лисбет – невысокая пухлая светлая магичка с факультета целителей. На первом занятии она сообщила, что темным магам запрещено становиться целителями по Конвенции, принятой объединенным Советом светлых и темных магов лет этак триста назад, но все же никто не запрещает им учить целительские плетения и заклинания для того, чтобы вылечиться самим или помочь близким. Мне снова вспомнился Ленстер и слова архивампира, что нет никакой разницы в том, светлый ты или темный. «Сторона ни на что не влияет. Ты точно так же используешь плетения и наполняешь их энергией». Надо бы эту Конвенцию пересмотреть. На мой взгляд, она слишком необъективна.

И наконец, боевую магию вели у нас Вортон и Лэшел. То есть формально это были два предмета – атака и защита – но на деле две составляющих одного. Их занятия были самыми интересными, хоть и непредсказуемыми. К моей большой радости, и декан нашего факультета, и его заместитель не были большими поклонниками теории, уделяли ей ровно столько времени, сколько было необходимо, чтобы объяснить новую тему, а затем сразу же переходили к практике. Здесь сразу стало актуальным требование, чтобы девушки носили штаны. Очень неудобно участвовать даже в учебных поединках в длинных юбках. Ни побегать, ни увернуться. Довольно быстро наша группа стала частым гостем на целительском факультете, поскольку ожоги, ушибы и царапины мы теперь получали регулярно. Часть из них я залечивала самостоятельно, но время от времени все же заглядывала к целителям, чтобы не выделяться среди одногруппников.


Прошло около месяца. Осень постепенно вступила в свои права, но лето еще не до конца сдало позиции, и стояли последние теплые дни. Мы с Кейном старались не проворонить их и почти все свободное время проводили на улице. По утрам мы обычно располагались во внутреннем дворе, где на свежем воздухе ежедневно тренировались. Часто к нам присоединялась Бьянка. Кейн привык к ней и не возражал против ее присутствия, но при девушке мы не обсуждали никаких важных вещей.

Примерно раз в неделю я общалась с кем-нибудь из ребят, оставшихся в Госфорде, при помощи созданного Кейном артефакта. У них все было хорошо, никаких событий не происходило, и мне было приятно просто время от времени поболтать с ними.

Учеба шла своим ходом и довольно успешно. Не могу сказать, что все предметы давались мне легко и без каких-либо усилий. Моим единственным преимуществом перед остальными одногруппниками было то, что я привыкла запоминать схемы сложных плетений, и усвоение нового материала не вызывало у меня трудностей. По целительству я была лучшей в группе, стихийная и бытовая магия тоже шли сравнительно легко. Успехи в некромантии у меня были точно такие же, как и у остальных, поскольку этот предмет был для меня новым. По травоведению я тоже регулярно узнавала что-то новое, а лучшей по нему у нас в группе оказалась Луиза – выяснилось, что ее бабушка была травницей. От занятий по физической подготовке я была освобождена и проводила это время обычно в библиотеке, где читала что-нибудь из дополнительной литературы.

Однако неожиданно проблемы появились на боевой магии. Нет, объяснения Лэшела и Вортона я усваивала на лету и новые плетения выучивала очень быстро. Но было нечто, мешающее мне правильно реагировать в поединках. Почему-то одногруппники регулярно оказывались проворнее меня, и я обнаруживала себя сбитой с ног каким-нибудь огненным шаром быстрее, чем успевала ответить на удар.

Кстати, именно на занятиях по боевой магии я неожиданно поняла, почему Лэшел зачислил на факультет Сида. У этого парня действительно оказался невысокий магический потенциал, и на стихийной и атакующей магии он регулярно получал низкие оценки. Зато благодаря среднему уровню сил ему единственному легко удавалось работать с небольшими магическими потоками и структурировать особенно сложные плетения. На занятиях Лэшела Сид стал одним из лучших – щит, который он создавал, был настолько сложен в структуре, что никому не удавалось «взломать» его. Другое дело, что у парня быстро заканчивались силы, и он не мог удерживать щит больше нескольких минут, но при грамотном ведении боя и этих нескольких минут могло хватить.

С одногруппниками у меня сложились примерно такие же отношения, как с большинством учеников в Госфорде – ровно-доброжелательные. Близких знакомств я ни с кем заводить не собиралась, и мне было достаточно общения с Кейном и Бьянкой. Памятуя о словах декана, темные и светлые в нашей группе не устраивали конфликтов и вели себя друг с другом подчеркнуто нейтрально. Но в одном они все были схожи – никто не мог понять нашей с Кейном «странной» дружбы. Одногруппники не раз пытались выяснить, какие же отношения на самом деле связывают светлого и темного магов, раз они не просто не враждуют, но прекрасно общаются друг с другом и нисколько этого не скрывают. Кейн рассказывал, что у него в группе к нему тоже подходили с таким вопросом. Обычно мы с ним или отшучивались, или отвечали, что давно знакомы и не видим смысла портить отношения только из-за того, что у нас разные стороны. Кажется, никто из однокурсников этого понять не мог, но перевоспитывать нас они не пытались. Вдобавок мы всегда давали понять, что нас не очень беспокоит мнение окружающих по этому поводу и поэтому нет смысла пытаться переубедить нас в выборе друзей.

Бьянка, кстати, при близком знакомстве оказалась очень приятной девушкой, умненькой и начитанной. С ней мне было интересно поболтать перед сном, обсудить кого-нибудь из преподавателей и однокурсников. Поскольку у прорицателей, как и у боевиков, учились и светлые и темные, атмосфера на их факультете была не такой фанатичной, как, например, у целителей, и Бьянка относилась ко мне точно так же, как и во время встречи на вступительном экзамене.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27