Анастасия Сычёва.

Проклятие Этари



скачать книгу бесплатно

Раздались дружные стоны. Я едва удержалась от того, чтобы не закатить глаза – слабаки! Ну какую физическую подготовку могут преподавать магам? Разминка, пробежка вокруг академии?

– А вы как думали? – удивился декан. – Судя по рассказам Лэшела о вступительном экзамене, физическая подготовка у всех не на высоте, а скорость и способность выполнять простейшие упражнения вам всем необходима. Вот представьте себе – получит кто-нибудь заказ выследить какую-нибудь нечисть, найдет ее, а убить или даже серьезно ранить с первой попытки не получится! А нечисть нередко бывает очень шустрой и проворной. Так что даже магам нужно уметь быстро бегать, а то сожрут вас за милую душу.

После этого стоны утихли.

– А хорошая новость заключается в том, что ректор Кириан принял решение, что с этого года физическую подготовку должны получить все студенты, – бодро добавил Вортон. – Так что вместе с вами будут отдуваться ваши однокурсники. О чем еще я забыл упомянуть? Да, дамы, – обратился он ко мне и еще двум девушкам. – Вам лучше всего обзавестись штанами и ходить на занятия в них. Поскольку я и магистр Лэшел больше внимания уделяем практике, а не теории, в юбках вам будет неудобно заниматься.

Одногруппницы нахмурились, а я довольно улыбнулась.

– Пожалуй, больше я вам пока ничего не хочу сказать, – задумчиво подытожил магистр. – Если возникнут какие-то вопросы – обращайтесь к магистру Лэшелу, который в этом году курирует ваш курс, или, в крайнем случае, ко мне. Так что сейчас можете идти в библиотеку за учебниками. К вашему сведению, у каждого факультета есть своя библиотека, и еще одна, более общая, находится в главном корпусе. Но вам сейчас нужна та, что при факультете.

Поскольку вопросов больше не возникло, декан попрощался и ушел. Прежде чем кто-либо успел уйти, поднялся тот парень, который на вступительном испытании спрашивал у Лэшела, зачем тот атаковал нас без предупреждения.

– Предлагаю познакомиться, – сказал он, выйдя вперед. – Все-таки учиться нам предстоит всем вместе, и хотя бы по именам нам стоит друг друга запомнить.

Возражений не было, и мы все по очереди назвали себя. Интересно, сколько имен все успели выучить за один раз? Мне самой пока запомнилось всего несколько человек – это Кадма и Луиза, единственные девушки в нашей группе, не считая меня, Сид, тот самый парень с небольшим уровнем магических сил, которого Лэшел тем не менее решил оставить, Олаф, который предложил нам всем представиться, и Марк, у которого была примечательная внешность – через всю щеку у него проходил длинный шрам. Остальных я надеялась запомнить позднее.

Сразу после этого трое светлых, включая Луизу, ушли, не дожидаясь остальных. Те, кто еще не определился со стороной, выглядели слегка растерянно, и в итоге в библиотеку пошли вместе с темными.

Выдача книг много времени не заняла, поскольку они были приготовлены заранее, а, кроме нашей группы, здесь больше никого не было. Зато внушительные стопки учебников заставили ребят уважительно присвистнуть.

Я быстро пробежалась глазами по корешкам – «История магии» и «Теория магии» особого интереса не вызвали. Самая тонкая книга называлась «Основы целительства для темных», и, пролистнув несколько страниц, я убедилась, что она содержала самые простые лекарские заклинания. Так, этот учебник можно было бы даже не брать, поскольку едва ли там найдется что-то, чего я бы не знала. А вот два внушительных тома «Введения в защитную магию», два «Основ атакующих плетений» и два «Стихийной магии для начинающих» заставили даже мое лицо вытянуться. Еще там были «Основы некромантии» и «Бытовая магия», а последним шло двухтомное «Травоведение».

К счастью, мужская половина нашей группы благородно вызвалась помочь донести дамам всю эту красоту до женского общежития. Отказываться мы не стали и, не без труда погрузив книги в сумки, отправились в жилую часть академии.

Дальше по расписанию сегодня шла «Теория магии» – лекция для всего первого курса в главном здании. Взяв с собой на всякий случай учебник, я уже хотела идти, но тут в комнату вошла Бьянка. За ее спиной я увидела незнакомого мне прорицателя, который передал ей стопку книг примерно такой же величины, как и моя. Бьянка вежливо поблагодарила его, и синий балахон ушел.

– С ума сойти! – возмущенно пропыхтела Бьянка, сгружая учебники на кровать. – Зачем выдавать столько книг сразу?! Одного «Введения в секреты прорицания» выдали четыре тома! Четыре! Мы что, будем учить все части сразу?

Я хмыкнула.

– А занятия спортом! Это же будет одно сплошное унижение!

– Только на первых порах, – пожала плечами я. – А потом втянешься.

Бьянка подозрительно прищурилась.

– А ты почему такая спокойная?

– А у боевого факультета физическая подготовка – обязательный предмет, – сообщила я. – Это для вас его ввели только в этом году, а нам в любом случае пришлось бы заниматься.

Бьянка вздохнула.

– Пойдем на лекцию, что ли?

Я согласно кивнула, и мы отправились в главный корпус.

В аудитории, когда мы вошли, Кейн сразу приветственно помахал рукой, привлекая наше внимание и игнорируя удивленные взгляды светлых магов, сидевших рядом. Я начала протискиваться к нему, не обращая внимания на недовольство светлых. Бьянка не отставала. Когда мы наконец сели, Кейн, довольно улыбаясь, тихо спросил:

– Слышала про занятия спортом?

– Еще как, – весело, но негромко ответила я. – Как ты думаешь, там будет что-то стоящее?

– Для бывших учеников Грейсона? – удивился он. – Однозначно нет. Я вот только еще не решил, стоит ли ставить преподавателя в известность о том, что мы с тобой и так неплохие воины. Как думаешь, можно вызвать его на поединок и одолеть на глазах у всех?

Я нервно кашлянула.

– Ты спятил? – прошипела я. – А кто мне говорил вести себя осторожно и не искать неприятностей?

Кейн вздохнул.

– Да помню я, помню…

Тут в аудиторию вошел преподаватель, и разговоры пришлось прекратить. Пока он направлялся к кафедре, я быстро взглянула на него магическим зрением. Средней магической силы светлый маг. Пожилой – на вид ему было лет шестьдесят, совсем седой, с аккуратной коротко подстриженной белой бородой.

– Здравствуйте, первокурсники, – поздоровался он. – Я магистр Плиний, читаю курс лекций по теории магии. Я понимаю, что название моего предмета может вас слегка смутить или же ввести в заблуждение, что этот предмет крайне скучен и никому не нужен, поскольку практика гораздо полезнее и важнее. Возможно, в чем-то вы и правы.

В аудитории местами раздались смешки.

– Я не собираюсь на первом курсе утомлять вас многочисленными формулами и схемами, их вы будете изучать позднее. В этом году наши лекции будут более общими, об основах магии. Уверен, многие из присутствующих здесь о них даже не знают. Например, сегодня я хотел бы поговорить о понятиях, о которых слышали вы все, но наверняка многим не известно, что же эти понятия в себя включают. Я имею в виду свет и тьму, которые может принять маг и занять определенную сторону.

Я, приготовившаяся было скучать всю пару, подобралась и посмотрела на преподавателя с уже большим вниманием.

– Так что же такое свет и тьма? Это две противоположные друг другу сущности, которые существуют в природе. Выбрав одну из них, маг определяет весь свой дальнейший путь, поскольку сторона очень сильно влияет на характер человека. Разумеется, не сразу, но постепенно маг начнет меняться. Из-за старых детских сказок у нас сложился стереотип, что свет – это хорошо, а тьма – это плохо. Кто придет ко мне на зачет и повторит это заявление, автоматически отправится на пересдачу. Свет и тьма неравнозначны понятиям о добре и зле, это совершенно разные вещи. Каким же образом маг выбирает сторону? Здесь возможны два варианта. Первый – и наиболее распространенный – маг проходит специальный обряд, который проводится с помощью более опытного мага. Во время этой церемонии маг открывается либо тьме, либо свету – тому, что более близко ему по духу, и принимает сторону. Через несколько лет наши магистры проведут этот обряд и для вас.

Я кивнула в такт рассказу Плиния. Подобную церемонию Мариус провел для меня около шести лет назад, и тогда я выбрала свет.

– Есть и второй путь, который встречается намного реже. Иногда, когда человек переживает какое-то особенно сильное эмоциональное потрясение, он тоже открывается тьме или свету и определяет сторону. В таких случаях специальный обряд не нужен, все происходит очень спонтанно.

Я искоса взглянула на Бьянку. До этого момента она прилежно строчила в тетради конспект, но на последних словах преподавателя ее рука замерла над бумагой, а сама девушка на секунду вздрогнула. Затем она вновь склонилась над записями.

А ведь для нее явно не проводили специальный обряд. И какое же потрясение пережила прорицательница, раз с тех пор стала светлой?

– Поменять сторону в принципе возможно, хотя и сложно. Самому магу это неподвластно. Правом изменить сторону обладают вампиры – при обращении в вампира человек автоматически становится темным. Есть и обратная ситуация – если маг находится при смерти и его лечением занимается сидхе, то при помощи своей магии сидхе может сделать мага светлым.

Я заметила, что преподавателя внимательно слушало совсем немного народу, а большая часть студентов вскоре потеряла интерес к теории магии, и теперь они шепотом знакомились между собой. Плиний не обращал внимания на шептунов и продолжал рассказывать дальше. Я слушала его все полтора часа, но в итоге так и не услышала ответа на вопрос, который волновал меня больше всего. И когда маг объявил об окончании пары, я решила немного задержаться.

Все начали подниматься с мест, и разговоры стали громче.

– Пойдем? – тронул меня за рукав Кейн. – Сейчас обед.

– Нет, – мотнула я головой. – Ты иди, а я хочу еще кое-что спросить.

Кейна явно удивила моя тяга к знаниям, но он не стал спорить и отправился к выходу, а я подошла к кафедре, где пожилой магистр собирал вещи.

– Простите, магистр…

– Да-да? – Он поднял голову и вопросительно посмотрел на меня. – У вас возникли вопросы, студентка?

– Да, – кивнула я. – Вы на лекции не упомянули о причине вражды светлых и темных. Почему она существует?

Плиний неожиданно вздохнул.

– Вы знаете, почему тьму считают злом?

– Нет.

– Потому что свет и тьма влияют на людей. Не делают их лучше или хуже, а просто меняют. Под воздействием света люди становятся более эмоциональными. Любые события волнуют их, радуют или огорчают гораздо больше, чем остальных людей. Если светлого мага очень сильно вывести из равновесия, он может даже убить человека – причем сделает это именно от злости, от слишком сильных чувств, которые владеют им в тот момент.

– А тьма? – осторожно спросила я. О таком Мариус мне никогда не рассказывал.

– А тьма, наоборот, делает людей более равнодушными, невозмутимыми. Поэтому светлые не любят темных гораздо больше, чем те не любят их: светлые маги воспринимают все слишком близко к сердцу, в то время как темных магов многие вещи просто не трогают. И темный маг тоже может совершить убийство – но сделает это не в горячке эмоций, а с совершенно холодной и трезвой головой. Конечно, муки совести будут его мучить… но не настолько, чтобы он не смог справиться с собой и жить дальше. Поэтому тьму многие считают злом – убивать хладнокровно хуже, чем от переизбытка эмоций. Хотя этот вопрос, разумеется, глубоко философский… Я ответил на ваши вопросы, студентка?

– Да-да, – очнулась я от своих мыслей. – Спасибо большое.

Плиний ушел, а я прислонилась к кафедре. Вот в чем дело. Я так долго задавалась вопросом, как я могла пойти на хладнокровное убийство двадцати человек тогда, во время побега, что полученный столь внезапно ответ выбил меня из колеи. Ну ладно, пусть их убила не я лично, но смысл от этого не меняется. Зато теперь многое становится понятным. Раз тьма делает людей настолько черствыми, неудивительно, что я оказалась способна на то, что тогда сделала, а затем нашла в себе силы справиться с этим грузом и жить дальше.

А самое мрачное заключалось в том, что я не испытывала никакого желания становиться обратно светлой. Я уже так привыкла к темной стороне за последний год, что не могла представить себя светлой снова. И если выбирать между повышенной эмоциональностью и равнодушием, я, пожалуй, выберу равнодушие. С холодной головой легче выжить, особенно изгою вроде меня.

Придя немного в себя, я отправилась в столовую на обед, где меня уже наверняка заждался Кейн.

Глава 4

– Ты в порядке? – обеспокоенно спросил Кейн. – У тебя странное выражение лица.

– Все нормально, – нервно дернула я плечом. – Просто я подошла к Плинию кое-что уточнить и неожиданно получила ответ на вопрос, который уже давно меня тревожил. И теперь я не знаю, как отнестись к его словам.

Мы сидели в столовой и обедали. Хотя народу здесь сейчас было много, нам никто не мешал – к светлому и темному магам, сидевшим вместе и мирно общавшимся, отношение было явно настороженное. Меня это полностью устраивало, поскольку мне было необходимо время, чтобы собраться с мыслями и прийти в себя.

– Что же ты узнала? – осторожно спросил Кейн.

– Плиний рассказал мне о том, как сторона влияет на человека, – отозвалась я. – А так как я изначально была светлой и темной стала не совсем добровольно, эта тема меня давно волнует.

Судя по лицу Кейна, он ничего особенного в моих словах не услышал.

– Да брось, – серьезно сказал он. – Я хоть и знаю тебя не так долго – всего полгода – но точно могу сказать тебе, что ты не зло, которое необходимо уничтожать. Светлая, темная – какая разница? А Оттилия и Эр? Их ты тоже предлагаешь заклеймить за то, что они темные?

– Не говори ерунды.

– Ты тоже, – очень твердо заявил он. – Пойми уже наконец: свет и тьма, может, и влияют на твой характер, но они не лишают тебя свободы воли. Ты по-прежнему сама определяешь свои критерии нравственности и порядочности. Ничто не заставляет тебя убивать людей, уничтожать все вокруг, пить кровь младенцев… И что там еще может взбрести в голову.

Его слова не убедили меня полностью, но мне все же стало поспокойнее. Я обдумывала высказанное Кейном мнение, когда из противоположного угла столовой донеслись звон посуды и ругательства. Мы с Кейном одновременно подняли головы и посмотрели туда, как и большинство студентов в столовой.

Как оказалось, девушка с факультета некромантии пробиралась с подносом к столу, где расположились ее одногруппники, а сидевшие рядом светлые маги-стихийники запустили в нее какое-то плетение, из-за чего та споткнулась, и вся еда оказалась на полу. Светлые маги довольно заржали. Как мне тихо пояснил Кейн, эти стихийники специализировались на воде и заставили пол под ногами некромантки покрыться тонкой коркой льда, на которой некромантка и поскользнулась.

– Что, темная, ноги не держат? – язвительно осведомился один из них, и его слова были подхвачены новым взрывом хохота.

– Вот уроды, – процедила я.

Но Кейн остался спокоен.

– Не спеши, – чуть улыбнувшись, сказал он. – Смотри внимательно.

Высокая крупная некромантка не стала оскорблять своих обидчиков в ответ и не поспешила убраться с места событий. Не теряя невозмутимости, она спокойно оглядела стол, за которым расположились стихийники, и монотонным голосом выдала длинную фразу без каких-либо пауз или интонаций. Пару секунд ничего не происходило, а затем тот студент в зеленом балахоне, который сказал ей про ноги, внезапно позеленел, а его рука машинально метнулась ко рту, прикрывая его.

– Мне надо выйти… – выдал он в наступившей тишине и стрелой бросился вон из столовой. Некромантка невозмутимо продолжила свой путь. Прочие стихийники провожали ее злыми взглядами и явно пытались решить – отпустить ее с миром или продолжить конфликт? В конце концов они решили не усугублять ситуацию и принялись за обед в молчании.

– И как только ты не стал таким же? – удивленно обратилась я к Кейну, когда поняла, что на этом инцидент был исчерпан. – Ты же уже учился в магической школе…

– В Кэрригине темные и светлые относятся друг к другу поспокойнее, – пожал плечами он. – Особой дружбы, конечно, нет, но отношения ровно-нейтральные. Доедай давай скорее, – вдруг сменил тему Кейн.

– А что, уже пора идти? – забеспокоилась я.

– Нет, но у моей группы сейчас по расписанию физическая подготовка. Мне страшно интересно, что у нас там будет.

Я, не удержавшись, прыснула, но послушно стала быстрее работать ложкой.

У моей же группы сейчас было двойное занятие по стихийной магии. Проходило оно в крыле стихийников, однако, вопреки опасениям, мне удалось добраться до нужной аудитории без происшествий и стычек с недружелюбно настроенными студентами.

Эту дисциплину у нас вела преподаватель со стихийного факультета – приятная светлая магичка лет сорока пяти, представившаяся нам магистром Витторией. Короткой стрижкой она напомнила мне Оттилию, хотя манерой держаться сильно отличалась от вампирши. Если Оттилия всегда была невозмутимой и степенной, то невысокая подвижная Виттория буквально излучала кипучую энергию и ни секунды не могла устоять на одном месте. Занятие магистр начала с небольшой лекции, хотя, как я убедилась позднее, она больше предпочитала практику теории.

– Стихийная магия, как сразу можно догадаться, основывается на четырех природных стихиях: земле, воздухе, огне и воде. Три из них можно легко обнаружить в окружающей природе, и поэтому ими легко оперировать. Если вы хотите заставить цветы цвести зимой, вы не создаете землю, а лишь даете растению жизненные силы, благодаря которым оно просыпается; если вам нужно создать порыв ветра, вам необязательно создавать сам воздух. С водой тоже все не так сложно, правда, ее часто приходится именно создавать, поскольку она не всегда есть под рукой. А вот огонь не существует в природе сам по себе, маг всегда создает его сам, и управление огненной стихией неизменно требует больше усилий. Но зато она является самой мощной и разрушительной.

– Простите, – подняла руку Кадма. – А если у нас уже есть костер?

– Костер тем не менее сначала надо развести, – отозвалась Виттория. – Причем большинство магов предпочитают делать это с помощью магии. Не будете же вы всегда искать горящее пламя для того, чтобы начать колдовать? Но если уж оно у вас есть, тогда вы просто оперируете им так же, как любой другой стихией.

Кадма понятливо кивнула, а магистр продолжила:

– У магов, работающих со стихиями постоянно, рано или поздно определяется предрасположенность к какой-то одной стихии, с которой ему легче всего работать. Например, я специализируюсь на воздухе. На стихийном факультете студентов старших курсов даже делят на четыре направления. У вас такого не будет, ибо у вас просто не будет времени, чтобы раскрыть свой потенциал полностью. Однако боевая магия во многом основывается именно на стихийной. И недаром боевой факультет изначально был кафедрой на стихийном факультете. Так что вас будут учить обращаться с каждой стихией на одном уровне. Ну а начнем мы с вами с основ…

После этого Виттория изобразила на доске друг за другом несколько схем плетений – язычка пламени, измороси, слабого порыва ветра. Последней шла структура плетения, дававшего растению силы на ускоренный рост. Предоставив нам время повнимательнее изучить все четыре схемы, магистр заявила:

– Поскольку они несложные, за ближайшие полчаса вы должны научиться воспроизводить их все. В шкафу слева вы найдете свечи, которые нужно использовать для отработки огненного заклинания. На подоконнике стоят цветы. – Мы повернули головы и увидели несколько горшков, где действительно были какие-то растения, обрезанные под корень. – На них вы отрабатываете последнее плетение. Можете приступать.

В целом в задании не было ничего сложного. Схемы были простейшие, вдобавок создавать огонь и ветер я умела и так. Поэтому первым делом зажгла свою свечу, затем порывом воздуха погасила ее. Вот с землей и водой я раньше никогда не работала, но две схемы на доске запомнила быстро, а потом с интересом наблюдала за тем, как обрубок в горшке вдруг начал пускать новые побеги, зазеленел, и я опознала в нем герань. Подумав, использовала то же плетение повторно, и через пару минут растение украсилось розовыми цветами. Создание измороси на оконном стекле тоже много времени не заняло.

– Отлично, – похвалила меня Виттория, когда я объявила, что закончила. – Ты раньше уже обучалась этому?

Я кивнула.

– Немного.

– Кто-то из родственников был магом и учил тебя? – уточнила магистр.

– Да, – не моргнув глазом, соврала я.

Больше она не стала допытываться.

– Тогда открой первую главу учебника и начни читать раздел «Классификация видов заклинаний, позволяющих управлять стихиями с близкого расстояния».

Я послушно достала книгу, но сначала взглянула, как шли дела у остальных. В общем, довольно неплохо, и в течение еще сорока минут без проблем воспроизвести все четыре плетения удалось всем. Тогда магистр перешла к теории и принялась рассказывать о той самой классификации, о которой велела мне прочесть. Лекция затянулась, и к середине занятия у меня голова шла кругом от огромного количества информации. Я и представить себе не могла, что в магии существует столько способов воздействовать на стихии и управлять ими. Зато на второй половине урока мы снова перешли к практике – запоминали структуры огненного шара и «воздушного удара» – узконаправленного порыва ветра большой силы, который мог сбить человека с ног. К счастью, тренировались мы не друг на друге, но все равно под конец все чувствовали себя страшно уставшими.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное