Анастасия Сычёва.

Час перед рассветом



скачать книгу бесплатно

Пролог

Большая комната с каменным полом и высокими стрельчатыми окнами. Одно из них распахнуто, рядом стоит столик с разложенным на нем игровым полем, чем-то похожим на шахматное. Отличие заключается в том, что фигур на доске всего две и перемещаются они в соответствии с незнакомыми нам правилами. За столом, друг напротив друга, сидят двое, и их положение условно делит комнату на две части. Молодой человек улыбается женщине напротив. У него открытая мальчишеская улыбка до ушей, сияющее лицо, а сам он словно бы излучает тепло. Вот только синие глаза не вяжутся с его обликом – в них слишком много мудрости для столь юношеского возраста. В той половине комнаты, которую он занимает, будто царит лето – прямо по стенам вьется дикий виноград, воздух здесь теплее, и эта часть помещения кажется освещенной солнцем.

Женщина выглядит полной противоположностью своему визави. Она взрослее, угрюмее, в ее облике нет и капли той жизнерадостности, которая исходит от ее партнера. Наоборот, вокруг нее будто сгустилась тьма. Виноград за ее спиной засох так, что на стенах повисли черные мертвые плети, а солнечные лучи не попадают в комнату.

Их родство выдают лишь выразительные глаза. Нет, не цветом, они у нее черные. Как и юноша, женщина выглядит значительно старше из-за по-настоящему старых глаз.

Некоторое время странная пара наблюдала за фигурами на доске, которые двигались сами по себе, без участия игроков. Когда они наконец-то остановились, оба некоторое время еще задумчиво смотрели на них, а потом юноша вдруг рассмеялся и весело сказал:

– Поздравляю, сестра! Ты победила!

Женщина безразлично кивнула, на ее лице не отразилось никаких эмоций. Молодого человека, привычного к ее хладнокровию, это не смутило, и он так же весело объявил:

– Я теперь должен тебе желание. Чего бы ты хотела?

Его собеседница впервые за все время подняла голову и устремила на него взгляд бездонных черных глаз, в которых не было ни капли тепла, а одно только невозмутимое спокойствие. Но юношу это не удивило, и он продолжал доброжелательно смотреть на нее. После затянувшегося молчания женщина наконец сказала:

– В данный момент – ничего. Но, вероятнее всего, потом я напомню тебе об этом.

Он не удивился и не стал спорить, а лишь кивнул:

– Подойдет! Даю тебе свое слово, Хель, исполнить любую твою просьбу, когда ты попросишь о чем-то.

Воздух в комнате заискрился, когда бог света дал обещание, и Хель удовлетворенно кивнула. Слово бога нерушимо, Луг теперь будет обязан сдержать его в любом случае. Она пока не знала, какое ее желание мог бы исполнить брат, и не знала, когда ей могло бы что-нибудь от него понадобиться. Но боги живут очень долго, и наверняка когда-нибудь еще возникнет ситуация и ей будет нужна помощь брата. Боги достаточно неохотно помогают друг другу, а слово Луга гарантирует, что он окажет услугу по ее первому требованию. Хель поднялась, собираясь уходить, а ее брат удивленно спросил:

– Ты куда? Может, еще партию?

Хель отрицательно качнула головой:

– Нет, брат.

Я должна встретиться с Вер. Думаю, ей есть что мне сказать.

Луг лишь сокрушенно развел руками. Он не слишком понимал, какие дела могли быть у богини смерти с богиней-провидицей, но говорить ничего не стал. Без лишних слов сестра покинула комнату. Ее длинный черный плащ тихо прошелестел по полу. С уходом Хель лето охватило всю комнату, и даже мертвые растения вновь зазеленели от энергии, которая исходила от Луга. Бог света лишь махнул рукой, развеивая и фигуры на доске, и саму доску, а затем пропал из комнаты.

Часть первая
Потерять все

Меня проклинали, смеялись в лицо…

Группа «Ария». Рабство иллюзий

Глава 1

Ормонд встретил наш отряд проливным дождем. Последние несколько дней мы провели в лесу, где раскидистые кроны елей и лиственниц защищали нас от холодных струй, хотя сырость вокруг настроения не улучшала. Оставшиеся до города пятьдесят метров мы преодолевали по открытой местности и успели вымокнуть практически насквозь. Под копытами лошадей влажно чавкала грязь, низко надвинутые капюшоны сводили видимость практически к нулю. Впрочем, мне было легче, чем остальным: я использовала на своей одежде несложное магическое плетение водонепроницаемости, и дождь почти не причинял мне неудобств. Но были и минусы – именно потому, что холод и влага не отвлекали, всю дорогу мной владели мысли о том, что предстояло сделать, и от них было не отделаться. Осознание того, что на меня внезапно легла ответственность за целую страну, невероятно тяжелым грузом давило на плечи. Мне было страшно, как я ни пыталась бороться с этим чувством. Слишком многое сейчас зависело не от меня самой, а от моей удачи, на карту была поставлена судьба целого государства. И я продолжала бесконечно прокручивать в уме возможные варианты развития событий, переходя к все более и более невероятным, так что почти не обращала внимания на дорогу.

Как было запланировано, мы подъехали к задним воротам города. Они были заперты, и еще полчаса мы простояли перед ними – усталые нервные стражники сначала приняли нас за вампирских шпионов и угрожали расстрелять с крепостных стен, затем у маршала Оффали лопнуло терпение, он выехал вперед и громоподобным, хорошо узнаваемым голосом потребовал начальство. За воротами произошел некоторый переполох, и кто-то побежал докладывать о нашем прибытии коменданту крепости Линнару. Мы терпеливо ждали – комендант был человеком доверенным, и ему было известно о нашем плане и о нашем приезде. Наконец явился Линнар, выглянул в окошко, опознал маршала, и нас наконец-то впустили. С ходу он сообщил, где находится его дом, и наш отряд в двадцать всадников помчался по мощенной булыжником улице. Она была почти совсем пустой – дождь разогнал всех местных по домам. А ведь сейчас стояла не осень, а самое начало лета!

Ормонд был даже не совсем городом, а скорее большой крепостью. Мы очень быстро добрались до центральной площади и подъехали к ратуше. Спешились, несколько человек из наших отправились узнавать о размещении на постой и конюшне. Кто-то забрал у меня поводья. Маршал Оффали прошел прямиком в дом, за ним следовали я и еще трое, которые были посвящены в мою задумку, здесь же нас нагнал Линнар. На первом этаже, как в любой канцелярии, толпились люди, а на втором этаже располагалась квартира коменданта, куда мы и направились. Линнар толкнул одну из дверей и пропустил маршала вперед, сам он зашел следующим, сразу за ним – я и только потом оставшаяся часть нашей процессии. Там оказался кабинет с горящим камином, при виде которого я блаженно прикрыла глаза. Впрочем, это не помешало мне первым делом накинуть на комнату полог тишины, чтобы нас никто не мог подслушать. Моим спутникам статус не позволил с порога броситься к огню, но они все постарались расположиться поближе к камину, так что там образовалось небольшое столпотворение. Линнар закрыл дверь, вытянулся в струнку перед маршалом и отрекомендовался:

– Капитан Линнар, комендант Ормонда, господин маршал!

Тот кивнул. Я быстро осмотрела капитана, составляя о нем впечатление. Невысокого роста, но крепкий дядька. Может, у него в роду были гномы? Немолод, уже далеко за пятьдесят, но чувствуется, что у него есть хватка. Форма старая, потрепанная, но не позорит звание офицера. Семьи наверняка нет, раз он предпочитает жить там же, где работает. Выбрит, но зато на лице красовались шикарные усы. Много морщин и мелких шрамов – этот человек не раз бывал в бою. Смотрит пытливо, прямо в глаза. В общем, он был похож на нашего маршала. На Оффали он смотрел с оттенком надежды, что было понятно – имя маршала Ардауэна Оффали было известно не только во всей Валенсии, но и далеко за ее пределами. Знаменитый полководец, не знающий поражений… Если уж и он не сможет ничего сделать в создавшейся ситуации, то нас уже ничто не спасет. Но нам придется разочаровать Линнара сразу.

Интересно, почему же этот человек удовлетворился службой в крепости и званием капитана, а не пошел дальше? В целом он был мне симпатичен. Кажется, мы были правы, когда посчитали, что ему можно доверить мой замысел.

Маршал заговорил практически сразу же, как я додумала эту мысль. Должно быть, тоже сделал какие-то выводы в уме относительно этого капитана.

– Как ни прискорбно это говорить, но я здесь лишь для отвода глаз. – Маршал угрюмо усмехнулся, а на его лбу прорезалась вертикальная складка. – Все приказания через меня будет передавать мой… адъютант, – после запинки кивнул на меня Оффали. – Их выполнять беспрекословно.

На лице Линнара отразилась легкая растерянность, и он недоуменно посмотрел на меня.

– В-ваше высочество? – заикнувшись, уточнил он.

– Добрый вечер, – поздоровалась я. Всю неделю, пока мы добирались сюда, я говорила измененным голосом, чтобы меня никто не узнал, а сейчас убрала эту мальчишескую звонкость, и голос снова стал женским. Линнар вздрогнул – слишком велика была разница между тем, что он видел, и тем, что он слышал, – но быстро взял себя в руки. Его лицо стало сосредоточенным, и всем своим видом капитан выразил готовность слушать меня. Я отметила его выдержку – здесь война, враг расположился буквально под городскими стенами, Ормонд осажден, а ему приказали подчиняться девице, которая в войне ничего не смыслит! Тот факт, что девица – дочка короля и провела всю жизнь во дворце, только подливал масла в огонь. На самом деле все обстояло не совсем так, но Линнар вполне мог этого не знать.

– Опишите ситуацию в общих словах, – велела я.

Капитан на секунду задумался и начал докладывать сухо и по существу:

– Ленстер захвачен. Мы пока держимся. Вампиры пытались штурмовать, но мы дали им отпор. Их не очень много, но мы по понятным причинам не хотим устраивать открытое сражение.

Я покивала, понимая, что он имеет в виду.

– Теперь хотят взять нас измором. Съестные припасы пока есть, но надолго их не хватит. Если ситуация не изменится, нам придется открыть ворота.

Примерно то же самое он уже излагал неделю назад. У комендантов крупных крепостей и городов имелись амулеты для связи со столицей, и Ормонд не был исключением. Но меня интересовало сейчас совсем другое.

– Виктор здесь? – спрашивая это, я чувствовала, как у меня дрожат руки. Вот тебе и Железная Принцесса…

Линнар кивнул:

– Пару дней назад мы видели его с городских стен. Он прибыл с отрядом вампиров и долго рыскал в окрестностях. Возможно, выполнял поручение Дориана.

Я удовлетворенно улыбнулась, стараясь скрыть напряжение. Виктор здесь, это главное, остальное – дело техники. То, что здесь окажется Дориан, было вполне предсказуемо – где еще может быть командующий армией Вереантера, как не в области боевых действий? – и проблемы в его присутствии я не видела.

Поразмышляв некоторое время, я подытожила:

– Значит, так. В ближайшее время и Ормонд и Ленстер должны узнать, что сюда прибыл маршал Оффали. Вам, маршал, стоит показаться на городских стенах, чтобы вампиры наверняка вас заметили и доложили Дориану. Обо мне – ни слова. О том, кто я на самом деле, должны знать только присутствующие в этой комнате. Для всех остальных я – адъютант господина маршала. Когда через несколько дней я уйду из крепости и не вернусь, никаких действий не предпринимать. На какой срок у вас хватит продуктов, капитан?

– На месяц-полтора, – отрапортовал тот.

– Я постараюсь управиться за этот период.

Я поднялась, намереваясь идти к двери. Беседу я посчитала оконченной, но меня остановил голос капитана, в котором прорезались нотки отчаяния:

– Ваше высочество, вы действительно сможете все это остановить?

Ответ на этот вопрос был мне неизвестен. Помолчав, я ответила:

– В случае неудачи я погибну. Поэтому могу только сказать, что приложу все усилия, чтобы осуществить задуманное.

И, не глядя ни на кого, вышла из кабинета. За последний месяц слишком многое произошло, и держать лицо перед другими людьми с каждым днем становилось все сложнее и сложнее. Конечно, на меня наложена иллюзия, но мою настоящую мимику она не маскирует. А мне как никогда в жизни надо было показать окружающим, что я держу ситуацию под контролем. И я не позволю никому и ничему сломить меня. Им не удалось сделать это за все эти годы, и никакие вампиры не смогут!


Меня поселили по соседству с маршалом. Адъютант всегда должен быть под рукой, а правила приличия были последним, что меня сейчас беспокоило. Комнатка оказалась маленькой, в ней с трудом разместились кровать, стол у окна и стул. Но я и не собиралась задерживаться здесь надолго. Кто-то уже принес сюда мои пожитки – дорожную сумку, в которую я собрала только самые необходимые вещи вроде сменного белья, запасного адъютантского мундира и кое-каких лекарственных трав и эликсиров. В ней еще лежало маленькое зеркало, которое я достала и внимательно осмотрела себя. Иллюзия сохранялась замечательно – с плоской поверхности на меня смотрел молодой румяный офицерик с открытым, почти детским лицом. Эту иллюзию мы создали вдвоем с нашим придворным магом Мариусом, убив на нее несколько часов. Мой голос никак не мог звучать по-мужски, и мне удалось только сделать его по-мальчишечьи звонким. Поэтому Мариус рассудил, что и внешность должна быть соответствующая – юный адъютант вполне подойдет. Именно поэтому Линнар так растерялся в первый момент – перед ним совершенно определенно стоял парень, но говорил женским голосом.

Впрочем, сильного мага обычная иллюзия могла и не обмануть, поэтому мы с Мариусом перестраховались и создали мне еще один облик. Несколько дней я экспериментировала с плетениями, и в итоге мне удалось изменить свою внешность. Так что если я попадусь на глаза Дориану – а скорее всего, так все и будет, поскольку я изображаю адъютанта не кого-нибудь, а самого маршала Оффали – и он снимет с меня маскировку, то увидит перед собой остроносую девушку с жидкими волосами и россыпью веснушек на лице. Нельзя допустить, чтобы вампиры поняли, кто я такая, иначе мне точно не поздоровится, но меня утешала мысль – сообразить, что и это не мой настоящий облик, будет непросто. Ведь изменившие цвет и поредевшие волосы не были париком, они действительно стали именно такими. Как и испортившаяся посмуглевшая кожа и сильно посветлевшие глаза. Когда я вернусь, то использую обратное плетение и верну себе свое настоящее лицо. Но это был страховочный вариант, на самом деле я не думала, что личину адъютанта кто-то раскусит. Все-таки Мариус – архимаг, пусть и не в самых лучших отношениях со светлым Советом магов, так что его творение было вполне надежным.

Отложив зеркало, я похлопала себя по нагрудному карману – проверила, на месте ли самый важный предмет моего снаряжения. Небольшой камешек на веревочке с вырезанными на нем символами по-прежнему был при мне. На самом деле это был небольшой портал, который активировался специальным плетением. На его создание у нас с Мариусом ушло огромное количество сил и времени, поскольку порталы – штука невероятно энергозатратная, и даже архимаг не создаст больше одного за один раз. Мариус сразу предупредил меня, что портал обладает собственным ярким магическим фоном, и поэтому любой маг может запросто его обнаружить. Чтобы избежать в дальнейшем разоблачения, я использовала на нем особое заклинание, которое целиком скрыло его фон. Мариус об этом ничего не знал, поскольку в противном случае у него возник бы вопрос, а откуда мне такое плетение известно. А это было тайной, которой я ни с кем не могла поделиться.

Я подошла к окну и прижалась к нему лбом. Снаружи по-прежнему лил дождь, и стекло приятно холодило разгоряченную кожу. На Ормонд опускались сумерки. Мое окно выходило во двор, и предметы превращались в расплывчатые силуэты. Интересно, как бы на моем месте чувствовали себя мои сестры? Любая из них. Даже не говоря уже о моей миссии. Как бы они ощущали себя в подобном месте – на окраине нашего королевства, в крохотной комнатушке, без роскошной мебели, нарядов и свиты служанок? Конечно, быстро поправила я саму себя, ни одна из них в подобной ситуации и не очутилась бы. И Фредерика и Надя сейчас находились в безопасности – в Бларни вместе с леди Алиной. А отец со Стефаном остаются в Дионе и оттуда следят за положением дел. Интересно, что они все думают сейчас обо мне? Гордятся ли они мной? Беспокоятся ли за меня?

Да нет, вряд ли. Отец еще, может быть, а остальные точно нет. Им все равно. Им всегда было все равно.

Я потрясла головой, отгоняя прочь эти мысли. Нет смысла в очередной раз все это обдумывать. Я должна сосредоточиться на деле, чтобы выполнить свою миссию и сохранить мой привычный мир. Возможно, если у меня все получится и Валенсия будет спасена, они наконец-то увидят во мне человека?

Я усмехнулась. Надо же как – «Валенсия будет спасена»! Как же так получилось? Где мы так сильно просчитались, что оказались втянуты в эту тюрову войну?

Грубо говоря, причина раздора между Валенсией и Вереантером определилась уже давно – это было месторождение адамантия в горах на севере нашей страны. Адамантий – очень редкий и очень ценный металл, и любые, даже самые небольшие рудники были способны неплохо поддерживать государственную казну. Ценен он тем, что невероятно прочен и хорош как для изготовления доспехов, так и оружия. Маги же обожают делать из него амулеты и ритуальные предметы, и даже портал, который теперь висел у меня на шее, был запечатан именно в адамантий. По иронии судьбы, магов в Валенсии мало, и мы продаем адамантий соседям – больше всего Аркадии, в которой находятся несколько магических школ и академий. А в Вереантере четыре десятка лет назад решили, что способны распорядиться этим сырьем гораздо лучше нас. Проблема заключалась в том, что лет сто с лишним назад эта горная область – Кэллахил – действительно принадлежала Вереантеру, но отошла к нам в ходе очень долгой и кровопролитной войны. К слову сказать, в той войне Валенсия не участвовала вовсе, это была резня между вампирами и эльфами – между Вереантером и Селендрией. Плохо пришлось тогда обеим сторонам, и оба государства слегка уменьшились в размерах. Под шумок Кэллахил отошел к нам, и уже валенсийцы открыли там залежи адамантия, которым мы благополучно торговали последние лет пятьдесят. А семьдесят лет назад в Вереантере к власти пришел новый правитель, который решил вернуть их исконные владения. С тех пор мы с Вереантером находились в состоянии вооруженного нейтралитета. Ощущение было такое, будто живешь на бочке пороха и не хватает лишь искры, чтобы прогремел взрыв.

Взрыв прогремел два месяца назад, когда в Дионе был убит посол Вереантера. История была грязная, неприятная, и главное, я так и не поняла, было ли это провокацией или же смерть посла действительно произошла по нашей вине? Похоже на провокацию, я не спорю, но в таком случае возникает вопрос: зачем вампирам надо было ждать столько лет? Готовиться так долго к войне с нами они не могли. После той давней войны страна действительно была в упадке, но с тех пор, как королем стал Адриан Вереантерский, все изменилось. Новый повелитель оказался жестким, умным, проницательным и невероятно дальновидным. Всего за несколько десятков лет он поднял экономику и превратил Вереантер в сильнейшее военное государство, с которым связываться – себе дороже. Всем известно, что с вампирами воевать нельзя, по крайней мере людям и гномам. Эльфам еще можно, у них военная подготовка неслабая, но у людей против нежити нет шансов. Дело не только в том, что вампиры менее уязвимы и быстро исцеляются, это еще полбеды. Но высшие вампиры, не говоря уже об архивампирах, обладают огромными способностями к некромантии и в силах воскрешать мертвых. Причем архивампир может оживить тысячу мертвецов за один прием, и все они будут послушны его воле. Не важно, кем они были при жизни – своими, чужими, после поднятия из мертвых они подчиняются лишь воскресившему их вампиру. Поэтому с вампирами очень трудно воевать – если в сражении участвуют несколько высших или хотя бы один архивампир, то это заведомо проигранная битва. Ваши же собственные убитые воины восстанут в виде нежити и будут бить вас в спину.

К счастью, архивампиров в мире практически не осталось. Изначально их было чуть меньше двадцати, сейчас наберется едва ли больше пяти. Не знаю, с чем связано такое вырождение. Знаю только, что архивампиром стать нельзя, им можно только родиться. Правда, и этих пяти миру более чем достаточно: архивампиры – сильнейшие маги и воины. Они неуязвимы, невероятно сильны и практически бессмертны. А еще им подчиняются остальные вампиры. Все архивампиры – державные правители, и нам повезло, что на нашем материке государство вампиров всего одно.

Легко можно догадаться, что Адриан Вереантерский, о котором я уже упоминала, как раз является архивампиром и одним из самых опасных существ в этом мире. И он пожелал вернуть себе Кэллахил. Поэтому я смело могу сказать, что наши дела плохи как никогда раньше.

Полагаю, знаменитый маг-вампир Виктор прибыл сюда исключительно для того, чтобы поднимать мертвецов. Именно поэтому в Ормонде капитан Линнар предпочитает избегать настоящих боев – у Валенсии нет шансов одержать здесь победу. А когда вампиры возьмут ормондцев измором, они пойдут дальше, и ситуация повторится. В подобном столкновении сил мы заведомо слабее. Победить в этой войне можно только хитростью. Именно это я и собиралась сделать.

Есть такая особенность – почти все маги являются изобретателями, и многие заклинания и плетения, которые они используют, созданы ими самими. У меня тоже есть несколько заклятий, которые я придумала сама. Виктор не является исключением, и даже более того – он очень талантливый изобретатель. Откуда-то Мариусу стало известно, что знаменитый маг-вампир проводил эксперименты в области некромантии и создал заклинание, обращающее поднятого тобой живого мертвеца против тебя же. Формулу плетения Виктор вывел совершенно случайно, но она оказалась бесценна! Мысль понятна? Если вампиры поднимут армию нежити, можно было бы использовать это плетение, и тогда мертвяки покромсают самих вампиров. Формула плетения стала моей целью, и я собралась в Ормонд, как только узнала, что Ленстер был захвачен и там видели Виктора.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27