Анастасия Маркова.

Как отделаться от декана за 30 дней



скачать книгу бесплатно

Попросив кучера немного подождать, поправила дорожное платье и направилась к широким ступеням, выполненным из белого мрамора. Стоило по ним подняться, как уверенности и рвения в достижении намеченной цели внутри заметно поубавилось. Заготовленные заблаговременно фразы, которые я намеревалась произнести, вылетели из головы, словно там прошелся ураган, оставив после себя лишь пустоту.

Впервые в жизни мне не хватало решительности. Я топталась на месте, стараясь делать вид, что не замечаю недоумевающих взглядов вытянутых по струнке лакеев, разодетых в парадные красные ливреи. Собравшись с духом, все же сделала шаг к входу. И чудом не была сбита с ног несшейся на всех парах рыжеволосой девицей в модном темно-зеленом платье, эффектно подчеркивающим ее осиную талию и немалого размера грудь, едва ли не выпрыгивающую из декольте. Я вовремя успела отшатнуться. А девушка, казалось, никого не замечала на своем пути. Она громко всхлипывала и что-то неразборчиво бормотала себе под нос. Озадачено глянув ей в спину, я сделала очередную попытку попасть в дом и снова отскочила. Вслед за ней вылетел и высокий молодой мужчина, всячески пытавшийся остановить беглянку.

– Аннет, постой! Я решу эту проблему в кратчайшие сроки. Ты ведь знаешь, как я люблю тебя! – выпалил брюнет на одном дыхании, перепрыгивая сразу через две ступеньки. Голос у него был приятный: низкий, с легкой хрипотцой. Он, несомненно, вызывал трепет девичьих сердец.

Однако красотку признание в любви разозлило еще больше. Она резко развернулась на каблуках и выставила вперед руку, в которой уже образовался файербол приличных размеров. Хм… Огневица! Я с интересом наблюдала за происходящим. Как оказалось, ни в одной нашей семье кипели страсти. Но кто этот мужчина и эта девушка? И что они не поделили?

– Ты!.. Ты!.. Да знаешь, кто ты? Обманщик! – прокричала рыжеволосая девица, и с ее ладони тут же сорвался оранжевый магический сгусток, нацеленный на молодого мужчину.

Он успел пригнуться, и огненный шар, пронесшийся у него над головой, устремился в мою сторону, намереваясь прервать мою жизнь в столь раннем возрасте, чего я допустить никак не могла. Мне хватило и секунды, чтобы оценить ситуацию. Уже в следующее мгновение в моей ладони образовался шар из воды и стремительно понесся навстречу файерболу. Я была уверена, что они столкнуться на полпути и нейтрализуют друг друга. Но что-то пошло не так. Шары с громким шипением лишь соприкоснулись на краткий миг и продолжили свой полет как ни в чем не бывало. И вновь реакция не подвела меня: я выставила нейтрализующий блок, о который уже через мгновение ударился оранжевый сгусток магии и погас. Я с довольной улыбкой отряхнула руки, словно от грязной работы. Однако уголки губ медленно начали опускаться, едва подняла глаза.

К сожалению, огневица не успела выставить защитный барьер. Мой шар, потерявший лишь немного скорость по пути следования, сбил девушку с ног. Судя по огромному темному пятну, образовавшемуся на зеленом платье, удар пришелся в живот.

Рыжие локоны, с которых теперь стекала вода, выпрямились и сосульками обрамляли побледневшее лицо, не казавшееся мне больше таким уж и привлекательным.

Девушка растерянно смотрела на меня, не торопясь подниматься, а продолжала сидеть в клумбе среди белых роз. От негодования ее дыхание сбилось, заставляя грудь вздыматься гораздо чаще. Однако она быстро пришла в себя. Уже спустя пару мгновений у нее в руке появился новый файербол, гораздо больше предыдущего, который определенно мог пробить дыру в моем щите. Всего полчаса в столице, а я уже обзавелась двумя врагами. Почему двумя, да потому что в черных глазах брюнета вспыхнули яростные огоньки, не сулившие мне ничего хорошего. Как же, обидели лиру, милую его сердцу.

Малейшее промедление грозило мне неминуемой расправой. Естественно, не с его стороны, а с ее. В мужчине все выдавало аристократа: от внешности до щегольского фрака и высоких кожаных сапог. Подобрав юбки дорожного платья, я торопливо прошмыгнула в открытую дверь, намереваясь затеряться среди гостей и поскорее встретиться с лиром Уолтом Невиллом. Оставаться в этом доме с каждой минутой становилось все опаснее для жизни.

Стоило войти в просторный и светлый холл с высокими мраморными колоннами, как мои догадки подтвердились – особняк был полон гостей. Лиры в роскошных платьях и не менее богато одетые их кавалеры сновали туда-сюда. Дворецкий, едва заметил меня, торопливо выскочил навстречу, пытаясь предотвратить мое проникновение в дом.

– Юная лира, вы к кому и по какому вопросу? – спросил он негромко, чтобы не привлекать к нам внимание, после того как прошелся по мне оценивающим взглядом.

– К лиру Уолту Невиллу. По крайне важному и неотложному делу, – отчеканила каждое слово, словно отдавала рапорт, а сама тем временем мяла пальцами мягкую ткань платья, стараясь не выдать охватившего сердце волнения.

– Лир Невилл сегодня не принимает. У него гости. Приходите завтра.

В это время какой-то слуга подал ему молчаливый знак, подняв руку вверх, и дворецкий развернулся. Видимо, он собирался и вовсе уйти, но сдаваться было не в моих правилах, поэтому я сделала шаг вперед и схватила его за локоть. Глаза старшего лакея округлились и стали напоминать голубенькие блюдца из бабушкиного кофейного сервиза.

– Завтра не могу.

В голову тут же пришла шальная мысль, которую я поторопилась воплотить в жизнь.

– Прошу, передайте лиру Невиллу, что его ждет будущая невестка, – произнесла достаточно громко, из-за чего близстоящие гости начали шептаться.

Выбранная тактика подействовала. С лица дворецкого схлынула кровь. Он открыл рот, но так и не произнес ни слова. Просто стоял и смотрел на меня, взвешивая услышанное. Видимо, мой образ не вязался у него с озвученным положением.

– Хенкен, это ко мне? – раздался звучный голос, разлетевшийся по холлу.

К нам приближался высокий статный брюнет, виски которого уже изрядно посеребрила седина, но это нисколько не портило его внешность, а наоборот, придавало мужчине еще больше обаяния. На вид ему было около пятидесяти, хотя я могла и ошибаться. Его взгляд напоминал взгляд хищника. Тяжелый, пронизывающий, пробирающий до дрожи, заставляющий все мышцы в теле неметь, не позволяющий сделать и шага назад.

– Эта лира утверждает, что она ваша будущая невестка, – отозвался дворецкий, немного стушевавшись.

– Какой сегодня, однако, богатый день на них… – беззлобно усмехнулся Уолт Невилл, пребывавший в прекрасном расположении духа. – То ни одной, то сразу две. Позвольте узнать ваше имя, невестушка, – в его словах послышался сарказм, вызвавший мое негодование.

Это что же получается? Сам связал меня со своим сыночком, а теперь еще и насмехается!

– Лилит Левент, – с достоинством, гордо расправив плечи, представилась ректору академии.

– Левент, говоришь? – немного удивленно воскликнул мужчина.

В темно-карих глазах Невилла вспыхнули огоньки. Он склонил голову набок и только сейчас окинул меня оценивающим взглядом. Спустя пару мгновений, превратившихся, как по мне, едва ли не в вечность, тонкие губы хозяина дома расплылись в широкой улыбке. Словно он остался доволен увиденным.

– Как здорово все сложилось! А я уж намеревался завтра за тобой посылать. Думаю, нам стоит переговорить с глазу на глаз.

Я интенсивно закивала, едва услышала желаемое, ведь именно этого и добивалась.

– Хенкен, срочно найди Дариела. Пусть незамедлительно явится в рабочий кабинет, – распорядился Уолт Невилл.

Под шепотки приглашенных он положил мне на плечо тяжелую руку, а затем слегка надавил на него, подталкивая, заставляя сдвинуться с места. Заинтересованные взгляды, устремленные на нас, заставляли внутренне сжаться, но внешне я так и не выдала растерянности.

– Как поживает мой старый друг Холгер? – прозвучал вопрос, едва мы оказались в просторном помещении, в котором витал запах кофе вперемешку с вишневым табаком.

В глубине кабинета стоял массивный стол из красного дерева, на котором бумаги и книги были сложены аккуратными стопочками. Небольшая магическая лампа, выполненная в виде девушки с кувшином, располагалась на одном его краю, а большая черная пепельница с трубкой – на другом. Напротив двери находилось большое окно, на котором висели плотные темно-бордовые гардины того же цвета, что и обивка, обтягивающая софу. На нее-то мне и указал хозяин дома, а сам устроился в кресле напротив.

“Цветет и пахнет”, – проворчала я про себя, а вслух произнесла, едва присела на самый край дорогой мебели:

– Благодарю вас, лир Невилл, дедушка пребывает в полном здравии.

Однако ректор рассмеялся секундой раньше, чем прозвучала эта фраза, словно смог каким-то образом прочесть мои мысли. Я невольно поежилась от охватившей меня догадки.

– С кем ты приехала, Лилит? – прозвучал новый вопрос, едва он снова стал сама серьезность.

– Одна, лир Невилл, – я начала осторожничать с ответами.

– И ты не побоялась проделать такой долгий путь в полном одиночестве? – его широкая бровь взлетела вверх от удивления.

– Горничная сопровождала меня до Адвертауна, но потом заболела и не смогла продолжить путь.

– Мы еще толком не познакомились, а ты мне уже нравишься. У кого остановилась в столице? – мужчина успевал задать вопрос прежде, чем я собиралась обратиться с просьбой о снятии с меня помолвочных уз.

– Я только около часа назад прибыла в Регенсвилль и надеюсь сегодня же его покинуть, – не стала юлить, подготавливая почву для разговора, ради которого и приехала.

– Куда ты так торопишься, дитя мое? – уголок его рта слегка приподнялся вверх. Он всячески старался сдержать улыбку.

– Домой, там меня ждет…

Мой ответ снова был прерван, на этот раз предупредительным стуком. Не дожидаясь позволения войти, в кабинет вплыла миниатюрная шатенка лет пятидесяти. Ростом она не удалась так же, как и я. Темно-каштановые локоны, выпущенные из высокой модной прически, обрамляли ее овальное лицо, на котором яркими сапфирами сияли синие глаза. Невзирая на возраст, эта женщина тщательно ухаживала за собой: осиная талия, идеальной формы брови, ее кожа даже издалека выглядела свежей и гладкой.

– Так это правда? Какая миленькая, какая хорошенькая! – восторженно воскликнула женщина, усаживаясь рядом со мной. – Как же все вовремя!

Я гулко сглотнула и еле сдержалась, чтобы не отсесть чуть поодаль от нее.

– Изабель, придержи лошадей. Не пугай девочку, а то сбежит еще до того, как познакомится с Дариелом. Кстати, где его буря до сих пор носит? Неужели все еще возится со своей огневичкой?

Стоило ему это произнести, как в очередной раз в кабинет распахнулась дверь. И в то же мгновение в меня впились взглядом уже знакомые черные глаза, моментально сузившиеся до щелочек. Он был очень удивлен и “рад” не менее меня нашей встрече. Правда, спустя краткий миг на его лице перестали отражаться эмоции.

В голове быстро завертелись шестеренки. Мне не составило труда сложить в уме два и два, чтобы понять, кто передо мной стоит. Едва пришло осознание, захотелось раствориться в воздухе, превратиться в невидимку, однако ничего подобного не случилось. Я продолжала сидеть на софе в рабочем кабинете главы семейства и неотрывно смотреть на своего жениха. В душе теплилась надежда, что мои мучения продлятся недолго.

Я смогла сделать вдох, только когда молодой мужчина перевел озадаченный взгляд с меня на Уолта Невилла.

– Отец, ты за мной посылал?

И вновь я отметила для себя, насколько необычайно приятный у него голос, глубокий, выразительный.

– Да, Дариел, проходи, – ректор академии указал ему на софу, на которой осталось одно свободное место – рядом со мной.

Поскольку в кабинете имелось всего два кресла: в одном из них восседал хозяин дома, а другое было приставлено к рабочему столу, выбора у брюнета не осталось. Я нервно сглотнула и вцепилась пальцами в ткань платья, пожалев, что не устроилась с краю. Молодой мужчина обвел помещение беглым взором, вновь сосредоточил все внимание на отце, но так и не сдвинулся с места. Видимо, после столь фееричного знакомства, состоявшегося на крыльце особняка, сидеть бок о бок со мной он не намеревался.

– По какому, собственно, я здесь делу?

С тех пор как брюнет вошел в кабинет, он всячески избегал смотреть в мою сторону. Я же, напротив, наблюдала за ним.

– Эта юная лира к тебе, – проговорил Уолт Невилл с лукавыми смешинками в глазах.

Услышав подобное, я с трудом сдержала рвущийся с губ протест. Теперь я снова была удостоена внимания брюнета, правая бровь которого от удивления слегка взлетела вверх.

– Пересдача назначена на август. Вся информация об этом вывешена в деканате. Правда, что-то я не припоминаю вас среди своих адептов, хотя всех их знаю в лицо, – задумчиво протянул мужчина, впившись в меня взглядом.

– Она и не адептка твоя, а невеста, – медленно и с расстановкой вымолвил ректор, желая добиться нужного эффекта.

– У меня уже есть невеста! – выпалил Дариел, на скулах которого заиграли желваки, а в черных глазах вспыхнули злостные огоньки.

“А не та ли рыжая девица? – пронеслась в голове мысль. – Мне, конечно, все равно… Но неужели он не мог найти кого получше? Хотя, любовь зла…” Решив, что самое время и мне подать голос, что вдвоем мы быстрее добьемся разрыва помолвочных уз, воскликнула:

– И у меня есть жених!

– Вот! – поддержал он мои слова.

Молодой мужчина, обнаружив во мне единомышленника, пересек широкими шагами просторный кабинет и все-таки опустился рядом со мной на софу. Пусть наши ноги не соприкасались, но даже на расстоянии от него исходило хорошо ощутимое тепло.

”Кто он? Огневик? Ведь это у них, как правило, температура тела чуть выше нормы. Или же?..” – я повернула голову вполоборота, чтобы тщательнее его рассмотреть. Теперь это не составило труда. Его черные блестящие волосы слегка вились, длинные изогнутые ресницы буквально касались низко посаженных густых бровей, гладко выбритый подбородок незначительно выпирал вперед, а крылья прямого носа разлетались от злости.

– Они еще и часа не знают друг друга, а уже так спелись, – раздался мелодичный голос супруги ректора.

– Отец, да ты посмотри на нее, она же еще совсем ребенок! Ей, поди, еще и восемнадцати нет! – оставил Дариел реплику матери без внимания. – Сколько мне еще ждать? Год? Два?

– Вот и вырастишь себе прекрасную жену. К тому же уверен, что Лилит уже совершеннолетняя. Иначе бы не появилась у нас. Правда, дочка?

– Как ее зовут? – удивленно спросил брюнет и подался корпусом вперед, желая получше расслышать.

– Лилит.

– О, маги! – он уронил лицо в ладони. – Кто только до такого додумался?

– Что в имени вам моем не нравится? – мой голос наполнился плохо скрываемой злостью.

– Поэтому не вижу никак преград для свадьбы, – продолжил хозяин дома.

– Какая свадьба? – ошеломленная подобным заявлением, я часто заморгала. – Лир Невилл, я не люблю вашего сына! – посчитала отчего-то этот довод весомым. Однако он в краткий миг был разбит в пух и прах острым умом ректора:

– А как можно любить того, кого совершенно не знаешь?

– И что ты нам предлагаешь, отец? Вступить в вынужденный брак? Это же уму непостижимо! Прошлый век! – раздраженно воскликнул Дариел, сжавший руку в кулак до побелевших костяшек, однако лицо его осталось бесстрастным.

– Принуждать к браку я вас, конечно, не стану, но слово свое так просто не отменю. Я дам вам испытательный срок. Узнаете друг друга получше, вот тогда и поговорим.

– Мы не в академии и не провинившиеся адепты, чтобы ты устраивал нам испытательные сроки, – молодой мужчина шумно выдохнул и откинулся на спинку софы. Было видно, что он изо всех сил сдерживался, чтобы не сорваться на крик.

– Жизнь и есть академия, в которой нужно постоянно сдавать экзамены. Она зачастую устраивает нам пересдачи, позволяя тем самым получить еще один шанс на лучшее будущее.

– Генри не станет ждать целую вечность, – решила я прервать лекцию Уолта Невилла по философии.

– Запомни, дочь моя: кто любит, тот умеет ждать. И год, и два…

– Год, два… – повторила я в изумлении за ректором, а затем, встрепенувшись, воскликнула: – У меня всего осталось тридцать три дня!

– Ну вот и замечательно! Месяц в вашем распоряжении.

– Отец, на что ты надеешься? Что мы понравимся друг другу? Этому никогда не бывать! – с абсолютной уверенностью заявил Дариел. Я была полностью с ним солидарна.

– Никогда не говори “никогда”, – поучительно произнес Невилл-старший.

– Да ты не видел, что она натворила, не успев даже перешагнуть порог дома. И думаю, это еще только цветочки. С таким-то именем…

– И что же? – с нескрываемым интересом спросил ректор, сцепив руки в замок и принявшись поигрывать большими пальцами.

– Выпустила водный шар, который сбил с ног Аннет. Ей и так сегодня порядком досталось, а тут еще такое унижение. Кстати, мама, не хочу тебя огорчать, но твои любимые розы пострадали.

– Ради такого случая я готова и не только ими пожертвовать. Жаль, меня там не было, – отозвалась лира Невилл, тихонько посмеиваясь.

– И вы еще смеете упрекать меня в подобном? Да она первая запустила файербол! – промолчать я не смогла.

– Она мне с каждой минутой нравится все больше и больше. Это ж надо так быстро расправиться с соперницей, – голос ректора был полон восхищения, однако ни я, ни брюнет не удостоили его реплику вниманием.

– Да я и подумать не мог, что вы промахнетесь! Ваша самоуверенность просто зашкаливала.

– Если уж на то пошло, вы могли выставить барьер и укрыть им свою… – я вовремя прикусила язык, поскольку за рыжую курицу могла поплатиться. Слегка поумерив пыл, продолжила: – Аннет!

Уолт Невилл залился смехом, и мне вновь пришла в голову мысль, что он гораздо опаснее, чем я предполагала изначально.

– Я не успел отреагировать, – неохотно признался Дариел. – Не день, а сплошное разочарование.

– Они еще толком незнакомы, а между ними уже кипят такие страсти. Красивые детки у них получатся. Оба черненькие, глазки темненькие… Скорее бы их понянчить, – пусть жена ректора проговорила это совсем тихо, ее слова достигли моих ушей. Они-то и натолкнули меня на очередной аргумент невозможности этого брака.

– А у нас не может быть детей, – выпалила я на одном дыхании.

– Почему? – приглушенно спросил Уолт Невилл, ошарашенный подобным заявлением.

– Ваш сын сам подтвердил, что у него плохая реакция. А бабушка всегда говорит нашему повару: реакция есть, значит, дети будут. Правда, не понимаю, как одно соотносится с другим, но ей лучше знать, у нее же багаж опыта за плечами, – мой голос постепенно стал походить на шепот.

Заливистый хохот Уолта Невилла, сопровождаемый громким сопением пришедшего в негодование Дариела, в краткий миг разлетелся по кабинету.

– Лилит, ты просто чудо! – с широкой улыбкой вымолвил мужчина, едва успокоился. – Не хочу тебя разочаровывать, но поверь: одно другому не мешает, – отчего-то его высказывание заставило меня залиться краской. – Итак… Я выслушал вас обоих, однако остался при своем мнении. Ни один ваш аргумент не показался мне весомым, поэтому… – он сделал остановку, готовый с минуты на минуту огласить решение. Напряжение в кабинете возросло до немыслимых высот. Мне на миг даже почудилась барабанная дробь. – Как уже говорил ранее, я даю вам месяц на то, чтобы узнать друг друга получше. Ровно через тридцать дней я сниму с вас помолвочные узы, если вы продолжите хором твердить все то же. Однако… если хотя бы один из вас будет пребывать в сомнениях, испытательный срок продлится. И то…

– Отец! Лир Невилл! – слились воедино наши возмущения. Пораженные услышанным до глубины души, и я, и брюнет одновременно вскочили с софы.

– Я еще не закончил! – грозный голос ректора заставил нас вернуться на прежние места. – При условии, что вы выполните определенные задания, которые я вышлю тебе завтра, Дариел, в письменном виде. Это мое последнее слово! И не портите мне праздник! Шестьдесят бывает раз в жизни, – он махнул на нас рукой и поднялся с кресла.

Следовало поздравить мужчину с юбилеем, но от разлившейся в груди злости горло сдавил спазм, и я не смогла выдавить ни звука.

– Как и пятьдесят девять, и шестьдесят один… – с тяжелым вздохом произнес брюнет, вновь откинувшись на удобную спинку и постукивая пальцами по подлокотнику.

Спорить с ректором не имело смысла – он был непрошибаем. Пусть слезы и пытались прорваться наружу, я им этого не позволила. Они бы все равно его не тронули. Месяц… Не так уж и мало, однако не так уж и много… Несомненно, за этот срок ничего не изменится, следовало всего лишь чуток потерпеть. Но не поэтому ли никто из моих родных не пожелал сопровождать меня к Уолту Невиллу? Неужели заранее предположили, что мне светит дорога в один конец? Или же имелось что-то еще, о чем я до сих пор не знала?

Уолт Невилл окинул задумчивым взглядом меня, затем сына, а потом перевел его на супругу:

– Пойдем, дорогая, негоже так надолго оставлять гостей одних. Поди, заскучали без нас.

– А что прикажете нам делать? – в голосе Дариела послышался сарказм. Он закинул ногу на ногу и сложил руки на груди.

– Хотите, оставайтесь здесь, познакомитесь поближе, хотите, прямо сейчас отправляйтесь домой. Лилит наверняка устала после дороги. Я не обижусь, если вас не будет на вечерней части торжества.

– Что ты имел в виду, когда говорил “отправляйтесь домой”? – брюнет подался корпусом вперед и оперся ладонями на край софы. Я не уловила подвоха в словах ректора академии, поскольку была поглощена мыслями, а вот брюнет сразу почуял неладное.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5