Анастасия Феоктистова.

Инсептер



скачать книгу бесплатно

– Иди, куда шел, и не лезь.

– Эй, друг, ты башкой ударился? – Лешины кулаки снова зачесались. «Вот и спасай таких придурков!»

– Вы, инсептеры, нам не друзья, – скривился новый знакомый.

– Кто? – гаркнул Леша и схватил Вороненка за грудки.

«Вот, год не был в Москве, и уже каких-то инсептеров придумали, – пронеслось в голове у Леши. – Этот город совсем с ума сошел. То хипстеры, то инсептеры». Он понятия не имел, что означает новое слово, но не сомневался, что оно обидное.

– Молодые люди, у вас всё в порядке? – раздался над ухом голос.

Леша поднял глаза: Ирина Михайловна. В этот раз на ней было малиновое платье – вот ведь любительница ярких цветов. Нехотя отпустив противника, Леша пробормотал извинения. И пока Ирина Михайловна читала лекцию о дисциплине, то и дело неодобрительно цокая языком и поправляя взбитые кудри, Вороненок воспользовался случаем и слинял.

«Доберусь еще до тебя!», – мстительно подумал Леша, услышав скрип школьной калитки.


Леша прогулялся по Остоженке, дошел до Арбата и вернулся домой на метро. Он оставил отцу сообщение на автоответчике и каждую секунду проверял телефон: не звонит? Они не общались целую неделю, со дня Лешиного приезда, и сегодня-то он точно позвонит! Вспомнив списки поступивших, Леша хмыкнул. Мышкин – ученик лучшего в городе гуманитарного лицея. Ха, даже самому не верится.

Дома, схватив на кухне яблоко и зачерпнув горсть хлопьев – еду каждый день привозил дядя Миша – Леша уютно устроился на диване. На глаза снова попалась отцовская книжка – за эту неделю Леша к ней не притронулся. Встречался со старыми друзьями, покупал учебники и одежду к школе, шатался по «Музеону», выбрался за город на шашлыки. Не до книжек тут. Леша пролистал выцветшие страницы. Фэнтези, что ли? Зевнув, он открыл книжку с конца и прочел: «На Альто-Фуэго надвигалась тьма, и не было этой тьмы страшнее».

Tres/Трес

На Альто-Фуэго надвигалась тьма, и не было этой тьмы страшнее. Сначала она поглотила Сад Камней, потом халупы бедняков на западе и подобралась к воротам в Старый город. Все окна погасли, и черная шаль накрыла здание парламента, фигуры горгулий на ратуше и главный фонтан. Линия горизонта пропала, и куда ни кинешь взгляд, была лишь непроглядная, плотная тьма.

Люк Ратон стоял на городской площади. Он знал: Алтасар пугает его, испытывает на прочность.

Люк прислушался: вот хрустнула ветка, хлопнули оконные ставни, наконец, послышались шаги. Они были твердыми и четкими, как у военного. По скрипу Люк определил, что незнакомец – в тяжелых ботинках.

Шаги затихли, и хрипловатый бас раздался прямо у него над ухом.

– Как дела, охотник?

Люк обернулся, но никого не увидел.

– Покажись, Алтасар! – крикнул он, и собственный голос показался ему неестественно громким. – Покажись!

– Ты действительно хочешь видеть мое лицо? – смех незнакомца был похож на тявканье лисицы.

– Хочу, Алтасар! Хочу!

Темнота немножко рассеялась, и из густого серого тумана выступил человек в дорожном плаще с капюшоном.

Люк заметил, что он невысок, но крепок, и судя по пряди волос, упавшей на плечо, светловолос. Человек подманил Люка узловатым пальцем и откинул капюшон.

– Вот он я. Смотри, охотник, – хрипнул он. – Ну же, как я выгляжу?

Половина его лица была обезображена. Белое ожоговое пятно тянулось от подбородка к правому уху, острому, как у летучей мыши.

– Как человек, – ответил Люк спокойно. – Алтасар, ты выглядишь, как человек. Я убил сорок пять мальпиров, я знаю, как они выглядят. Ты же выглядишь, как человек.

– Лжец! – рявкнул тот, кого Люк называл Алтасаром. – Мальчишка!

Из-за широкого черного пояса Люк вытащил магический аркан и приготовился к прыжку. Он делал это уже сорок пять раз – накинуть аркан на мальпира, связать его, бросить в мешок и сжечь на перекрестке, не оборачиваясь и ни с кем не заговаривая. Но Алтасар оказался проворнее. Он подпрыгнул и вмиг оказался на ратуше. Люк бросился следом. Хороший охотник на мальпиров с гравитацией не церемонится.

Приземление вышло слишком резким. Люк заскользил по покатой крыше и едва не упал, уцепившись за один из длинных зубцов. Алтасар стоял на балконе ратушной башни и посмеивался, глядя на неумелые попытки Люка удержаться.

«Не уйдешь!» – пробормотал охотник. Прыжок, и вот он рядом с Алтасаром. Набросить аркан, и всё будет кончено.

Люк раскрутил веревку над головой и рванул вперед. Ну, получай!

– Он убьет тебя! – закричала женщина, и ее голос заставил Люка остановиться.

– Елена, – прошептал он. Сердце ухнуло вниз.

Она у него. Он забрал ее. Но как?..

В крепких руках мальпира извивалась молодая женщина. Растрепанные рыжие волосы, тонкие запястья и голубое платье. Люк помнил, как подарил его. Кажется, месяц назад. Они опять поссорились, и он не придумал ничего лучше, чем купить самую лучшую ткань и отдать портному, чтобы он сшил платье – легкое и воздушное, как сама Елена.

– Отпусти ее, – прорычал Люк.

Алтасар наслаждался эффектом. Он то отпускал Елену от себя, заставляя Люка дергаться, то толкал ее почти к самому краю каменного балкона.

– Ты глуп, охотник, – произнес Алтасар, когда Люк снова схватился за аркан. – Знал ведь: нельзя таким, как ты, иметь семью, друзей. Такие, как ты, обречены гнить в одиночестве.

– Отпусти, – в этот раз Люк просил жалобно, чуть не плача, когда туфелька Елены соскользнула вниз. Раздался негромкий удар пряжки о брусчатку.

– Предлагаю сделку, охотник, – улыбнулся Алтасар. – Дашь мне уйти – получишь назад свою невесту.

В воздухе появилась красная точка. Она росла и росла, пока не превратилась в светящийся круг. Он висел у башни и поблескивал дрожащим перламутром.

– Ты создал портал, – заскрежетал зубами Люк. – Мальпирам нельзя в Эль-Реаль!

– Если я уйду, она останется жить, – ответил Алтасар.

Люк колебался. Если мальпир пересечет границу между мирами, случится страшное. На то и созданы охотники, чтобы ни один мальпир не мог навредить людям. Но стоило посмотреть на Елену, как сердце сжалось. Алтасар намотал ее чудесные волосы на локоть, а она даже не вскрикнула от боли.

– Спаси меня, – прошептала она. – Спаси!..

– Верни мне невесту, – вздохнул Люк.

– Охотно, – Алтасар отпустил девушку, и охотник наконец-то сжал ее в объятиях.

– Всё в порядке, в порядке, – он погладил рыжие волосы, такие любимые, и покрыл поцелуями бледные щеки Елены. – Я с тобой, я никогда тебя не оставлю.

Усмехнувшись, Алтасар накинул капюшон и шагнул в светящийся круг. Как только мальпир исчез, Елена отстранилась.

– Я должна идти, – сказала она ровно, не глядя Люку в глаза.

– Куда?

– За ним, – она указала пальцем на круг. – Я люблю его. Прости.

– Кого? – Люк отказывался верить услышанному. – Мальпира?!

– Да.

– Ты заболела, – он легонько похлопал ее по щекам и снова покрыл их поцелуями. – У тебя жар. Идем домой, я позову доктора.

– Ты не понимаешь, – она убрала его руку. – Он тот самый. Я знаю.

В этот момент Елена показалась Люку такой чужой, что он разозлился.

– Он, – выкрикнул Люк в пустоту, – зло! Мальпиры не могут любить!

– Ошибаешься, – Елена откинула рыжие волосы и, не оборачиваясь, подошла к светящемуся кругу и шагнула в него. Охотник остался один.

– Ты пожалеешь! – крикнул он. – Предательница!

Круг-портал еще висел в небе. «Мальпир! – с ужасом подумал Люк. – В Эль-Реале! Только не это!». Он разбежался и прыгнул.

Портал схлопнулся, и город вновь окутала тьма.

* * *

Проглотив последнюю главу, Леша вернулся в начало. Он прочитал про Люка Ратона, победившего сорок пять мальпиров (кто это, Леша так до конца и не понял), и про его возлюбленную, и про их родной городок Альто-Фуэго. Книжонка была тоненькая, и вскоре Леша опять наткнулся на сцену с бегством Алтасара и Елены.

– Глупости, – пробормотал Леша и отбросил книгу на другой конец дивана. – Не может же всё так закончиться! Сто страниц гоняться за этим Алтасаром и дальше что? Где нормальный конец?

Не меньше его удивила и привязанность отца к фэнтези. Леша не помнил, чтобы родитель читал что-то кроме сайта РБК. Книги в огромном шкафу годами стояли нетронутыми. Кстати, а где все они сейчас? Леша подошел к узкому стеллажу, выполнявшему скорее декоративную функцию, и обнаружил всего один томик – «Мертвые души» Гоголя в красивом белом переплете с золотым тиснением. Леша взял Гоголя, завалился на диван, полистал, не скрывая зевоту, и сам не заметил, как заснул.

Разбудил его настойчивый стук.

«А соседи как были придурками, так и остались, – недовольно подумал он сквозь сон и приоткрыл глаза. – Опять ночной ремонт устроили. То же мне, блин, элитное жилье!» Но чем яснее становилось его сознание, тем быстрее он понимал: стучат не у соседей сверху, а в закрытую дверь гостиной.

Сердце ушло в пятки. Он резко сел на кровати и огляделся в поисках чего-нибудь тяжелого. «Воры, – крутилось в голове. – В окно кухни влезли! В полицию надо звонить!» Разряженный телефон издал прощальный писк и выключился. Стук раздался снова, на этот раз громче.

«А чего они стучат? – вдруг подумал Леша. – Что же это за преступники? Грохнули бы меня спящего и всё».

Он выдернул из розетки стоявший на тумбочке светильник и, вооружившись им, как дубинкой, подошел к двери.

Тук-тук-тук.

– Кто там? – тихо спросил Леша.

Никто не ответил. Ладони у Леши вспотели, и он сжал их в кулаки.

– Кто там, спрашиваю?

Тук-тук-тук.

Леша отступил назад и почесал голову. «Совсем уже с катушек съехал. Звуки по ночам мерещатся». Он крепче схватился за светильник, выдохнул и толкнул дверь. Коридор был темным и на первый взгляд пустым. «Ну нет никого, – успокоил себя Леша. – А ты боишься, дурак».

Он нащупал выключатель и сощурился от резкого желтого света. А когда открыл глаза, чуть не закричал во весь голос.

Перед ним стоял человек.

– Простите, идальго, не могли бы вы выключить свет? – вежливо попросил он. – Видите ли, я прячусь. И не нужно на меня замахиваться, прошу вас.

– Тут? – только и смог выдавить Леша, но оружие-светильник не опустил.

– Увы, обстоятельства заставляют меня искать убежище. Эти идиоты мечтают вернуть меня обратно в Эскритьерру! Ну не бойтесь же, прошу! Я не причиню вам неприятностей. Даже наоборот!

Леша присмотрелся к новому знакомому. Вроде бы не маньяк и не вор. Лицо приятное, глаза добрые, со смешливыми морщинками. Ростом – повыше него. Волосы длинные, забранные в хвост, одет в темно-синий костюм и рубашку. О возрасте ночного гостя Леша вывода сделать не смог – ну, может, в районе тридцати. Или чуть за двадцать. Незнакомец оглядел хозяина и, сверкнув легкой улыбкой, представился:

– Очень приятно, мое имя Сид. А как зовут столь юного и, безусловно, одаренного молодого человека?

Лесть была грубой, но Леша почему-то испытал к ночному гостю симпатию и аккуратно поставил светильник на пол. «Вот сволочь, – подумал он. – Взялся не пойми откуда, а уже в доверие втирается».

– Алексей, – буркнул он и незаметно подтянул домашние треники. – Вы в окно влезли? По соседскому балкону?

– Конечно нет, – Сид подмигнул ему. – Я, знаете ли, хоть и давно живу в Эль-Реале, всё еще не потерял способность перемещаться в пространстве, как мне вздумается.

Леша хмыкнул. Какой странный разговор. Черт побрал соседа сделать этот огромный балкон прямо над козырьком «Сбербанка». Того и гляди начнешь просыпаться в квартире с чужими котами и непонятными ребятами.

– Алексей, – ночной гость сложил руки в просящем жесте. – Я понимаю, что не имел права вторгаться в ваш дом без разрешения и пойму, если вы выгоните меня на улицу. Но умоляю, не делайте этого! Ведь я, согласно традиции, должен отдать вам стило!

– Чего отдать? – фыркнул Леша.

– Стило, конечно же! – улыбнулся ночной гость. – Неужели вы решили, что я буду прятаться в вашей квартире просто так? Вы не рады?

Леша еще раз присмотрелся к Сиду Изъяснялся он немножко высокопарно, что не вязалось с деловым костюмом и дорогими кожаными ботинками. Такие костюмы носят бизнесмены, уж Леше ли не знать.

– Чего, еще раз, вы мне должны отдать?

– Стило, необходимый инструмент каждого инсептера, – с охотой пояснил Сид. – Именно оно поможет вам, Алексей, стать творцом Эскритьерры и создавать эскритов!

Инсептер. Леша уже слышал это словечко от черноволосого мальчишки в школьном дворе. «Так, – подумал Леша, – пусть остается, а я у него всё про инсептеров узнаю. Иначе совсем с ума сойду».

– Можете остаться, если расскажете, кто такие инсептеры, – поколебавшись, кивнул Леша.

– Ох, идальго, – Сид вскинул широкие брови, – неужели вам ничего не известно? Могу я узнать, когда вам исполнится пятнадцать лет?

– Получается, завтра уже, – ответил Леша. – Первого сентября.

Он ненавидел свой день рождения. Лето закончилось, впереди целый год зубрежки, а вместо радостного ленивого утра – линейка перед школой.

– Очень, очень странно, – пробормотал Сид. – Видите ли, обычно у инсептеров не бывает вопросов. Накануне пятнадцатилетия эскрит, которому выпал жребий, должен передать юному инсептеру стило – такова древняя традиция.

Леша ничего не понял, но кивнул. «Заснуть сегодня всё равно не удастся», – решил он и пошел на кухню ставить чайник и опустошать запасы в холодильнике.

Уже через пять минут они с ночным гостем расположились за обеденным столом с чашками мятного чая. Время давно перевалило за полночь, и Мышкин отсчитывал первые минуты пятнадцатилетия. «Странный, странный день рождения, – думал он, поглядывая на Сида. – Очень странный».

Страха Сид не вызывал – совсем. Внутренний голос тихонько нашептывал, что опасно пускать в квартиру кого попало, но Леша его игнорировал. А мысль о том, что отец бы его за это убил, вызывала в груди приятное щекотание.

– Ну, – сказал Леша. – Так кто такой этот инсептер?

– Это особенный человек, – вздохнул Сид. – Человек, имеющий власть над нами, эскритами. Создатель нашего мира. И для этого ему нужно стило! Ох, дьос мио, совсем забыл!

Сид пошарил в карманах пиджака, вытащил перьевую ручку и с благоговением протянул Леше.

– Это ручка! – Леша не удержался от смешка.

– Не ручка, а стило, – поправил Сид. – Годы идут, технологии совершенствуются. Инсептерское стило создается специально для каждого инсептера в Импренте. Чтобы призвать эскрита, нужно писать своей кровью! А потом… сжечь конец написанного!

– Как занимательно! – подыграл ему Леша, а сам нащупал в кармане телефон. Нет, тут не в полицию, тут в дурдом звонить надо.

– Важно, чтобы история осталась незаконченной, – продолжил Сид.

– Почему? – Леша как можно более равнодушно хрустнул печеньем. В голове крутилось: «Вот больной! Что делать-то? И как сигнализация на него не сработала? Точно, сигнализация! Рвануть к двери и врубить ее!»

– Потому что из законченной истории никто не захочет уходить. Когда история закончена, эскриты начинают жить своей жизнью и освобождаются от влияния инсептера, – пояснил Сид.

– И значит вы один из этих эскритов? Пришли в наш бренный мир? И как вам у нас? Учитесь? Работаете? – Леша расхохотался. Новый знакомый точно был психом.

– Болтаюсь по миру, – с готовностью поддержал разговор Сид. – Эль-Реаль безумно красив. А эти новые технологии! Вот только не всем нравится, что я здесь, а не в Эскритьерре.

– Кому не нравится?

– Акабадорам, кому же еще, – Сид презрительно сморщился. – О, вы о них еще узнаете! Акабадоры отправляют нас обратно наш мир. Но куда мне идти, если… Нет, не просите, идальго, я ничего вам не расскажу о себе!

– Ну всё, с меня хватит, – Леша потер лоб.

«Сумасшедший. Трёт про каких-то эскритов. Ручку принес. На моей кухне. Ест творожный сырок. Допрыгался, Мышкин. С ума сошел. В дом пускаешь всяких. Так-то книжки перед сном читать».

– Вы извините, – сказал Леша. – Я в туалет отойду, – и он попятился к двери.

«Телефон на зарядку, и ноль-два звонить, – на ходу сочинял план Леша. – Скажу, у меня тут сумасшедший в квартире. Пока мы чай допьем, они и приедут. И всё – финита ля комедия. Всё-таки как он в квартиру влез? Окно закрыто ведь!»

Но не успел Леша выйти, как ночной гость подскочил и повел носом, как собака-ищейка.

– Они рядом! – прошептал он. – Это… о Боже! Уходи! – взмолился он. – Уходи!

– Никуда я не пойду, – Леша упер руки в бока. – Я тут живу, вообще-то, да и время – час ночи.

– Как знаешь. Прощай, Алексей! – Сид взмахнул рукой, и, к великому изумлению Леши, растворился в воздухе.

Мышкин помотал головой, пытаясь отогнать наваждение, оглядел пустую кухню и не нашел лучшего решения, чем вернуться в постель и проспать остаток ночи без снов и происшествий.

Таинственная ручка-стило так и осталась лежать на кухонном столе, поблескивая серебристым боком.

Cuatro/Кватро

Утром Леша чувствовал себя замечательно. «Ну и привидится же такое, – думал он, потягиваясь. – Мужик какой-то! На кухне! И опять это странное слово приснилось – инсептер». Он легко объяснил себе, что ночные события – всего лишь плод воображения, а инсептеры – новая субкультура, вроде хипстеров. Он ведь год не жил в России, выпал из обоймы. Зная, как быстро в Москве всё меняется, Леша не нашел в новом слове ничего удивительного.

Черная книжка про Алтасара всё еще валялась на диване и, повинуясь странному порыву, Леша сунул ее в рюкзак.

Мышкин решил прокатиться до школы. На страничке «Вконтакте» Лариса Бойко написала, что собирается приехать днем, и Леша не придумал ничего лучше, чем подкараулить ее во дворе или возле кабинета. Добавлять в друзья будущую одноклассницу он постеснялся, и сам удивился этому.

Есть не хотелось, и Леша вышел без завтрака, не заглянув на кухню. Наступил последний день лета, погода стояла отличная, и даже толпы людей в центре Лешу не бесили.

Школьный двор был пуст. Леша устроился на лавочке в тени каштана и, чтобы убить время, достал черную книжку. Он еще раз внимательно прочитал последнюю страницу – никаких упоминаний о второй части. Всемогущий «Гугл» тоже понятия не имел об истории про Алтасара. Ну как так можно – не написать, что случилось дальше! Выходных данных тоже никаких не было – ни названия типографии, ни года выпуска. Пустой была и титульная страница, не считая маленькой закорючки в углу, похожей на английскую букву I.

Леша так увлекся, что не заметил, как Лариса присела рядом на лавку. На девочке были джинсы с дырками, футболка на два размера больше и тряпочные кеды. Медные волосы она забрала на макушке, закрепив простым карандашом. Даже в этом странном наряде Лариса казалась очень симпатичной, и он попытался придать лицу серьезное выражение и побыстрее убрал книгу в рюкзак. Кажется, не заметила.

– Не ожидал тебя здесь увидеть, – сказал Леша, отводя глаза. – Мы ведь учиться только завтра начинаем.

– Я в общежитие устраивалась. У нас же лицей-интернат, – она указала на здание школы. – А ты что тут делаешь? Будешь тоже в школе жить?

Леша хотел сказать, что у него есть, где жить, но осекся. Отец всё равно с ним не живет, а с новым ремонтом стало жуть как неуютно. Почему бы не пожить в школе?

– И как там это общежитие? – осторожно спросил он. – Как туда попасть?

– Ну, оно для иногородних.

– А я как раз в Воронеже родился, – Леша подмигнул.

– Здорово, – Лариса улыбнулась. – Значит, часто видеться будем.

– Слушай, – Мышкин сунул книгу обратно в рюкзак. – Что ты мне на той бумажке написала?

– Что-что, – Лариса старательно изучала грязные носки своих кроссовок. – Шпору. Про деньги у Достоевского.

Тут Ларису окликнули.

У школьной калитки стояла крупная женщина в строгом синем костюме и махала рукой, призывая поторопиться. «Может, мама? – подумал Леша. – Только непохожи чего-то!».

– Прости, мне идти надо. Увидимся!

Леша посмотрел, как Лариса и вероятная мама вышли из калитки и перешли дорогу. Женщина, кажется, ругалась, а Лариса не слушала и щурилась на солнце. Когда они скрылись за поворотом, Леша надел рюкзак и зашагал в сторону школы.

Чтобы попасть в жилое крыло, он поднялся по боковой лестнице и нырнул в коридор. С соседних этажей доносился гул: школьники вернулись с каникул и заселялись в комнаты. Леша отыскал кабинет с табличкой «комендант Вовк Т.М.» и постучал.

– Войдите! – скрипнул голос с той стороны, Леша приоткрыл дверь и сунул нос в пыльный, заваленный бумагами кабинет.

– Вам чего? – не слишком вежливо спросила старушка в черном платье с воротником-стойкой.

– В общежитие устраиваться! – бодро ответил Леша.

– Направление где? – гаркнула старушка, и он удивился силе ее голоса.

– Потерял, – ляпнул он первое, что пришло в голову.

– Фамилия!

– Мышкин.

Она полезла в допотопный компьютер, занимавший половину стола. Компьютер кряхтел и медленно грузился, узловатые пальцы комендантши еле ползли по клавиатуре. «Специально издевается», – подумал Леша. Наконец нужная информация была найдена, и Вовк окинула Лешу холодным взглядом.

– Что вы тут меня отрываете, молодой человек, – проскрипела она. – у вас прописка московская. Вам не положено общежитие.

– Так вы посмотрите еще, – предложил Леша. – Ошибка, наверное.

Надежда жить в школе и часто видеться с Ларисой таяла на глазах.

Недовольно покачав головой, комендантша снова уткнулась в монитор. Вдруг ее лицо просветлело.

– Леша Мышкин, – она посмотрела с сочувствием. – Так ты же сирота.

«Ну вот, началось, – Леша заскрежетал зубами. – Ну и база у них там, вообще, что ли, всё написано».

Он терпеть не мог, когда о нем говорили как о сироте. Ну, нет у него мамы и дальше что? Он ее и не помнит совсем. Зато папа есть. Сироты на «Инфинити» не ездят и не проводят год на семейной вилле на Кипре. Но вместо того, чтобы возражать, он опустил голову и промычал что-то нечленораздельное.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное