Алла Вологжанина.

В городах луны



скачать книгу бесплатно

И тот – редкий случай – заткнулся сам.

– Поехали уже, – нервно сказала Леля. – Мы им, конечно, разрушений немало оставили. Но рано или поздно Аблярсовы очухаются и организуют погоню. Силами твоих же «вервольфовцев», Рудо. Кстати, я тебя еще подробно допро… расспрошу о них в свете новых фактов-то.

– Трепещу, – усмехнулся волк. – Давайте доберемся до укрытия, расскажу, что смогу.

– Чем, кстати, привязывать сани собрались? – поинтересовалась Карина.

Леля вздохнула.

– У меня стропы есть. Настоящие парашютные. На такое дело не жалко.

– А парашюта нет? – удивилась Карина. – Как ты выбирала, что взять? Деньги, документы… СТРОПЫ? А то вдруг парашют по дороге попадется, а у тебя – вот удача! – как раз стропы завалялись.

Леля метнула на девочку испепеляющий взгляд.

– Я их взяла на тот случай, если придется самой в экстремальных условиях транспортировать коляску господина председателя, – отчеканила она. – Еще глупые вопросы есть?

– Девочки, брейк! Если длины хватит, я свяжу упряжь, – пресек назревающую ругань Рудо. – Если не хватит – знаками удлиню. Мы так в детстве катались… Карина, посмотри, мы направимся на северо-запад, там ничего нет: ни спортбаз, ни горнолыжных трасс. Только просеки. Но мы пойдем не по ним, а наперерез. На третьей сворачиваем на саму просеку, потом отклоняемся на север. И немного вверх в гору. Осилишь?

– Километров семь-восемь? Осилю даже с грузом.

– Тогда готовься, я на тебя надену упряжь. Ольга Ларионова, смотри и запоминай, потом меня запрягать будешь.

– Мне все равно не нравится, что нас не ищут, – с сомнением сказала та, берясь за стропы.

– Радуйся лучше, – хмыкнул Рудо. – Или предпочитаешь убегать, а не просто бежать?

– Определенность предпочитаю, – сердито огрызнулась Леля.


Этот бег через замерзший лес мало чем отличался от всего, что Карине раньше доводилось переживать. Леля оказалась совершенно невесомой для волка всадницей. Упряжь не мешала, и масса саней едва ощущалась. Сложно было только синхронизировать свой бег с Рудо. Подстраиваться пришлось именно ей, как меньшей и не знающей дороги. Но в целом – все те же ветер в глаза и лес навстречу. Та же радость от собственной силы, от скорости. Жаль только, что маячивший сбоку белый сосед по упряжке не был Митькой.

Позади то ли восторженно, то ли испуганно вскрикивал Арно. Трехчетвертная луна фонарем слепила глаза всякий раз, когда она по человеческой привычке поднимала морду вверх. Интересно, получится ли открыть лунную тропу прямо здесь и сейчас?

Тропа действительно засияла перед ними, казалось, повинуясь одной только мысли. Но Рудо глухо рыкнул, не замедляясь. Карина не стала ступать на нее – человеческий уголок разума и без подсказок помнил, зачем она бежит, хоть и толком не знает куда.

Последний отрезок пути по склону вверх привел их в совершенно незнакомое Карине место.

Собственно, «местом» это назвать было трудно. Не полянка, не лужайка.

Рудо остановился прямо посреди просеки. Седоки спешились, на затекших ногах прихромал Арно. Леля тут же вцепилась в Диймара с требованием отогреть Резанова-старшего, ну и младшего заодно. Карина обернулась человеком и поняла, что, во-первых, вокруг совсем стемнело, во-вторых, существенно похолодало.

Они стояли на широченной просеке – белый снег под ногами, почти черная стена леса впереди и необъятность неба над головой, почти как на башне над океаном. От бесконечности пространства хотелось выть даже в человеческом облике.

– Ничего странного не замечаешь? – спросил Рудо.

Карина кивнула. Потому что, конечно же, она замечала. Тишины не было. И отнюдь не из-за их присутствия.

– Вертолет летит. Или настоящий, но далеко, или какой-нибудь беспилотник, но близко…

– Да я совсем не о том… Что?! Ну-ка притихли все! – рыкнул белый волк на остальных.

Остальные послушались. И в повисшей тишине мерный рокот моторчиков (теперь Карина не сомневалась, что это был маленький дрон-беспилотник) стал совсем отчетливо слышен. Все ближе и ближе.

– Все туда! – Рудо махнул рукой в сторону деревьев. – Хватайте поводья!

Волочь коляску-сани, будучи человеком, было не так легко, да еще Арно все время мешал, лез под руку. Но впятером они справились. Оказавшись под указанным деревом, перевели дыхание.

– И что теперь? – спросила Карина. – Так и будем под сосной торчать, как идиоты, пока не замерзнем? Или пока эти гады нас не выследят и не явятся на джипах или снегоходах каких-нибудь?

– А вот и нет, – подмигнул зачинщик безобразия. – Я же не просто так спросил, не чуешь ли ты чего-нибудь странного.

– Угу, вертолет в ночной тиши – это у нас недостаточно странно, надо понимать…

– Я все равно не это имел в виду. Ладно, смотрите! Ремаскеррадо!

Слова сложились в буквы в воздухе, вспыхнули белым. И мир отозвался на приказ. По стволу самой толстой сосны пробежала рябь, и ствол оказался аккуратной кирпичной башенкой. Вроде водонапорной, но гораздо тоньше. Рудо толкнул дверь и жестом пригласил честную компанию подняться по винтовой лестнице. Мальчишки переглянулись и взялись за коляску. Диймар еще какой-то знак начертил, так что справились не надорвавшись.

– Вообще-то, ремаскеррадо – это знак для снятия личины с человека, – пояснил Рудо, поднимаясь вслед за Кариной замыкающим. – Но и лестницу замаскировать-размаскировать сгодилось. И все это тоже…

Подъем закончился, и они оказались на небольшой, но самой настоящей станции канатной дороги. Карина видела такие в кино. Плитка на полу, пара стульев и какие-то пульты-экраны, сейчас отключенные. И стеклянная дверь в стене напротив. За ней виднелась освещенная кабинка-вагонетка.

– Вот в процессе подъема нас вполне могут засечь с беспилотника. Но по периметру установлены глушители.

– По периметру чего? – спросил Арно.

– Приедем и увидишь.

Да уж, не та стадия, чтобы отступать. Карина усомнилась было, что они уедут куда-то без диспетчера и с неработающей электроникой, но напомнила себе, что находится среди знаккеров. Уедут, можно не волноваться.

В небольшой кабинке было шесть посадочных мест. Резанов-старший был при своем собственном. Поэтому Карина бесцеремонно вытянула ноги на уютном мягком диванчике. Не спать. Спать пока еще нельзя…

– Надо же, я и понятия не имела, что в нашем городе есть канатная дорога, – через зевок пробормотала она.

– Не в городе, а за городом, – с готовностью отозвался Рудо. – Заклятие сокрытия мощная вещь. Никто не знал ни про канатку, ни куда она ведет.

– Заклятие сокрытия? – Карина спустила ноги на пол и развернулась к Резанову-старшему – Это с его помощью вы убили Митькиных родителей?

Тот снова изобразил несчастного калеку и уставился в потолок. А Карина решила не устраивать разборок здесь и сейчас хотя бы ради Арнохи.

Остаток пути проделали молча – движение почти не ощущалось, за окном – сплошная чернота. Леля и мальчишки клевали носами. Рудо думал о чем-то так, что волосы на голове шевелились. Карина тоже задремала.

– Приехали, – ткнул ее в плечо кто-то. Скорее всего, Диймар, остальные как-то поаккуратнее с хрупкими предметами обращаются.

Карина вытряхнулась из кабинки последней. Ветер тут же налетел, едва не сбил с ног. Ощущение пространства снова навалилось на нее точь-в-точь как на башне Дхоржа.

Их пунктом назначения оказалась самая вершина горы. Не острый пик, а срезанная верхушка, с целой небольшой долиной на ней. А в долине… там расположилось нечто, создающее мощную конкуренцию любому замку.

Глава 9
Над

Прямо от места остановки кабинки начиналась дорога. Не тропинка, а мощенная кирпичом дорожка шириной метра полтора или даже больше. Сейчас она была наполовину засыпана снегом, но не так, чтобы увязнуть. По обе стороны высокими бордюрами громоздились камни, укрытые можжевельником. Самый обычный ландшафт для этих мест. За камнями торчали не горящие сейчас фонари.

Метров через десять дорожка слегка загибалась вправо. И оставалось совсем немного до трехэтажного здания, отчасти сложенного из крупных кирпичей, но в основном представлявшего собой сплошные громадные окна. Все они до единого были ярко освещены. Словно исполинский костер пылал. Остальная часть мини-долины густо заросла невысокими молодыми соснами. Фоном дому служили далекие вершины гор.

У Диймара было лицо кирпичом, у Резанова-старшего тоже (впрочем, ему-то ничего другого не оставалось), а Леля одобрительно кивала.

– Это и называется «шале»? – услышала Карина собственный голос, слабый и растерянный на фоне безмолвия.

– С архитектурной точки зрения что-то отдаленно похожее, – тоже слегка растерянно отозвался Арно. – А с практической… Рудо, что это? Похоже на отель или олимпийскую базу. Только маленькую.

– Ни то и ни другое пока что, – с гордостью ответил белый волк. – В будущем, надеюсь, это будет и отель, и олимпийская база, и еще много чего. Но сейчас это просто мой дом. А вы – мои гости. Добро пожаловать в Над.

Очередной порыв ветра окатил всех льдистой крошкой.

– Куда пожаловать? – спросила Карина. – Мне послышалось или в ад?

Рудо то ли сердито рыкнул, то ли все же засмеялся.

– НАД! – громко и четко повторил он. – Мой дом называется «Над». Почему так, скоро сами увидите. Давайте внутрь, гости. И не ищите подвохов, их нет. Если только вы их с собой не принесли, конечно.

Несмотря на холод, все невольно замедлили шаги. Очень уж красив был ярко освещенный Над на фоне темной-темной ночи. Но Карине помешал любоваться домом не кто иной, как Арно.

Он легонько потыкал пальцем в ее плечо.

– Ты это купила, чтобы в Европу лететь? – шепотом поинтересовался он.

Надо же, весь день папу заботой окружал, а прервался, чтобы ее куртку покритиковать. Диймар на него дурно влияет, что ли?

– Ну да, сам же мне сказал, что я должна выглядеть, как будто я каждые каникулы туда летаю. И шикарно.

– Да ты же выглядишь, как продавщица. Не из магазина, а с базара. Надо было с тобой пойти…

Вообще-то она сама бы предпочла что-нибудь полегче и поспортивнее.

– Ну так и пошел бы! – вскипела она, – Уж извини, я не Люська, не всегда к месту одеваюсь.

При упоминании о Люсии Арно сразу как-то сник. Но и от куртки ее отвязался. Как раз вовремя – Рудо распахнул деревянно-стеклянные двери, и гости вошли в просторный холл.

Помещение было ярко освещено, но ни единого человека там не оказалось. Зато как красиво! Эдакий северный стиль – деревянные панели на стенах, дощатый пол, окна от пола до потолка, пестрые подушки на деревянных же креслах и скамьях-диванчиках.

Рудо по-хозяйски (ах да, он же и есть хозяин!) зашел за миниатюрную стойку ресепшн и заглянул в лежащий на ней блокнот.

– Прошу, ваши ключи, – театрально провозгласил он. – Ах ты, черррт, кого же куда? Так. Диймар, твой номер триста один, Арно, тебе триста два. Девочки – в соседнее крыло. Карина, тебе достается триста семнадцатый, он персонально на тебя рассчитан. А что делать со взрослыми? Наверное, в учительское крыло. Ольга, ты не против первого этажа?

– Ни капельки не против. – Леля кивнула на коляску Резанова-старшего.

– Тогда прошу. Ваши номера рядом.

– Спасибо, – кивнула та. – Где и когда, хммм, штабной сбор?

Пока Карина размышляла о смысле разделения отеля на «крыло девочек, крыло мальчиков и учительское крыло», Рудо указал рукой в глубину холла:

– Там малая гостиная. Давайте через час соберемся, я посмотрю, что тут есть съедобного. В комнатах найдете вещи и всякие полезные штуки. Не стесняйтесь, они пока никому не принадлежат. Лифт и лестница справа от меня, от вас соответственно слева. Чувствуйте себя как дома, но наружу не высовывайтесь. Я пробегусь, периметр проверю, мало ли что.

– Рудо, а Интернет тут есть? – спросил Арно. – Мне билеты во Второй город луны заказать надо. Лель, через тебя, если ты не против.

– Есть, конечно.

Рудо говорил что-то еще, но Карина уже не слушала.

Она обогнала Диймара на лестнице. Ее комната с номером 317 оказалась первой от холла. Ключ тихонько скрипнул в замке.

Такие интерьеры Карине доводилось видеть только на картинках в Интернете. Окно, само собой, во всю стену. Сейчас через него ничего не было видно, только отражение комнаты в темном стекле. Потолок под скатом крыши, стены – все сплошь обшито толстыми деревянными панелями. Деревянная же мебель – изящная и грубая одновременно. Электрокамин (по сути – красиво оформленный обогреватель) и кровать – на высоких столбах чуть ли не под самым наклонным потолком. А что, это разумно холодной зимой в горах – теплый воздух, как известно, поднимается вверх. На книжных полках пусто, а вот в приоткрытом шкафу что-то висит. Красивая комната. Все, что деревянное, – светлое. Все, что матерчатое, – разноцветное. Интересно, если бы она сама взялась оформлять комнату для себя, не пошла бы она именно по такому пути?

Карина сбросила зимние кеды, стянула промокшие носки и ступила босыми ногами на толстенький вязаный половик. Никогда ей не доводилось выбирать, где жить и как оформить жилье. Она пыталась навести уют в своей комнате в доме Ларика – сшила пестрые наволочки, повесила плакаты. Но от общей обшарпанности это не спасло. В «Страже глубин» было не до дизайна помещений, да ей и в голову не пришло бы попросить у Эррен другие занавески или что-то в этом роде – комната была прекрасна сама по себе. Но ощущение чужого, временного жилья не оставляло.

Ладно, все к паучертям, в океан, во мрак, на фиг. А себя – срочно в душ. Выгнать холод, сорняком проросший в костях. И отмыться. И жизнь сразу заиграет совсем другими красками.

Помещение ванной было обставлено аскетично и при этом абсолютно так, как надо: белый кафель, душ с гигантской «лейкой», полки с нетронутыми гелями-шампунями, рядом дверка в уборную. Но главное – отличный напор воды. Волосы тут же облепили, охватили голову шлемом. Даже не сразу промокли насквозь: можно было послушать стук капель воды по ним, не ощущая ударов. Ладно, раз уж оказались в чудесном местечке, будем наслаждаться вовсю. И она нащупала на полке флакон. Хорошо бы с шампунем.

Полотенце тоже оказалось пестрым – бело-красным, в норвежских звездах. И очень толстым и мягким. Карина выбралась из душа, вытираясь на ходу и оставляя мокрые следы на напольных досках. И чуть не заверещала от удивления. Пол был теплым, словно нагретым. Может, знак какой, а может, банально с подогревом. В любом случае – красота. Бегай босиком, сколько влезет, не боясь замерзнуть или наследить после купания. Так, теперь одеваться. И топать вниз, совет держать, надо понимать.

Карина толкнула раздвижную дверь деревянного шкафа. Тот, кто его заполнял, хорошо разбирался в жизни в горах. И пялился на те же картинки в Сети, что и она сама. Девочка выудила из недр запакованный в целлофановый пакет комплект белья. Оказалось чуть великовато, но тут уж не до капризов. Нашлись и свободные штаны, вроде как для занятий йогой, но для почти военного совета тоже сойдут. Самым же крутым уловом оказался свитер. Крупной ручной вязки – косы, чередующиеся с гладкими полосами, серый с черно-белыми снежинками по нижнему краю. Вот повезло его владелице. Интересно, что за девчонка жила в такой комнате и одевалась, как будто в горы на отдых прикатила?

Тщательно обнюхав все вещи и своим человеческим, и волчьим носом, Карина поняла, что никто их не носил. Не то, что надел и постирал, нет. Вообще никогда. Не было у них хозяйки.

– Ну ладно, я за нее…

Карина повертелась перед зеркалом. Громадное отражающее полотно в толстенной деревянной раме показало ее – красивую, кудрявую, рыжую (в кои-то веки по-человечески рыжую!) девчонку в стильно-небрежном прикиде. И босиком. Недоработочка. Вряд ли все полы в этом чудесном «шале» с дурацким названием «Над» с подогревом.

Она покопалась в другом отделении шкафа. Выисканные в результате носки оказались почти гольфами – до середины икры. Необычного сиреневато-серого оттенка, связанные из толстой-претолстой, и не сказать, чтобы уж очень мягкой, шерсти. Все в рельефных косах и шишечках. Вот бы их на ноги, а ноги протянуть к камину. И еще чтобы Митька был тут, рассказать ему об их диких приключениях. И услышать в ответ, что Карина, конечно, попадос, но Митька-то теперь здесь, а значит, все в порядке.

В окно постучали.

Карина бросилась открывать, уже попутно сообразив, что, стоило ей вымыться и отогреться, инстинкт самосохранения уснул глубоким сном. Но, с другой стороны, она прекрасно понимала, что если окно куда и ведет, то только на балкон, возможно, смежный. То есть мог притопать Арно или Диймар. А Петра Аблярсова отсекала пресловутая бритва Оккама. Хорошо бы навсегда.

Навсегда не навсегда, но на данный момент – точно. На балконе обнаружился Диймар. Рукава черного свитера были ему чуть коротки, но в целом с виду – такой же, как она сама. Спортсмен-курортник типа.

Ввалился в комнату, огляделся. Глаза переливались от темного к светлому. Обычная кривая усмешка. Такой же, как всегда, мрак его побери.

Ввалился и замер, не пытаясь ее обойти. А она затупила вконец и ни отойти, ни сдвинуться не смогла. Так и стояли, нарушая все мыслимые личные границы.

– Хорошо тут, – сказал он наконец. – И что ты обо всем этом думаешь?

– Нууу… я тоже думаю, что тут хорошо.

Он плохо просушил волосы. А то и вовсе не стал заморачиваться такими мелочами. Кожа на ободранной части головы была вполне нормального цвета, но шрамы все еще отливали красным. А с русых волос на ворот свитера натекло немного воды. И во время путешествия по балкону капли замерзли. И что-то подсказывало Карине, что лучше их не отковыривать. Но как хотелось протянуть руку к вороту и…

Хотя, наверное, просто хотелось куда-то деть руки, ноги, глаза и деться самой. До сих пор получалось, потому что вокруг были люди – среди них, считай, уже как бы «делась». И не надо мучительно соображать, что сказать и что сделать. Потому что все сказано и сделано кем-то другим. И это «все» – тоже другое, вот и прекрасно. Не ляпнешь же: «Я хотела тебя поцеловать еще в омертвении, когда ты творил страшное»… Или: «Какой ты на самом деле?» Но потом все же решаешься и ляпаешь…

– Чего надо?

– Э… тебя. То есть… зашел вот за тобой. Хотел спросить, какие планы? Рудо явно чего-то от нас хочет. Ты настроена ему помогать?

Ну конечно! Оседлал любимого ко… драконоида. Сейчас начнет думать, совпадают ли ее планы с его планами и все такое прочее.

– Я прежде всего настроена извиниться. Я до последнего думала, что мы в ловушку премся.

Глаза Диймара снова потемнели. Похоже, Карина сказанула что-то не то. Он тут же хватанул ее за руки повыше локтей. Вот блин, как же знакомо! Прямо как на балу…

– Извиняться ты перед ним не будешь! – чеканя каждое слово, выдал он ей в лицо. – Ты ни перед кем извиняться больше не будешь! Поняла меня?

Под глазом у Диймара запульсировал нерв. В комплекте со шрамами это было и красиво, и страшно. И непонятно, с чего это он так завелся… А впрочем, как раз наоборот, яснее ясного. В прошлый раз ее попытка извиниться закончилась поцелуями на террасе ратуши. А сейчас… сейчас, кажется, тоже. Карина закрыла глаза. Вот зараза, она ведь помнит, что губы у него чуть шершавые, вот сейчас, сей…

– Я помешал? – В незакрытую балконную дверь шагнул Арноха. Удивленно оглядел странную композицию, которую составляли Диймар с Кариной, и… покраснел. Типа все понял. Карина сердито (на кого только она рассердилась, на агрессора Диймара или на помешавшего Арно?) выпуталась из захвата юного знаккера.

– Ты, надо понимать, тоже за мной зашел? Ну так и давайте вниз, пока вся толпа сюда не сбежалась.

И пошла первой, отметив, что Арнохе, как всегда, достался синий свитер. Повезло или все шкафы в Над перерыл?

Ноги в носках не влезали в тапки. Поэтому Карина просто не стала обуваться. Так и пошлепала, скользя на поворотах и ступеньках.

Взрослые уже собрались в малой гостиной. Войдя в нее, Карина едва не забыла, зачем вообще явилась. Уютнее комнаты она не видела еще никогда. Разве что кухня в «Страже глубин»… Но по уютности кухни, как известно, в принципе дают фору всем остальным помещениям в домах.

В камине весело гудел живой огонь. Участок пола перед очагом был выложен керамической плиткой, остальная часть – такими же толстенными досками, как и весь дом. Низкие кожаные кресла, заваленные пестрыми подушками и пледами, стояли полукругом, чтобы все желающие могли протянуть ноги к огню. Но желающие проигнорировали кресла, побросали большую часть подушек на пол и теперь валялись на них. Только вполне довольный Резанов-старший с кружкой чего-то дымящегося в здоровой руке восседал на своей коляске.

Огонь отражался в стеклянной стене, эркером выходящей в зимнюю ночь.

Пожалуй, гостиной не хватало новогодних украшений. Но в этом случае уже и вовсе сказка была бы.

– Рудо, я должна извиниться, – с ходу сообщила Карина, с некоторым удовольствием заметив, что Диймар слегка напрягся. – Я до последнего боялась, что мы, как идиоты, с песнями лезем в западню. В общем, извиняюсь. При свидетелях.

– Да ладно, идиотка была бы, если бы не опасалась, – спокойно ответил хозяин. – Выгляни наружу, проникнись красотой момента. А потом, так и быть, кормить буду.

– А как… – начала было Карина. Но Рудо ее перебил:

– Это не совсем окно, в нем выход.

Карина нашарила дверную ручку и шагнула на террасу. Контраст между теплой гостиной и зимней ночью был разительным. Впечатлял не перепад температур и даже не ветер. В конце концов после башен трилунских замков Карину было не удивить пляшущими вокруг ног и срывающими голову с плеч снежными вихрями. Невероятной была открывшаяся картина.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10