Алёна Медведева.

Половинки из разных вселенных



скачать книгу бесплатно

«Что же теперь с нами будет?»

Внезапно боль отпустила – пропало давление на уши и жалящие разряды. Одновременно меня, не особенно церемонясь, грохнули о поверхность корабля. Задохнувшись на секунду от удара о твердое, я боковым зрением заметила, как зашевелились мои напарники по несчастью, пытаясь привстать. Первым это удалось сделать Павлу. Его тут же стремительно окружили четверо верпанов, намереваясь схватить за руки-ноги. Но кок решил не испытывать судьбу и с каким-то даже радостным восторгом резко крикнул: «ЦСКА!» Не успел еще рот его захлопнуться после произнесения «пароля» активации капсулы блокады, как тело, уже мертвое, безвольно упало…

Реакция верпанов была мгновенной. Мне стало очевидно, что им приходилось уже сталкиваться с носителями блокады. Половина присутствующих бросилась ко мне, жестоко вскидывая в воздух мое занемевшее тело и пытаясь надеть на лицо непонятную прозрачную полумаску. Мои жалкие попытки увернуться грубо пресекли ударом по затылку, после чего склизкая субстанция обволокла нижнюю часть моего лица, мгновенно застывая и лишая возможности издать хоть звук!

«Дурища я, чего ждала-выжидала? Надо было квакать, пока Павел отвлек их на себя… А теперь вот, когда еще шанс представится?»

Резко подняв на ноги, отчего у меня все поплыло перед глазами, той же вязкой штукой скрепили руки за спиной и толкнули в спину. Не удержавшись на все еще подрагивающих от боли ногах, я упала, сильно ударившись скулой и в очередной раз задохнувшись. С тихим стоном, извиваясь, попыталась кое-как перевернуться, но из-за рук, скованных за спиной, сделать это не удалось. Но голову повернула и увидела Рената, лежащего неподалеку в том же состоянии, что и я. Глаза его были круглыми от ужаса, мне казалось, что если бы не этот «масконамордник», он бы кричал.

Мне тоже жутко. Знания об изучении пленных не давали расслабиться ни на миг. Но что мы можем им противопоставить? Сейчас мы беззащитны, в их абсолютной власти!

Нас подхватили когтистые лапы и быстро куда-то потащили. Лично я висела вниз головой, поэтому кроме повсеместной серо-голубоватой слизи и мелькавших ножек тащившего меня верпана рассмотреть ничего не смогла. Остановившись, верпан не глядя швырнул меня в какую-то узкую и темную «нору». Я, неловко приземлившись и испачкавшись в вездесущей слизи, ударилась о стену. Руку тут же пронзила вспышка боли – кажется, я сломала палец. Рядом так же приземлился Ренат.

Не представляю, сколько мы там пролежали, не имея возможности как-то изменить положение тела или разговаривать. Все, что нам оставалось, – это смотреть друг на друга. Я смотрела и думала, что всего лишь несколько часов назад для меня было первоочередной проблемой отделаться от этого парня. А что теперь? Да уж, все познается в сравнении…

Было жутко, невыносимо жалко Павла. Я думала о его семье, его сыновьях, которые никогда больше не увидят отца и даже не узнают, как и где он погиб. Да и вообще, все наши, вся команда… Вот так: миг и все – никого больше нет.

«Не будем ли мы уже скоро мечтать об их участи и завидовать их легкой смерти? Кто сказал, что сейчас наши самые тяжелые испытания?»

Боль становилась нестерпимой.

Все тело ощущалось избитым, неповоротливым комом с оголенными нервами, было трудно дышать: грудная клетка едва справлялась со своей задачей, будучи плотно притиснутой к полу. Отвратительная слизь кругом, влажность, пропитавшая одежду и неприятно холодившая тело, раздражала безумно. Из глаз медленными ручейками текли слезы. Сегодня я не поговорю с подругами, не узнаю маминых наставлений, советов брата, не услышу забавных препирательств племянников. А о том, что они подумают, не сумев выйти на связь со мной (тем более когда обнаружат информацию об уничтожении «Линнеи»), думать не хотелось. Сегодня я умерла для своей семьи, друзей, для всего мира… Никто же не знает, что мы попали в плен, и… никогда не узнает.

Ренат привлек мое внимание какими-то нервными подергиваниями. Переведя на него взгляд, я поняла, что он пытается что-то сказать мне глазами. Это выглядело бы нелепо и даже смешно, если бы не ситуация, в которой мы находились. Он прикрывал глаза на некоторое время, потом открывал их и с умоляющим выражением смотрел на меня.

«И как понять, чего ему надо?»

Мужчина повернул голову набок и стал щеками «изображать» крепко спящего человека, дополняя этими действиями свои моргания. Хочет, чтобы я отдохнула, пока можно, догадалась я и, согласно моргнув, прикрыла глаза. Но как в такой ситуации, в таком положении заснуть?

Мои намерения в любом случае не смогли бы осуществиться: за нами пришли. Опять грубый рывок – и верпаны поволокли куда-то. Мелькнула наивная мысль о том, принято ли у них кормить пленных?

«О чем я вообще думаю? Как бы не оказалось, что у них принято есть пленных!»

На сей раз меня не бросали, а как-то даже немного осторожно поместили в бесформенную тягучую субстанцию. Обхватив мое тело, вязкая масса тоже застыла, превратившись в прочные, намертво фиксирующие меня оковы. Как только эта основа затвердела, меня перевернули – в итоге я оказалась в привычном вертикальном положении, но лишенная подвижности. Посмотрев вперед, в испуге задохнулась – там Рената готовили… видимо, к исследованиям или пыткам… в нашем понимании. Когда его прикрепили к своеобразной столешнице, лишив возможности сопротивляться, мне стали отчетливо видны его огромные, обезумевшие глаза: он тоже понимал, что сейчас ему предстоит умереть в страшных муках.

Последующие часы, уверена, навсегда останутся самыми жуткими в моей жизни. То, что эти монстры делали с живым человеком; как медленно и жестоко убивали его по частям, регистрируя каждую его конвульсию, каждый лопнувший нерв, каждый вырванный сосуд… Я была бы рада умереть прямо там, в тот же момент, только бы не видеть. В жуткой тишине этого места от агонизирующих, но беззвучных криков уже не разумного, но еще живого мужчины, для самой себя я страстно желала только одного – умереть немедленно!

«Чудовища! Абсолютные монстры, относящиеся к нам хуже, чем к лабораторным животным!»

Я тоже билась в конвульсиях, пусть и была неподвижно скована; каждая мышца в моем теле судорожно сокращалась, стремясь вырваться из окружающего плена. Итогом моего адского сопротивления стало небольшое движение головой вперед. В результате давно растрепавшиеся и выбившиеся из пучка волосы, рассыпавшись, упали мне на лицо, скрывая от взгляда жуткую картину мерзких исследований верпанов. И тут меня ждало новое открытие – за последние часы мои черные волосы совершенно побелели!

Не знаю, сколько я терпела этот ад, прежде чем сознание решило, что мириться с моими эмоциями больше нельзя, и покинуло меня. Когда я пришла в себя, то обнаружила, что снова нахожусь в той же склизкой комнате-норе, но уже одна… Меня, очевидно, оставили «на сладкое» – займутся позже. Нет таких слов, чтобы передать мою тоску, боль и отчаяние. Я могла мечтать и думать лишь об одном – чтобы появился шанс произнести заветный пароль и активировать капсулу блокады. Смерть для меня сейчас была самой желанной и недостижимой целью на свете.

Или, быть может, есть возможность как-то иначе осуществить вожделенное? Но странный намордник настолько сковывал любые движения челюстью, что лишал возможности даже откусить язык, а омерзительная слизь не позволяла с достаточной силой удариться головой о стену или о пол.

Я осталась совершенно одна, в плену у варварски жестоких врагов, и жить мне оставалось ровно до следующего их «развлечения»!

От бессилия и безумной усталости после всего перенесенного я провалилась в какое-то пограничное состояние – вроде бы и сон, но такой нервный и настороженный, что я регулярно вскидывалась и просыпалась. Тело, так долго находящееся в скованном состоянии, ужасно затекло, сломанный палец распух и причинял острую пульсирующую боль. Состояние было адским – никогда бы не подумала, что способна выдержать подобное. Что мне вообще предстоит стать очевидцем такого кошмара! Но стоит лишь на мгновение представить, что ждет меня дальше, как происходящее в данную минуту воспринимается вполне терпимым. Мучает голод, потребность сходить в туалет и чувство обреченной безысходности.

Неожиданно я ощутила прикосновение к телу, после чего меня дернули в воздух, ставя на ноги.

«Вот и мое время пришло…»

Ноги от слабости и страха подкосились, и я бы упала, если бы не была больно схвачена одной из когтистых лап моего пленителя. «Окошко» в его защитной оболочке приблизилось к моему лицу, и я еле удержалась от спазмов, скручивающих голодный желудок. Чужие глаза с холодным безразличием наблюдали за мной несколько секунд, а потом я услышала:

– Питаться? – в синхронном переводе «балаболки» голос звучал как-то механически.

«Мной?..» – Стало по-настоящему дурно. Так живьем и сожрет? Только бы намордник свой сняли при этом, только бы сняли… Когтистая лапа резко толкнула меня в грудь, в очередной раз выбивая из нее дыхание и почти сбивая с ног.

– Питаться?! – снова прозвучал вопрос.

Ему что, от меня согласие нужно? Не понимая, чего от меня хотят, я неуверенно кивнула. Пусть муки закончатся скорее. Меня резко крутанули, развернув спиной, и я почувствовала, что освободили руки. Медленно, сцепив зубы и периодически прикусывая щеку, чтобы сдержаться от потуг рвущегося наружу крика, я развела совершенно бесчувственные руки в стороны, а потом свела перед собой, пытаясь рассмотреть поврежденный палец.

«Больно! Как же больно».

От возобновления полноценного кровообращения тело словно кололи миллионы игл. Но все это было такой малостью по сравнению с тем, что мне предстояло. Палец выглядел кошмарно – находясь в полускрюченном состоянии, он невероятно распух и совершенно посинел.

Не дав мне в полной мере удивиться своим ощущениям, верпан снова толкнул меня, привлекая внимание. Подняв на него глаза, я увидела совсем рядом с собой протянутую им… не знаю, кто или что это было?.. На мой взгляд, «оно» было похоже на страшного жука размером с приличного кролика. Одна из лап чудовища медленно коснулась моего намордника, чем-то его смачивая. Результатом стала возможность немного приоткрыть рот, но… издать хотя бы стон я так и не могла. В ужасе я отшатнулась. Жуком ощутимо ткнули в лицо, после чего донеслось уже привычное:

– Питаться!

Он мне ЭТО есть предлагает? Да оно скорее меня съест! Жуков, пауков я с детства не люблю, а таких размеров… Брр. Я судорожно замотала головой, отступив вплотную к стене.

«Лучше голодная смерть!»

Верпан снова склонил ко мне свое «окошко» и недоуменно вгляделся в лицо. Я зажмурилась, не в силах вынести вид этого чудовища в такой близости. Неожиданно услышала:

– Рот открой!

Тут же, распахнув глаза, я увидела прямо возле лица громадное насекомое. Чик – и когтистая лапа с впечатляющим хрустом надломила панцирь, из-под которого немедленно проступили какие-то бордовые жидкие пузыри.

– Питайся! – прозвучал резкий голос, в котором я уловила раздражение.

Деваться некуда – зажмурив глаза, резко на выдохе сквозь крошечную щель между губ втянула один пузырь и проглотила. Брр… Гадость… Отдаленно похоже на пектиновый коктейль, но не сладкий.

– Питайся! – уже ненавистный мне приказ, и жуком опять ткнули в меня.

Смирившись с ситуацией, внутренне дрожа от отвращения, крайне осторожно я взяла жука в руки, стараясь не тревожить сломанный палец. Верпан, все так же склонившись ко мне, продолжал наблюдать за «кормлением». Стараясь сдержать рвотные позывы, я глотала, пытаясь сосредоточиться на чем угодно, лишь бы не думать о происходящем.

«Если я спрошу, он поймет? И захочет ответить? Попробую…» Переложив жука в одну руку, другую медленно, не отводя взгляда от «лица» верпана, поднесла к груди, ткнула в себя пальцем и вопросительно приподняла брови. Проделав это трижды, вопросительно уставилась на врага.

– Будешь жить, как награда… недолго, – донеслось его механическое бормотание.

Глава 4

Не знаю, как отнестись к его ответу, да и уверенности в том, что мы верно поняли друг друга, у меня нет. Поэтому пока отпущу ситуацию, тем более что к моему мнению вряд ли кто-нибудь здесь прислушается. Еще несколько раз слизнув жутко невкусные пузыри – о том, что они собой представляют, даже думать не хотелось, – я неуверенно протянула вяло трепыхающегося жука верпану.

Последний шустро перехватил его и поднес к своему «окошку». Неожиданно из данной конструкции высунулся узкий хоботок и присосался к разлому в панцире жука. С громким чавкающим звуком все содержимое жука было мгновенно выпито. Те жалкие глотки, что сделала я, тут же устремились наружу, вынуждая рефлекторно зажать рот относительно неповрежденной рукой.

Верпан опять уставился на меня всеми своими омерзительными глазками. Я в ответ тоже смотрела на него, размышляя о том, как можно жестами пояснить инопланетянину свое желание побывать в туалете. Да и полагается ли мне такая возможность?

– Отходы – туда! – неожиданно синхронизировала «балаболка» реплику верпана.

Проследив за направлением, указанным когтистой лапой существа, я недоуменно на него уставилась. Если я правильно поняла – в туалет мне предлагалось пристроиться тут же в уголке на поверхности слизи. Выждав несколько мгновений, верпан дернул меня за руку и указал:

– Руки вперед!

Осознав, что сейчас меня снова скуют и тогда мне останется или лопнуть или не сдержаться, я решилась. Самый жуткий страх, отвращение и ненависть я уже испытала. Теперь, очевидно, пришел момент наибольшего унижения. С трудом справившись одеревеневшими руками с магнитными застежками формы, стараясь не смотреть на присутствующего монстра, я присела в указанном уголке. Верпан все так же пристально наблюдал за каждым моим действием.

«Да, мы для них – обычные лабораторные мыши, которых не жалко, но разобрать и посмотреть, как там все внутри у них крутится и работает, – очень интересно!»

Сгорая от стыда и всей душой мысленно проклиная всю их треклятую расу, я поднялась и оправила одежду. Все отходы моей жизнедеятельности тут же поглотила в себя наличествующая тут повсеместно слизь.

Уставившись в пол, я подошла к верпану, выставив вперед обе руки. Их тут же окружили вязкой, быстро застывающей субстанцией. Хорошо, хоть спереди на этот раз – можно будет сидеть, опершись спиной на стену, да и не так больно. Закончив со мной, верпан стремительно выскочил в склизкое округлое отверстие-выход, оставив меня в одиночестве.

Устало сев на пол и вытянув ноги, я попыталась справиться с эмоциями и разобраться в текущей ситуации. Первое: меня пока пытать не будут. Ключевое слово – пока… Второе: кормят – получается, нужна для чего-то. Опять же, вспомнив слова капитана «Линнеи», можно предположить, что будут как-то использовать к своей выгоде… Иначе уже сегодня я была бы на месте Рената. Из этого вытекает третье: как именно? Верпан сказал, что буду жить, как награда. Учитывая всю степень различия нашего мировосприятия, нельзя быть уверенной, что он под этими словами понимает то же, что и я. Получается, возможны варианты.

Первый: жизнь – это моя награда. За услугу, которую я буду вынуждена оказать в будущем, вознаграждение за послушание с моей стороны. Второй: не моя жизнь, а я сама стану для кого-то наградой. Попутный вопрос: кто он – тот, для кого обычная землянка может стать наградой, да еще и ненадолго? Ответа у меня не было. Нелепо как-то. И третий вариант, объединяющий два предыдущих, предполагал, что я добровольно соглашусь стать чьей-то наградой, заслужив право остаться живой…

* * *

Я потеряла счет времени. Различия между днем и ночью исчезли. Все слилось для меня в одном мучительно-бесконечном дне. Я мало спала – в основном пребывая в состоянии тоскливой задумчивости. Размышлять мне было особенно не о чем: думать о прошлом – больно, о будущем – жутко. В голове лишь серая безысходная пустота.

Мой распорядок состоял всего из двух элементов: в моей склизкой норе появляется верпан с очередным «жуком», быстро осуществляет кормление и дает возможность облегчиться. Я уже совершенно привычно чувствую себя в роли морской свинки. Кто знает, возможно, именно в качестве домашнего питомца мною кого-то и одарят. Представляя, что остаток жизни мне придется бегать по кругу, крутиться в колесе или показательно стоять на задних лапках ради «капустного листа», я испытывала единственно возможное желание – скорее сдохнуть!

Эта мысль крепла во мне с каждым проведенным подобным образом днем, удерживая от мрака сумасшествия. Единственной моей надеждой, единственным шансом, единственной целью была активация капсулы блокады! Мне оставалось только верить, что подобная возможность у меня будет, и этот шанс я не упущу!

Часами медитируя в тех позах, которые были доступны в моем полускованном состоянии, я решилась на попытку неподвижно зафиксировать кость в сломанном пальце. Перелом и так в запущенном состоянии, а оставлять его на самотек в условиях этой антисанитарии означало лишиться руки в скором будущем. Поэтому я придумала, как хотя бы попытаться срастить кость. То, что руки теперь сковывали впереди, позволило осуществить замысел. Прикусив губу, я неловко попыталась вернуть кость в правильное положение. Сильный отек крайне осложнял мои действия – даже прощупать что-то удавалось с трудом. Промучилась полдня и наконец-то справилась с задачей. Осторожно пристроив руку на согнутые колени, я приготовилась спокойно ждать очередного кормления, стремясь до этого не тревожить конечность, чтобы снова не сдвинуть косточку.

Когда же верпан уже привычно склеивал мои руки после «ужина», я, словно бы непроизвольно, дернула ладонью, измазав в их «цементирующем» составе нужный палец. Получилось наложить подобие гипса. Но я понимала, что кость удалось совместить не очень удачно и палец не будет обладать прежней подвижностью.

«Сейчас это такая незначительная беда…»

По моим подсчетам, с момента моего пленения прошла неделя. Для верпанских кораблей это срок, достаточный, чтобы преодолеть расстояние до Туманности Андромеды. Я предполагала, что они доставят меня на свою родную планету или на одну из планет их ближайшего расселения. Подобные предположения лишь усугубили мое состояние: вряд ли там будет шанс спастись или обрести помощь и поддержку.

* * *

После однотипных дней в этой «норе» я была даже рада такому повороту событий. Появившийся верпан дернул меня вверх и потащил куда-то по скользким спиральным коридорам… Неожиданно он остановился возле небольшой группы верпанов. Смирившись со своим положением, я ощущала безразличие к происходящему, но в душе ожидала лишь одного – остаться без проклятого намордника. А потому, уставившись себе под ноги, сгорбившись, все же старалась боковым зрением не терять верпанов из вида.

Присмотревшись, я поняла, что они отличаются от тех, кто осуществил захват нашей капсулы. Невероятно, но все шестеро сгрудившихся верпанов были еще мощнее и выше тех, что пленили меня. Вся группа негуманоидов, развернувшись своими «окошками» в мою сторону, бурно обсуждала что-то, явно касающееся меня. Я вздрогнула от страха – какие еще испытания грозят?

Неожиданно из вертикального прохода выскочил одинокий верпан, явно из местных. На фоне присутствующих он казался мелюзгой. Приблизившись к рассматривающим меня монстрам, он начал быстро-быстро сучить передними лапками. Этот их «разговор» завершился тем, что «местный» подскочил ко мне и… грубо толкнул в сторону гигантов! Ма-а-амочки! Предчувствия меня не обманули…

Меня опять сгребли двумя когтистыми лапами и, не задумываясь о том, смогу ли я дышать в таком положении, потащили. На сей раз я смогла увидеть – куда, но легче от этого не стало. Вся группа из шести громадных монстров, выскочив из очередного коридора, оказалась в… воде. От неожиданности я не успела вдохнуть воздуха и начала задыхаться, судорожно забившись в удерживающих лапах. Но нахлебаться не успела: верпан вынырнул, выбрасывая меня вперед. Не задумываясь о том, где оказалась и что опять основательно приложилась обо что-то твердое, я начала судорожно дышать, отфыркиваясь. В условиях, когда пользоваться можно лишь носом, это очень сложно. Первые тревожные мысли вызвали ощущения… от вдыхаемого воздуха. Казалось бы, какие от него могут быть ощущения? Но то, что я старательно втягивала носом, не было привычной для меня газовой смесью. Воздух был тяжелым, влажным и каким-то… сладковатым.

Испуганно оглядевшись, я поняла, что мы только что покинули доставивший меня сюда корабль. Видимо, этот водный барьер – аналог нашего дезинфицирующего блока. И сейчас мы находимся на поверхности неизвестной мне планеты. Какое же счастье, что у меня комплексная вакцинация против инопланетных возбудителей, а организм подготовлен к избыточному влиянию радиации!

Медленно, поерзав, я смогла сесть на колени и обернулась к стоявшим неподалеку верпанам. Они же совершенно игнорировали меня, коллективно сосредоточившись на ожидании. Чего? Решила оглядеться. Вокруг пустынно и голо – не видно никаких живых организмов, лишь темные, немного отливающие серебром облака над головой и на горизонте. А за ними… совсем-совсем рядом три крупных небесных тела.

«Мы не на планете, а на ее спутнике. Странно… тут есть атмосфера?»

Сосредоточившись, я попыталась вспомнить систему с таким близким расположением небесных тел в Туманности Андромеды.

Резкий выброс воды и пара с поверхности, на которой мы находились, напугал меня, смешав все мысли. Обернувшись, я увидела, как прямо под нашими ногами, неподалеку от верпанов, значительный пласт местной породы приподнялся, открывая темный зев в нутро планетки и выбрасывая наружу пар и кипящую воду. Это открылся вход в тоннель!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

сообщить о нарушении