Алексей Волвенко.

Донское казачество позднеимперской эпохи. Земля. Служба. Власть. 2-я половина XIX в. – начало XX в.



скачать книгу бесплатно

Во второй половине XIX – начале XX в. донская военная казачья служба регламентировалась двумя внедренными государством системами. Первая основывалась еще на «Положении о войске Донском» 1835 г., а также на «Полковой инструкции для войска Донского» и в определенной степени учитывала воинские традиции и обычаи казаков, допуская некоторую отдельность казачьих тактических частей в составе регулярной армии и устойчивую географию их применения. Она просуществовала с небольшими изменениями до известных «милютинских» преобразований русской армии 60 – 70-х гг. XIX в. Вторая – ориентировалась на принципы общеимперского Устава о воинской повинности 1874 г., воплотилась в «Положении о военной службе Донского войска» (1874), а также в «Уставе о воинской повинности Войска Донского» (1875), распространялась постепенно на другие войска и была направлена на превращение казачьих подразделений в регулярную, как правило, кавалерийскую часть, со специфическими военно-тактическими и полицейскими функциями, что требовало унификации вооружения, снаряжения и т. и. под армейский образец и высокой мобилизационной готовности. Обе системы являлись неким образцом для организации военной службы других казачьих войск. Однако донское Положение 1835 г. не было просто механически распространено за пределы войска Донского. Рамки первой системы были более гибкие, то есть она позволяла учитывать специфические особенности географического расположения того или иного казачьего войска, театра военных действий, на котором использовались казачьи части, не отменяла сложившиеся отдельные войсковые традиции военной службы, а как бы дополняла, уточняла их. Поэтому в 40—60-х гг. XIX в. чиновники Военного министерства, представители офицерства и генералитета четко видели разницу в порядках выставления на службу казачьих частей донских и уральских, черноморских и кавказских линейных (будущих кубанских и терских), сибирских и пр. Вторая система подразумевала более жесткую централизацию и унификацию, казачьи военные традиции приносились в жертву принципам регулярности и мобилизации, а вся политика Военного министерства в конце XIX – начале XX в. по отношению к казачьей военной службе была направлена на ее максимальное приспособление к общеармейским уставам и требованиям современной войны.

Вопросы несения казачьей службы по Положению 1835 г. довольно подробно освещены в дореволюционной литературе, авторство которой зачастую принадлежало офицерам и чиновникам Военного министерства, профессионалам своего дела126. Их изложение ключевых аспектов службы заключалось в более или менее подробной интерпретации соответствующих глав и статей Положения 1835 г. В связи с этим наш обзор первой из упомянутых систем будет преимущественно основываться на уже существующих описаниях.

Итак, по Положению 1835 г. воинская служба была обязательна для всех донских казаков (от нее освобождались только лица духовного звания) и, как мы уже отмечали в первой главе, под определенное исключение попадали казаки – члены донского торгового общества.

Срок службы устанавливался отдельно для простых казаков и казаков-дворян.

Казаки должны были служить 30 лет, поступающие в гвардейские и артиллерийские части – 25 лет. Казаки-дворяне находились на службе 25 лет. Такой же срок определялся и для офицеров недворянского происхождения (личных дворян), то есть выслужившихся из простых казаков. Однако для такой категории казаков выдвигалось дополнительное условие – они должны были прослужить в офицерском звании не менее 6 лет.

Указанный общий срок службы отбывался на внешней (полевой), как правило, строевой или на внутренней службе. Урядники и простые казаки, причисленные к армейским полкам, обязаны были служить 25 лет полевой и 5 лет внутренней службы, причем если они задерживались на полевой службе, то каждый излишне отслуженный год засчитывался за два года внутренней службы. Казаки-гвардейцы находились 22 года на полевой и 3 года на внутренней службе. Казаки-артиллеристы после 25-летней полевой службы сразу увольнялись в отставку, освобождаясь от внутренней службы. Для дворян и офицеров различий между этими двумя родами службы в отношении сроков установлено не было.

Порядок поступления на службу для простых казаков был следующим. По достижении 17 лет казак записывался на 2 года в так называемые «малолетки» и привлекался к отбыванию «сиденочной» повинности127, которая службой еще не считалась. В 20-летнем возрасте все «малолетки» записывались в казаки и принимали присягу, с этого времени и начинался отсчет установленного срока службы. Однако такому казаку давался еще год для подготовки соответствующего снаряжения для очередной службы. Еще на стадии записи в «малолетки», после своеобразного медицинского осмотра каждого казака, признанные способными назначались в строевую службу, неспособные – во внутреннюю службу или же вообще увольнялись в отставку. Для точного соблюдения возрастных требований станичные правления вели особые метрические книги. В них заносились данные из церковных метрических книг и из заявлений отца, если казачья семья была старообрядческой. При выявлении каких-либо нарушений в книгах ответственные лица, в том числе священники, строго наказывались.

Казаки из дворян поступали на службу в 15-летнем возрасте, причем сразу зачислялись или в полк, или в присутственное место. Выбор места службы зависел от желания и наличия вакансий. Такую же свободу в избрании места службы имели дети казаков-чиновников недворянского происхождения, но возраст выхода на службу был такой же, как и у простых казаков.

Все казаки без исключения поступали в части рядовыми, но при первом же выходе на действительную службу дети дворян сразу производились в урядники.

Любой казак, выходя на службу, должен был иметь мундир, оружие и конскую принадлежность согласно высочайше одобренному образцу. Этот образец обязательно рассылался в войсковое дежурство каждого военного округа, для того чтобы лица, ответственные за прием новобранцев в полк, могли требовать соблюдения единообразия. Отдельно оговаривались условия вооруженности казака. Так, каждый казак и урядник должен был иметь саблю или шашку «в железной оправе на кожаном черном пояске» и дротик установленного размера, также выкрашенный в черный цвет. Кроме того, казакам каждого полка в количестве не менее 200 человек полагалось обязательно иметь ружье, «носимое за плечом». У кого из казаков его не оказывалось, те должны были иметь два пистолета, а владеющий ружьем – хотя бы один пистолет (второй по желанию). Казаки-артиллеристы ружей не имели, вооружались только холодным оружием и двумя пистолетами.

Казачье ружье устанавливалось «семилинейного калибра, по образцу, утвержденному для казаков войска Черноморского». За счет войскового капитала к началу 1850-х гг. войско Донское должно было получить более 10 тыс. таких ружей, которые передавались в войсковую собственность. Для их хранения в каждом военном округе обустраивался удобный цейхгауз128. Раздачу ружей казакам осуществляли окружные генералы непосредственно на сборных местах, где формировался полк (об этом подробнее ниже). Генералам также вменялась обязанность распределять ружья так, чтобы их получали «преимущественно казаки, умеющие искусно стрелять». По возвращении полков на Дон ружья сдавались по описи на хранение в цейхгауз.

Для возможного приобретения всех прочих необходимых вещей для службы в Новочеркасске был открыт специальный войсковой магазин. Торговать в нем можно было только по установленной войсковой администрацией таксе, которая обязательно публиковалась и строго соблюдалась. Основная же масса рядового казачества пользовалась услугами так называемой «мастеровой войсковой сотни», находящейся в Новочеркасске и в наиболее «многолюдных» станицах. Казаки, поступившие в сотню, освобождались от полевой и внутренней службы, «пребывали в домах своих и без особенных надобностей от хозяйства своего не отвлекались» в течение установленного 30-летнего срока службы. Главная обязанность мастерового заключалась в изготовлении и починке образцовой казачьей амуниции и оружия по специально оговоренным войском «умеренным» ценам. Попасть в сотню мог только казак «хорошего поведения», владеющий тем или иным «мастерством» и обязательно «освидетельствованный станичным обществом».

Абсолютное большинство казаков, поступающих на службу, распределялось по казачьим тактическим подразделениям. По Положению 1835 г. войско Донское обязано было иметь в готовности и выставлять по требованию правительства следующие части: лейб-гвардии казачий и атаманский полки, одну гвардейскую и три армейские конно-артиллерийские батареи (с 1838 г. 9 батарей 8-орудийного состава и еще сверху 4 резервные батареи в военное время), 54 казачьих полка пятисотенного состава. В каждом полку полагалось иметь 14 офицерских и 862 нижних чина. Гвардейские полки имели 6-эскадронный состав, а батареи – 8-орудийный, кроме батареи, служившей на Кавказе, – она имела 12-орудийный состав.

Установленное число строевых частей было рассчитано на три смены, так чтобы в мирное время на службе находилась треть всего войскового комплекта, остальные две трети находились на Дону, на так называемой льготе. В гвардейском и атаманском полках смена производилась подивизионно через каждые два года, в гвардейской батарее также подивизионно, но через три года. Армейские полки и батареи сменялись целыми частями также через три года, формируясь лишь при наряде на службу и каждый раз расформировываясь при возвращении на Дон. Полки именовались по фамилиям их командиров и имели номера, переходившие при смене к новым полкам их заменявшим.

В лейб-гвардии казачий и атаманский полки отбирались лучшие казаки (в первую очередь по физическим данным) со всего войска. Армейские полки комплектовались по четырем военным округам129 войска. Донская артиллерия формировалась из казаков особого района – г. Новочеркасск и 50 ближайших к нему станиц. Комплектование казачьих частей по округам требовало содержание равного количества годных к службе казаков и наличие равного же наряда на службу от отдельных станиц каждого округа. Наблюдение за правильностью распределения наряда по округам возлагалось на войскового наказного атамана (далее – в. н. а.), по станицам внутри округов – на окружных генералов. Равное распределение наряда по округам достигалось путем приписки к округам большего или меньшего количества годных к службе донских калмыков.

Окружной генерал распределял наряд по станицам исходя из следующих условий:

«а) чтобы каждая станица дала людей столько, сколько для составления одного или нескольких полков действительно следовать будет, по числу известных в ней служащих казаков одного возвращения (т. е. одной очереди),

б) чтобы в каждый полк поступали казаки непременно из всех станиц, округу принадлежащих,

в) чтобы казаки одной станицы назначались не в один полк, а делились во все полки по равному числу,

г) чтобы назначение в один полк не из всех без изъятия станиц, а только из некоторых, особенно многолюднейших, отнюдь допускаемо не было,

д) чтобы приписанные к округу калмыки принимались за одну станицу и назначалось с них то же число людей, какое по общему расчету наряда следовало с другой станицы, имеющей равное с ними число казаков,

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5