Алексей Суконкин.

Охота за «Тайфуном»



скачать книгу бесплатно

Разведчики не заметили, как стало темнеть. Вдруг Олег почувствовал, что давно не ел. Боец из группы Волкова дал Жукову банку тушенки и ложку. Олег всухомятку поел.

– Ваш пулемет можно выбросить, – сказал Олегу один из молодых разведчиков. – У него внутри всё просто расплавилось. Как же вы из него стреляли?

– Вот так, – Олег махнул рукой в сторону массы убитых «духов».

– Понятно, – замялся разведчик.

– А может, там уже и выходить некому? – спросил Волков, глядя в бинокль на гребень.

– Может и так, – согласился Олег. – Как стемнеет, сходим туда и посмотрим в ущелье. Добро?

– Угу, – кивнул Вадим.


Как совсем стемнело, Олег, потуже затянув ноющую ногу, вместе с Волковым и двумя разведчиками осторожно начал продвигаться к входу в ущелье. Шли медленно, пригнувшись к земле и прислушиваясь к каждому звуку. Вертушки улетели домой, но на своей базе они были в пятиминутной готовности к вылету по запросу разведчиков. Пока такой необходимости не было. У разведчиков, вышедших вместе с офицерами, на автоматах были ночные прицелы и, кроме того, у одного были с собой очки ночного видения «Квакер». Олег надел очки, дождался когда прибор разогреется и взяв в руки свой бесшумный пистолет, первым начал подниматься на гребень. За гребнем в прибор ночного видения он увидел несколько неподвижно лежащих изуродованных тел, и пристроился между ними. Дальше открывалась панорама кровавого разгрома. Насколько хватало дальности видения очков, везде была похожая картина: разорванные трупы верблюдов и ишаков, человеческие тела, какие-то мешки, вьюки… что-то еще горело, и запах жженого мяса доносился до разведчиков.

Олег приглушенно свистнул, и вскоре остальные поднялись к нему.

– Вот это номер… – вырвалось у Волкова. – Результата на три года вперед для обеих бригад…

– Пошли, пройдемся? – предложил Олег. – По ущелью…

– Ты что? – испуганно повернулся к нему Волков. – Их там недобитых…

– Да не бойся, я сам боюсь…

– Надо броню ждать. Что-то они там опаздывают…

Волков связался по рации со своим радистом и попросил узнать, где находится бронегруппа. Вскоре тот отозвался, и сообщил, что «броня» уже подошла к другой стороне ущелья.

– Вот с утра и начнем, – сказал Вадим.

Полежав еще час, и ничего интересного не увидев, начали собираться назад. Олег предложил оставить на гребне дозор, поставив им задачу расстреливать всех приближающихся из автомата с ПБС. Парни поняли, что речь идет о них, и грустно посмотрели на Волкова. Тот показал обоим кулак:

– Вот видели? Прикажу, и останетесь здесь хоть на год, хоть на два. До самого дембеля здесь сидеть будете. Ясно?

– Ясно, товарищ лейтенант…

– Оставлю вам станцию. В два часа ночи пришлю смену. Вопросы?

– Никак нет.

У Волкова были смышленые бойцы…

Начали двигаться в сторону позиции. В темноте Олег случайно наткнулся на свои автоматные магазины:

– Нашлись, родные… – Он аккуратно вложил их в «лифчик».

Чуть дальше лежал заряженный гранатомет, в который Олег пожалел патронов.

Офицеры обошли его стороной.

– Кто идет? – приглушенно спросили с позиции.

– Волк, – отозвался Вадим.

– Проходи, – разрешили с позиции.

Вернувшись на позицию, Жуков почувствовал, как его начало трясти. Санинструктор из группы Волкова вколол ему «фельдшерскую смесь». Немного полегчало. Перестала болеть голова. Примерно в час ночи со стороны дозора раздались несколько приглушенных хлопков – это были выстрелы из автомата с прибором бесшумной стрельбы, и тут же один из дозорных вышел на связь:

– «Волк» второму!

– Ответил! Что у вас там случилось?

– Хлопнули одного. Трое убежали. Что нам делать?

– Ползите назад… – отозвался Волков, будучи почти уверенным, что разведчики просто замучились там торчать и таким способом пытались ускорить время своего возвращения. Наверняка никаких двоих и троих там не было. А если были, тогда дозор засветился, и бойцов нужно было либо выводить оттуда, чтобы гарантировано избежать напрасных потерь, либо усиливать.

– Есть ползти… – бодро отозвался разведчик.

Волков связался с теми, которые сидели на холме:

– Спите?

– Никак нет.

– Что у вас?

– Тихо. Возле «Симурга» кто-то ходит, но далеко, и достать не сможем. Да и светиться в темноте не охота…

– Понял, – отозвался Вадим. – Если будет какое-нибудь шевеление поблизости, мне докладывайте.

– Понятно.

– До связи.

– До связи.

Волков повернулся к Олегу:

– Как ты думаешь, пойдут они еще раз на прорыв к каравану, или нет?

– Если еще сил подтянут, то пойдут.

– Я тоже так думаю.

Жуков приспал и под утро подскочил:

– Который час? Никто из ущелья не выходил?

– Никто не выходил, никто не входил. Время пять утра…

– В шесть часов нужно, чтобы вертолеты уже были здесь. Там в ущелье пыль осела и можно рассмотреть чего-кого…

– Да, – согласно кивнул Волков.

Он вышел по связи на командира бронегруппы и передал слова Жукова. Командиром бронегруппы был ротный, капитан Эдуард Лихой. Он одобрил план Жукова и предложил такую схему: «броней» он пойдет вдоль ущелья, а Жуков с Волковым будут «принимать» тех, кто попытается выбраться из каменного мешка.

К шести окончательно рассвело, и появилась пара «крокодилов». Ми-24 прошли вдоль ущелья. Пилот доложил:

– Никакого движения не вижу…

Лихой попросил обстрелять вход в ущелье, и только после этого туда осторожно вошли три БМП-2[33]33
  Боевая машина пехоты второй модификации с автоматической скорострельной пушкой


[Закрыть]
, которые на ходу расстреливали все подозрительные места. Лихой в начале комментировал Жукову по мере продвижения обстановку, но потом увлекся и сыпал команды только своим бойцам.

Жуков приказал изготовиться. Наводчик автоматического гранатомета, который так и находился на холме, развернул АГС и прицелился в гребень.

– Сколько прошли? – спросил Олег у ротного.

– Километр. Сопротивления нет. Двух «духов» раненых в плен взяли. Идем по тихой… – прошипела радиостанция. – Пока ничего не вижу. Куда они всё подевали?

Вертолеты снова обработали очередной участок и встали в круг над ущельем. Минут через пять после второго удара на гребне появилось шесть человек. Они опасливо начали осматривать местность перед собой, но позиция была тщательно замаскирована, и рассмотреть разведчиков было невозможно.

Наводчик вытянул тросик затвора, выбросил окурок и ухмыльнувшись, по рации спросил Волкова:

– Накрывать?

– Пусть их побольше накопится… – отозвался лейтенант.

Еще минут через десять там появились люди с носилками. Видимо, выносили своих «полевых командиров».

– Огонь, – сказал в рацию Волков, наблюдая за «духами» в бинокль.

Одновременно заработали АГС, пулемет и несколько автоматов. Олег уже не стрелял – опять разболелась голова, и выстрелы только усиливали боль. Серия гранат попала прямо в центр скопления людей и вскоре все «духи» попадали на камни. Для профилактики по ним били еще пару минут.

– Харэ! – крикнул Волков, и стрельба прекратилась.

Жуков озаботился состоянием дел на холме, но пулеметчик доложил, что там все «чисто». Олег доложил о бое ротному. Тот сказал, что уже видит выход из ущелья и сообщил, что обнаружил много тюков, в которых полно оружия и боеприпасов. Олег обрадовался. Волков это услышал и сообщил новость разведчикам. Те довольно засопели. Настроение у всех было приподнятое – уже было ясно за кем в этой переделке победа, а это пахло наградами…

Минут через двадцать за гребнем началась стрельба. Судя по лающему звуку, там работали пушки боевых машин пехоты. Значит, Лихой был уже рядом. На гребне появилась пара «духов», которых мгновенно «срубил» пулеметчик, и почти сразу за ними показалась первая БМП-2.

– Наши, – резюмировал Вадик, как будто у «духов» тоже могли быть такие машины….

– Ну, где вы? – спросил по рации Лихой. – Дайте дым!

– Дайте дым! – крикнул бойцам Волков, и сразу зажглось несколько дымовых шашек.

БМП-2 подкатила прямо к позиции. Лихой спрыгнул с брони и подошел к сидящему на камнях Жукову:

– Ну, Жучара, ты даешь! Знаешь сколько там всего? Караван под завязку оружием набит…

Жуков вяло улыбнулся. Эдик осмотрел место побоища, спросил:

– Докуда они дошли?

– Последних «духов» я в упор стрелял. Стволом тыкал, – отозвался Олег. – Пулемет аж расплавился, но стрелял до последнего…

Лихой осмотрел пулемет. Попытался оттянуть затвор, но затвор будто приварило сваркой.

– Ну, ты, Жучара, – он не находил слов.

Волкова и еще четверых бойцов, не считая тех, кто сидел на соседнем холме, оставили собирать трупы и оружие здесь, а Жукова и оставшихся бойцов Эдик повез в ущелье. Пока ехали, Олег во все глаза смотрел на ужасные картины смерти. Повсюду валялись разорванные тела людей, ишаков и верблюдов. БМП-2 шла прямо, и если на пути попадался чей-либо труп, механик-водитель не сворачивал, и в итоге гусеницы боевой машины приобрели кроваво-красный цвет. Стоял смрадный запах горелого мяса, пороха, крови, тротила, жженой резины, беспристрастной и жестокой смерти…

Где-то ближе к центральной части ущелья стояли три развороченных и сгоревших «Симурга», которые Олег видел из вертолета.

– А караван не шел, – сказал Олег. – Они наверно здесь пережидали светлое время суток. Ведь мы сюда не по плану залетели. У нас маршрут в другой стороне проходил. Это меня будто что-то укусило, и я решил напоследок навестить это ущелье…

– Согласен, – кивнул Лихой. – Наши планы ХАДовцы насквозь знают. А у них предателей – не счесть. И это хорошо, что ты сюда сунулся. Смотри, Олег, сколько у них тут оружия! Смотри сколько у них здесь зенитных ракет! Странно, почему они их не применили? Ведь ракетами они от вас отбиться смогли бы в два счета…

– Не знаю, – Олег пожал плечами. – Наверное, хозяин товара сперва не позволил применять ракеты, а потом уже поздно было…

В конце ущелья Олег встретил своего сержанта.

– Монгол! Ты как?

Они обнялись. Бельды своим раскосым взглядом осмотрел командира и покачал головой:

– Эко вас как, товарищ старший лейтенант…

– Не переживай, Баир! Заживет, – отмахнулся Олег. – Как у вас?

– У нас нормально. Никого не пропустили.

– И у нас нормально. Только чуть на штыки нас не подняли…

– Уже знаю, – кивнул Бельды.

Из батальона пришла еще одна бронегруппа. В начале Олег не понял зачем, но потом, увидев прапорщиков и офицеров со складов и тыловых служб, понял: тыловики приехали собрать себе трофеи на память о службе в Афганистане. Лихой вышел на комбата, но тот был «на территории»[34]34
  Повсеместно принятый в армии способ отлынивания от переговоров по средствам связи


[Закрыть]
, и высказать свое отношение к происходящему капитану не удалось. Начнешь что-то запрещать тыловикам – они потом это так тебе припомнят! Пришлось пойти на хитрость. Лихой крикнул:

– Куда? Там всё заминировано! Там полно недобитых «духов»!

Это отвадило тыловиков лезть в ущелье, и они расположились неподалеку, доставая из своих запасов водку и закуску…

– Ненавижу… – со злостью прошипел в их сторону Эдик. – Что же вы не приехали вчера под вечер, когда здесь было настоящее «мочилово»?

Вскоре появились офицеры особого отдела и комбат. Подошла рота 56-й бригады десантников и мотострелковый батальон 191-го полка. Эти подразделения приступили к блокированию района для последующей тщательной зачистки. Начали искать тех всадников, которые вечером пытались разблокировать караван.

Комбат долго тряс Олегу руку и под конец объявил, что представит его к званию Героя Советского Союза. У Жукова болела голова, и сейчас он хотел только одного – чем-то снять эту боль. Медик из 56-й десантно-штурмовой бригады вколол ему обезболивающее и Олегу на время опять стало полегче. В принципе ему уже здесь делать было нечего, но все же он оставался досмотреть весь «концерт» до конца.

Оружие и трупы растаскивали до самого вечера. Этим занимались два взвода роты десантников и рота мотострелков. Они поснимали с убитых «духов» добротные китайские разгрузочные жилеты – не чета нашим «лифчикам», горные ботинки, ножи, повытаскивали деньги, амулеты. Командование пока смотрело на это сквозь пальцы. Это уже потом, в родных казармах, бойцов будут потрошить «особисты», выискивая у солдат срочной службы деньги, что бы не дай Бог двадцатилетние юнцы озолотились на этой войне…

Группа Волкова тоже хотела кое-что снять с убитых «духов», но их быстро оттеснили в сторону свои же прапорщики и офицеры тыловых служб. Героям «забитого» каравана оставалось только смотреть на все это, глотая обиду и понимая насколько несправедлив этот мир, а вернее война…

Одних только верблюдов, лошадей и ишаков насчитали за двести. Убитых «духов» было только целых тел почти сто, а еще сколько разорванных останков! Перед позициями Олега и на гребне входа в ущелье Волк насчитал почти пятьдесят трупов…

Оружия собрали столько, сколько еще никто ни в 15-й, ни в 22-й бригадах спецназа, находившихся в Афганистане, не изымал. Только переносных зенитно-ракетных комплексов «Стрела-2» китайского и польского производства в ущелье было найдено сорок четыре! Трофеи частично вывезли на нескольких грузовиках, а большей частью взрывчаткой уничтожили прямо на месте. Трупы, после проведения с ними необходимых действий, захоронили прямо в ущелье – сложили в кучу и взрывом сосредоточенного заряда взрывчатки обрушили на них нависшую скалу. Захоронение вышло на редкость удачным, да и тропу завалили…

6 июня 1992 года. Конгресс США. Вашингтон

Закрытое заседание Конгресса и правительственного комитета США по обороне посвященное проблемам стратегической безопасности в рамках планирования бюджета на следующий год открыл советник президента по стратегической безопасности Тони Кларк. Отставной четырехзвездный генерал имел внушительный вид, чем всегда располагал к себе сугубо гражданских политиков, ценивших вначале красивые мундиры под широкими плечами, а только потом ум и прозорливость.

Генерал облокотился на трибуну и начал читать длинный доклад, суть которого заключалась в освещении результатов недавно завершившейся специальной операции проводимой ЦРУ[35]35
  Центральное Разведывательное Управление США


[Закрыть]
в постперестроечной России. Первый этап глобальной специальной операции, носившей кодовое наименование «Троянский конь», на которую было потрачено три процента военного бюджета, завершился успешно. С помощью различных способов удалось полностью переориентировать на другое направление работы пять стратегически важных научно-исследовательских центра России, которые участвовали в разработке ядерных программ и программ по развитию высокоточного оружия. Теперь эти центры были заняты разработкой систем связи, изучением микроволнового диапазона, а так же проблемами износа резины на автомобилях – и то, в тех пределах, которые задавались совсем мизерной строкой федерального бюджета. Иначе говоря, эти центры прозябали в безработной нищете. В общем, удалось, просто подкупив нескольких членов российского правительства, как минимум на десяток лет приостановить в России глобальные научно-исследовательские работы в области ядерной физики. Попутно, используя тот же банальный подкуп высших чиновников, удалось сделать банкротами десять предприятий производящих компоненты ядерного оружия и ракетно-космической техники и кроме этого удалось создать предпосылки к развалу еще трех авиационных конструкторских бюро и двадцати шести крупных предприятий военно-промышленного комплекса. Кроме этого в результате активной деятельности трех агентов влияния, работающих в правительстве России, удалось оказать на президента такое влияние, под действием которого он приказал министерству обороны вывести войска из Монголии, Чехословакии, Польши и завершить вывод войск из Германии. Этот результат рассматривался руководством ЦРУ как крупный успех, имевший место в работе с потенциальным противником. В связи с положительным результатом глобальной спецоперации и накоплением громадного опыта, который не хотелось терять, напрашивался вопрос о дополнительном финансировании программы по свертыванию объектов ядерного и оружейного комплекса России. Для демонстрации, присутствующим на заседании политикам, неотложности дальнейшей ликвидации ядерных предприятий потенциального противника, Кларк привел несколько фактов, частично имевших место в реальности, частично просто выдуманных им для запугивания конгрессменов и сенаторов:

– Военной разведкой и управлением ЦРУ, занимающимся Россией, достоверно вскрыто расформирование двух специальных батальонов противодиверсионной борьбы и двух дивизий охраны ядерных электростанций. Это явное ослабление охраны спецобъектов, в то время как Россия влезла с головой в войну на Кавказе и в Таджикистане. В свете этого они имеют вполне реальную возможность захвата исламскими террористами ядерного оружия или его компонентов. Где будет применяться похищенное в России ядерное оружие, даже предположить невозможно. Вполне возможно его применение и на территории Соединенных Штатов. Если, к примеру, в центре Нью-Йорка будет произведен подрыв ядерного заряда мощностью десять килотонн, вероятные потери среди гражданского населения могут составить шесть миллионов наших граждан сразу и четыре миллиона в течение нескольких месяцев от воздействия радиации…

После того, как Кларк нагнал на участников заседания должной жути, на трибуну поднялся адмирал Майкл Стифф, временно исполняющий обязанности начальника Управления стратегического прогнозирования военно-морской разведки США. Конгрессмены на его появление отреагировали слабо – каждый занимался своими делами, в основном занимая себя беседой с соседом, обсуждая то, что только что рассказал советник президента.

Стифф надел очки и чуть пригнулся к листам с докладом, выдавая свою близорукость, которую не могли компенсировать даже линзы. Решение по интересующему военно-морскую разведку вопросу могли принять только присутствующие в зале политики. Стиффу предстояло так показать ситуацию, чтобы простое большинство безоговорочно проголосовало за принятие решения. Как это сделать? Средний человек принимает какое либо решение по двум разным направлениям – либо повинуясь сиюминутным эмоциям, что не всегда объективно, либо после тщательного взвешивания и обдумывания, что не всегда оперативно. Начальник Управления стратегического прогнозирования не имел резерва времени, так как ему совсем не хотелось затягивать данный вопрос. Стифф, по роду своей деятельности имевший огромный опыт работы с «человеческим материалом», знал, как заставить конгрессменов принять решение, даже если они в большинстве своем это сделать не захотят. Главное сейчас для него было умело надавить на эмоции политиков и, образно говоря, применить то, что называется «манипулирование сознанием»…

Советник президента призвал всех к вниманию. Стифф поднял голову и заговорил уверенным голосом:

– Свой доклад я бы хотел начать с краткого обзора состояния экономики России, но этого делать я не стану, так как у вас у всех есть распечатки моего доклада и вы при желании сами сможете с ним ознакомиться. Я начну с другого. Всего только четыре месяца я возглавляю Управление стратегического прогнозирования военно-морской разведки, и все это время я пристально изучал Российский военно-морской флот.

Конгрессмены никоим образом не показывали свою заинтересованность к докладчику, но Стифф уже привык к такому отношению к себе со стороны вышестоящих по лестнице власти, и меланхолично продолжал своим низким голосом:

– В настоящее время я пришел к выводу, что наша эйфория по поводу снижения боеготовности русских ядерных подводных ракетоносцев лишена почвы. Все далеко не так как нам представлялось еще буквально год назад. Сегодня я уверенно могу сказать, что русским каким-то образом удается удерживать стратегические силы своего флота на прежнем, еще советском, уровне боевой готовности. В данное время, когда я вам рассказываю о своих наблюдениях, где-то подо льдами Северного Ледовитого океана и в бездонных тихоокеанских глубинах бесконтрольно ходят два русских крейсера типа «Акула», которые в общей сложности несут четыреста ядерных боеголовок. Этого, господа, хватит нашей стране умереть несколько раз. А на месте Америки останется только выжженная пустыня…

Стифф посмотрел на слушателей. Ему вспомнились шестидесятые годы, когда даже детей удавалось запугать неизбежностью ядерной войны. Сейчас это сделать было сложнее, тем более в отношении взрослых и серьезных мужчин и женщин. Но как бы там ни было, появились заинтересованные взгляды. Сейчас говорить было немного проще. По крайней мере, уже не было чувства, что все слова улетают в пустоту…

– За время моей работы в настоящей должности, противолодочные средства наших военно-морских сил осуществили всего восемь кратковременных обнаружений русских ракетоносных лодок и только одно длительное сопровождение, которое, к слову сказать, длилось всего пять часов. И это в течение четырех месяцев! В таком режиме скрытности, в котором работают русские, им удастся не только сфотографировать статую Свободы, но и высадить на неё свой десант для экскурсии…

Кто-то из политиков засмеялся, но тут же стих. Стифф укоризненно посмотрел на собравшихся и спустя мгновение, продолжил:

– Русские рады были бы в создавшихся условиях значительно уменьшить свой подводный ядерный флот, тем более те лодки, которые выработали свой ресурс и нуждаются сейчас либо в ремонте, либо в утилизации, но банальное отсутствие средств не позволяет им списывать и утилизировать подводные лодки. Им даже негде сейчас разряжать ядерные реакторы атомоходов и хранить отработанное ядерное топливо под нормальной защитой и охраной. Просто нет денег. В создавшейся ситуации мы, великая нация, своими средствами вполне сможем обеспечить списание и утилизацию ядерного флота России, чем значительно снизим потенциальную угрозу Соединенным Штатам Америки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8