Алексей Степанов.

Развитие советской авиации в предвоенный период (1938 год – первая половина 1941 года)



скачать книгу бесплатно

Необходимо отметить существование отдельной группы работ зарубежных исследователей из Германии, Великобритании, США и других стран, которые начали издаваться на русском языке со второй половины 1950-х годов. В некоторых из них рассматривались локальные войны 1930-х годов и проблемы Второй мировой войны, в том числе связанные с авиационной тематикой[28]28
  См, например: Мировая война: 1939 – 1945 годы. Сборник статей. Пер. с нем. М., 1957; Роковые решения. Вестфаль 3., Крейпе В., Блюмментрит Г. и др. М., 1958; Фуллер Д. Вторая мировая война 1939 – 1945 гг. / Пер. с англ. М., 1956; Батлер Дж. Большая стратегия. Сентябрь 1939-го – июнь 1941-го / Пер. с англ. М., 1959; Важнейшие решения. Сборник статей / Сокр. пер. с англ. М., 1964; Кимхе Д. Несостоявшаяся битва / Пер. с англ. М., 1971; Сориа Ж. Война и революция в Испании. 1936 – 1939: В 2-х томах. Т. 1 – 2 / Пер. с фр. М., 1986 – 1987.


[Закрыть]
, а некоторые были непосредственно посвящены изучению вопросов развития и применения ВВС крупнейших стран мира[29]29
  Фойхтер Г. История воздушной войны в ее прошлом, настоящем и будущем / Сокр. пер. с нем. М., 1956; Ричардс Д, Сондерс X. Военно-воздушные силы Великобритании во Второй мировой войне (1939 – 1945 гг.) / Сокр. пер. с англ. М., 1963; Брофи А. Военно-воздушные силы США / Пер. с англ. М., 1957.


[Закрыть]
. Многие из авторов этих работ служили в годы Второй мировой войны в военной авиации.

Зачастую особенностью издания в СССР данных работ было значительное сокращение текста по сравнению с оригиналом, а некоторые книги изначально не предназначались для открытого использования. Например, так случилось с работой Г. Фойхтера «История воздушной войны в ее прошлом, настоящем и будущем». Ее автор с 1934 года был главным редактором журнала «Дойче Люфтвахт», издававшегося Министерством авиации Германии совместно с генеральным штабом военно-воздушных сил, в период Второй мировой войны редактировал «Фронтовой бюллетень ВВС», занимал должность военного цензора и руководителя пресс-группы при разведывательном отделе штаба ВВС, а в конце войны служил в военно-научном управлении генштаба ВВС. Эта книга была выпущена Воениздатом в 1936 году в сокращенном варианте и с грифом «Продаже не подлежит». Тем не менее, несмотря на все отмеченные особенности, данные исследования содержали определенный фактический материал, который мог бы быть использован для сравнительного анализа при изучении темы развития и применения советской авиации того же периода.

Перейдем к анализу работ отечественных исследователей, относящихся ко второй группе – деятельности научно-исследовательских центров, связанных с разработкой авиационной техники и оборудования.

Публикации на эту тему главным образом были посвящены некоторым вопросам деятельности самолето– и моторостроительных конструкторских бюро и созданию отдельных типов военных самолетов. Несомненным достижением отечественной историографии в изучении развития военной авиации явилось издание монографий В.Б. Шаврова «История конструкций самолетов в СССР до 1938 года» и «История конструкций самолетов в СССР (1938 – 1950 годы)»[30]30
  Шавров В.Б. История конструкций самолетов в СССР до 1938 года. М., 1986; Его же. История конструкций самолетов в СССР (1938 – 1950 гг.). М., 1978.


[Закрыть]
. В этих книгах рассматриваются практически все модели отечественных самолетов, состоявших на вооружении в 1936 – 1941 годах. Хотя автор не ставил своей целью анализ боевого применения наших машин и сравнение их с зарубежными образцами, тем не менее, фактический материал, содержащийся в них, не потерял своей ценности и в настоящее время.

Также был издан ряд работ, представляющих деятельность различных конструкторских бюро: В.С. Ильюшина, П.О. Сухого, А.С. Яковлева и других[31]31
  Магид А.С. Большая жизнь. М., 1968; Чутко И.Э. Красные самолеты. М., 1979; Яковлев С.А. Спортивные самолеты. М., 1981; Козлов П.Я. Великое единство. М., 1982; Яковлев А.С. Советские самолеты. Краткий очерк. М., 1982; Кузьмина Л.М. Генеральный конструктор Павел Сухой. М., 1985; Стражева И.В. Полета вольное упорство. Страницы жизни авиаконструктора Н.Н. Поликарпова М., 1986; Пономарев A.H. Конструктор С.В. Ильюшин. М., 1988, др. работы.


[Закрыть]
. Кроме того, в этих работах исследовались вопросы развития авиамоторостроения и средств связи[32]32
  Урмии Е.В. Опытное авиамоторостроение в СССР в 20-40-е гг. XX в. // Из истории авиации и техники. Вып. 23. М., 1974.


[Закрыть]
.

Практически все авторы придерживались устоявшейся точки зрения, что новые типы военных самолетов, поступавшие на вооружение ВВС РККА накануне Великой Отечественной войны, не уступали немецким самолетам аналогичных типов или даже превосходили их.

В связи с этим необходимо особо выделить одну публикацию, где не нашли отражения общепринятые тезисы. Так, еще в 1965 году, полковник Ф.И. Шестерин опубликовал статью «Борьба за господство в воздухе (по опыту Второй мировой войны)»[33]33
  Шестерин Ф.И. Борьба за господство в воздухе (По опыту Второй мировой войны) // Военноисторический журнал. 1965. № 11.


[Закрыть]
. В ней он поднял вопрос о влиянии качества самолетов на эффективность действий авиации, впервые в открытой отечественной печати указав на то, что отечественные истребители даже нового поколения к началу войны уступали немецким по летным характеристикам. Автор подчеркивал, что на любом отрезке времени в 1939–1941 годах в СССР выпускали самолетов больше, чем в Германии, но качество советских истребителей даже к 1942 году уступало немецким, и главная задача повышения боеспособности нашей авиации заключалась в ликвидации качественного превосходства противника. Нужно отметить, подобная точка зрения противоречила устоявшимся к тому времени и, вплоть до конца 80-х годов, никем более не приводилась.

Перейдем к рассмотрению трудов по истории нашей авиационной промышленности первого этапа отечественной историографии. Для него характерно крайне незначительное число публикаций, касающихся данной темы.

В первую очередь необходимо отметить статью П.Г. Авдеенко о вопросах самолетостроения в СССР в период с 1929-го по 1940 год[34]34
  Авдеенко П.Г. Советское самолетостроение в годы первых пятилеток (1929 – 1940 гг.) // Военноисторический журнал. 1974. № 7.


[Закрыть]
. По сути, она явилась первой отечественной работой на данную тему. За четыре года до публикации ее автор защитил диссертацию на тему «Военно-воздушные силы Красной армии накануне и в начале Великой Отечественной войны (январь 1938 года – 10 июля 1941 года)». Таким образом, эта небольшая статья, содержащая ранее неизвестный фактический материал, стала определенной вехой в исторических исследованиях о советском авиапроме кануна Великой Отечественной войны.

Ряд весьма познавательных работ, посвященных различным вопросам развития отечественной авиапромышленности, был опубликован Г.В. Костырченко в ведомственном периодическом издании «Авиационная промышленность»[35]35
  Костырченко Г.В. От Главкоавиа ВСНХ до Наркомата авиационной промышленности // Авиационная промышленность. 1985. № 5. Его же. Из истории становления советской авиационной промышленности //Авиационная промышленность. 1985. № 8,12.


[Закрыть]
. Чуть позже, в 1988 году, их автор защитил диссертацию на тему «Наркомат авиационной промышленности накануне и в годы Великой Отечественной войны. 1939 – 1945 гг.», а в постсоветский период, как упоминалось выше, принял участие в создании ведомственного труда по истории советской авиапромышленности с 1917-го по 1945 год.

Наглядным примером неразвитости в СССР темы истории отечественной авиационной промышленности и практически полного игнорирования архивных источников является работа А.В. Циркова, выполненная в Московском физико-техническом институте за четыре года до распада СССР и посвященная развитию советского авиапрома накануне и в годы Великой Отечественной войны[36]36
  Цирков А.В. Авиационная промышленность СССР накануне и в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг. М, 1987. Деп. в ИНИОН АН СССР № 31115 от 8.09.87.


[Закрыть]
. При анализе третьего раздела первой главы[37]37
  Первая глава именуется «Авиационная промышленность СССР перед решающим испытанием (1917–1941 гг.)». См. с. 6.


[Закрыть]
, посвященного вопросам разработки новых образцов самолетов и организации их массового производства, а также развитию научной и промышленной базы авиастроения в 1939 – 1941 годы, на 66 сносок приходится всего две архивные (для сравнения – шесть ссылок приводится на работы В.И. Ленина и М.С. Горбачева)[38]38
  Подсчитано по: Цирков А.В. Авиационная промышленность СССР накануне и в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг. С. 474–478.


[Закрыть]
. Приведем цитаты фрагментов работы автора, в которых используются упомянутые выше архивные материалы. Первая звучит так: «К началу Великой Отечественной войны от общего количества рабочих Саратовской области комсомольцы составляли 21,7 %»[39]39
  Там же. С. 96.


[Закрыть]
. Вторая сообщала следующее: «В 1940 году в промышленности и строительстве Поволжья методами индивидуального, бригадного и курсового обучения без отрыва от производства было охвачено 10635 молодых рабочих»[40]40
  Там же. С. 97.


[Закрыть]
. Приходится констатировать, что труд А.В. Циркова является типичным примером состояния немногочисленных отечественных исследований советского периода в данной области.

Можно также отметить исследование «Тыл советских вооруженных сил в Великой Отечественной войне»[41]41
  Тыл советских вооруженных сил в Великой Отечественной войне. М., 1977.


[Закрыть]
. Хотя оно посвящено не столько экономике, сколько организации тыловых учреждений действовавшей армии, однако содержит и некоторые фактические сведения, связанные с оборонной производственной сферой, в том числе в области авиации. Проблема развития тылового обеспечения РККА в межвоенный период получила дальнейшую разработку в исследовании «Развитие тыла советских вооруженных сил (1918 – 1988)»[42]42
  Развитие тыла советских вооруженных сил (1918 – 1988). М., 1989-


[Закрыть]
. Это первое комплексное историко-теоретическое исследование, обобщающее работу тыла вооруженных сил советского государства за семьдесят лет их существования. В книге на основе архивных материалов и других источников показано, как развивались вооруженные силы, укреплялся их тыл, менялась организационная структура, совершенствовались формы и методы работы. Следует, однако, заметить, что межвоенный период освещен фрагментарно, основное внимание уделено деятельности тыла в годы Гражданской и Великой Отечественной войны.

Достаточно интересные статистические данные содержатся в сборнике «Внешняя торговля СССР за 1918 – 1940 гг.»[43]43
  Внешняя торговля СССР за 1918 – 1940 гг. М., 1960.


[Закрыть]
. Они касаются импорта в Советский Союз различного промышленного оборудования и стратегических источников сырья, могущего быть использованным в авиационной промышленности. Более подробных сведений о промышленных контактах с западными странами, например с США и Германией, не сообщалось.

К сожалению, ни в одной из отечественных работ не было показано обеспечение авиационной промышленности базовыми источниками сырья, в частности алюминием. Отсутствие этого показателя делало невозможным появление подробных оценок потенциала советской авиационной индустрии по сравнению с аналогичными отраслями промышленности зарубежных стран.

Большим достижением отечественной исторической науки стал фундаментальный труд В.И. Дашичева «Банкротство стратегии германского фашизма», где содержалась информация, необходимая для сравнительного анализа отечественного и германского авиапромышленного потенциала[44]44
  Дашичев В.И. Банкротство стратегии германского фашизма. Исторические очерки: В 2-х т. М., 1973.


[Закрыть]
. В частности, там была приведена подробная информация по выпуску в 1939 – 1941 годах всех типов самолетов, использовавшихся люфтваффе, а также сведения о развертывании авиационной индустрии накануне войны с СССР. Автор отметил проблемы и трудности германской военной экономики, а также авантюрную политику планирования выпуска самолетов, которая явно не отвечала реальным потребностям люфтваффе.

Подводя итог первого этапа отечественной историографии, можно сделать следующее заключение. Было положено начало научному исследованию истории советской военной авиации и авиации прочих ведомств, выступавших в роли резерва в период от начала Второй мировой до начала Великой Отечественной войны, была выпущена обобщающая работа по истории ВВС Красной армии (монография В.С. Шумихина), появился ряд книг и статей, посвященных различным вопросам, связанным с историей военной авиации, были изданы насыщенные значительным фактическим материалом книги по истории советской авиационной техники. Однако эти несомненные достижения сочетались с игнорированием подробной истории боевого применения отечественной авиации во Второй мировой войне, а также с отсутствием объективной оценки уровня авиационной техники нового поколения. К тому же практически неизученными оставались вопросы, характеризующие развитие и применение зарубежной авиации в тот же период, что исключало возможность какого-либо сравнительного анализа. Без него, в свою очередь, нельзя было объективно оценивать мощь наших ВВС.

Что же касается возможностей использования документальной базы после рубежа 1950-х – 1960-х годов, то использование ее, во-первых, было строго лимитировано, а во-вторых, происходило главным образом на уровне внутриведомственных работ с соответствующими грифами.

Все эти обстоятельства значительно затрудняли изучение такого важного вопроса, как степень подготовленности советской авиации к войне с Германией.

Второй этап в изучении советской авиации в 1939 – 1941 годах начался с конца 80-х и продолжается по настоящее время. Его наступление определили политические перемены, произошедшие в обществе. Для этого этапа характерны следующие особенности: во-первых, упразднение обязательных догматических схем позволило иначе рассматривать многие устоявшиеся положения; во-вторых, издание документальных сборников по различным комплексным проблемам истории кануна и начала Второй мировой войны – военным, политическим, дипломатическим – значительно расширило доступную исследователям истории советской военной авиации источниковую базу; в-третьих, исследователям был в некоторой степени облегчен доступ к закрытым ранее архивным материалам.

Как и на первом этапе, новые концептуальные положения изучения темы в первую очередь нашли отражение в фундаментальном труде, где были сформулированы новые подходы к исследованию Великой Отечественной войны.

В 1998 году вышла первая книга военно-исторических очерков «Великая Отечественная война 1941 – 1945», которая подытожила новые тенденции, методологические достижения и подходы отечественных историков[45]45
  Великая Отечественная война 1941 – 1945. Военно-исторические очерки. В 4-х кн. Кн. 1.
  Суровые испытания. М., 1998.


[Закрыть]
. Издание этой книги наглядно продемонстрировало как достижения российской науки в этой области, так и стоящие перед ней проблемы. Авторы подчеркивают значительно расширившийся для историков объем документальных источников: «Сегодня исследователи располагают такой массой документов, о которой можно было лишь мечтать еще в недалеком прошлом»[46]46
  Там же. С. 5–6.


[Закрыть]
. Они также отмечают, что ранее «не всегда с должной полнотой освещались проблемы, касающиеся подготовки страны и вооруженных сил к отпору фашистской агрессии».

Помимо сохранения и развития тезиса о важности роли новой материальной части и недостаточном ее количестве накануне войны с Германией, в этом труде выдвигается ряд новых положений:

– признается резкое несоответствие степени развитости некоторых отраслей промышленности (производство авиационного топлива, средств связи) и служб материально-технического обеспечения по отношению к имевшемуся большому количеству самолетов;

– критически рассматривается уровень подготовки рядового и командного состава ВВС РККА и его морально-психологические качества;

– подвергается критике организация и боевая подготовка военной авиации, правильность выбора стратегических направлений ее развития; подчеркивается ее решающее численное превосходство над германской авиацией, а также преимущество советской стороны в объемах производства и темпах развертывания авиационных отраслей промышленности[47]47
  Там же. С. 78–81, 83–85.


[Закрыть]
.

Необходимо отметить, что авторский коллектив не скрывает дискуссионное™ многих выдвигаемых тезисов и не дает прямого ответа на кардинально важный вопрос о степени готовности советской военной авиации и обеспечивающих ее отраслей к противоборству с Германией.

Состояние авиации армии и флота накануне войны рассматривалось в значительном количестве публикаций постсоветского периода, которые были посвящены как общим вопросам развития вооруженных сил СССР, так и непосредственно советским ВВС[48]48
  См., например: Хорьков А.Г. Грозовой июнь: Трагедия и подвиг приграничных военных округов в начальном периоде Великой Отечественной войны. M., 1991; Горьков Ю.А. Генштаб. Ставка. Кремль. Тверь, 1995; Герасимов Г. Количественно-качественная характеристика ВВС РККА накануне войны // Авиация и космонавтика вчера, сегодня, завтра. 2000. № 1; Золотарев В.А., Шломин В.С. Как создавалась военно-морская мощь Советского Союза. Кн. 1. М.-СПб., 2004; Морозов М. Поражение летом 1941 года было закономерным // Великая Отечественная катастрофа. Трагедия 1941 года. М., 2007; Хазанов Д. Б. Неизвестная битва в небе Москвы. 1941 – 1942 гг. Оборонительный период. М., 1999; Солонин М.С. На мирно спящих аэродромах… 22 июня 1941 года. М., 2006; и другие.


[Закрыть]
. Отметим также то обстоятельство, что появление на Западе книги В. Суворова «Ледокол»[49]49
  Suworow V. Der Eisbrecher: Hitlers in Stalins Kalkul. Stuttgart, 1989-


[Закрыть]
(где утверждалось о якобы готовящемся превентивном ударе СССР по Германии летом 1941 года), несмотря на то, что научная ценность данной концепции сама по себе сомнительна, тем не менее, принесло пользу тем, что вызвало оживленную дискуссию, в ходе которой было высказано немало интересных мыслей и наблюдений, а также способствовало привлечению внимания, прежде всего военных историков, к изучению военного планирования в СССР в преддверии нападения нацистской Германии и, в особенности, к вопросу о стратегическом развертывании РККА в весенние месяцы 1941 года. Так, Б.Н. Петров на основании доступных документов пришел к выводу, что «советское руководство пыталось создать наступательную группировку», но, как он уточняет далее, «наступательные намерения Советского Союза были лишь возможным вариантом отражения угрозы со стороны Германии…»[50]50
  Петров Б.Н. О стратегическом развертывании Красной армии накануне войны // Военноисторический журнал. 1991– № 12. С. 12; см. также: Азяский Н.Ф. О стратегическом развертывании вооруженных сил Германии и Советского Союза в 1941 году // Военная мысль. 1990. № 8. С. 9–18.


[Закрыть]
.

Историки продолжали и продолжают исследовать состояние советских вооруженных сил, а на этой основе – и военной авиации. Можно наблюдать значительное разнообразие точек зрений и концепций, во многом противоречащих друг другу даже при использовании сходного фактического материала. В основном спор идет вокруг четырех факторов: 1) проблема нехватки времени для повышения обороноспособности СССР; 2) просчеты высшего руководства страны в определении вероятных сроков начала войны; 3) отсутствие полной боеготовности войск к моменту начала Великой Отечественной войны; 4) численное превосходство вермахта и превосходство его вооружения. По сути дела, с обсуждения этих четырех вопросов и начался пересмотр основных позиций советской историографии, сформулированных, в частности, в «Истории Второй мировой войны».

Приведем примеры некоторых взглядов отечественных исследователей на состояние и подготовку к боевым действиям советских вооруженных сил накануне Великой Отечественной войны.

Одними из наиболее примечательных в этом направлении являются публикации М.И. Мельтюхова, который в 1995 году защитил диссертацию по теме «Современная отечественная историография предыстории Великой Отечественной войны (1985 – 1995 годы)». В одной из своих работ он проанализировал соотношение советских вооруженных сил и вермахта к 22 июня 1941 года и пришел к выводу, что первостепенное значение имели не количественные параметры, а то, насколько профессионально использовались вооруженные силы СССР. По его мнению, «отсутствие у советского командования четко проработанной концепции современной войны, недостаток боевой выучки войск, обескровленность Красной армии массовыми репрессиями против командного состава – таковы главные причины, поставившие армию и страну на грань катастрофы»[51]51
  Мельтюхов М.И. 22 июня 1941 года: цифры свидетельствуют // История СССР. 1991. № 3. С. 27.


[Закрыть]
.

Значительный интерес представляет и капитальное исследование этого автора «Упущенный шанс Сталина», вышедшее тремя изданиями в 2000-м, 2002-м и 2008 году[52]52
  Мельтюхов М.И. Упущенный шанс Сталина. Схватка за Европу: 1939 – 1941 (документы, факты, суждения). 3-е изд., испр. и доп. M., 2008.


[Закрыть]
. В работе автора четко прослеживается тенденция показать стремление советского военно-политического руководства к превентивному удару по Германии и экстренную подготовку вооруженных сил и экономики страны к нему. Хотя он не ставил задачу рассматривать только историю советских ВВС, а касался целого комплекса военно-политических проблем, стоящих перед Советским Союзом накануне Великой Отечественной войны, тем не менее, в научный оборот был введен значительный объем фактического материала, относящегося к проблемам развития и применения советской военной авиации накануне войны с Германией. В частности, автор коснулся темы широкомасштабного развертывания ВВС вскоре после начала Второй мировой войны. М.И. Мельтюхов показывает серьезные перемены, произошедшие в вооруженных силах перед войной.

Особый интерес представляет вопрос о последствиях репрессий среди руководства РККА. Причиной чистки автор считает (с оговоркой «скорее всего») борьбу за власть внутри руководства наркомата обороны. Автор опровергает данные о десятках тысяч погибших офицеров (принимается цифра в неполные 17 тысяч репрессированных – тоже немало!), в основном без возражений цитируются высказывания о высоком уровне новых выдвиженцев.

Нехватка офицеров в армии вызывалась, по мнению автора, чрезмерно раздутыми штатами комсостава. В целом создается впечатление, что серьезного урона террор вооруженным силам не нанес. При этом обходится молчанием вопрос о том, что репрессии во многом сковали инициативу командиров[53]53
  Правда, это обстоятельство бегло упоминается в одной из статей того же автора (Мельтюхов М.И. Репрессии в Красной армии: итоги новейших исследований // Отечественная история. 1997. № 5. С. 112).


[Закрыть]
и еще более усугубили и без того непростое положение с подготовкой войск[54]54
  См.: Короленков А.В. Еще раз о репрессиях в РККА в предвоенные годы // Отечественная история. 2005. № 2. С. 157–159.


[Закрыть]
. Если автор полагает, что названные последствия преувеличены, то это нужно было доказать. Вывод о высоком уровне подготовки офицеров, пришедших на смену «изъятым», вызывает возражения[55]55
  Достаточно сослаться на оценку, данную И.В. Сталиным в апреле 1940 года: «Создание культурного, квалифицированного и образованного командного состава. Такого командного состава у нас нет, или есть единицы» (Зимняя война 1939 – 1940. Кн. 2. М., 1999– С. 279).


[Закрыть]
, поскольку основан на формальных показателях[56]56
  См.: Короленков А.В. Указ. соч. С. 158.


[Закрыть]
. Требует оговорки и тезис о том, что причиной репрессий являлась борьба за власть среди самих военных – она могла стимулировать их, но инициатива исходила, несомненно, от Сталина.

В главе о деятельности советской разведки накануне войны[57]57
  Мельтюхов М.И. Упущенный шанс Сталина. Схватка за Европу: 1939 – 1941 (документы, факты, суждения). 3-е изд., испр. и доп. М., 2008. С. 221–244.


[Закрыть]
автор демонстрирует, насколько противоречивы были ее донесения о планах Германии. Анализ донесений проводился на низком уровне или вовсе отсутствовал. В итоге распространенная версия о том, что разведка раскрывала руководству глаза на ситуацию, но ее не послушали, отвергается. Во многом это соответствует истине, однако М.И. Мельтюхов не ставит вопроса о причине. Из его текста можно лишь сделать вывод, что так «исторически сложилось». Между тем автор признает отсутствие аналитического центра в разведке, который, несомненно, был бы создан, если бы Сталин отдал соответствующий приказ. Кроме того, очевидно, что на деятельности разведки отрицательно сказались репрессии (а это не только гибель многих специалистов, но и кадровая чехарда, мешающая стабильной работе). Правда, автор приводит мнение А.Г. Павлова о том, что низкий уровень анализа разведданных явился «данью существовавшей тогда деспотичной атмосфере» (созданной во многом опять-таки теми же репрессиями, негативную роль которых М.И. Мельтюхов старается принизить), но это лишь мнение А.Г. Павлова[58]58
  Павлов А.Г. Советская военная разведка накануне Великой Отечественной войны // Новая и новейшая история. 1995. № 1. С. 57.


[Закрыть]
, которое сам автор никак не комментирует.

Вызывает сомнения и главный тезис – о намерении Сталина напасть на Германию в 1941 году. То, что в принципе такое решение могло быть принято, сомнений не вызывает, но нет бесспорных доказательств, что речь идет именно о 1941 годе. Все аргументы носят косвенный характер. Ограничимся лишь одним доводом против разделяемой автором позиции: на границе развернулось чрезвычайно затратное строительство новых укреплений (причем бетонных, а не легких полевых, как предлагали инженеры). Между тем дефицитные материалы, используемые при этом, было куда логичнее потратить на оборудование новых полевых аэродромов[59]59
  Великая Отечественная война. 1941 – 1945. Военно-исторические очерки. Кн. 1. М., 1998. С. 86–87.


[Закрыть]
, которых остро не хватало, а ведь это мешало сосредоточению авиации, что М.И. Мельтюхов относит к одному из важнейших аспектов подготовки к наступательной войне. Сложно представить, что ради маскировки, которой могут не поверить, руководство СССР сознательно тормозило подготовку к наступлению – видимо, оно просто считало оборонительные мероприятия в данный момент более важными.

Можно отметить и некоторую противоречивость тезисов автора. С одной стороны, М.И. Мельтюхов заявляет, что «утверждения о якобы низкой боеспособности Красной армии в 1941 году представляются недостаточно обоснованными» и «что вопрос о реальной ее боеспособности «накануне войны еще ждет своего исследователя»[60]60
  Мельтюхов М.И. Упущенный шанс Сталина. Схватка за Европу: 1939 – 1941 (документы, факты, суждения). 3-е изд., испр. и доп. M., 2008. С. 335.


[Закрыть]
. С другой стороны, при этом признается, что личный состав ВВС, танковых войск и артиллерии Германии обладали большим опытом и выучкой, чем советские[61]61
  Там же. С. 364–366.


[Закрыть]
. К сожалению, автор игнорирует те работы, где показано, что даже в случае удара по Германии Красную армию ожидало бы тяжелое поражение[62]62
  См., напр.: Соколов Б.В. Собирался ли Сталин напасть на Гитлера? // Война и политика. 1939–1941. М, 1999. С. 305–329.


[Закрыть]
. С этими работами можно не соглашаться, но умалчивать о них некорректно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16