Алексей Рудаков.

Войны Богов



скачать книгу бесплатно

В принципе, если убрать за скобки вопросы питания, то Игорь чувствовал себя как на курорте. Ресурсы собирались без особого напряжения, к стражам он привык, научившись даже различать их по внешнему виду на парочку своих, навещавших его чаще других и пришлых, или залётных, проявлявших к человеку особенно пристальный интерес в отличии от свыкшихся с его присутствием местных.


Минус был только один – сон.

Несмотря на все старания костюма, устраивавшего ему мягкий расслабляющий массаж стоило только Игорю устроиться в пилотском кресле для ночёвки, спать, вернее выспаться в тесной кабине было сложно.

В очередной раз проснувшись посреди ночи – затёкшие ноги, несмотря на все старания заботливого массажиста обожгли дремавшее сознание острой болью, Маслов выругался и уселся в кресле шипя от боли.

– Ты чего? – Не нуждавшийся в отдыхе Нап тотчас включил приглушённое освещение на приборной панели: – Спи давай, сил набирайся – завтра нам работать и работать.

– Угу, нам, – массируя ноги, несмотря на весь свой функционал костюм был очень мягким и даже слишком тонким на ощупь, пробормотал Игорь: – Особенно тебе, да?

– Спи! – Не стал вступать в спор шарик.

– Да не могу я! Воды дай, – сделав пару глотков, теперь, после того как Нап лучше узнал его вкусы, вода в трубочке приятно холодила рот, Маслов покачал головой: – Не могу я так. Спать не могу. В кроватку хочу. С простынями и одеялом. А это что? – Он постучал затянутой перчаткой ладонью по боку кресла: – Пытка какая-то!

– Так в чём проблема? – В голосе спутника сквозило неподдельное удивление: – Я-то думал – тебе здесь, в своём корабле, нравится. Многие разумные, к слову, предпочитают жить на борту. Ну, у них, конечно, кораблики по больше. Да. Я это к чему – ну, не нравится тебе здесь спать, так в чём проблема? Построй дом и спи в нём.

– Построить дом? Это как? – От удивления Игорь проснулся окончательно: – Как я его построю – без инструментов? У меня даже топора нет, – всплывшая в его воображении избушка мигом раскатилась на брёвнышки: – А фундамент? Чем копать – руками?

– Ну, можешь и руками, – изобразил смешок Нап: – Но разумные, те, которые головой не только для еды пользуются, используют 3Д принтеры. Чертежи у тебя есть – и фундамента, и стен, потолка, – на секунду замолчав шарик продолжил: – Да. Кровать тоже есть. Так что – ложись спать, а завтра, если тебе так горит, соберёшь себе по вкусу. – Демонстративно озвучив зевок, он вщёлкнулся в гнездо ранца и вырубив освещение продолжил сонным, скопированный с человека, тоном: – Всё. Спи. А не то сонный газ добавлю – ты мне отдохнувшим нужен.

Заснул в ту ночь Игорь только к рассвету – не имея возможности залезть в базу, это была прерогатива его спутника, он мечтал о своём домике на этой богом забытой планете. Перед его прикрытыми глазами сменяли друг друга сошедшие с рекламных плакатов уютные домики из бруса, их сменяли скромные коттеджи в европейском стиле, а уже когда начало светать, то ему явилась вилла настоящего олигарха – с зимним садом и бассейном, в котором плескались обнажённые девушки топ-модельной внешности.


Быстро проглотив завтрак – Нап, взявший на себя обязанности строгого родителя не выпускал его из корабля голодным, Маслов выскочил наружу и принялся нарезать круги вокруг на половину уже отремонтированного космолёта.

Дом, пусть даже самый скромный, должен был стать шедевром зодчества радуя глаз при взгляде снаружи и открывая великолепный вид на пейзаж за окном. Вот со вторым, с великолепным видом, как раз и были проблемы. Куда бы он не направлял свой взгляд – пейзаж был одинаков.

Снег.

Снег с валунами.

Снег с валунами и кустами.

Снег с деревьями, кустами и всё теми же, осточертевшими железистыми валунами.

Поняв, что ничего выдающегося найти не удастся, Игорь вздохнул и, обращаясь к Напу, произнёс:

– Ладно. Дом будет здесь. Вход давай к кораблю, а окно…

– Для окна стекло нужно. А для стекла кремний. Но ты его весь на корабль извёл. Так что, – выскочив из-за его плеча, шарик издевательски покачался перед его лицом: – Иди копать. Попутно и углерода набери – дом, по-твоему, из чего делать будем?

– Да, папочка, – ещё раз вздохнув, Маслов направился к лесу, где, среди деревьев изредка встречались светло жёлтые выходы кремния.

В этот день ему так и не удалось приступить к созданию своего жилья – подгоняемый напарником он до самого заката метался от деревьев к каменным россыпям отыскивая в мешанине глыб нужные элементы.


Строительство началось следующим утром.

Вынырнувшие из его ранца кубики деловито облетев проекцию будущего фундамента, выстроились в шеренгу и принялись метаться взад-вперёд, покрывая снег серым слоем камня. Как они выравнивали почву под этой плитой, так и осталось загадкой. Напарник, не желая снисходить до объяснений такой элементарщины, отделался от Игоря дежурной фразой – «Всё норм, приятель» и всё, что оставалось человеку, так это отойти в сторонку дабы не мешать процессу.

Закончив с фундаментом и покрыв его слоем похожего на светлую древесину пластика, кубики разделились на четыре отряда. Подлетев к краям пола, они возобновили свой танец, поднимаясь вверх и не прошло и получаса, как перед будущим домовладельцем оказались стены с дверным проёмом и здоровенной дырой на месте будущего панорамного окна. Ещё столько же и будущее жильё украсилось четырёхскатной крышей, на вершине которой, там, где сходились плоскости кровли, объявился высокий флагшток с бледно синим полотнищем флага.

– Символ Странников, – пояснил Нап, уловив недоумённый взгляд человека: – Ты же Странник?

– Я – человек!

– Какая разница, – отвернувшись, шарик дёрнулся в сторону дверного проёма уже заполненного синей плёнкой силового поля: – Ну, страдалец? – Листочки на его стебле приглашающе повернулись в сторону сооружения: – Сбылась твоя мечта. Заходи, чего на улице-то стоять.


Изнутри домик оказался куда меньше чем снаружи. Три ни три метра, так Игорь оценил габариты единственной комнаты, тёплый воздух внутри которой сильно отдавал свежим пластиком.

– Что? Тесновато? – Нап, придирчиво осматривавший стены, пол и потолок повернул на него свой глаз: – Зато тепло, воздух нормальный, да и не зайдёт никто – поле только на тебя рассчитано.

– А свет здесь есть? – Обежав глазами пустые стены и не обнаружив ничего похожего на выключатель, Маслов подошёл к окну вытянув в сторону клонившегося к горизонту первого солнца: – Солнце… – подняв руку он на пальцах прикинул сколько времени осталось до захода – этому трюку его научил Чум: – Первое которое, через час зайдёт. Второе – минут на сорок позднее. И что мне, в темноте делать?

– Спать! Ты же это хотел? – Заглянув ему в лицо ехидным тоном произнёс Нап: – Сейчас тебе постельку организую – и баиньки.

Подчиняясь его команде штук пять кубиков, до того крутившихся где-то снаружи, залетели внутрь и менее чем через минуту перед Игорем возникла узкая кровать, выполненная из того же материала, что и стены скромного домика. Несмотря на её спартанский вид – ложе было собрано из трёх прямоугольников – две спинки, соединённые горизонтальной пластиной, он был счастлив. Подушка, простыня белого цвета, одеяло грубой ткани – всё это просто манило его в свои объятья.

Поспешно отстегнув шлем, он выбрался из распавшегося на две половинки словно раковина костюма и как был голый, юркнул под одеяло.

– Хорошо-то как… – вытянувшись во весь рост он поёрзал на мягком! Приятно пружинящем! Матрасе!

– И вид что надо, – повернувшись на бок, Игорь посмотрел на пару тусклых дисков, клонившихся к закату: – Красота!

Начавшаяся снаружи буря бросила пригоршню снежинок в окно и те, ударившись о непреодолимую преграду, рассыпались в пыль, блеснув в лучах заходивших светил короткой вспышкой.

– Скажи, – чувствуя, как сонная нега начинает обволакивать его, пробормотал Игорь, соскальзывая в тёплую дремоту: – А это… Ну, тут холодно не будет?

– Не будет, не будет, – выскользнув на своей ножке из-под валявшегося на полу костюма, поспешил успокоить его Нап: – Тут термозащита знаешь какая? Ого-го! А в потолке…

Он принялся рассказывать о генераторе, силовых полях, системе вентиляции этого скромного с виду жилища, но человек его уже не слышал полностью, уйдя в мир грёз, где он, вернувшись на родную планету, весело проводил время на краю бассейна в окружении внимавшим его словам красоткам.


Следующие несколько дней пролетели для Игоря как один миг. Впервые в жизни ощутив себя собственником он трудился, не опуская расщепителя, так что Нап, пораженный его напором, предпочитал молчать, не рискуя попасть под горячую руку.

Интерьер крохотной комнатки преображался на глазах – появился овальный стол, чью поверхность украшали вставки из полированного камня, пара стульев – увидев их напарник не удержался от ехидного комментария о количестве задниц на одно помещение. Подле окна Игорь разместил глубокое кресло с пледом, а стену над кроватью украсил цветастым ковром, найденным в обширной базе данных 3Д принтеров.

Сидя в одном шлеме он коротал вечера копаясь в базе, натыкаясь на множество интересных, необычных вещей, правда большая их часть, рассчитанная на Кхархов и Уюсов была абсолютно не пригодна для человека. Ну скажите, что ему было делать с насестом, излюбленным местом отдыха птиц? Или с гамаком, своими размерами и формой более напоминавшим парус средней яхты? Корабль от снега прикрыть?

Но встречались и полезные вещи. Так, разбирая трёхмерную модель агрегата, названного в базе кислотным процессором-очистителем, он наткнулся на деталь, подозрительно походившую на нож.

Верные его приказу кубики собрали это устройство за какой-то час, а потом он, пыхтя и матерясь на неизвестного конструктора, потратил почти пол дня, разламывая неожиданно прочный корпус на куски подобранным рядом булыжником.

Его старания оказались не напрасны – извлечённая из недр искалеченного процессора железка и впрямь походила на нож, вот только не на человеческий. Более всего она напоминала Орочью Чоппу – громоздкий грубый клинок, распиаренный во множестве компьютерных игр и фантазийных фильмах.

Но всё же это было оружие.

Ну, почти.


Создав самую толстую, что смог найти, медную проволоку, он обмоталей рукоять, а найдя при помощи напарника камень, близкий по структуре и составу на земной алунит – квасцовый, или точильный камень Маслов использовал любую свободную минутку для правки лезвия своего клинка.

Когда же перевязь, созданная из синтезированного подобиякожи, легла ему на плечо, приятной тяжестью давя на тело, то Игорь почувствовал себя круче Рембо, д'Артаньяна и Геракла – всех вместе и каждого по отдельности.

Поддавшись неожиданному порыву, он выхватил клинок из ножен и, воздев его над головой, проорал нечто нечленораздельно-воинственное.

– И чего разорался? – Судя по голосу, Нап был очень недоволен: – Стоит тут, понимаешь, голый и орёт во всю глотку.

– Так я же варвар, – сунув чоппу на место, развернулся к нему Маслов: – Мне можно. А ты, – не сдержавшись он погладил крючковатое, по-птичьи хищное навершие рукояти клинка: – Повиси пока.


Для костюма, не валяться же тому на полу, Игорь подобрал непонятный разлапистый предмет из раздела Кхарской мебели. Чем на самом деле была эта палка, раскинувшая в стороны короткие обрубки веток-пальцев, он не знал, а копаться в описании желания не было.

Устойчива?

Можно повесить и шлем, и костюм?

Так чего голову ломать – подходит!

– Я-то повисю… Повешу… В общем продолжу, – на всякий случай укоротив ножку посмотрел на него спутник: – Мне то что? А вот тебе, – в его голосе появились язвительные нотки: – В постельку пора.

– Успею ещё, – не сдержавшись Игорь вновь вытащил тесак из ножен и принялся любоваться матовым блеском лезвия, качая его подле светильника, чью схему он раскопал всё в той же базе. Там, в этой базе, было почти с два десятка предметов, излучавших свет любого цвета и спектра. Один он приспособил для своего жилья, а несколько, больше смахивавших на старинные фонари с граненными матовыми стаканами на верхушках, расставил вокруг домика, разгоняя ночную тьму.

– Успеет он, как же! – Продолжая выглядывать из-за вешалки качнулся на своей ножке Нап: – Спать ложись! Нам с тобой завтра улетать!

– Как – улетать?! – Положив нож на стол, Игорь недоумённо посмотрел на него: – Улетать? А как же… – запнувшись, он обвёл рукой пространство вокруг себя: – Вот это всё? Что? Вот так взять… И бросить?

– А что такого? Подумаешь, построил хибарку, натащил барахла и что теперь? Вечно тут сидеть?

– Так мы же хотели Портал искать? Здесь, на этой планете!

– И как ты это себе представляешь? – Осмелев, Нап выдвинулся вверх: – Будешь всю поверхность прочёсывать? Учти, – шарик свёл и развёл свои лепестки выражая крайнее раздражение: – Я сканить могу только в радиусе пяти километров. Дальше всё – мощности не хватит, дополнительные модули нужны.

– Ну так корабль же есть? Полетим низенько-низенько, ты будешь сканировать и…

– Вот именно! – Резко качнувшись из стороны в сторону, перебил его спутник: – Корабль! Ты хоть представляешь – какая у него защита? Я про экранированность корпуса. Мне не пробить!

– А…

– А чтобы подключиться к его антеннам нужен адаптер-переходник.

– Ну так сделаем, делов-то. Сейчас базу гляну, – сунув нож на место Игорь двинулся к вешалке.

– Нет таких модулей в базе, – Нап, вытянувшись ещё немного, постучал лепестком по шлему: – Слишком сложно для наших трудяг. Я про кубики, если ты не понял. Усилитель твоего бластера, мой сканер, расщепитель или улучшение двигателя для корабля, – он качнулся в сторону окна, за которым проглядывался темный силуэт космолёта: – Это всё можно только на Станции купить. И то – не на каждой. Понял?

– Вроде того.

– Ну хоть что-то хорошее.

– Но мне что, всё это бросить?! Дом, мебель…

– А что с ними будет? Реактор на три десятка лет рассчитан, внутрь никто кроме тебя не зайдёт. Чего ты разволновался-то?

– Да жалко просто, – вздохнув, Игорь подошёл к кровати и стащив через голову перевязь, повесил её в изголовье: – Уютно получилось. Да и знаешь, – забравшись под одеяло он щелкнул пальцами переводя светильник в ночной, приглушённый режим: – Это же мой первый дом. Понимаешь? Мой дом. Собственный. У меня такого никогда не было. И бросить.

– Понимаю, – серьёзным и даже отчасти задумчивым тоном произнёс Нап: – Свой дом – это да, важно. У меня ведь тоже дома не было. Я даже и не знаю – кто я. Откуда здесь взялся. Просто раз – и тут. С тобой.

– Ладно, дружище, – чувствуя, как на него накатывается дрёма, пробормотал человек прикрыв глаза: – Разберёмся. И кто ты выясним, и кто меня…

Не договорив он засопел, аНап, приглушив огонёк своего глаза ещё долго смотрел на него прежде чем перейти в энергосберегающее оцепенение, заменявшее ему сон.


Отлёт с планеты был назначен на местный полдень.

Планета, по расчётам Напа, именно к этому времени должна была повернуться так, что Станция должна была оказаться точно в зените над местом их посадки. А это, как считал шарик, сильно упрощало навигацию для такого посредственного пилота как человек.

С последним утверждением Игорь спорить не стал. Ему, как человеку если и бравшему в руки штурвал, то только в компьютерных играх, было и самому страшно. Одно дело крутить джойстик зная, что тебе ничего не грозит – ну разобьёшься, и что? Сохранёнка-то – вот она!

И, совсем другое, когда от тебя зависит именно твоя, единственная и такая любимая, жизнь.


Ожидая нужного времени, он наматывал круги вокруг своего домика, старательно отводя взгляд в сторону, когда проходил мимо окна.

Понимая головой правоту слов Напарника, сердцем он согласиться с ним не мог, испытывая опустошённость и печаль от предстоящего расставания со своим, впервые обретённым, хозяйством. Не помогли даже долгие монологи Напа, демонстрировавшего его проекты различных строений – с прозрачными куполами зимних садов, с просторными, много крупнее этой хибарки комнатами – вот так просто взять и бросить простенький домик он не мог.


Небо потемнело и Нап, до того хранивший молчание, коротки пискнул, привлекая внимание человека.

– В корабль надо, – выдвинувшись вверх, он покрутил глазом сканируя небосвод: – Буря надвигается. Самое время улетать.

– А не рано? – Развернувшись спиной к домику, Игорь двинулся к кораблю: – Ты же говорил – в полдень?

– Ну крюк сделаешь. Небольшой – тут всего-то спутник обойти. Справишься.

– Мне бы твою уверенность, – забравшись в кабину, колпак тотчас закрылся, отсекая его от внешнего мира, Игорь протянул руки к приборной панели: – Ладно, прорвёмся как ни будь. Джой здесь где? И педали, – пошарив ногами внизу и ничего не обнаружив он даже наклонился, пытаясь разглядеть небольшой пространство внизу.

– Джой? Педали? – Чуть выдвинувшийся вверх Нап с непониманием подвигал лепестками: – Ты сейчас о чём вообще говорил?

– Управлять чем? Мыслью?

– Ты? Мыслями? А они у тебя вообще есть? Мне порой кажется, что…

– Нап!

– Да всё-всё. Молчу. Вот тебе органы управления, – две боковые панели, которые до сего момента Игорь считал декоративными накладками и втайне удивлялся пустоте приборной доски, вспучились, выдвигаясь к нему и сквозь них начали проступать смазанные и какие-то невнятные очертания. Так, под его левой рукой проявились два ряда по три кнопки – чуть больших чем на родной земной клавиатуре. Их гладкая поверхность не несла никаких символов, отчего он, почесав лоб – остальная часть головы вместе с вожделенным затылком была скрыта шлемом, озадаченно перевёл взгляд направо. Но и здесь ситуация была далека от понимания. То, что выросло под его правой рукой, описать двумя словами было сложно. Более всего это образование напоминало наклонённую вверх-вперёд коробку из-под обуви с перевёрнутой бортиками вверх крышкой, в которой медленно текла, не выливаясь через низ, вязкая жидкость чёрного цвета. Посреди неё, словно игрушечный кораблик, серебрился овальный предмет, верхнюю четверть которого делила на две половинки тонкая, слабо светящаяся синим линия.

– Теперь доволен? – Нап явно наслаждался моментом: – Как видишь – всё просто. Даже для тебя. Сейчас радар включу, – прямо перед его грудью возник белый шар похожий на прозрачный, или пустотелый глобус – с положенными ему меридианами и параллелями.

– Как видишь, – продолжил самодовольным тоном шарик: – Всё просто до элементарности. Слева от тебя управление тягой, – центральные кнопочки осветились красноватым светом, шедшим откуда-то снизу.

– Верхний ряд – крайние, – две, бывшие по краям от красных, налились зелёным: – Для вращения вокруг оси. Вокруг продольной. Ну а две остальные, – кнопки, бывшие под зелёными осветились желтым: – связь, – заморгала левая нижняя: – И переключение оружия, – ожила нижняя правая. Всё. Клади руки на место и полетели.

– А это что? – Не рискуя прикоснуться к серебряному овалу, указал на него пальцем Игорь: – И для чего?

– Рулить. Меняет вектор тяги. Всё, хватит время тратить. Руки на место и полетели.

Сжав зубы – ему было реально страшно, Игорь чуть наклонился вперёд – спинка немедленно изменила форму, подстраиваясь под новую позу, и выдохнув положил руки на непривычные органы управления.

– Плавно прибавляй тягу и…

– Тягу? Эээ… А, вот же она! – Отыскав глазами среднюю кнопку в верхнем ряду Игорь чуть придавил её, ощущая как по телу корабля пробежала лёгкая дрожь.

– Сильнее жми! Чего боишься! – Выдвинувшись вперёд прикрикнул на него Нап и Маслов, мысленно послав его к чёрту, вдавил неожиданно шершавую даже сквозь перчатку кнопку до самого упора.

– Отлично! – Перекрывая нараставший шум двигателей, громко, неожиданно громко для такой крохи прокричал его спутник: – Закрываю шлем! И тише будет, да и по технике безопасности полётов так положено!

Опустившееся стекло словно прозрачный нож отрезало человека от ревущих на пределе мощностей двигателей корабля.

– Теперь правой, – спокойным и тихим тоном продолжил Нап: – Руку клади и ладонью – чуть-чуть вперёд. Нос оторвать надо.

Коснувшись ладонью округлого тела непривычной ручки управления Игорь чуть сдвинул её вперёд удивляясь возникшим ощущениям. Его рука двигалась – в этом сомнений не было, но двигаясь, она оставалась на месте. Он уже было хотел посмотреть на неё, зрению доверия было больше, но тут корабль вздрогнул, снег, покрывавший его узкий нос пошёл трещинами, а через миг белая равнина провалилась вниз, исчезая из поля зрения.

– Есть отрыв! – Возбуждённо прокомментировал происходящее Нап: – Резко стартанул, ну да ничего – научишься! Теперь – жми газ и рукой вверх. Целься в зенит!

Выполняя его указания Игорь прижал кнопку, одновременно продолжая сдвигать остававшуюся неподвижной ладонь.

Поверхность планеты, ставшая на краткий миг его домом, отшатнулась, отпрыгивая от него и на краткий миг он увидел свой домик – крохотную коричневую точку в окружении желтых искорок фонарей. Ещё секунда и всё это растворилось на белом фоне стремительно отдалявшейся поверхности, оставив в его душе лишь лёгкое сожаление и желание вернуться туда, откуда всё началось.


Пространство встретило его бледно розовой дымкой, сквозь которую проглядывала яркая полоса звёзд, составлявших Кольцо. В одном месте яркий пояс расширялся и Нап, заметив его интерес немедленно пояснил, что это и есть пресловутый Центр, куда и стремились все Странники.

– Насмотрелся? – Оторвал он человека от созерцания непривычной картины: – Если да, то давай, на Станцию рули. Я выделил её на радаре – посмотри и выкручивай на неё.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11