Алексей Миронов.

Петля 19



скачать книгу бесплатно

Любимой Матушке и всем женщинам посвящается


Предисловие

В данном произведении содержится личный опыт одного из нас с вами. Автор попытался в легкой и доступной форме изложить концепцию интересных моментов существования биологических организмов планеты Земля.

Эта книга не для всех, но для каждого – именно для тебя – и если ты её поймёшь, то твоя жизнь никогда уже не будет прежней, а твоя судьба наполнится удивительными метаморфозами. Автор не гарантирует этого, но постарался, чтобы такое произошло. Произведение больше мужское, поскольку автор мужчина, однако адресовано как мужчинам, так и женщинам. Самым лучшим вариантом будет, если вы прочтёте данное повествование вместе со своим любимым человеком. Найдётся, что обсудить. Поверьте на слово.

Содержание не касается вопросов религии, философии или идеологии, вернее, почти – куда же без вечных спутников нашего существования. В целом произведение написано на основе жизненных историй с применением многоуровневых аллегорий и вникнуть в него до конца можно лишь слушая своё сердце или внутренний голос. Попробуйте. Это не так сложно, как кажется.

А теперь, уважаемые друзья, попытайтесь отбросить стереотипы и представить, что вы, допустим, случайно познакомились с обычным человеком и тот решил вам рассказать о пережитых приключениях. Так сложилось, что у вас достаточно времени и его нечем занять. Постарайтесь выслушать незнакомца до самого конца. Отнеситесь, пожалуйста, снисходительно, не торопите и не перебивайте его. Возможно, он вас порадует. К тому же если вы не способны кого-то выслушать, то и вас слушать не станут, ибо, для того чтобы получить, необходимо отдать. Удачи.

 
Как выразить то, чему имени нет:
Где плещет огнём неродившийся Свет,
Где смерть неизбежна, но невозможна?
На миг прекратив свой неистовый бег,
Вселенную в сердце открой осторожно
– Ведь это дано лишь тебе, человек.
 

Предыстория

В этой главе некоторые части написаны от первого лица, а некоторые от третьего. Пусть данное обстоятельство вас не сбивает, везде одно и то же основное действующее лицо. Нижеописанные героические эпизоды представляют собой набор отдельных воспоминаний из жизни главного персонажа и по структуре отражают устройство человеческой памяти, которое из пройденного пути выделяет наиболее значимое или интересное. Пока что не ищите сюжетной линии, давайте просто познакомимся. Это вводная глава. Потерпите чуточку.

«Алёша домой!» – мама стояла на балконе и махала рукой, прямо сигнальщик, только флажков не хватает.

«Мама, конечно, у меня красивая. И папа тоже самый лучший», – так думает большинство детей, наверное. Кто защитит тебя от любых монстров, надаёт по заднице всем твоим врагам? Конечно – Папа! Ну, а у Мамы можно выпросить всё что угодно, особенно, если надавить на жалость или долго уговаривать.

Сегодня на повестке дня разбор поведения, моего, естественно.

К маме в гости зашла соседка и обвиняет её сына в посягательстве на честь и достоинство своей любимой дочери. Как же мне не хочется в этом участвовать, но поздно. Все в сборе, прения начались.

– А Вы знаете, что Ваш сын вчера заплевал мою дочурочку жёваным печеньем и при этом даже не объяснил – зачем.

Все уставились на меня.

– Просто вступился за друга, – краснея и хлопая своими карими глазёнками, произнёс я. – Она первая начала обзываться, и мне пришлось так сделать.

Мама в текущей ситуации проявила свои шедевральные дипломатические способности и выступила с предложением, которое не оставило вариантов для дальнейшего идеологического наступления в мою сторону. Выглядело оно так:

– Что ж, берите печенье, приходите к нам и оплёвывайте моего сына, если вам это нужно.

Точка. Конечно, никто меня оплёвывать не стал.

* * *

Друг для меня было понятием на уровне – всё отдай и всё возьми. И поэтому настоящего друга я так и не нашёл. Встречались попутчики, сожители, соратники, приятели, друзья по интересам и более никого. С детства рвалось из груди что-то большое и сильное, но жизнь делала так, что это явление превращалось в боль и грусть-тоску, не понятную ни мне, ни другим.

В конце концов последовало множество выводов, а затем неутешительное внутреннее умозаключение: «Нет ни дружбы, ни любви». Точнее они есть, пока друзьям или любимым нечего делить или их интересы не сталкиваются лбами.

Но всё это будет чуть позже, а пока семилетний ребёнок учится бороться с волнами на море и смотрит на китов – как они вдали пускают свои фонтанчики из дыхательных отверстий.

Лёгкий шторм, но мы не привыкли отступать. Знаний пока мало, масса и того меньше, но бороться с накатывающей волной дело настоящего мужчины, как мне тогда казалось. Чёрные волны наступают на меня, я непоколебим. В следующий момент меня переворачивает вверх ногами и, словно водоросль, тело колыхается под водой. Страха нет, дышать уже не надо, просто смотрю на рыбок вокруг. Рай. Дальше меня кто-то вытаскивает из воды, какая-то третья сила, и я просыпаюсь на берегу, с полным впечатлением нереальности происходящего. Никакой научной и ненаучной фантастики – просто мама.

Раунд второй, он же последний. Прошло 10 минут. Теперь я сильнее и больше знаю, и ещё – я намного самоувереннее. Всё произошло гораздо быстрее, чем раньше, и совсем неинтересно. В очередной раз меня вытаскивают и хватит на этом.

* * *

Наш герой с рождения получил натуру чувствительную. Так и не научившись плавать проживая рядом с морем, маленький Алёша хорошо научился врать. Причём не важно, надо это или нет. Ложь ведь искусство. А искусство требует жертв, только чужих, разумеется.

Главное, находиться на чужой территории или в кругу людей, которые тебя не знают, во всяком случае – близко. Данное правило, как оказалось, совсем не обязательно.

Все дети врут, фантазия рвётся наружу. С малолетства, имея склонности к метафизике, Алёша читал фантастику и сказки, пытаясь найти в книгах отголосок того, что болело, а иногда жгло огнём изнутри; пробовал писать рассказы, но получалось коряво. До формирования стиля личности ещё далеко, а возможно, и нечего было сказать тогда.

Более всего юному сказочнику нравилось убеждать своих товарищей, что он инопланетянин. Это было нетрудно, потому как существовала некая внутренняя уверенность в своей непохожести на человеческий род. Таких эпизодов насчитывалось два, и ребёнок ими очень гордился. Первой жертвой стал родной дядя, который, к слову сказать, был всего на год старше. Второй жертвой был товарищ, который благодаря Алёше угодил в комичную ситуацию. Дело в том, что данный товарищ являлся шахматистом, а наш герой просто владел чувством композиции или стратегическим мышлением, вследствие чего поставил своей жертве детский мат, чем поверг зрителей в восторг. Свидетелей вышеописанной дуэли было немало, уважение обеспечено. Естественно, после такого конфуза новоиспечённый друг поверил во всё, что Алёша ему наплёл. И даже отказался от приглашения посетить Алёшкину родную планету, что явилось показателем наивысшего доверия и серьёзности восприятия. Какой ребёнок откажется от возможности проверить выдумщика?

Много позже, вконец осознав губительную мощь вереницы лжи, Алексей будет стараться всегда делать то, что говорит, и постарается не давать обещаний, которые не способен выполнить.

* * *

«Филипп Ауреол Теофрастус Бомбастус фон Гогенхейм[1]1
  Парацельс – швейцарский алхимик (1493–1541 гг.).


[Закрыть]
», – произнёс нараспев 16-летний Алексей.

Вера смотрела на мальчика восхищёнными глазами. Много ли надо деревенской девчонке, чтобы голова пошла кругом?

«Расскажи ещё что-нибудь».

Рядом сидела подруга; она, в отличие от Веры, была городской и образованной девушкой, но, как и Вера, не имела понятия ни о чём, что касается оккультизма и метафизики. Точнее о том, что касалось многогранного фантастического внутреннего мира Алёши, который наполнялся подобно сухой губке, брошенной в воду. Питательной средой служила литература по оккультизму, собственные видения, а может, и воображение. Не обходил подросток стороной и бульварную прессу, которая иначе действует на неокрепший и не закостеневший с возрастом разум. О если бы в его время был интернет, но история против сослагательных наклонений.

Тем временем Алексей выдал следующий перл: «Гигроцефал ложнозрячий псевдоматериальный[2]2
  Фантастический монстр, название которого искажено намеренно.


[Закрыть]
».

Далее последовал рассказ о его, гигроцефальной, сложной натуре, охоте за людьми и страшных жертвах среди мирного населения. Представьте, что творилось в голове у девушек от таких фактов, выложенных в ночное время под вой деревенских собак. Не говоря уже о ночных походах на местное кладбище, где, по странному стечению обстоятельств, происходили непонятные события, которые Лёша легко и без зазрения совести мог объяснить вмешательством сущностей в наш непредсказуемый и наполненный опасностями мир. Впрочем, возможно, так и было. То откуда ни возьмись появлялась собака, а потом исчезала, то калитка сама собой закрывалась перед изумлёнными детьми, не давая войти в могильник. И если собака в деревне дело обычное, то калитки сами в безветренную погоду не могут двигаться. С этим были согласны все очевидцы.

* * *

Летом ночной деревенский воздух, наполненный густым и вкусным ароматом окружающих трав и деревьев, не похож ни на что. Кто бывал, тот поймёт. Молодому человеку, и без того пьяному от своих фантазий, воздух добавлял эмоций. Можно заняться и разгоном облаков с утра, и поговорить с духами, которые буквально окружают всех нас. Так я думал тогда.

В один прекрасный поздний вечерок, до лёгкого морозца на коже зашуганный своими собственными рассказками, вдоволь нацеловавшись и наобнимавшись, я отправился до дома тихими деревенскими улочками. Программа на вечер была практически выполнена. Но чего-то не хватает. Придя домой глубокой уже ночью, я почувствовал – сейчас что-то начнётся.

Заснуть не получилось. Смотрю в потолок спокойно, изучаю узоры из потрескавшейся штукатурки.

В дальнейшем произошло то, что я не мог объяснить ещё долгое время и забыть соответственно тоже – на меня с потолка смотрело ОКО. Сейчас подробности уже стёрлись из памяти, но ОКО было не человеческое, а просто чёрная дыра. Эта дыра в форме глаза смотрела прямо на меня из какого-то треугольника, не моргая. Закалённый разнообразной дьявольщиной, я, нисколько не сомневаясь, попытался внутренне обратиться к объекту с примерно следующим предложением: «Давай сотрудничать, я полностью готов с тобой объединиться», – на отроческом языке призыв звучал несколько иначе и более эмоционально, но смысл вкладывался именно такой.

Текущая ночь стала одной из самых тяжелых ночей в моей жизни: борьба шла внутри различных планов сознания за господство над личностью, а понимание пришло много позже. Я и спал, и не спал, одновременно, лежал в поту и горячке, несусветная тяжесть сковала всё тело.

Рассвет застал молодой организм в состоянии: «после смены на шахте». Пели птички, солнышко вышло и поднялось над горизонтом, безвозмездно наполняя всё вокруг жизнью и силой. Домашние ещё спали, но бабушка уже суетилась на кухне. Не заметив никаких изменений внутри, я умылся, поел и пошёл бродить по деревне. Скучно, все товарищи ещё дрыхнут. Внезапно решив проверить, «а вдруг?», я внутренне обратился к кому-то с вопросом: «Ты здесь?» – «Конечно». – «Мы будем общаться?» – «Через 2 года ты сам не захочешь со мной общаться».

Для меня всё тогда было легко и просто и воспринималось как должное. Хотя на самом деле я не верил ничему до конца. Данное обстоятельство, наверное, и спасало. Именно чувство несерьезности или иллюзорности событий не давало полностью погрузиться в приключения, и последствия не обрушились на детскую голову.

* * *

Теперь автор предлагает ненадолго погрузиться в мир братьев наших меньших. У Алёши с детства было крайне трепетное отношение к различного рода зверькам. Он их любил, и они его, скорее всего.

– Алёша, ты что делаешь? – бабушка в недоумении уставилась на внука, который кидал нечто в унитаз, а затем смывал.

– Я рыбок выпускаю, в банке им тесно.

Таким образом, доброе дело было почти завершено, оставалось всего несколько экземпляров, им не повезло. Оставшимся рыбкам пришлось заканчивать свою жизнь в тесной банке, а затем в аквариуме.

С котами у Алёши состоялись особые отношения. Это случилось после того, как однажды подросток увидел кошака, висящего привязанным за хвост, на высоте семи этажей девятиэтажного дома. Нет, юный натуралист не стал подражать малолетним садистам. Его игры с котами носили исключительно мирный характер. Ведь Алёша всего-навсего расстреливал их из воздушного детского ружья большими пенопластовыми шариками, а потом всегда жалел и гладил.

Были и другие. Самые неживучие, конечно, хомяки. Один просто решил прыгнуть с балкона, видимо, перспективы его не впечатлили. Второй залез в диван, выгрыз на лучшем мамином платье всю область живота и умер счастливым, от нафталина.

И, бесспорно, попугайчики, данные крылатые друзья были, наверное, у каждого. Им не везло больше всех. Как-то раз один из пернатых не успел выйти из клетки и опускающаяся задвижка слегка прищемила ему голову, что-то слегка хрустнуло.

«Ну почему они такие хрупкие?» – подумал Алексей. И поскольку действие было ненамеренным, попугайчик со свёрнутой шеей очень быстро отправился в забытьё.

Следующая птица умерла от тоски.

Итак, в новогоднюю ночь Алексей сотоварищи решили закрыть попугая в пустой комнате, свет соответственно погасили. И всё… Утром он, не подумайте, не Алёша, был обнаружен лежащим вверх лапами в своей клетке.

«Все веселятся, едят, а меня не позвали, – размышлял попугай. – Здравствуй, жопа – Новый Год. Вот вы придёте завтра, а я мёртвый». Как тут лапы на себя не наложить? Автор думает, именно так дело и было.

Последний попугай решал конфликт интересов с котом, надо же так просчитаться. Он тупо пикировал на хищника сверху и пытался, наверное, заклевать того неожиданно. Другого объяснения нет. Первый раз удалось спасти поклонника легендарного лётчика Гастелло[3]3
  Николай Францевич Гастелло 23.04. 1907 – 26.06.1941. Погиб во время боевого вылета в период Великой Отечественной войны, направив свой подбитый фашистами бомбардировщик на механизированную колонну врага – таким образом совершил огненный таран. Герой Советского Союза, посмертно.


[Закрыть]
, вынув его из пасти предполагаемой жертвы попугайской атаки. Второй раз Алексей просто ничего не стал предпринимать, и кот со своей добычей отправился в угол кухни праздновать уничтожение лишнего квартиранта, которого ещё и предполагалось съесть немедленно. Если вы думаете, что на этом и закончилось, не тут-то было. В гости пришла родня и, поняв, чего там делает кот в углу, потребовала прекратить такое варварство. Алексей хоть и был не согласен с мнением оппозиции, но под угрозой санкций, вступил в противостояние с котом.

Кот: вес 6 кг, возраст 4 года, ноль поражений.

Алексей: вес 63 кг, возраст 17 лет, на тот момент тоже ноль поражений.

Зная подлую натуру своего кота, Алексей надел «дубовые» старые кожаные перчатки. Какая наглость, кот-то без спецсредств.

Пусть же начнётся битва.

Кот инстинктивно понял, что у него хотят отнять добытое в честной охоте, и угрожающе заревел. Последовал град ударов лапами на наступающего противника. Удары были такой силы, что рядом стоящий таз с бельем перевернулся вверх тормашками. В итоге Алексею удалось вытащить из жерла хищника аж целый хвост с парой лапок, вернее, то, что от них осталось.

«Был бы я покрупнее, твои лапки с хвостиком потом у меня бы отнимали. Но я бы ни за что не отдал», – так подумал несправедливо униженный и до глубины души оскорблённый хищник, глядя из угла кухни на своего единственного уважаемого противника.

* * *

Ольга смеялась, словно заводная игрушка, иногда чуть затихая. Потом следовала новая порция «в мире животных» и веселье разгоралось по новой. Мы ехали поездом в Саратов проповедовать евангелие, я стал миссионером. Протестантизм – часть христианского мира, наиболее чистая его часть, опять же, так мне казалось тогда.

В 18 лет, спустя 2 года, как мне и было предсказано неким существом, я покаялся в грехах перед Богом и Господом Иисусом Христом и, став воином света, отринув нечистое и всё, что меня связывало с оккультизмом, а также прочей низменной и дегенеративной силой, двинулся вперёд. Вверх и вверх – к Свету! Ура!

Но было одно большое НО: я был неверующим. То есть, безусловно, я чувствовал радость, сиял от счастья, но сознание не укреплялось в вере во всё то, что написано в умных святых книгах. Вроде всё грамотно: читаю и внутри есть преображение и отклик из глубины меня самого.

Человеческой натуре этого мало, у неё есть разум, который поражает все области твоего сознания подобно вирусу. Червь сомнения окопался внутри разума и, объединившись с ним, съедал прекрасные, вдохновляющие вибрации. Ты пытаешься принять Слово на веру, а разум комментирует: «А кто это может подтвердить? А ты сам-то видел? А то, что ты видел, можно потрогать?» Разум не даёт дышать, двигаться, жить полной жизнью. Вернее, оберегает тебя от жизни, закупоривает в мирке, где всё или почти всё можно объяснить. Да и очевидные доказательства, как выяснилось, трактовались разумом как погрешность или совпадение. Магический круг, наследство моих оккультных экспериментов, нарисованный лично на полу в коридоре квартиры, который я безуспешно пытался стереть, исчез сам по себе.

«Не придавай значения, рано или поздно всё стирается», – твердил разум.

Божественная Сила наконец взяла верх, а голос разума всё чаще и чаще стихал. Я не понимал тогда, что и разум может помогать, его нельзя задвинуть в угол, как старые ненужные тапки, ему тоже надо развиваться.

«Я буду мстить тебе», – именно так говорил разум, но его уже никто не слышал. Червь уполз куда-то глубоко, свернулся в клубок и затих. Не обременённый этими глупыми заботами, я жил сегодняшним днём и меня всё устраивало.

* * *

Плотный парень в военной форме подошёл к воспитуемому и спросил:

– Тебе нужно что-нибудь? Ты на себя не похож.

– Я есть хочу, – сообщил сержанту Алексей.

Младший сержант Шумилов куда-то сходил и принёс бутерброд с двумя кусками копчёной колбасы. Алексей поблагодарил благодетеля и, с аппетитом, которого не сможет понять простой смертный, съел эту пищу.

Полностью вникнуть в ситуацию может лишь тот, кто в девяностые годы оказался в части строительных войск, да ещё и на курсе молодого бойца[4]4
  КМБ


[Закрыть]
. В части царила махровая дедовщина с большой буквы, а человек на КМБ не считался даже «духом», так сказать, младшим членом иерархии непобедимой Российской Армии.

Молодого бойца называли «запах». Все твои права заключались в том, что ты имеешь полное право выполнять любые приказы, а также намёки старшего по званию, то есть любого военного с чем-то на погонах. Обязанности от прав качественно не отличались.

Алексей ещё в военкомате объявил, что присягу принимать не будет и оружие в руки не возьмёт. Это подразумевало неотправку в дальние дали и сохранение связи с домом. Приговор – В СТРОЙБАТ.

– Так-так, – теперь уже приговаривал начштаба. – Присягу придётся принять, Миронов.

– Вы же знаете, что это невозможно, – не ломался боец.

– Тогда мы тебя на свинарник отправим, будешь свиньям хвосты крутить. На весь срок службы, ты понимаешь?

Алексею было безразлично; у него после нескольких дней пребывания в части появился неординарный авторитет. Всё начала Библия, которая, с разрешения сержанта, поселилась у Алексея в прикроватной тумбочке. Интерес возник практически у всех молодых бойцов, причём интерес чисто человеческий, а не религиозный. Молодой боец Миронов часто улыбался, не сквернословил, не курил, НЕ ВРАЛ, не обсуждал личные подвиги на любовном фронте, да и полных побед на тот момент, справедливости ради заметим, у него не было. Хотя опять же, ради справедливости надо отметить – возможности были.

Дни на КМБ летят быстро, организм перерабатывал пищу так тщательно, что за несколько дней Алексей так и не справил большую нужду, было просто нечем. Да ещё и зима: холодно.

В столовой из деликатесов подавали на завтрак перловку, на обед щи из капусты, причём в щах ловить, кроме мороженой капусты, собственно, нечего. И, конечно, на ужин картошка, типа пюре с водой и рыбий хвостик. Где они столько хвостиков нашли, история умалчивает. Был и хлеб с маслом, и куриные яйца по выходным, положено всё-таки, без них солдат на ровном месте падать начнёт.

Продолжительность приёма пищи зависела от настроения или личных переживаний сержантского состава, доходя до смешного. Не везло всегда последнему. За две недели КМБ самый маленький и тощий боец становился ещё меньше; стоило тому отойти от раздаточной пищевой точки, как звучал львиный рык сержанта: «Заканчиваем приём пищи!!!»

Калории летели с бешеной скоростью.

Кто ты, читатель? Жаворонок? А может, сова?

Совам в армии не место. Совы в армии – вне закона. Сержант – мастер по приготовлению рагу из совы, а также других животных, не похожих на жаворонка.

Утром в шесть – подъём. Кровать заправляется по правилам тупой армейской логики, которая гласит: «Всё должно быть либо прямо, либо перпендикулярно». После того как постель и подушка, соответственно, на кровати становятся похожими на правильные прямоугольные фигуры, форма одежды: нательное бельё, штаны от гимнастёрки, сапоги… и на зарядку, в -20 или холоднее. Сержанту наплевать, он тепло одет. Задача командира – сделать из молодого бойца солдата, который будет убивать противника голыми руками. Настоящая злость вырабатывается именно в армии: отжимания до изнеможения на льду на голых руках (рукавицы с перчатками ведь для девочек) и так далее.

В режиме дня личное время не предусмотрено: «зачем молодому личное время?». Строевая подготовка, политзанятия, уборка и мытьё всего, что можно убирать и мыть, и прочее, и прочее. Всё это сопровождается словесной стимуляцией в нецензурной форме и унижением человеческого достоинства, вернее, того, что от него осталось. «Терпи, скоро и ты так сможешь», – настоящее зло воспитывает своих потомков.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7