Алексей Мерцалов.

Бист Вилах. История одного Историка. Книга первая



скачать книгу бесплатно

– И вас это не смущает? – удивился Банвиль.

– Знаете, сегодня утром меня чуть не изрешетили из пулемётов, – потеряв хладнокровие, воскликнул Дариор, – а ещё раньше чуть не взорвали бомбой. После всего этого меня уже ничто не смущает.

– Хорошо сказано, – одобрил Мортен, – но не разочаровывайтесь, это лишь начало новостей. – Комиссар интригующе потёр руки и вынул из чемоданчика несколько папок. – Я всё думал о нападении на шато Мещанова. Какое отношение имеет ко всему этому Дюран? Я стал исследовать картотеку.

– Господи, комиссар! – закатил глаза Дариор. – Вы вообще были на месте убийства Ренаты Бонне или только бегали и дрались?

– Был, был, – нетерпеливо отмахнулся Мортен, – дел там на пятнадцать минут, никаких зацепок. Тело обескровлено. Понятно, что убил наш с вами приятель – Парижский Демон. Вот только где его искать? В общем, не сбивайте меня с мысли! Держите. – Он положил на стол несколько тугих папок.

– Что это? – нахмурился Дариор.

– Прежде всего, – поднял палец комиссар, – я решил понять, кто так желает зла мсье Мещанову, что даже подсылает к нему банду убийц.

– Понятно, – кивнул Дариор, – вы полезли в картотеку, чтобы найти убийц. Есть успехи?

– Прекратите! – досадливо вскрикнул Мортен. – Как вы всё так угадываете? А я, то, хотел произвести эффект. – Комиссар разочарованно понурил голову. – Ну, да ладно. Успех есть!

– Просмотрите папки, Дариор, – предложил Банвиль, – комиссар запомнил лица некоторых убитых убийц. Извините за тавтологию, но по-другому не скажешь. Искали долго, но, кажется, что-то есть. Взгляните.

Дариор открыл первую из папок. С фотокарточки глядел молодой человек с русыми волосами. Обычное досье. Лицо незнакомое.

– Смотрите-смотрите, может быть, кого-то узнаете, – с надеждой попросил Мортен.

Одну за другой Дариор просмотрел шесть папок и лишь на седьмой наткнулся на знакомую физиономию. Ну конечно! Снайпер, показавший своё мастерство на празднике Мещанова. Тот самый. Ему Дариор нанёс смертельный удар и теперь не забудет. Вслед за фотокарточкой шли приметы, рост, телосложение – всё стандартное. Бесцветное имя: Жан Нуаре.

А дальше было интереснее. Оказывается, стрелок преподавал в снайперской школе – обучал таких же, как он сам. Проходил по делу о покушении на вице-президента какой-то государственной фирмы и бывшего министра полиции (ого!), однако был оправдан. Да, ничего не скажешь: серьёзный господин.

– Этого знаю, – не отрываясь от папки, протянул Дариор, – снайпер. Но как?! Вы же его не видели? Его разорвало в клочья!

– Я же говорил! – Мортен победоносно хлопнул в ладоши. – Так, снайпера опознали! А теперь загляните в последнюю, восьмую, папку – самую важную. Если его когда-нибудь видели, точно вспомните. Такое лицо никогда из головы не выветрится.

С фотокарточки в самой важной папке на Дариора глядел волевой человек. Выпирающие скулы, мощный подбородок, чеканный лоб, спутанные волосы.

Действительно, Дариор вспомнил его – тот самый господин во фраке, что поздоровался с ними на празднике.

С пронзительными синими глазами. Комиссар прав: такое лицо не забудешь. Тридцать пять лет. Рост сто семьдесят пять сантиметров. Проходил по тому же делу, что и снайпер, но также был оправдан. Имя почему-то не указано. И самое главное: национальность – русский!

– Вы здорово поработали, – задумчиво пробормотал Дариор, отрывая глаза от папки. – Он тоже был там, но среди гостей, а не преступников. Как вы догадались проверить его?

– Случайно, – пожал плечами Мортен, – решил поинтересоваться покушением на вице-президента. Смотрю – а там, в качестве подозреваемого, фигурирует этот синеглазый господин. Вот и вспомнил, что уже видел такого. Стал просматривать его досье и вышел на снайпера.

– Значит, – сказал Дариор, – синеглазый и снайпер участвовали в покушениях на вице-президента, бывшего министра, а сегодня – и на Мещанова. Причём первый изображал гостя, в то время как банда готовилась к нападению. Теперь мы знаем, двоих, кто участвовал в нападении, но это личное дело Мещанова. Вы были бы обязаны расследовать это дело, но Дюран запретил вам… Стоп! – прервал сам себя Дариор и всмотрелся в досье, не веря собственным глазам.

– Что такое? – нахмурился Банвиль.

– Особые приметы, – прерывисто дыша, зачитал Дариор, – шрам на ключице, на груди родимое пятно, синие глаза и… – историк на миг замолчал и торжественно произнёс: – татуировка в виде иероглифа на правом запястье. Помните, Рената Бонне говорила о рисунке в виде домика на руке нашего маньяка? Я немного читал о Китае. В их символике существуют иероглифы подобного вида. Тот синеглазый господин назвался Джоном Фишером, не так ли? Как же я сразу не вспомнил! Так звали английского писателя, убитого год назад в Лондоне. Не хотите ли вы сказать, что он ожил и пришёл к Мещанову на праздник? Этот синеглазый и есть наш маньяк. Поздравляю, господа: теперь мы знаем Парижского Демона в лицо!

Глава 11, в которой три брата находят блудного отца

Шато Варао теперь было не узнать. Повсюду мерцали и переливались яркие огни, все было украшено чудесными букетами цветов, а дорожки парка были обильно усыпаны лепестками алых и белых роз. Ещё издали отчётливо слышались лёгкая музыка, смех и звон бокалов. У ворот теперь стояло, по крайней мере, пятьдесят автомобилей, шикарные, дорогие, престижные. Все как один.

И ни одного следа дневной катастрофы. Буд-то и не было ничего!

– У господина Мещанова свадьба, – звучным официальным баритоном прогудел дворецкий у ворот. – Вход только по приглашению, мсье. Я не имею права пропустить вас.

– Вот те на! – усмехнулся Мортен. – Только-только отметили юбилей, а уже свадьба!

– Бракосочетание решили провести в день рождения его превосходительства, – монотонно протянул дворецкий, – это дань традиции. Отец и дед господина Мещанова придерживались такого же порядка.

– Что ж, от души поздравляю, – угрюмо улыбнулся комиссар. – Интересно: а на этом празднике будет так же весело, как на том?

Они сразу из кафе отправились в шато Варао. К счастью, долго объяснять комиссару и лейтенанту не пришлось. Стало ясно одно: на юбилее Мещанова в числе гостей присутствовал маньяк и убийца – лицо, именуемое Парижским Демоном. Наверняка теперь Михаил Иванович захочет сотрудничать. А тут ещё такой сюрприз: у железнодорожника свадьба! Ну, надо же! Интересно: кто же та счастливица, которой достанутся все его несметные богатства? Но это вопрос пятнадцатый. Сейчас главное – другое. Как на празднике оказался убийца, да к тому же ещё и организовал покушение на Мещанова? Если это действительно был он, а не просто ещё один человек с татуировкой, то получается чрезвычайно странная картина. Маньяк убивает людей по всему городу, его ищет весь цвет французской полиции, а он преспокойно присутствует в компании министра полиции, начальника жандармского корпуса и комиссара столичных ажанов на юбилее великого железнодорожника. Действительно, не человек, а сущий дьявол! Опасный, чрезвычайно уверенный и до жути неуловимый. То появляется, то исчезает, словно пресловутая наглая кошка в чёрной комнате. И самое главное – комната чрезмерно огромна. Париж! Многие считают его красивейшим и самым необыкновенным городом в мире. Другие же, наоборот, с ужасом произносят его название. Мнения разделяются. Однако ясно одно: в такой гигантской, темнейшей комнатище, как Париж, не найти столь ловкую и невидимую кошку.

А тут ещё и дворецкий этот упёрся – никак пропускать не хочет. Ясное дело: перед хозяином выслуживается. Наверное, мечтает из лакеев перейти в «садовники», а потом, и выше. Какие там ещё звания в мещановской армии?

Сыщики отошли в сторону. Положение было затруднительным.

– А ведь, действительно, писали же в газетах, – проговорил Банвиль, – сегодня свадьба мсье Мещанова! Как я забыл!

– Да, Мещанов зря времени не теряет! Деловой человек! – распаляясь, заговорил Мортен, – как будто не было бойни! Разве можно отменять свадьбу из-за такой мелочи?! Подумаешь два десятка трупов. Можно просто перенести на вечер! Все можно за деньги! Наверное, и священнику заплатили, чтоб ночью отпел! Тьфу, обвенчал! Будь моя воля…

– Подождите, комиссар! – оборвал Дариор, – нам просто необходимо туда попасть! Этот дворецкий не из тех, кто был на дневном «празднике», видимо подтянули подкрепление. Он не знает нас в лицо. Надо, что-то придумать!

– Да чего думать?! – Мортен направился к входу, – Эй, любезный, мы пришли на свадьбу. Пропусти-ка!

– Увы, – печально развёл руками дворецкий, – без приглашения никак.

– Да ты что, с ума сошел? – вконец рассвирепел Мортен, которому, видно, было не очень-то жарко в летнем смокинге. – Если Мишель узнает, что меня не впустили, кому-то здорово не поздоровится!

– А вы, простите, кто? – без тени испуга поинтересовался дворецкий сладчайшим голосом.

– Я… – Мортен старательно насупил лоб в поисках воображения, – его брат… да, двоюродный брат.

Дариор и Банвиль лишь издали тяжёлый вздох, а дворецкий, не скрывая злорадства, рассмеялся:

– Ну, раз так – скажите что-нибудь на русском языке, ведь господин Мещанов русский, а вы его брат. Вы должны знать этот язык.

Мортен многозначительно взглянул на Дариора, но тот лишь сокрушённо покачал головой. Не выйдет. Однако комиссар не растерялся и скороговоркой пробурчал:

– Я уже много лет не живу в России – боюсь, немного подзабыл родное наречие.

– Ничего-ничего, – сладко пропел дворецкий, – ну а как называли господина Мещанова дома? Я имею в виду по имени, но уменьшительно-ласкательно?

– Мишенька, – сквозь зубы подсказал Дариор.

– Мишелька, – грянул Мортен. Но тут же понял, что ляпнул что-то не то, и разразился потоком ругательств. – Да как вы смеете меня допрашивать?! Тем более о таких сугубо личных вещах? Немедленно пропустите!

– Прошу простить, – ласково улыбнулся дворецкий, блестя довольными глазами, – без приглашения никак.

Не вышло. Впрочем, этого и следовало ожидать. У Мещанова волки натасканные – издалека чуют подвох. Дариор знал это и потому даже после такого поражения остался совершенно невозмутимым. А вот комиссар, кажется, разозлился не на шутку и, если бы не железная рука историка, державшая его за запястье, наверняка кинулся бы на дворецкого с кулаками.

– Ну что? – спросил Банвиль, когда троица опять отошла от ворот в тень. – Всё впустую?

– Он сказал про приглашение, – просипел Мортен, – будет ему приглашение.

Не говоря более ни слова, комиссар зашагал вперёд и вскоре растворился во мраке.

– Что это значит? – удивлённо воскликнул Банвиль. – Что он имел в виду?

– Не утруждайтесь, – процедил Дариор, – порой мне кажется, что комиссар сам себя не понимает.

Спустя несколько минут из сгустка темноты, как чёрт из табакерки, выскочил Мортен – судя по выражению лица, очень довольный собой. В победно вскинутой руке комиссара блестели три приглашения.

– Но как? – в один голос воскликнули Дариор и Банвиль. Такое волшебство было поистине неожиданным.

– Очень просто, – самодовольно ухмыльнулся Мортен, – кажется, кто-то из гостей сегодня не попадёт на праздник. А всё потому, что ценные вещи нужно держать уж точно не во внутреннем кармане, да и приходить на раут надобно вовремя, а не шататься вдоль ограды.

– Чёрт возьми, комиссар! – отшатнулся в сторону Дариор. – Вы полицейский или ворюга?

– Для блага дела все методы хороши, – пожал плечами Мортен и протянул историку с лейтенантом по приглашению. – Идёмте. Иногда моралью можно и пренебречь.

Досадливо тряхнув головой, Дариор двинулся следом за доморощенным Макиавелли. В конце концов, для них сейчас приглашение важнее, чем для каких-то гостей. Да, аморально, да, недостойно, но всё же необходимо. Впереди из темноты вновь вынырнули ворота и стройная фигура в мундире.

– Помните нас? – лучезарно улыбнулся Мортен, внезапно появившись перед дворецким.

– Как же, как же, помню!

– Вот приглашения – забыли в автомобиле. – Ну и пошутили немного!

Недоверчиво приняв у комиссара листок, дворецкий не спеша пробежался по нему глазами.

– Вы граф Жан де Бельсье? – после минутной паузы поинтересовался он.

Банвиль и Дариор переглянулись. Кажется, комиссар покусился на священный карман очень влиятельной особы. Он, похоже, и сам немного опешил от такого, но с похвальной скоростью собрался и нахмурил брови.

– А по мне не видно? – рявкнул Мортен, придав голосу волевой оттенок.

– Видно. А вы, – поднял бровь дворецкий, беря у лейтенанта и Дариора приглашения, – судя по тому, что здесь написано, сыновья графа – Шарль и Мишель де Бельсье. Я прав?

Троица вновь многозначительно переглянулась. На миг Дариор представил себя в роли сына комиссара Мортена и с ужасом содрогнулся. Всё-таки перед тем, как идти напролом, нужно было проверить, чьи это приглашения. Конечно, графская семья из их ободранной троицы получалась не ахти какая. Ветреная поспешность всегда только затрудняет дело. Хорошо, хоть сыновья, а не дочери! Однако молчание больше не могло продолжаться, и потому Банвиль, сконфуженно взглянув на комиссара, промямлил:

– Да, это наш отец.

– Очень хорошо, – растерянно пробормотал дворецкий, кажется, вконец запутанный таким поворотом событий, – можете пройти. Свадьба проходит во дворе за домом. Поторопитесь: скоро начнётся самое главное.

Сами не веря в такой благоприятный исход, сыщики вторглись в полумрак территории шато Варао. Перед входом в дом было совершенно пусто, зато на заднем дворе, кажется, шло оживлённое пиршество. Было не так холодно, а гостей видимо, так много, что всё и организовали с выходом на открытый воздух. Или для романтики – огни, цветы, фейерверки… Хотя, вряд ли в этом можно было заподозрить Мещанова. Да и гости, наверное, были заинтригованы, провести время не в душном доме, а в прекрасном парке на странной свадьбе, странного русского.

На удивление, площадка перед шато оказалась совершенно чистой, даже ухоженной. Трудно предположить, что совсем недавно здесь гремели взрывы и лились фонтаны крови.

– Ну что, дети мои? – сморщив лицо, прошептал Мортен. – Половина дела сделана, осталось самое трудное.

– Чего же мы ждём? – поднял бровь Дариор. – Вперёд!

Кажется, и вправду начиналась кульминация свадьбы, так что сыщики подоспели вовремя. Весь задний двор шато украсили мерцающими в полумраке гирляндами. Кое-где в аккуратном газоне поблёскивали декоративные фонарики. Все что можно, по традиции, было уставлено корзинами с цветами и украшено затейливыми букетами. На милых лавочках, укрытых под кронами деревьев, тихо беседовали гости, а сам Мещанов, опять же в окружении штаба «генералов», находился посреди парка. Извилистые аллеи образовывали нечто вроде своеобразного лабиринта, раскинувшегося на всю территорию шато Варао. Прямо райский уголок, а не двор! Тем временем ночь плавно приближалась, сгущая над миром свой беспросветный мрак. Впрочем, темнота сейчас была даже на руку. Вряд ли железнодорожник сильно обрадуется, если узнает о прибытии незваных гостей. Интересно: кто же невеста? Молодая, симпатичная и бедная? Или, наоборот, старая, дряхлая и богатая? Одно из двух.

А вот, кажется, и тот, кто им нужен. Министр полиции в полном одиночестве бродил по отдалённой аллее парка и, как видно, терзался душевными муками. Что это за отрешённость? Помнится, в прошлый раз он не пренебрегал компанией Мещанова. Кажется, министр пребывал в полном смятении. Однако стоило сыщикам появиться, как он сразу их заметил.

– Господи! – испуганно вскрикнул Дюран и отшатнулся в сторону. – Откуда вы взялись и что здесь делаете?

– Да вот, пришли узнать, как ваша рука, – ответил Дариор дружелюбным тоном, – не дёргает?

– Прекратите, – сморщился Дюран, – я знаю: вы что-то затеяли. Говорите сразу и прямо. Убийца до сих пор не пойман?

– Увы, – печально качнул головой историк, – как поймать преступника, если он прячется за спиной самого министра полиции?

– Что? – брови Дюрана стремительно поползли вверх. – Я не понимаю!

– А что тут непонятного? – перешёл в открытую атаку Дариор. – Парижский Демон присутствовал в числе гостей на недавнем празднике. Не хотите ли вы сказать, что убийца мог запросто проникнуть на территорию шато Варао и слиться с толпой? Дворецкий полчаса не желал впустить нас и не впустил бы убийцу, даже если бы тот представился президентом Франции. Значит, маньяк имел приглашение. Кто его ему достал? Не Мещанов же! Вы!

Банвиль, Мортен и Дюран изумлённо уставились на историка.

– Вы с ума сошли! – схватился за голову Министр.

– Нет, это вы сошли с ума, – железным голосом отрезал Дариор. – Вы глава законности в стране, и вы покрываете убийства!

– Я ничего не покрываю! – отчаянно вскричал Дюран, с каждой секундой теряя хладнокровие. Теперь он напоминал не могучий столп закона, короля-льва французской полиции, а несчастную загнанную лисицу.

– Убийца не мог попасть на раут без приглашения! – продолжал Дариор. – Вы его знали! Несколько лет назад он готовил покушение на вашего предшественника и убил его. После гибели бывшего министра полиции вы встали на его место, а убийцы неожиданно оказались оправданы. Один из них – был русским. Мещанов тоже русский. Это он свёл вас с ним, и вы договорились убить министра полиции, чтобы занять его место!

– Какую чушь вы несёте! – в ужасе воскликнул Министр. – Опомнитесь!

– Молчите! – вскинул руку Дариор. Теперь его было не остановить. – Мещанов запряг вас в свою повозку. После убийства бывшего министра полиции он мог в любой миг выдать вас. Он знал это и извлекал из ситуации как можно больше пользы. Вам пришлось во всём подчиняться ему – вы стали зависимы. Представляю, какое это ужасное напряжение: ждать, что в любой момент тебя сдадут правосудию! У вас не осталось выбора. Безнадёжность. Страх. Унижение. Министр французской полиции не может подчиняться эмигранту-железнодорожнику! Надо было что-то делать. И вы вновь обратились к старым знакомым – снайперу и маньяку. Только теперь они должны были убрать Мещанова.

– Какой бред! – простонал вконец обессилевший Дюран. – Я же сам получил ранение! Если они действовали по моему указу, зачем было стрелять в меня?

– Тут два варианта. Скорее всего, прикрытие, чтобы уж точно вас никто не заподозрил. Но, быть может, они решили избавиться и от вас – порвать все связи и лечь на дно. Как думаете: какой из вариантов?

На мужественного и хладнокровного министра полиции было страшно смотреть. Его красное лицо покрылось обильной испариной, пышные волосы взъерошились и разметались по голове, а глаза… глаза горели таким небывалым отчаянием, что хотелось отвернуться и никогда больше не смотреть в этот омут безнадёжности.

– Вспомним ваше первое знакомство с Мещановым, – неторопливо продолжал Дариор. – Ведь это железнодорожник инсценировал нападение на вас? Многие тогда так и решили. Что таким образом он хотел познакомиться с вами и завести полезные связи. Но это не так. Вы его уже знали! И эта инсценировка имела лишь одну цель: отвлечь от вас подозрение в убийстве бывшего министра полиции, изобразив, что покушения направляются и против его последователей. Всё это получилось чрезвычайно талантливо и искусно. Как говорят русские, без сучка без задоринки.

– Это лишь доводы, – тяжело выдавил Дюран, – у вас нет доказательств.

– Доказательств нет, – согласился Дариор, – но я могу прямо сейчас пойти в министерство и рассказать всё, что рассказал вам. Мсье Дюрана там не очень жалуют, и мне обязательно поверят, это точно.

Видимо, министр полностью признал поражение. Его широкие плечи безвольно опустились. Кажется, он дошёл до нужной консистенции отчаяния. Теперь из его пластилинового сознания можно было лепить всё что угодно. Словно подтверждая эти мысли, Дюран скорбно произнёс:

– Что вы хотите?

– Ответов. Только ответов. Где найти Парижского Демона?

Дюран, разумеется, ожидал этого вопроса, но всё равно испуганно сжался в комок. Несколько мгновений в нём шла явная борьба – жестокая, беспощадная. Было видно, как трудно даётся ему это решение. Наконец, министр виновато понурил голову и уже открыл было рот, чтобы произнести долгожданные слова, как Банвиль резко прервал его:

– Прежде чем сказать, хорошенько подумайте, господин министр! Мы ждём правды.

Дюран в ответ лишь испуганно вздрогнул и, кажется, совсем потерял решительность. Спустя минуту внутренней борьбы он, наконец, разомкнул уста:

– Я должен всё обдумать, господа. Дайте мне время до утра. К этому сроку я решу, сотрудничать с вами или нет.

– Только без глупостей! – пригрозил Дариор. – Сбежите за границу – министерство добьётся экстрадиции.

– Безусловно, – поспешно закивал Дюран, – я всё понимаю и прошу вас об одолжении: до завтрашнего утра никому не говорите о ваших догадках. И ни слова Мещанову, прошу вас!

– Ладно, чёрт с вами! – махнул рукой Мортен. – Но если всё-таки сбежите, моя пуля найдёт вас и на Аляске.

– Идёт, – кивнул Дюран. Он замялся, видимо, собираясь что-то добавить, но не выдержал внутренней борьбы, развернулся и быстро зашагал прочь. Стук его каблуков ещё долго слышался в ночи, пока наконец темнота не поглотила его очертания.

– Дариор! – вскричал Мортен, как только рассеялось эхо шагов. – Откуда вы всё это узнали? То, что Дюран покрывает грехи Мещанова, было понятно и мне, но как вы догадались про покушения, про маньяка? Как?

– Признаться, у меня не было уверенности, комиссар, – весело рассмеялся Дариор, – и, если честно, меня осенило в самый последний момент. Это, так сказать, обычная логическая цепочка. Просто сопоставил факты и домыслы. Я мог и ошибиться, но на этот раз повезло. Опасаться нечего: Дюран не сбежит – это точно. Поздравляю, господа: дело почти раскрыто! Что скажете?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10