Алексей Мерцалов.

Бист Вилах. История одного Историка. Книга первая



скачать книгу бесплатно

Мортен так раскричался, что один из мужчин в дальнем углу зала выронил чашку кофе, и жидкость разлилась по всему столу. Чертыхаясь, обескураженный господин вместе со своим товарищем пересел чуть ближе – за соседний столик.

– Сам не пойму, – кивнул Дариор, не обратив внимания на этот инцидент, – тридцать шесть зарегистрированных пассажиров в вагоне, убитых же тридцать семь. Один лишний! Ранее мы предполагали, что этот лишний и есть по случайности забежавший в поезд маньяк… – Историк на миг задумчиво замолчал, но тут же спохватился и продолжил: – Скажите: есть убитые из числа тех, кто стоял во время взрыва на перроне?

– К счастью, нет, – качнул головой Банвиль, – только несколько раненых. Повезло. Хотя бомба была очень мощного действия.

– Ну хорошо, – нетерпеливо махнул рукой Мортен, – не знаю, откуда взялся этот тридцать седьмой. Но предположим, что маньяк жив, и Ренату убил именно он. Что тогда?

С нескрываемым удовлетворением Дариор отметил, что комиссар парижской полиции бессилен в этой ситуации и совершенно открыто обращается за советом. То-то, мсье Мортен! Впрочем, внешне никакого злорадства Дариор не показал, а лишь вкрадчиво произнёс:

– Во-первых, нужно снова оцепить все вокзалы и дороги, идущие из города. Показав сегодняшним убийством, кто победитель, маньяк может со спокойной душой покинуть пределы города, а это будет катастрофой. Во-вторых, мы должны установить личность тридцать седьмого трупа, и, конечно, в наши обязанности входит прибыть на место убийства Ренаты Бонне.

– Времени мало, – напомнил Мортен, – разделимся?

– Предлагаю так: Банвиль работает над путями возможного бегства убийцы. Вы, Мортен, если не возражаете, займётесь Ренатой, я же возьму на себя загадочный труп с Северного вокзала. По рукам?

– Идёт, – кивнул Мортен. – Тогда прямо сейчас и начнём. Через два часа встречаемся в полицейском участке. Я подключу к расследованию всех толковых ребят…

– Ни в ком случае! – поспешно перебил комиссара Дариор. – В тот день, когда мы столкнулись с убийцей в музее, он заявил, что ждал меня. Стало быть, ему было известно о готовящейся операции. От кого? Возможно, среди полиции есть его тайный осведомитель.

– Что вы такое говорите? – нахмурился Мортен.

– Я не уверен, но лучше никому не говорить о наших действиях. Кстати, вы хотели обсудить сегодняшний инцидент. Не так ли?

– Поражаюсь вашему хладнокровию, – покачал головой Мортен, – возле самого Парижа происходит настоящая баталия с кучей жертв и пострадавших! А мне, комиссару полиции, приказывают помалкивать! И кто это осмелился напасть на поместье среди бела дня? Да и Мещанов хорош! Целая армия в услужение. Трупы, естественно, скроют? Министр на побегушках у русского? И я должен после всего этого молчать?!

– Насчёт последнего вопроса вы уж решайте сами, – непринуждённо ответил Дариор. – Думаю, это была обыкновенная разборка местной мафии. Безусловно, у мсье Мещанова имеется не один завистник. Трупы, конечно, исчезнут, родственников погибших подкупят, убедят, запугают – это уж я не знаю.

Короче говоря, кроме нас, о случившемся никто не узнает. В общем, нам лучше действительно молчать – здоровее будем. Да даже если мы и пронюхаем, кто стоит за всем этим, что с того? Министр не даст вам свободы действий. Дело закроют. Ну и, в конце концов, на что вам сдался этот Мещанов? Я думал, мы ищем маньяка…

– Как вы можете так говорить? – изумился Мортен. – Сегодня мы с вами чуть не стали жертвами возмутительного террора! Причём хорошо подготовленного и организованного! И главное – вы видели? Мещанов и его люди оказались готовыми к такому повороту событий. Они ожидали этого. Да и Министр не очень изумился.

– К чему вы это? – нахмурился Дариор. – Всё это, конечно, интересно, но, боюсь, мы не сможем ничего сделать в этой ситуации. По сравнению с министром Дюраном и железнодорожным богом Мещановым у нас, извините, руки коротки.

– Да, нам запретили действовать, – не унимался Мортен, – но мы можем провести негласное расследование. Хотя бы узнать подробности. Установить личности нападавших. На моих глазах происходит столь дерзкое преступление, а я должен молчать? – комиссар хлопнул рукой по столу и стремительно поднялся. – Нет уж, господа, говорите, что хотите, но я займусь этим! Для меня это не больше, не меньше, а дело чести.

– Мне это неинтересно, – отмахнулся Дариор, – хотите – занимайтесь, ваше дело. Но давайте сначала разберёмся с нашим полоумным другом – это важнее. Мещанов может подождать. Не волнуйтесь, когда-нибудь прищучим и его. А вот маньяк ждать не станет. Ещё одного убийства Париж не стерпит. Согласны?

Мортен на миг насупился и открыл было рот, чтобы возразить, но Банвиль, предвидя скандал, ответил за него:

– Хорошо. Значит, работаем по намеченным направлениям? Где встречаемся?

Дариор недолго думал – ответ был уже давно заготовлен:

– В конце дня заезжайте ко мне домой. Там безопасно, лишних ушей нет. Соседи недавно уехали на фестиваль вина в Анжер.

– А вы слышали, что недалеко от Мулен Руж собираются провести выставку современной живописи? – некстати ляпнул Банвиль.

– К чёрту выставку и к чёрту Мулен Руж! – недовольно выговорил Мортен. – Весь Монмартр, а в особенности бульвар Клиши, давно следует прикрыть. Несколько лет назад, когда горела «Мельница», там зарезали ажана. «Кварталы красных фонарей» всегда были гиблым местом, скажу я вам. Хотя в прежние времена там был свой колорит! Было, было, не спорьте. А что касается живописи, то современные маляры не чета талантам вроде Эжена Делакруа и Антуана Ватто. Да и экспозиция эта не из тех, что были раньше. Помню Всемирную выставку! Вот это было зрелище! Сколько всего тогда понастроили! А люди… Не протолкнуться было! Говорят, выставку посетило более двадцати миллионов человек! Только представьте! В те дни весь мир к нам съехался! Не поверите, но тогда мы напрочь забывали про дневной рацион и могли без устали следить за этим сказочным действием, проходившим на обоих берегах Сены. Но это было давно. Вы, друзья, тогда ещё говорить наверняка не умели. В общем, нынешнее распутство и пафос, так неожиданно появившиеся после войны, ни к чему уважаемому человеку. Так что забудьте про эту дрянную выставку, Банвиль. И если только вы не Гертруда Стайн, вам там делать нечего.

– Кто такая Гертруда Стайн? – не понял лейтенант.

Но Мортен не успел ответить, ибо в этот момент заговорил Дариор, которому надоели праздные разговоры:

– Господа ажаны, мы так и будем обсуждать события минувших лет или займёмся делом, пока не поздно?

– Чёрт побери! Вы правы! – вскричал Мортен, опомнившись.

– Итак, – подытожил Дариор, – работаем по своим местам. Через два часа встречаемся у меня.

Историк поднялся, сочтя разговор законченным, и направился к дверям. Банвиль двинулся следом, а вот Мортен растерянно остановился. Опытному комиссару хотелось показать себя, изобразить, что он не просто выполняет приказ какого-то юнца, мальчишки-историка, а действует по своему плотно продуманному плану. Немного поколебавшись, он грозно прокашлялся и кинул вслед удалявшемуся Дариору:

– Ну хорошо, стало быть, на том и порешили. Но не вздумайте юлить, Рено! И встряхните их там, на вокзале!

Вместе с тремя сыщиками, из «бистро» вышли и двое мужчин, обедавших в дальнем углу ресторана. Не спеша сели в «кадиллак» и скрылись за тёмными стёклами. Мортен на предложение сесть в шафрановый автомобиль пробурчал что-то грозное и, размахивая руками, словно ветряная мельница, зашагал в сторону центра города. Банвиль учтиво отказался и, насвистывая весёлую мелодию, направился к ближайшему автобусу. Дариор же, следуя уговору, сел за руль своего бедного «росинанта» и задумчиво глядя в окно, поехал к Северному вокзалу. Лёгкий зимний ветерок ненавязчиво ерошил волосы, а лучи яркого солнца бережно согревали. «Лобовое стекло совсем потрескалось, – рассеянно заметил Дариор. – О, что это?» В зеркале историк увидел чёрный «кадиллак», заботливо пристроившийся в хвост шафранового автомобиля. Странно… Кажется, тот самый «кадиллак», в котором ехали два подозрительных господина из «бистро». Совпадение? Слежка? Нужно проверить. Дариор резко повернул за угол и остановил машину. Позади едва различимо зашелестели тормоза «кадиллака». Чёрный преследователь остановился, где-то за поворотом. Дел никто не отменял. Дариор вновь выехал на дорогу и, как ни в чём не бывало, покатил к Северному вокзалу. Но теперь он знал, что за ним неотступно следуют попутчики… Кажется, Мещанову оказалось мало одного лишь честного слова историка. Да, жизнь становится всё интереснее! Осторожность не помешает.

Глава 9, в которой историк не блещет интеллектом

На вокзале теперь всё было иначе. Перед входом суетились люди в форме, а в нише под статуями разместили сиротливые венки – память о случившемся несчастье. Теперь здесь не было беззаботных горожан, ловящих снежинки. Люди всё больше хмурились и перешёптывались. Не было улыбок и смеха. Все уже знали – весть о столь чрезвычайном событии мигом облетела весь город. Каково это – не дождаться друзей или родных с поезда, а потом узнать, что они погибли вследствие жестокого террора? Такое трудно даже вообразить. Об этом и размышлял Дариор, входя в парадный вход злосчастного вокзала. Чёрный «кадиллак» отстал на полпути – кажется, там поняли, куда движется историк. Однако Рено не терял бдительности ни на минуту. Кто знает: не стоит ли за углом человек с биноклем или фотоаппаратом, направив на тебя объектив? Найти криминалиста, проводившего осмотр трупов, оказалось несложно – он ещё не закончил осмотр и до сих пор находился на перроне. Вокзальная охрана и полицейские отогнали любопытствующих, но Дариору пройти удалось – помогло удостоверение. Обломки вагона ещё не разобрали. Его раскуроченные части устилали всё вокруг. Удивительно, что ни один осколок не убил провожающих людей на перроне. Теперь здесь начался своего рода коллапс. Поезда не отправлялись, все рейсы спешно проверяли на наличие взрывных устройств. Сотни пассажиров остались ждать, вместо того чтобы нестись сейчас в уютных креслах сквозь покрытые виноградниками холмы и перелески. Местные лавочники, торговавшие на вокзале, получили немало прибыли от такого количества покупателей, чему были несказанно рады. Надо сказать, что на любом парижском вокзале имелась сеть мелких кафе и лавок самого разного назначения, которые приторговывали всем, чем только можно: от сувениров и газет до свежей выпечки. Был в этом какой-то особый уют. Всегда приятно, ожидая поезда, присесть в мягкое кресло в вокзальном кафе, заказать чашечку кофе и отдаться чтению газеты. Именно этим сейчас и занималось большинство пассажиров. Некоторые прохаживались вдоль заманчивых витрин пекарных и бакалейных лавок. В общем-то, всё как обычно. И всё же вокруг явно проглядывалось облако горя и несчастья, окутавшее вязким шлейфом всех обитателей вокзала…

Криминалист, проводивший осмотр, оказался тем самым врачом, что обследовал Дариора после взрыва. Увидев знакомого, он чрезвычайно обрадовался.

– Приветствую, мой юный друг, приветствую! Ну, как самочувствие? Голова не кружится? Тошноты нет? Тогда всё прекрасно! Это просто поразительно, что вас не задело осколками этого несчастного вагона! Все, кто в нём находился, погибли, а вы – нет! Даже царапин не получили! Как же я рад, что вы пришли! Знаете, – криминалист наклонился к самому уху Дариора и перешёл на заговорщицкий шёпот, – как тяжело и неприятно работать со всеми этими людьми? – Он кивнул в сторону команды ассистентов, разбиравших завалы, – ничего не знают, ничего не умеют, никакого профессионализма! Всё приходится делать самому. Да, я же так и не представился: Жак Гранже, криминалист, кстати, проживаю здесь рядом, прямо напротив вокзала.

– Дариор Рено, историк, временно веду расследование. Где проживаю вы знаете, – в тон криминалисту ответил Дариор.

– Да-да, помню, – кивнул Гранже, – а я, кстати, уже почти закончил. В вагоне, согласно списку пассажиров, должно было находиться тридцать шесть человек. Но из завала мы извлекли тридцать семь трупов. Согласно вашим показаниям, убийца забежал в вагон, и затем последовал взрыв. Значит, тридцать седьмой и есть этот ваш пресловутый маньяк. Сейчас мы занимаемся его телом. Оно сильно пострадало, но, думаю, будет возможно его опознать.

– Кажется, маньяк до сих пор жив, – угрюмо процедил Дариор.

– Да что вы говорите? – поразился Гранже. – Но откуда тогда взялся тридцать седьмой труп?

И тут Дариора как молнией поразило. Ну конечно, как он мог забыть!

– Вы сказали, что я чудом спасся от взрыва, – простонал он, глядя куда-то сквозь криминалиста.

– Ну, разумеется, это просто поразительно! Понимаете, взрывная волна…

– Никакого чуда не было, – перебил Дариор, – вслед за мной в вагон вбежал один из ажанов. Он принял меня за преступника и выкинул из вагона. Тем самым он спас мне жизнь и погубил себя. Он и есть тридцать седьмой труп. Ах, как я мог забыть! Столько времени впустую!

– Но даже если так, – ошарашено откликнулся Гранже, – куда же делся ваш убийца?

– Он на свободе, – ответил Дариор, на миг замолчал, а потом добавил: – Лучше скажите вот что. Маньяк собирался этим поездом отбыть во Франкфурт. Не думаю, чтобы убийца поехал зайцем. Стало быть, у него был билет. Рейс международный. Но наверняка имя, на которое он зарегистрировался, фальшивое. Хотя, возможно, от него идут какие-то ниточки к хозяину. Нужно установить, в каком вагоне собирался ехать маньяк и как он себя зарегистрировал.

– Пустое дело, – печально пожал плечами Гранже, – в списке пассажиров поезда числится более ста человек. Многие разъехались, кто-то уже в других городах – пока всех найдём да проверим, пройдёт не меньше месяца. В общем, совершенно пустое дело.

– Ну хорошо, – растерянно кивнул Дариор, – быть может, кто-то из пассажиров на перроне заприметил внешность убийцы. Возможно, кто-то заметил, как он выпрыгнул из вагона перед взрывом?

– Я врач, – пожал плечами Гранже, – об этом вам лучше поговорить с ажанами. Но, насколько мне известно, опрос проводился. Однако никто не обратил внимания на убийцу – взрыв отвлёк всеобщее внимание. Все твердят о каком-то безумном человеке, гнавшемся за приличным господином по перрону. Говорят, он оказался чрезвычайно буйным: могучими ударами раскидал всех, кто бросился ему наперерез, и с удивительной прытью продолжал гнаться за этим несчастным господином до самого вагона. Вот и все запомнившиеся черты вашего маньяка.

– Это мои черты, – ещё несчастнее простонал Дариор.

– Простите?

– Я гнался за маньяком. Видимо, всё внимание было обращено на меня, а не на него… в общем, неважно, – историк безнадёжно тряхнул головой. – Скажите: есть хоть какие-то зацепки, способные вывести нас на след преступника?

– Поговорите с ажанами или с начальником вокзала, мсье, – развёл руками криминалист, – я же ничего путного утверждать не могу. Единственное, что могу сказать: сколько работаю в уголовной сфере, никогда не видел такой необычайной увёртливости. Ваш маньяк два месяца уходит от всей парижской полиции и на контрольной операции опять же делает ноги, да так, что вы только через день сообразили, что он ещё жив. Ну просто дьявол какой-то! Не зря его прозвали Парижским Демоном.

Да, зацепок, способных вывести на след убийцы, и вправду не было. Этот человек (а может, действительно дьявол) то исчезал, то появлялся, то делал вид, что оставляет следы, а потом растворял их прямо в руках полиции. Неуловимый и осторожный, он водил за нос лучших сыщиков Парижа. Разумеется, Дариору и в голову не приходило именоваться великим сыщиком. Но ведь и опытнейшие агенты из Сюртэ, безрезультатно шли по следу маньяка! Как глупо было полагать, что Парижский Демон погиб в том поезде! Нет, такой враг не может умереть столь глупой смертью! Его должно покарать правосудие. Вот только когда это будет? Уже два месяца он безнаказанно гуляет по столице. Орошает кровью тихие улочки Парижа. Сколько ещё это будет продолжаться? Месяц? Или год? Кто знает ответ на этот вопрос? Ясно одно: его нужно остановить любой ценой! Но как найти преступника, если не знаешь, кто он? Как собраться с мыслями, когда кругом опасность? Дариор, уже который раз, задавался этими вопросами и не мог найти ответов. В один миг из историка в сыщика не превратиться. Трудно, очень трудно.

После разговора с седовласым начальником вокзала ничего толком не прояснилось, а время неумолимо приближалось к вечеру. Мозг был настолько перегружен, что нужные умозаключения никак не желали строиться. Несмотря на категорический отказ комиссару в предложении работать над Мещановым, Дариор на самом деле сильно интересовался и самим железнодорожником, и дерзким покушением на него. Но в первую очередь нужно разобраться с маньяком – это действительно намного важнее.

Зимой в Париже темнеет рано. Наступили сумерки. С тяжестью на душе Дариор покатил к себе домой, где, видимо, его уже поджидали комиссар с лейтенантом. Однако перед входом его ожидал сюрприз. Стоило историку вылезти из машины, как на него из темноты накинулся неизвестно откуда взявшийся Мортен, взял под локоть и повёл в сторону. Его глаза блестели небывалым азартом, седые волосы разметались по чеканной голове, а пальцы сжались в кулаки.

– Наконец-то! – после минутной паузы заговорил комиссар. Голос его дрожал от возбуждения, а слова лились шелестящим шёпотом. – Я уже давно вас тут поджидаю. Скоро появится Банвиль – тогда и начнём.

На улице было пустынно, только на лавочке у изгороди посмеивались два студента. Так что, находиться наедине с ополоумевшим и, кажется, не вполне владеющим собой комиссаром представлялось не очень приятным.

– Начнём что? – не понял Дариор, и впрямь немного опешивший от такого поведения Мортена.

– Не здесь и не сейчас! – шикнул комиссар. В полумраке он напоминал взбесившегося дикобраза. – Я многое узнал. Выведал такое, что вам и не снилось в ваших исторических снах! Идёмте – нужно поговорить в укромном месте. У вас слишком опасно. Я знаю здесь неподалёку один ресторан. Там всегда пусто.

– Послушайте, – не выдержал Дариор, – может, вы всё-таки объясните, что, собственно…

– Тихо! – взревел Мортен, да так, что двое студентов, смеявшихся рядом, в ужасе разлетелись в разные стороны. Видимо, решили, что это он им. Комиссар же свирепо прорычал – Я же сказал: не здесь!

– Хорошо-хорошо, – вконец растерялся Дариор, – едем.

Глава 10, в которой Парижский маньяк становится синеглазым

Садиться в шафрановый «рено» Мортен наотрез отказался, поэтому всю дорогу двигались пешком. На полпути, откуда то, как джинн из лампы, выскочил Банвиль и, ни слова не говоря, двинулся следом. Оба полицейских были на редкость загадочны. Что такого могло произойти за полдня, Дариор никак не мог представить. Но, очевидно, что-то случилось, ибо лейтенант шёл, нервно оглядываясь по сторонам, а Мортен и вовсе хватался за револьвер при виде любого прохожего. По пути к ресторану Банвиль шарахался от каждого дерева, а комиссар, видимо, вообразив себя разведчиком, прятался за деревьями и фонарными столбами. Дурдом на прогулке! Дариору же приходилось идти с видом полной обречённости и прятать лицо от прохожих. Ладно Мортен – по нему давно плачет психиатрическая клиника, – но вот лейтенант никогда не страдал слабоумием. Видимо, заразился.

Наконец дошли до ресторана. Это было небольшое уютное кафе на углу улицы. Действительно, совершенно пустое, а главное – тёмное. Мортен сразу же сел в дальний угол и заставил попутчиков сделать то же самое. Официанта взглядом отправил куда подальше, а к меню не прикоснулся. Его глаза вываливались из орбит от возбуждения, а волосы и вовсе встали дыбом. Что бы ни хотел сказать комиссар, теперь Дариор уже ничему бы не удивился. Даже если бы Мортен ляпнул, что он и есть неуловимый маньяк-убийца Парижский Демон, историк бы и бровью не повёл. Но заговорил комиссар совершенно о другом:

– Вы помните чёрный «кадиллак» у бистро? Ну, где мы решали, как распределить дальше свои роли?

– Ах, вы об этом, – даже немного опечалился Дариор. – Ну да, в «кадиллаке» люди Мещанова, посланные за нами следить.

Если бы не прочная спинка стула, Мортен непременно рухнул бы на пол. Однако этого не последовало, и он ограничился лишь изумлённым вскриком:

– Как?! Вы знаете?

– Да, – скучливо ответил Дариор, – эта машина двигалась за мной до самого вокзала, а потом отстала.

– За нами установлено наблюдение, – тревожным шепотом начал Банвиль, – я…

– Вот-вот, – кивнул Мортен, – но знаете, я не люблю, когда за мной следят, – ну я и…

– Я надеюсь, вы не…

– Прямо посреди улицы остановил машину – гордо заявил Мортен. – И сунул в нос, тому что за рулём…

– Зачем?! – ужаснулся Дариор. – Посреди улицы?

– Сунул ему в нос удостоверение! – вскинул руку Мортен. – И тем самым показал, кто здесь играет первую скрипку.

– Ну, вы опять в своём репертуаре. И что дальше?

– В общем, лица знакомые, – Мортен самодовольно рассмеялся, – те самые «садовники» из шато Мещанова.

– Дальше, – терпеливо попросил Дариор.

– А что дальше? – развёл руками комиссар. – Пришлось отпустить. Закон-то они не нарушали. Сказал им, правда, что если ещё хоть раз их увижу, то… Видимо тогда они покатили за вами.

– Понятно-понятно, – стремительно закивал Дариор, – из всего этого следует, что Мещанов не верит нашему честному слову. Железнодорожник решил подстраховаться с помощью слежки. Это мне известно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10