Алексей Кудряшов.

Союз Родов 1. Потенциальный Хранитель



скачать книгу бесплатно

Боевое крещение

После завтрака все пошли на занятия. Строевой шаг тут не учили, зато виды оружия и боеприпасов учили наизусть. Все характерные особенности отечественных и зарубежных образцов. Всё, что могло помочь в боевой обстановке. Показывали различные документальные фильмы, огромные плакаты и схемы. Ванька впитывал как губка. Командир сидел рядом и старательно записывал все самое важное. Он тоже учился со всеми вместе.

Так прошел не один месяц. Занятий и различных тестов было много. Первое время Ваньку просили потренировать бойцов, но потом убедились, многому из того, что он знает, научить невозможно. Не хватает скорости реакции, гибкости и натренированности тела. Дальше бойцы тренировались под руководством старых наставников. Смотреть на тренировку Ваньки оказалось вовсе не интересно. Иногда он просто стоял посреди комнаты и даже не шевелился, через четыре часа такого стояния он потный и обессиленный шел под душ. Он объяснял, что проводит мысленный бой. Отрабатывает различные ситуации, опять же мысленно, а мышцы получают необходимую нагрузку от посылаемых мозгом импульсов. Получается, что для тренировок ему не нужны спарринг-партнеры и пространства. Он может смоделировать у себя в голове любую среду, даже под водой. Не было причин ему не верить. Результаты говорили сами за себя, он был неуязвим для всех бойцов-диверсантов, без исключения. Даже бой против десяти человек заканчивался обычными толканиями между собой, они постоянно теряли его из вида, мелькнет и исчезнет, а когда Иван появлялся, как правило где-то в стороне, оказывалось, что все помечены маркером специально взятым для этой цели. Вскоре они забросили такие тренировки, пустая трата времени.

***

Его разбудила целая компания, он даже не сразу понял по какому случаю они собрались возле его кровати, даже раньше чем обычно, совсем не по расписанию. Вперед вышел Григорий Иванович с каким-то пакетом в руках.

– Малой, на тебя документы пришли. Иван Емельянович Бесфамильный, 22 года, холост, проживает Ленинград, Набережная 17. Интересно в Питере есть Набережная 17?

Командир улыбнулся.

– Будь уверен, есть, и квартира на Ваньку оформлена.

– Лейтенант, ракетные войска.

– Во как, Вань, ты теперь лейтенант, Ленинградское высшее военное училище.

– Егоров расстарался, в 18 лет звание лейтенанта вызывает подозрения, так что тебе 22 года.

– Ну, пусть будет 22, лишь бы спать давали, да кормили.

– Вот это правильно, вставай, сейчас построение будет, потом покормят. У всех подъем по тревоге будет, неожиданной, между прочим, вот и решили пораньше покушать, а то не охота целый день голодными бегать.

Ванька проигнорировал привилегированное положение их бригады, у всех «неожиданная тревога», а в бригаде не только знают, но и пораньше встали, чтобы голодными не бегать. Он и так знал, что к «спецам» «особое» отношение. Но в общих тренировках всё равно нужно участвовать, чтобы не привлекать внимание.

– А причем тут ракетные?

– А ты сам-то Гвоздь, в каких?

– Танкист я, а что не все танкисты что ли?

– Ты танк-то видел? Танкист блин.

– Видел, даже водить могу.

– Не обращай внимания Вань, мы тут все, кто танкист, кто ракетчик, один Митяй только связист, только рацию я бы ему не доверил, сломает.

– Да я и не обращаю, мне хоть летчик, лишь бы на выходе крылья не мешали, в лесу неудобно с ними.

***

Неожиданная тревога почему-то не срослась, никому ничего не объяснили, никто ни о чем и не спрашивал.

Вернее, она была, но после небольшого переполоха все вернулись обратно. Так что день прошел почти как обычно. После тренировки командир попросил всех остаться в зале.

– Слушай сюда народ, у нас есть задание. Этот раз идет моя группа, Дуболом, Гвоздь, Малой, Григорий Иванович и я, остальные ждут указаний. Возможно, позже еще одна группа выйдет, Витя, подготовься, скорее всего ты, в лесах под Читой банда орудует, спецов просят прислать, твои там каждый куст знают, поработаешь. Остальным по обычному графику, все нештатное доведут через штабных. На этом всё, свободны.

Митяй подошел поближе к полковнику.

– Командир, куда хоть?

– Идем к Гоше в гости, в Грузию, подробности на месте. Гвоздь, вино будет?

– Обижаешь командир, вино будет, шашлык будет, все будет. Когда идем?

Гоша весь светился от счастья.

– Завтра вылет.

***

В военном аэропорту, недалеко от Тбилиси, их встретил генерал-майор и проводил до штаба, расположенного недалеко. Пригласил группу к себе и вкратце обрисовал обстановку.

– Идет специальное расследование. Появился крупный продавец оружия для боевиков, которые подстегивают грузино-южноосетинский конфликт. На задание была отправлена группа из трех человек, специально подготовленная для операций в таких условиях. Нужно было выяснить, что это за бандформирование и вычислить поставщика. Последний раз они вышли на связь вот в этом квадрате.

Генерал ткнул карандашом в карту на столе, а затем вновь посмотрел на присланных «спецов».

– Группа провалилась, нужно подтвердить их гибель или вытащить оттуда. При контакте с боевиками разрешаю уничтожить, но постарайтесь найти поставщика, задача не ваша, но постарайтесь. Поддержки не будет, действуете одни, все необходимое можете взять со склада. Чем быстрее выйдите на задание, тем лучше.

– У нас все с собой. Выходим завтра, разрешите идти?

– Идите парни, вытащите наших кого сможете и сами живыми возвращайтесь.

Генерал-майор с любопытством смотрел на Ваньку – «интересно чего они с собой мальчишку таскают? Среди спецназа нет новичков, видимо, и этот пацан не лыком шит, хотя, может стажер. Не таскались бы они с ним, не время. Ну да ладно, им виднее».

***

Вертолетом их доставили в нужный квадрат. Дальше они вышли на дорогу и продвигались вдоль нее. Камуфляж сменили на горный, лица измазаны какой-то грязью. Это в боевиках голливудских кремами специальными мажут. На боевом выходе не до понтов, под ногами весь крем, вот им и мажут лицо.

– Командир, стой. Тут недавно грузовик прошел, дорога к горе идет, на карте нет этой дороги. Последний раз они вышли на связь примерно тут же. Думаю, нам вон в ту сторону, к скале.

– Григорий Иванович и Малой, вперед, осмотритесь.

Первым пришел Григорий Иванович.

– Седой, рассказывай.

– А чего рассказывать, тут они, чуть ниже дороги сигналки стоят, дорога просматривается, вся как на ладони, наверняка вон за тем камнем охранение. Там сейчас Ванька, подождем, чего он учует.

Ванька вынырнул из-за укрытия и поднял руки когда увидел наставленное на него оружие.

– Свои.

– Впереди охрана по обе стороны дороги. Слева за скалой трое или четверо, справа, скорее всего двое. Снайпер, пулемет. Охраняют вход в пещеру, ветер свистит необычно. Можно подойти ближе, вон туда.

Соловьев не удержался и вытянул шею, чтобы посмотреть то самое «поближе». Действительно можно поближе, пожалуй, все влезут, работать можно.

– Вперед.

***

Бойцы закатились в какую-то ложбинку и ощетинились во все стороны.

– Хорошо засели, не подступиться. Дальше не пойдем, засекут, думать нужно.

– «Может по уступочку, а Батя?» – Митяй смотрел чуть левее дороги на выступ который пролегал над дорогой.

Иван поднял ладонь, и Григорий Иванович привстал.

– Да, да, я тоже заметил, глазастый ты Ванька. Не выйдет, там заминировано. Колышек вон, травкой прикрыт. Колышки сами по себе редко растут.

– Разрешите я?

Все посмотрели на Бесфамильного.

– Гвоздь, Дуболом, прикройте парня, Малой, работай.

Ванька скользнул на обочину и пополз, растворившись среди камней. Продвигался медленно и бесшумно, если не знать куда смотреть, то заметить его было практически невозможно.

Гвоздь взял на прицел своей снайперки одного из бандитов, справа от дороги, Митяй ждал появление второго там же. У всех были глушители.

– Командир, левых я не вижу, Ваньке помочь не сможем.

– Ты его в работе видел, ему помощь не нужна, справится.

Впереди возникло какое-то движение. Один из боевиков справа стал разворачиваться к своим, выстрел Гвоздя попал ему в голову. Появившаяся голова второго дернулась и пропала за камнями. Группа мелкими перебежками стала приближаться к месту столкновения. Ванька вышел и поднял руку. Чисто.

Бойцы подбежали и увидели трех боевиков, лежащих возле мешков с песком, справа еще двое. Один убит выстрелом Гвоздя, у второго в шее торчит сухая палка.

– Малой, у тебя ножа нет что ли? Я же давал, куда пробожил-то?

– Чего пробожил сразу? Есть нож, доставать дольше было.

– Живых оставил?

– Вон тот, сейчас очухается.

Оставшийся в живых боевик стал приходить в себя, открыл глаза и шарахнулся в сторону, увидев Ваньку. Очень быстро, скороговоркой, залепетал что-то на непонятном языке. Гвоздь выругался.

– Малой, ты не мог, что ли кого другого оставить? Этот же лопочет на арабском.

– Ну извини, не спросил на каком он лопочет. Он говорит про какого-то русского демона, говорит, что в пещере остальные, человек шесть. Там пленный, может еще живой, еще двоих в ущелье сбросили, но это не он их убивал, оружие уже вывезли.

Соловьев даже прищурил глаз от удивления.

– Ты чего, на арабском говоришь?

– Дед сказал, родовая память даст понимание всех языков. Я говорю только на русском, по английскому трояк был, так получилось, учить языки надо.

– «Демон говоришь, чем ты их так напугал? Это ведь он тебя так называет. Видел, как он шарахнулся, когда увидел?» – командир улыбался.

– А чего сразу меня то? Может это он на Митяя так отреагировал. Он в «комке» и раскрашенный кого хочешь напугает.

– Ну и что теперь с ним делать? Разведчикам бы его, только возиться неохота.

– Я могу его отключить, часа четыре будет без сознания, потом ничего не вспомнит, даже как зовут. Правда, воевать сможет, рефлексы и характер останутся.

– Давай. Пока так сойдет, потом решать будем.

Ванька потянулся к боевику, но ничего не успел сделать. Араб вдруг соскочил, толкнул его и рванул в сторону пещеры, нож Митяя вошел ему между лопаток быстрее, чем он сделал пару шагов. Ванька пожал плечами и убрал свой нож, которым не успел воспользоваться. Командир махнул рукой в сторону пещеры.

– Ну, так тоже устраивает. Входим.

Остановившись возле развилки, решили разделиться.

– Седой и Ванька в левый проход, он поуже, Митяй, Гоша за мной.

Где-то в пещере стоял генератор, освещение было тусклым. Григорий Иванович с Иваном стояли в проходе прижавшись к стене перед большим, слабоосвещенным залом. Впереди были видны люди. Четыре вооруженных человека о чем-то спорили, размахивая руками. Еще двое сидели за столом возле ящиков откинувшись и прижавшись спинами к стене, почти дремали. Подойти ближе незаметно было нельзя. Убрать всех сразу может не получиться, потом выковыривать придется, еще не известно сколько их всего на самом деле.

– Григорий Иванович, когда буду в середине комнаты сними тех, которые за столом. Сразу они стрелять не начнут, пока очухаются, пока чего, потом побоятся по своим попасть, а мне мешать будут, отвлекаться на них придется, вдруг им на своих пофиг…

– Сразу они стрелять не начнут, потому что тебя раньше положат. Тут же прямая видимость, никто тебе не даст дойти до середины комнаты.

Ванька улыбнулся и исчез. Его размытый силуэт промелькнул по центру прохода в направлении противника. Двое упали сразу, одного откинуло к стене. Ванька проявился за спиной последнего, тот оседал с переломанной шеей. Одновременно с этим прозвучало два приглушенных хлопка, и боевики за столом завалились, даже не успев ничего понять. Седой бежал к Ваньке и показывал кулак, за ним следовали командир со своей частью группы, видимо ничего они в своём проходе не обнаружили. Быстро вернулись.

– Бесфамильный, ты, когда прекратишь свои фокусы. Я должен знать, что от тебя ожидать.

– Извините товарищ полковник, я сам не всегда знаю, на что способен. А про ускорение не подумал рассказать.

– Что за ускорение, черт тебя побери?

– В организме подстегиваются все химические процессы, для меня все как в замедленном кино, при необходимости могу почти остановить, но двигаться тяжело. Ненавижу это состояние, вываливаешься из него голодный как тот самый черт, который меня «побери». Вы уже видели в зале, когда я из центра уходил.

Тайком от командира Митяй сунул Ваньке какие-то сухофрукты и похлопал по плечу.

– Придем в берлогу, я тебе такое «не подумал рассказать» устрою, чтоб неповадно было меня до седых волос доводить. Боец пропадает прям на глазах, я же тебя уже на полу высматривал с пулей в башке. Три наряда вне очереди.

Ванька, как ни в чем небывало подошел к столу заинтересовавшись каким-то предметом, взял со стола нож и стал внимательно его рассматривать совсем не обращая внимание на беснующегося командира.

– Есть три наряда.

Гоша прыснул, и чтобы ему заодно не досталось, сделал вид, что расслабилась шнуровка на берцах, наклонился подправить.

Осмотреться, как следует, они не успели. Слева в темном углу скрипнула дверь. Обернувшись, все увидели в проеме человека с поднятым пистолетом. Дуболом рванулся и успел закрыть командира своей грудью, прозвучали выстрелы. Один из пистолета боевика, громким эхом раскатившийся по пещере, и хлопок из пистолета с глушителем. Гвоздь не промазал, но его пуля попала в уже мертвое тело. Митяй стоял и ощупывал бронник, ища, куда попала пуля. Подошедший Григорий Иванович хлопнул его по спине и показал в проем.

– Он в стену возле себя попал, скажи спасибо Малому, его работа.

Руку с пистолетом пригвоздил к косяку брошенный нож Ивана, второй клинок, только что подобранный им со стола, попал точно в сердце, пробив толстую куртку с лежавшим в кармане блокнотом. Удар бы настолько силен, что если бы не первый нож, то его бы полностью занесло обратно в комнату, даже дверь не выдержала и слетела с петель, про руку говорить не стоило, ее разворотило рывком.

Митяй неожиданно схватил Ваньку и прижал к себе.

– Отпусти, кости трещат, сломаешь же.

– У меня же жизнь перед глазами проскочила, думал хана мне, а вино, а шашлыки? Гвоздь двойную порцию обещал.

Гоша ухмылялся. Ванька потирал плечо и сердито смотрел на Митяя.

– Дуболом, блин.

– Так, ладно, пошли посмотрим что там за комната такая.

Это была не просто комната, из нее сделали пыточную. На столе был разложен целый набор на который невозможно смотреть без содрогания. Гвоздь пинком опрокинул стол выругавшись на грузинском.

В дальнем углу стояла железная клетка, размером с собачью конуру, в ней лежал окровавленный человек. Висячий замок был до неприличия огромен. Митяй взялся за него обеими руками и выломал вместе с накладными петлями, Григорий Иванович бросил, только-что найденную у одного из боевиков, уже ненужную связку ключей. Митяй вынес почти невесомое тело на свет и положил на брезент найденный недалеко, пульса почти не было.

– Я, кажется, его знаю. Крылов Иван Федорович, майор. Мы встретились на сборном пункте. Только сейчас я его опознал по ножу, который подобрал на столе. Это мой нож, я отдал его, когда мне сказали, что взять с собой не получится.

– Товарищ полковник, разрешите я его попробую хоть немного восстановить? Обещаю хоть сколько нарядов отработать.

Командир пока не понял на что дать разрешение, но головой кивнул. Мало-ли какую технику восстановления знал Малой. Может что и поможет донести майора. Правда шансов было совсем крохи, хорошо над ним поиздевались, как еще жив остался. Еще с мозгами не понятно что, в здравом рассудке после такого редко остаются.

Ванька очень быстро перебирал руками по телу Крылова, надавливал пальцами на активные точки, проверял пульс и двигался дальше. Порезы и глубокие раны продавливал пальцами и зажимал на мгновение, появляющиеся рубцы закрывали рану. Нащупал сломанную кость в руке и вправил ее, кивнул Гоше, чтобы сделал шины. Над пулевым отверстием он задержался дольше всего, накрыл его ладонью и замер, всем показалось что его пальцы стали светиться, хотя, скорее всего, это были фокусы освещения. Через пару минут он откинул пулю, и все увидели, что рана не кровоточит, воспаление спало, и она начала затягиваться, майор стал чаще дышать и, наконец, застонал. Ванька не прекращая осматривать резко ударил его пальцами в район шеи, и он затих, ровное дыхание говорило что он спит. Еще немного поколдовав над телом Крылова Ванька откинулся весь в поту.

– Внутренние кровотечения я остановил, немного подстегнул сердце, все кости на месте, обезболил сколько смог, он крови много потерял. Большие порезы подлатал, жить будет, но очнется дня через два. Воспаления убрал, заражения не должно быть, почистил, большего мне тут не сделать, теперь он сам. Нужно тащить его врачам, если задерживаемся, то боюсь умрет от истощения и потери крови, очень слабый. Никаких смертельных ран не было, но общее состояние такое, что долго не прожил бы.

Все смотрели на него молча, Гоша ставил шину и косо поглядывал, то на командира, то на Ивана, Митяй повернулся к командиру и тихо, чтобы слышал только он, сказал: – «ты же понимаешь, что теперь без Ваньки я тебя никуда не отпущу?»

– Ты еще не заметил? Он один почти всю банду положил, я ему не нужен, ему вообще никто не нужен, чтобы под ногами не мешались. Побольше бы нам таких Ванек.

– Обо всем, что мы тут видели, никто знать не должен. Все слышали? Вань, не рассказывай больше никому о своих умениях, об этом никто знать не должен, так будет правильно, забудь про три наряда. Тебя секретим по полной.

Ванька обессилено кивнул головой и засунул в рот пригоршню сухофруктов.

– Пошли отсюда, нам пока нет смысла задерживаться, нужно спасать майора. Седой и Митяй несете первыми, я, Гоша и Малой прикрываем, через полчаса сменимся. Вань, идти сможешь?

– А какие у меня варианты?

– Гоша, присмотри за ним.

Через час их подобрал вертолет уже наплевав на маскировку и секретность выхода, Крылов не просыпался, но был стабилен. Стабильно тяжелый, но СТАБИЛЬНО, это главное слово в таком случае.

Операция продолжается

– … Состояние стабильное, средней тяжести, в себя пока не приходил. Медик спецназа его подлатал, обколол чем-то, очень хорошо заживает, хорошая работа, нам бы таких спецсредств, хотя свежих ран не так уж и много, его наверняка в плену лечили. Короче, жить будет.

– Когда придет в себя, сообщите.

– Хорошо товарищ Генерал-майор.

***

За столом было не меньше тридцати человек, Гоша сказал, что не всех знает, но, когда грузин гуляет приходят все соседи. Вино было вкусным, алкоголь на Ваньку не действует, водку он не пил никогда, потому что не понимал зачем это надо, а вино понравилось, хоть тоже пил впервые. Митяй и Гоша сидели в обнимку и спорили о способах приготовления мяса, мир вокруг них явно шатался.

Григорий Иванович пел с мужчинами на грузинском, он знал почти все песни, хотя раньше никто не подозревал, что он знает грузинский. Командир сидел откинувшись на стенку беседки, улыбался и слушал, периодически вставляя свое веское слово в спор Гоши и Митяя, чем выводил их на новую ступень. Его тоже пытались втянуть, но быстро обломились. Было ощущение что командир витает в облаках, он только отмахивался от них и слушал, просто слушал. Он впитывал обстановку, и она ему нравилась, так могло продолжаться всю ночь.

Ванька никогда не видел столько фруктов и старался попробовать все, но силы быстро закончились, и он мог только смотреть на это изобилие вдыхая аромат свежих лепешек и винограда. Все беды этого мира заканчивались на подходе в эту беседку, тут время останавливалось.

Под утро все начали разбредаться кто куда с разной степенью успешности сего подвига. Кто-то дошел только до ворот и рухнул возле них, даже поднимать не стали, только оттащили на свежую траву рядом с телегой. Ослик не возражал от такого соседства. Он вообще не возражал, давно уже дремал и не обращал внимание на окружающий гомон.

Командир махнул рукой, когда Ванька попытался разбудить Гошу и Митяя чтобы проводить до постели, они так и уснули за столом в обнимку. Спать не хотелось, сидя на крыльце Иван долго любовался на горы и вдыхал свежий утренний воздух. Когда еще придется так отдохнуть. Все ждали назначение, тут дела еще не закончены, нужно найти боеприпасы боевиков и желательно выйти на поставщика.

***

– Соловьев, зайди к медикам, майор Крылов в себя пришел, хочет тебя поблагодарить, к тому же у него есть что рассказать.

– Есть товарищ генерал-майор.

Полковник Соловьев в сопровождении генерал-майора Ильина шел в палату к вытащенному из лап бандитов майору. Насколько он понял его жизни уже ничего не угрожает, только слабость от перенесенных ран и память о пытках. – «Не повредился бы умом этот майор, поработали над ним на славу».

– Ну, рассказывай что узнал.

– Ничего не узнали товарищ генерал-майор, нас раскрыли, толком ничего не удалось выведать.

– Вот так и ничего?

– Так точно, не успели.

– Разочаровал ты меня майор, вроде из федеральной разведки, а ничего не нарыли, видать и у вас бывают промахи. Вон твой спаситель, ты поговорить с ним хотел.

– Извините, не знаю, как вас зовут.

– Полковник Соловьев, Сергей Петрович.

– Спасибо вам Сергей Петрович, ну просто обязан вам за мое спасение, если бы не вы…, я же ведь…, да чего там, думал всё, кранты. Спасибо огромное.

Словесный поток благодарностей не заканчивался, и не было никакой возможности его прервать. Генерал-майор выдержал недолго и воспользовавшись тем, что весь разговор ведется с Соловьевым решил выскользнуть за дверь.

– Пойду я, вы остаетесь полковник?

Соловьев наклонился к нему.

– Вы идите, человек с того света вернулся, нужно дать ему выговориться.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9