Алексей Кривопалов.

Фельдмаршал И.Ф. Паскевич и русская стратегия в 1848-1856 гг.



скачать книгу бесплатно

Университет Дмитрия Пожарского



Подготовлено к печати и издано по решению Ученого совета Университета Дмитрия Пожарского


Ответственный редактор:

кандидат исторических наук, доцент М. М. Шевченко.


Автор картографических иллюстраций:

кандидат географических наук С. А. Осокин.

Введение

Посвящается моим родителям – Кривопалову Алексею Владимировичу и Токаревой Елене Николаевне.


Завершение долгой карьеры фельдмаршала Ивана Фёдоровича Паскевича (1782–1856) совпало с поражением России в Крымской войне 1853–1856 гг. и драматичным финалом всей николаевской политической системы. Проигранная война нанесла тяжелый удар по репутации военачальника в глазах общественного мнения, что представляется закономерным, учитывая то исключительное положение, которое Паскевич занимал в ближайшем окружении Николая I. Огромная роль князя Варшавского в военном строительстве 1830-1840-х гг., искреннее доверие императора к полководческим, административным и организаторским способностям своего ближайшего сподвижника справедливо вызвали у современников вопрос об ответственности князя Паскевича за исход Крымской войны. И, как известно, этот вопрос был решен не в пользу военачальника.

Традиционно наибольшей критике в отечественной историографии царствования императора Николая I подвергалось так называемое мрачное семилетие 1848–1855 гг., которое во внутренней политике сопровождалось хаотичным ужесточением цензуры и наступлением эпохи правительственной реакции[1]1
  Подробнее см.: Шевченко М. М. Конец одного Величия: Власть, образование и печатное слово в Императорской России на пороге Освободительных реформ. М., 2003. С 10, 145–158.


[Закрыть]
, а во внешней политике было связано с двумя последовательными международными кризисами.

Если революционный кризис 1848–1849 гг., благодаря усилиям участников «европейского концерта», не вызвал общеевропейскую войну, то конфликт на Ближнем Востоке в 1851–1852 гг. стремительно вышел из-под их контроля и перерос в противостояние изолированной России с мощной западноевропейской коалицией практически по всему периметру западных и южных границ империи.

Европейский кризис 1848–1850 гг. угрожал перерасти в полномасштабную войну на континенте и потому сопровождался полным мобилизационным развертыванием русской сухопутной армии на западной границе. Однако коллективные усилия великих держав, в которых Россия сыграла едва ли не решающую роль, остановили стихийное расширение локальных военных конфликтов в Венгрии, Дании и Северной Италии до масштабов общеевропейской войны.

Боевые действия русской армии ограничились скоротечным Венгерским походом летом 1849 г.

Несмотря на успешное урегулирование кризиса, которое состоялось во многом благодаря решительным действиям правительства Николая I, последующие события на Ближнем Востоке и проигранная Крымская война фактически обесценили в глазах исследователей положительные результаты внешней политики России в 1848–1850 гг. Впоследствии общественное мнение пореформенной России всё более склонялось к тому, чтобы признать прямую связь между оказанием военной помощи Австрии и решительным подавлением революционного движения в Европе, с одной стороны, и международной изоляцией России в годы Восточной войны – с другой. Тем не менее отечественная научная литература так и не дала четкого ответа на вопрос: отвечала ли охранительная по своей природе политика Николая I в Европе высшим стратегическим интересам России, или же она являлась опасной химерой, обрекшей империю на изоляцию в критический момент борьбы с коалицией западных держав?

Согласно одной из точек зрения, Крымская война продемонстрировала, что даже сильнейшая на континенте армия, которой в одиночку не могла бросить вызов ни одна из великих держав, не давала России шансов на победу в борьбе с мощной коалицией в условиях международной изоляции. При этом в отечественной историографии едва ли не с самого начала наблюдалась тенденция своеобразной редукции проблемы исхода Восточной войны до проблемы исхода обороны Севастополя. Работы, посвященные боевым действиям на Крымском полуострове и кампаниям на периферийных театрах, изучение истории дипломатии, специальные ведомственные исследования в области истории военной администрации не всегда последовательно уточняли выводы друг друга, накопив определенные разногласия.

Таким образом, в литературе был отчасти поставлен, но так и не разрешен фундаментальный вопрос: была ли русская стратегия в заключительное семилетие царствования императора Николая I провалом, дискредитировавшим практически все результаты военного строительства 1830-1840-х гг., или же, напротив, оптимальным выходом из политически и стратегически безнадежной ситуации, сложившейся в ходе Крымской войны, выходом, ставшим возможным именно благодаря этим результатам?

Попытка ответить на этот вопрос является главной задачей данной работы. В центре внимания каждой главы находится фигура Светлейшего князя Варшавского как ближайшего советника Николая I, поскольку в конечном итоге именно в рамках отношений Паскевича с императором в 1831–1855 гг. вырабатывалась военная политика России.

В первой главе рассматриваются основные этапы реформирования вооруженных сил в 1830-1840-х гг., в результате которого боевые возможности армии Николая I значительно возросли по сравнению с русской армией эпохи Наполеоновских войн. Во второй главе представлен очерк тех внешнеполитических и военно-стратегических проблем, с которыми столкнулась Россия после 1831 г., когда в результате разгрома польского мятежа на западной границе империи, казалось бы, начался длительный период относительного мира. Значительное место в данном разделе занимает очерк конкретных военно-стратегических планов России в 1830-1840-х гг., составлявшихся на случай различных сценариев изменения внешнеполитической обстановки в Европе. В третьей главе рассматривается история революционного кризиса, едва не увенчавшегося общеевропейской войной в 1848–1850 гг. В данном разделе показана взаимосвязь между общим боевым развертыванием Большой Действующей армии и успешным умиротворением Германии, которое состоялось под давлением России после быстрого завершения Венгерского похода. Наконец, две последние главы посвящены теме стратегии России в годы Восточной войны 1853–1856 гг.

Четвертая глава затрагивает проблему развития Восточного кризиса в 1853–1854 гг., повлекшего внезапное для императора Николая I и фельдмаршала Паскевича изменение стратегического положения России в целом, то есть проблему перерастания русско-турецкой войны в войну с международной коалицией в условиях военно-политического противостояния по всему значимому периметру границ России. Заключительная глава посвящена проблеме выбора стратегического приоритета в условиях войны, заведомо исключавших для России победный исход, выбора, позволившего свести к минимуму ее потери.

До настоящего времени в научных работах также не ставилась задача специального рассмотрения деятельности фельдмаршала Паскевича накануне и в ходе Крымской войны, несмотря на то, что сама эта война имеет весьма обширную историографию. В связи с тем, что в настоящее время издавна устоявшиеся взгляды на причины поражения России в этой войне подвергаются переоценке[2]2
  См. например: Кухарук А. В. Действующая армия в военных преобразованиях правительства Николая I: дис… канд. ист. наук. М., 1999; Его же. Мнимый больной. Была ли бессильна николаевская армия // Родина. 1995. №.3–4. С. 22–26; Kagan F. W. The military reforms of Nicholas I. The origins of the modern Russian army. New York, 1999. P. 221–249; Бесов A J. Военная политика России в XIX веке. М., 2001. С. 38–39; Шевченко М. М. Конец одного Величия: Власть, образование и печатное слово в Императорской России на пороге Освободительных реформ. М., 2003. С. 185–194; Его же. Историческое значение политической системы императора Николая I: новая точка зрения // XIX век в истории России. М., 2007. С. 281–302; Айрапетов О.Р. Внешняя политика Российской империи (1801–1914). М., 2006. С. 188–222.


[Закрыть]
, необходимость уделить роли Паскевича особое исследовательское внимание представляется очевидной.

* * *

Несмотря на то, что в заключительный период царствования Николая I оба больших международных кризиса особенно четко демонстрировали неразрывную связь между внешней политикой и стратегией, роль фельдмаршала Паскевича в русском военном планировании 1848–1856 гг. не выделялась в самостоятельную тему научного исследования. В отечественной литературе также не было принято рассматривать кризис 1848–1849 гг. с точки зрения собственно военной угрозы положению России в Европе[3]3
  См.: Татищев С С. Внешняя политика императора Николая Первого. СПб., 1887. С. 41–131; Его же. Император Николай и иностранные дворы. СПб., 1889. С. 105–117, 273–284; Блос В. Революция в Германии: История германского движения в 1848 и 1849 г. СПб., 1908; История дипломатии. Т. 1. М.; Я., 1941. С. 426–433; Нифонтов А. С. Россия в 1848 году. М., 1949; Молок А. И. Революции 1848–1849 годов. М., 1952; ХансжП. Угнетенные народы Австрийской империи и Венгерская революция 1848–1849 гг. Budapestini, 1953; Березняков Н.В. Революционное и национально-освободительное движение в Дунайских княжествах в 1848–1849 гг. Кишинев, 1955; Степанова Е.А. Борьба за единую демократическую Германию в период революции 1848–1849 годов. М., 1955; Авербух Р.А. Революция и национально-освободительная борьба в Венгрии. 1848–1849. М., 1965; Михайлов М.И. Проблемы Германской революции 1848 г. М., 1985; История внешней политики России. Первая половина XIX в. М., 1999. С. 346–361;


[Закрыть]
. Следовательно, мало внимания привлекали не только дипломатические, но и военно-политические усилия николаевского правительства, не допустившего его перерастания в большую войну.

События Венгерского похода 1849 г. освещались на страницах военно-исторических трудов[4]4
  Очерк Венгерской войны 1848–1849 годов. СПб., 1850; Описание военных действий российских войск против венгерских мятежников в 1849 г. СПб., 1851; Непокойчицкий А. А. Описание войны в Трансильвании в 1849 году. [Б.м.] 1866; Меньков П.К. Материалы для истории Венгерской войны // Военный Сборник. 1875. № б. С. 191–216.


[Закрыть]
. Наиболее полным из них стала монография И. И. Ореуса, весьма критически оценивавшего полководческие способности князя Варшавского[5]5
  Ореус И.И. Описание Венгерской войны 1849 года. СПб., 1880. С. 325–326, 452–453.


[Закрыть]
. Однако они не содержали попыток определить значение скоротечной Венгерской кампании на фоне борьбы Австрии и Пруссии за политическое доминирование в Германии, игравшей для России принципиальную роль.

Мысль, что успешное окончание локальной войны в Венгрии и Трансильвании сыграло ключевую роль не просто в сохранении монархии Габсбургов, но и в обеспечении выгодного для России соотношения сил в германском вопросе, высказывалась, пусть и не очень четко, князем А. П. Щербатовым в шестом томе биографии фельдмаршала[6]6
  Щербатов А.П. Генерал-фельдмаршал князь Паскевич, его жизнь и деятельность: в 7 т. СПб., 1899. Т. 6. С. 191–192.


[Закрыть]
.

Общие работы по истории Крымской войны также освещали деятельность Паскевича достаточно фрагментарно, ограничиваясь по большей части лишь некоторыми эпизодами двух кампаний на Дунае в 1853–1854 гг.

Первое исследование, посвященное Восточной войне, на основании официальных реляций еще до заключения мира подготовил капитан Генерального штаба В. М. Аничков[7]7
  Аничков В.М. Военно-исторические очерки Крымской экспедиции: в 2 ч. СПб., 1856.


[Закрыть]
. Он сознательно ограничился описанием событий одной лишь Крымской кампании и хронологически довел его до первого штурма Севастополя 6 июня 1855 г.

«Военно-исторические очерки Крымской экспедиции» фактически стали прообразом многих последующих работ, например, трудов Э. И. Тотлебена, М. И. Богдановича и Н. Ф. Дубровина[8]8
  Богданович М.И. Описание экспедиции англо-французов в Крым 1854-
  1855 гг. СПб., 1856; Тотлебен Э. И. Описание обороны г. Севастополя: в 2 ч. СПб., 1863–1872; Ковалевский Е. П. Война с Турцией и разрыв с западными державами в 1853 и 1854 гг. СПб., 1871; Гейрот А.Ф. Описание Восточной войны 1853-
  1856 гг. СПб., 1872; Богданович М.И. Восточная война 1853–1856 гг.: в 4 т. СПб., 1876; Дубровин Н.Ф. Восточная война 1853–1856 гг. Обзор событий по поводу сочинений М.И. Богдановича. СПб., 1878; Орлов Н.А. Восточная война. СПб., 1885; Вроченский М.А. Севастопольский разгром. Киев, 1893; Дубровин Н.Ф. История Крымской войны и обороны Севастополя: в 3 т. СПб., 1900.


[Закрыть]
, в которых события на других театрах войны, особенности внешнеполитической обстановки на различных стадиях конфликта, а также их возможное влияние на исход боевых действий в значительной степени оставлялись без внимания.

В 1863 г. вышел первый том «Описания обороны Севастополя» под редакцией Э. И. Тотлебена, переводы и пересказы которого получили широкую известность за границей[9]9
  См.: Russel W.H. General Todleben's History of the defence of Sebastopol. 1854–1855. N.Y., 1865; Todleben Ed.v. Die Verteidigung von Sebastopol. Bde. 1–2. SPb., 1864–1872; Todleben E. de. Defense de Sebastopol. Vol. 1–2. SPb., 1863–1874.


[Закрыть]
. Издание изобиловало техническими подробностями инженерных работ, а также содержало наиболее полный материал, отражавший боевую работу русской и союзной артиллерии. В приложениях помещались боевые расписания, ведомости расхода пороха и боеприпасов, данные по сравнительной эффективности артиллерийского огня противоборствовавших сторон на каждом этапе осады[10]10
  ТотлебенЭ. И. Описание обороны г. Севастополя. Ч. 1–2. СПб., 1863–1872.


[Закрыть]
.

Поскольку осада Севастополя вылилась в артиллерийскую дуэль невиданных доселе масштабов, тактические и технические проблемы как полевой, так и осадной артиллерии находились под пристальным вниманием военных ученых[11]11
  См.: К.Ш. Критическое обозрение сочинения: «Восточная война. Осада Севастополя. Исторический обзор службы артиллерии». 1854–1856 // Военный Сборник. 1860. Т. 12. № 3. С. 121–164; Вейгелыт. Осада Севастополя 1854–1856. СПб., 1863.


[Закрыть]
.

Попытка создать первое обобщающее исследование по истории конфликта была предпринята в середине 1870-х гг. генералом М. И. Богдановичем. Но под влиянием массовых публикаций новых документов и материалов о Крымской войне в российских периодических изданиях работа Богдановича достаточно быстро устарела. Уже в 1878 г. Н.Ф. Дубровин в некоторой степени критиковал Богдановича за недостаточное использование нового фактического материала. На тот момент под новыми материалами, помимо документов ведомства иностранных дел, понималась в первую очередь переписка между императором и главнокомандующими на театрах войны. Документы, связанные с работой армейских штабов, на том этапе исследователями еще не рассматривались.

Труд Богдановича получился описательным. Он не содержал ни критических оценок в отношении командования, ни глубокого осмысления важнейших военно-политических решений с русской стороны, например, прекращения осады Силистрии и эвакуации армии из При дунайских княжеств.

Генерал Н. Ф. Дубровин в своей монографии пошел несколько дальше Богдановича в сборе доступных на тот момент источников. Он пришел к выводу, что фельдмаршал Паскевич несет значительную долю ответственности за недопустимые промедления в осаде Силистрии весной 1854 г. и за неоправданное сосредоточение войск на западных границах России, что предопределило неудачный для России исход боевых действий в Крыму. Над своей рукописью

Дубровин работал фактически в одно время с Богдановичем. Если, например, сравнить тексты отзыва Дубровина на четырехтомник Богдановича 1878 г. и текст собственно монографии Дубровина 1900 г., то можно убедиться, что критические оценки в отношении действий командования и комплекс материалов, на которых Дубровин основывал свое мнение, остались неизменными. По всей видимости, именно из-за присущего книге Дубровина достаточно критического тона Военное министерство так долго откладывало публикацию рукописи.

Исследования Ф. К. Затлера, В. Аратовского и А. А. Поливанова[12]12
  Затлер Ф.К. Несколько слов о продовольствии войск в Придунайских княжествах в 1853 и 1854 гг. СПб., 1863; Аратовский В. Обзор распоряжений по продовольствию действующей армии в 1831, 1848, 1849 и 1853–1855 годах. СПб., 1874; Затлер Ф.К. Суд над полевым интендантством в 1856–1859 году. Лейпциг, 1877; Поливанов А.А. Очерк устройства продовольствия русской армии на придунайском театре в кампании 1853–1854 и 1877 гг. СПб., 1894.


[Закрыть]
по истории интендантства и провиантского управления создавались параллельно с обзорными работами Тотлебена, Богдановича и Дубровина. Их публикация в значительной степени была ответом на несправедливую и во многом демагогическую критику, раздававшуюся на рубеже 1850-1860-х гг. в адрес тыловых служб армии, неадекватная работа которых являлась в представлении общественного мнения одной из ключевых причин поражения.

В.М. Аничкову, известному деятелю военных реформ 1860-1870-х гг. и крупному специалисту в области армейского хозяйства, опыт николаевской армии представлялся важным с профессиональной точки зрения. На это указывал В. Аратовский, выполнявший исследование по заданию Аничкова на базе архивных материалов Варшавского военного округа. «Мы знаем всё, что делается и делалось за границей, – писал Аратовский, – а не знаем еще многого, что делалось у нас, и к числу этого многого еще не вполне известного принадлежат распоряжения по продовольствию войск одного из замечательнейших наших военных администраторов фельдмаршала Паскевича»[13]13
  Аратовский В. Обзор распоряжений по продовольствию действующей армии в 1831,1848,1849 и 1853–1855 годах. СПб., 1874. С. 5.


[Закрыть]
. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что в эпоху военных реформ 1860-1870-х гг. младшим современникам николаевского тридцатилетия князь Варшавский представлялся уже не «замечательным полководцем», а всего лишь «замечательным администратором». Новая эпоха во многом сместила в иную сторону представления о задачах высшего военного управления, поставив «администратора» впереди «полководца».

А. А. Поливанов, офицер Генерального штаба и будущий военный министр России в годы Первой мировой войны, последовательно рассмотрел работу русского интендантства на Придунайском театре в ходе всех русско-турецких войн XIX в. Он сравнил эффективность работы тыла в 1806–1812, 1828–1829, 1853–1854 и 1877–1878 гг. и доказал, что наименьшие затруднения с продовольствием и фуражом русская Дунайская армия испытывала именно в 1853–1854 гг. Поливанов отмечал, что огромные запасы продовольствия, заблаговременно заготовленные Паскевичем на случай войны с Австрией, позволяли на протяжении одного года обеспечивать 250-тысячную армию, однако маневр этими запасами был затруднен. Использовать их для снабжения многочисленной армии на неожиданно возникшем Крымском театре военных действий было непросто, хотя энергичный Ф. К. Затлер постепенно справился и с этой проблемой.

Значительный интерес представляет двухтомная монография генерала А. Н. Петрова[14]14
  Петров А. Н. Война России с Турцией: Дунайская кампания 1853 и 1854 гг.: в 2 т. СПб., 1890.


[Закрыть]
. Несмотря на то, что формально она была посвящена боевым действиям на Придунайском театре в 1853–1854 гг., фактически книга значительно выходила за рамки заявленной темы. Петров в резкой и полемической форме пытался переосмыслить причины неудачного исхода войны в целом. Автор критически оценивал деятельность князя Варшавского и придерживался крайне спорной точки зрения, считая, что все стратегические расчеты русского командования в 1854–1855 гг. строились на изначально неверном посыле.

Петров пытался доказать, что угрожающие концентрации австрийских войск на русских границах, вынудившие Паскевича летом 1854 г. снять осаду Силистрии и прекратить кампанию на Дунае, являлись не более чем блефом австрийского правительства. И лучшее, что Россия могла делать в той ситуации, – это полностью игнорировать любые австрийские угрозы и продолжать войну так, словно бы австрийской армии на фланге и в тылу вообще не существовало[15]15
  Петров А. Н. Война России с Турцией: Дунайская кампания 1853 и 1854 гг.: в 2 т. СПб., 1890. Т. 2. С. 320.


[Закрыть]
.

Обоснованность столь радикальных выводов вызывает серьезные сомнения. Фактически все сведения об австрийской армии, ее передвижениях и дислокации взяты Петровым из донесений русских посланников при венском дворе (П. К. Мейендорфа и А. М. Горчакова). Автором широко использовались уже опубликованные, в основном на страницах «Русской Старины» и «Русского Архива», материалы по истории войны, но они исчерпывались главным образом перепиской командующих с императором. Донесения русской разведки, штабная документация армейских боевых управлений и центрального аппарата военного ведомства исследователем не использовались. Петров практически не рассматривал такие важные австрийские источники, как переписка императора Франца Иосифа с канцлером К. Ф. Буолем, начальником императорского штаба генералом Г. фон Гессом, главнокомандующим австрийскими войсками в Италии фельдмаршалом Й. Радецким[16]16
  Результаты использования этих источников на сегодняшний день см.: Rothenberg G. Е. The army of Francis Joseph. West Lafayette, 1976; Curtiss J. 5. Russia's Crimean War. Durham, N. C, 1979.


[Закрыть]
.

Кампании на других театрах военных действий изначально находились в тени событий севастопольской обороны, поэтому исследования по данным сюжетам представляли собой более скромную историографическую традицию[17]17
  Глиноецкий Н. П. Очерки военных действий на берегах Днепровско-Бугского лимана осенью и зимой 1855 г. // Военный Сборник. 1858. Т. 4. № 7. С. 144–198; Краснов И. Оборона Таганрога и берегов Азовского моря в 1855 году // Военный Сборник. 1862. Т. 26. № 8. С. 249–308; Муравьёв Н.Н. Война за Кавказом в 1855 г.: в 2 т. СПб., 1877; КренкеВ.Д. Оборона Балтийского побережья в 1854–1856 гг. СПб., 1887; Бородкин М. М. Война 1854–1855 гг. на Финском побережье: исторический очерк. СПб., 1904; Сергеев М.А. Оборона Петропавловска на Камчатке. М.; Я., 1940; Лунин Б. В. Героическая оборона Таганрога в 1855 году. Ростов-на-Дону, 1945.


[Закрыть]
. Но зачастую именно на страницах этих работ раскрывался истинный внешнеполитический и военно-стратегический масштаб конфликта.

Особое место в данном ряду занимал труд крупного специалиста по истории Финляндии М.М. Бородкина. На примере русско-шведских отношений ему удалось показать, какое место в русской стратегии занимала борьба за нейтральные страны, и то, насколько шатким в реальности был их нейтралитет. Бородкин раскрыл механизм медленного, но неуклонного движения Швеции от нейтралитета в сторону заключения оборонительного союза с западными державами, при этом он смог показать практически прямую зависимость внешнеполитических шагов Швеции от позиции австрийского кабинета, а вовсе не от исхода боевых действий в Крыму. Фактически условием своего вступления в войну шведское правительство ставило тогда предварительное выступление против России Австрии[18]18
  Бородкин М. М. Война 1854–1855 гг. на Финском побережье: исторический очерк. СПб., 1904. С. 196.


[Закрыть]
.

В 1904 г. вышел седьмой том биографии И.Ф. Паскевича, написанной князем А. П. Щербатовым[19]19
  Щербатов А.П. Генерал-фельдмаршал князь Паскевич, его жизнь и деятельность: в 7 т. СПб., 1888–1904.


[Закрыть]
. Он описывал участие князя Варшавского в Крымской войне. В труде Щербатова был собран огромный, до сих пор не утративший ценности фактический материал о деятельности Паскевича на протяжении всей его жизни. Структурно все тома работы представляли собой последовательное изложение событий биографии фельдмаршала. По своему характеру семитомник являлся скорее расширенным послужным списком Паскевича. Серьезных попыток критического осмысления его роли в событиях русской истории автор не предпринимал. Исследование Щербатова можно рассматривать и как обширную публикацию источников. В конце каждого тома автор поместил приложения, содержавшие выдержки из приказов, многочисленные донесения, а также переписку Паскевича с известными государственными деятелями эпохи, главным образом, с императором Николаем I.

Подробная информация об истории структур высшего военного управления, проблеме комплектования вооруженных сил, истории русской артиллерии, инженерной и военно-медицинской службы николаевской армии была сгруппирована в приложениях к фундаментальному, но незавершенному коллективному труду «Столетие военного министерства»[20]20
  Столетие военного министерства 1802–1902: в 13 т. СПб., 1902–1914. См.: Т. 1. Данилов Н.А. Исторический очерк развития военного управления в России; Т. 2. Кн. 2. Квадри В. В. Императорская главная квартира. История государевой свиты. Царствование императора Александра I; Т. 4. Ч. 1. Кн. 2. Отд. 1 .ГейсманП.А. Возникновение и развитие в России Генерального штаба до конца царствования императора Александра 1;Т. 4. Ч. 1. Кн. 2. Отд. 3. ГиппиусА. И. Образование (обучение) войск; Т. 4. Ч. 2. Кн. 1. Отд. 2. Щепетильников В. В. Комплектование войск в царствование Николая I; Т. 5. Шелехов Ф. П. Главное интендантское управление; Т. 6. Струков Д.И. Главное артиллерийское управление; Т. 7. Фабрициус И. Г. Главное инженерное управление; Т. 8. Кручек-Голубов В. С. Главное военно-медицинское управление.


[Закрыть]
.

Иной характер имел незаконченный труд А.М. Зайончковского[21]21
  Зайончковский А. М. Восточная война 1853–1856 гг. в связи с современной ей политической обстановкой: в 2 т. СПб., 1908–1913.


[Закрыть]
. Он затрагивал в первую очередь дипломатическую сторону участия России в войне, хотя автором и приводились очень интересные материалы по предвоенному состоянию русской и западных армий. Характерной чертой взглядов Зайончковского являлось то, что император Николай как военный деятель вызывал у него значительно большую симпатию, чем фельдмаршал Паскевич, тогда как в оценках роли князя Варшавского автор был столь же критичен, как Петров и Дубровин.

Приложения, помещенные в книге Зайончковского, включают в себя переписку командующих русскими войсками, содержат ряд важных записок и заметок военного характера, таблицы с описаниями организационной структуры русской армии, ведомости наличия различных запасов для армии и флота накануне войны.

Характерное для работы Зайончковского незамысловатое противопоставление «хорошего» императора Николая «плохим» советникам, виднейшее место среди которых занимал Паскевич, а также недостаточно обоснованная критика фельдмаршала отмечались уже в одной из ранних рецензий, опубликованной С.М. Середониным в 1911 г.[22]22
  Середонин С М. Отзыв о сочинении А.М. Зайончковского «Восточная война 1853–1856 гг. в связи с современной ей политической обстановкой. Т. 1». СПб., 1911. С. 12–13,40-41.


[Закрыть]

Говоря о результатах дореволюционной историографии, хотелось бы отметить несколько важных моментов. Во-первых, Богданович и Дубровин заложили традицию изучения Восточной войны в первую очередь как проблемы обороны Севастополя и ведения боевых действий на территории Крыма. События Дунайской кампании ими изучались постольку, поскольку они повлияли на неподготовленность русской армии к обороне полуострова. Во вторых, монографии Дубровина, Петрова и Зайончковского сформировали весьма негативный и до некоторой степени карикатурный образ Паскевича как военного деятеля. Фельдмаршалу ставились в вину опасения утратить на старости лет былую славу и вытекавшая из этого нерешительность в проведении Дунайской кампании в 1854 г.

Опасения Паскевича по поводу возможного нападения Австрии на западные границы России признавались преувеличенными или же вовсе неосновательными, а настоятельные требования фельдмаршала концентрировать силы в Польше и на Волыни, исходя из возможности такого нападения, объяснялись его мелочным эгоизмом.

Однако обращает на себя внимание тот факт, что наиболее критические высказывания в адрес военных способностей военачальника А.Н. Петров и А.М. Зайончковский позаимствовали из одного достаточно сомнительного источника[23]23
  Петров А.Н. Война России с Турцией: Дунайская кампания 1853–1854 гг.: в 2 т. СПб., 1890. Т. 2. С. 360–362, 366–367; Зайончковский А. М. Восточная война 1853–1856 гг. в связи с современной ей политической обстановкой: в 2 т. СПб., 1908–1913.Т. 1.С. 552–554.


[Закрыть]
. В 1874 г. в № 35 и 36 берлинского военного журнала «Jahrb?cher f?r die Deutsche Armee und Marine» была опубликована статья под названием «Der Feldmarschal Paskiewitsch im Krimkriege», которая спустя год была переведена на русский язык на страницах «Русской Старины»[24]24
  Шильдер Н. К. Фельдмаршал Паскевич в Крымскую войну (перевод статьи берлинского военного журнала) // Русская Старина. 1875. Т. 13. №.8. С. 603–635.


[Закрыть]
. Данная статья представляет собой обобщение всех известных негативных оценок роли Паскевича в Крымской войне, которые фактически без изменения повторялись затем отечественными историками. Они оказались живучими настолько, что перешли затем частично и в советскую историографию.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7