Алексей Ковальчук.

Мир валькирий



скачать книгу бесплатно

Серия «Попаданец»

Выпуск 42


© Алексей Ковальчук, 2018

© ООО «Издательство АСТ», 2018

* * *

Выражаю огромную благодарность за помощь в написании этой книги Шеховцову Дмитрию и Овечкину Виктору Павловичу. Отдельное спасибо моей очаровательной супруге, за поддержку и безграничное терпение.



Глава 1

Колумб! Открыл? Посмотрел? Закрой обратно!

Шутка из Интернета

– Как сообщают нам из Воронежа, от падения метеорита, который сегодня утром взорвался над городом, пострадало уже более пятисот человек. Список пока не полный, и количество пострадавших наверняка будет больше.

Я сделал радио потише и подумал: «Количество инопланетных гостей в последние годы как-то увеличилось. Сначала в Челябинске, спустя всего четыре года – Воронеж. И все, как назло, на Россию падают, других мест, что ли, нет?» Сильная вспышка в небе, прямо по ходу движения моей старенькой «десятки», прервала мои размышления. А спустя несколько секунд мощный «бум» меня просто оглушил. Я, как и едущие впереди редкие автомобили, начал притормаживать, одновременно пытаясь осознать, что за хрень произошла, как вдруг увидел увеличивающуюся в небе точку, которая стремительно приближалась, приобретая с каждой секундой очертания огромного камня. Мне казалось, что он несется прямо на меня. «Братан, тебе не кажется. Он реально несется на тебя», – забила тревогу паника. Резко затормозив – так как, увлекшись созерцанием падающего с неба булыжника, чуть не въехал во впереди стоящий автомобиль – и нервно дернув ручку двери, собрался рвануть из машины.

– Твою мать! Ремень! – выкрикнул я, лихорадочно пытаясь отстегнуть ремень безопасности.

Но это всё, что успел я выкрикнуть до того, как огромная тень накрыла меня и мою машину. Удар, и последнее ощущение перед полным погружением во тьму – это ледяной холод, мгновенно сковавший меня. Следующим ощущением стала чудовищная боль. Болело всё, начиная от туловища – по нему, похоже, потопталось стадо слонов – и заканчивая головой, которую явно использовали вместо наковальни. Причём добрые молодцы кузнецы никуда не ушли, а продолжали работать, мерно стуча своими кувалдами. Ко всем этим удовольствиям добавился наисвежайший аромат дерьма, и запах этой жуткой вони пробивался между ударами кувалд, заставляя выворачивать от отвращения практически пустой желудок. «Слоны – козлы, – воспользовавшись паузой между всеми этими удовольствиями, вывел я нереальную для селекционеров мысль. – Мало того что потоптались, уроды, так ещё и навалили сверху целую кучу».

Жуткая головная боль и множество других болезненных ощущений не давали возможности сосредоточиться и понять свое положение в пространстве – то ли я лицом к земле, а задом к небу, то ли наоборот.

«Глаза, нужно открыть глаза», – пришла следующая мысль. Первая попытка провалилась, вторая и третья тоже не привели к успеху. «Попробовать помочь руками, – решил я. – Где там моя правая?» Попытался пошевелить и ощупать пространство вокруг себя. Ага, так и есть, я все же лежу задом кверху, ладонь правой руки нащупала что-то скользкое. Трава? «Надо перевернуться на спину», – принял я волевое решение. Но первая попытка, как и с открытием глаз, не привела к результату – накатила слабость, и усилились болевые ощущения, что заставили меня отступить и бросить это занятие. Немного приведя дыхание в норму, собрав все остатки воли в кулак и сопроводив свое действие громким стоном, все же смог сменить положение своего тела, перевернувшись на спину. После чего резкая боль снова отключила сознание и погрузила меня в благословенную тьму.

Сколько так пролежал без сознания, не знаю. Очнулся от ощущения всемирного потопа вокруг. Дождь, практически ливень, заливал меня с ног до головы, добавляя организму новые впечатления. Попытался снова открыть глаза. Открыть-то открыл, но разглядеть что-то, кроме хмурого неба над головой и воды, льющейся с небес, не получилось. Пересохшее горло тут же дало команду открыть рот, что я с превеликим удовольствием и выполнил. И пока живительная влага удовлетворяла желание пить, в мозг ворвалась паническая мысль: «Где «скорая»? Почему никто не приходит на помощь?» Трасса из Пскова на Санкт-Петербург, по которой я возвращался с дачи родителей домой в Питер, в воскресенье днём была более чем оживленной. И наличие пострадавших – наверняка не я один – от падения метеорита не оставило бы равнодушными многих сердобольных автолюбителей. Но никого не было. Я же не пять секунд валяюсь, чтобы ко мне никто не успел подойти.

Прислушался к организму, молотобойцев в голове сменили златокузнецы, вооруженные молоточками поменьше. «Когда уже и эти отпуск возьмут?» – страдальчески поморщился я. Руки и ноги слушались практически идеально, легкая проверка – осторожно поднять, согнуть – не выявила переломов и не добавила новых болезненных ощущений. А это уже очень хороший результат – после такого столкновения и выжить-то шансов немного, а тут даже переломов нет. Как там основное тело? Надо же, и здесь всё хорошо: дышу ровно, нигде не давит и не колет, похоже, слоны мне всё-таки померещились. На всякий случай принюхался. Ан нет, кто-то всё-таки отвалил кучу, и была она совсем рядом. Я недовольно поморщился, потом подумал и поморщился уже от самого себя. Вот что человек за скотина такая неблагодарная? Нет чтобы благодарить Бога за то, что оставил в живых, позволяя и дальше радоваться жизни, а я тут нос недовольно морщу.

Дождь, поначалу живительный, тоже перестал мне нравиться: во-первых, крупные капли затекали в нос, заставляя постоянно отфыркиваться, во-вторых, стало холодно, все-таки начало сентября – не самый теплый месяц в Петербурге. Надо вставать, иначе околею тут, не успев порадоваться чудесному спасению. Выжить в такой аварии, а потом сдохнуть от пневмонии – вот будет прикол.

Осторожно перекатившись на правый бок и помогая себе руками, принял сидячее положение. Вроде бы все хорошо: кроме слабости и уже не такого сильного стука в голове, жаловаться было больше не на что. Все еще неуверенно поднялся на ноги. Ливень, перешедший в сильный дождь, мешал разглядеть, что находится вдали. Но мне так далеко и не надо было, потому что я находился примерно в центре немаленькой поляны, в самом узком месте шириной метров в сто, а вокруг был густой сосновый лес. «Повезло, – мрачно подумал я, – по сосновому лесу ходить намного проще. Только вот дорога где?» Моя старенькая «десятка» катапультой, как самолеты, не оснащена, поэтому предположение, что меня выбросило вместе с креслом и на парашюте опустило на эту поляну, не выдерживало никакой критики. Валялось бы рядом кресло с парашютом, тогда да, я бы даже поверил в гениального инженера тольяттинского автозавода, впихнувшего такой офигительный девайс в мою машину.

Но парашюта не было, и кресла не было, зато рядом с собой я увидел очень большой камень. Подошел вплотную – определение «камень обыкновенный» подходило не очень. Это была монолитная плита примерно метр высотой, столько же шириной и длиной в три моих шага, то есть метра два. Как я его сразу-то не заметил? Практически ровная гранитная поверхность, совсем немного испещренная сколами и царапинами. А вот боковины порадовали меня наличием множества выбитых прямо в камне рисунков и каких-то значков. Присел на корточки, чтобы лучше разглядеть гравировку. Перед глазами предстал разнообразный животный мир. Волки, медведи, лисы, даже разные пернатые присутствовали – вроде бы вороны и соколы, не уверен, так как совсем не орнитолог – и под каждым изображением животного или птицы располагалась руна. Почему руна? Да потому, что если вы не можете разобрать слова, а вместо букв – непонятные какие-то значки, то это стопудово руна.

Меня передернуло – в своем исследовательском порыве я как-то совсем забыл, что сижу по-прежнему под дождем и мне реально холодно. Встав, огляделся и направился к ближайшей ёлке с огромными разлапистыми нижними ветками. Мне подумалось, что возле ствола, под плотной кроной, должно быть сухо и комфортно. Забравшись в эту природную живую пещеру, порадовался, что не ошибся, внутри было сухо, а множество старых высохших иголок гарантировало достаточно мягкое ложе. Первым делом разделся, одежду можно было выжимать, что я, в принципе, и проделал. Более или менее не мокрой была кожаная куртка, сухой её, правда, тоже не назвать, в отличие от джинсов, футболки, кроссовок, носков и трусов. В общем, я промок насквозь. Меня слегка потряхивало от озноба, поэтому, надев снова влажные трусы и футболку с курткой, оставил джинсы с кроссовками досыхать на ковре из иголок, а сам сгрёб с другой стороны ствола иголки в кучу и зарылся в них, свернувшись калачиком и постаравшись рукой накидать на голые ноги как можно больше этого импровизированного одеяла. Несмотря на колющие всё тело иголки, вырубился почти сразу – слабость, усталость, да еще и вся эта странная ситуация выбили из колеи. Организм требовал отдыха, и он его получил.

Сколько проспал, не знаю. Проснулся как-то резко. Рывком приподнявшись и распахнув глаза, огляделся. «Увы, я всё там же, и это не сон», – пришла грустная мысль. Дождь уже закончился, а сквозь просвет между более тонкими ветками с одной стороны проглядывали лучики солнца. Я нахмурился, пытаясь сопоставить время, и что-то у меня не вязалось. От родителей я выехал после обеда, в два часа дня, рассчитывая, что к шести вечера, несмотря на воскресные пробки, точно доберусь до дома. До аварии успел проехать где-то половину пути, времени было почти четыре, потом сколько-то валялся в отключке, очнулся, снова валялся, и вот поспал под ёлкой. Ночь, что ли, проспал, а сейчас раннее утро? Во всяком случае, я чувствовал себя изумительно свежо: усталость отступила и даже мастера, устроившие в моей голове кузницу, взяли как минимум отгул, что меня, вспоминая недавние ощущения, чертовски порадовало.

Вздохнув, надел влажные джинсы с кроссами и выполз на свет. Солнце стояло в зените, и было очень тепло, по ощущениям градусов двадцать. В кожаной куртке меня стало сразу припекать, но это даже порадовало – вещи были еще влажными, и такая сушка была необходима. А еще проснулся жуткий голод. Желудок выл благим матом и требовал жрать.

– Заткнись, сволочь! – в сердцах воскликнул я. – Не видишь, мы в полной заднице?

Но желудку было плевать, он продолжал настойчиво требовать чего-нибудь и желательно побольше. «Шоколадка!» – пронзила меня мысль. Когда выскакивал от родителей, на случай задержки в пути прихватил со стола батончик Nuts. В отличие от телефона, оставшегося в машине на зарядке, батончик все время был в куртке. «Где же ты?» Я похлопал себя по карманам. «Ура! Нашёл!» Правда, смявшийся в тонкий блин батончик выглядел не очень эстетично, но мне было плевать. Осторожно раскрыв обертку, быстро проглотил содержимое и, вылизав фантик от остатков шоколада, на автопилоте положил обертку обратно в карман. Воспитание, блин! Кто-то не задумываясь выбросит мусор прямо под ноги, а кто-то дойдет до ближайшей урны. «А я же из культурной столицы, дойду и до далекой урны», – поприкалывался я над рефлексами, вбитыми в меня родителями. Печально вздохнул. Как они сейчас? Ведь я не отзвонился и не сказал, что добрался и что всё хорошо.

«Мало, – заорал желудок, – давай ещё». Я снова вздохнул, курочка-гриль сейчас бы точно спасла отца народной демократии, как сказал бы Остап Бендер. Мысль об аппетитной курочке пришла, когда я задумчиво провожал взглядом какого-то пернатого, перелетавшего на другую ветку. Решительно тряхнул головой, прогоняя образ пышущего жаром блюда с тушкой, покрытой хрустящей и румяной корочкой, занялся делом. А именно выбором направления, куда мне идти.

Приложив ладони к ушам и оттопырив их посильнее, начал медленно поворачиваться, пытаясь уловить хоть какие-то звуки цивилизации. Бесполезно – только природный фон, птички, лес. Ни звуков машин, ни людей, кричащих на весь лес: «Ермолов Сергей, ау-у-у!» Ага, прямо вот все бросились меня искать, чтобы спасти от неминуемой смерти от голода. «Жра-а-ать», – в унисон моим мыслям заорал желудок. Фуф. Ну-ка ещё разок по кругу и медленно. Еще раз повернувшись вокруг своей оси, с по-прежнему оттопыренными с помощью рук ушами – тот еще Чебурашка, если смотреть со стороны, – внимательно прислушался, ловя посторонние для леса звуки. Вот! Кажется, там! В той стороне, где светило находящееся в зените солнце, то есть строго на юг, раздался явно посторонний для окружающей меня природы шум. Постоял, пытаясь повторно уловить то, что, в принципе, могло оказаться всего лишь плодом воспаленной фантазии человека, попавшего в беду и очень сильно желающего, чтобы всё поскорее закончилось. Ага! Все-таки не послышалось. Глухой удар повторился в той же стороне. Я попытался его идентифицировать, но никаких толковых совпадений с раздавшимся звуком не возникло. «Нужно подойди ближе», – решил я.

Бросив взгляд на странный алтарь в центре поляны, взял курс строго на солнце и, не спеша лавируя между огромными соснами и редкими, но тоже немаленькими елями, пошел в сторону раздававшегося шума. Гулять по такому лесу действительно приятно: головокружительно чистый воздух, мягко пружинящая под ногами хвоя и минимум растительности под ногами, мешающей наслаждаться такой прогулкой. В общем, обстановка, располагающая к размышлению о себе любимом и о ситуации в целом. А ситуация, мягко говоря, странная. Странность первая – авария. Лобовое столкновение с камнем такого размера, падающим с черт знает с какой скоростью, в девяносто девяти процентах случаев приводит к летальному исходу. Один процент выживает благодаря чуду, оно же божественное вмешательство. Допустим, в моем случае как раз и сработали высшие силы, но в таком случае я должен был очнуться возле машины, на трассе или в кювете, пусть и без царапин и переломов, что было бы уже вторым чудом. А я очнулся где? Правильно! В Караганде! «Этот похожий на алтарь камень, возможно, всё дело в нём, – пришла следующая мысль. – И куда же ты меня занёс, булыжник гребаный?»

Как бы то ни было, но работу я, похоже, прогулял. А это для меня, двадцатитрехлетнего вчерашнего студента, только этой весной получившего диплом по специальности «технология транспортных процессов», с большим трудом устроившегося в крупную транспортную железнодорожную компанию и проработавшего всего месяц, смерти подобно. Ведь когда вернусь, хрен кто поверит в мои приключения. Моё подсознание начало шептать мне, что правильно говорить не «когда», а «если» вернусь, но я его в вежливой ультимативной форме попросил заткнуться и не портить настроение.

Тут мои размышления прервал повторившийся звук, который был слышен уже и без создания образа Чебурашки, и вот теперь-то мозг идентифицировал его как взрыв. «Полигон, что ли?» – подумал я. Слегка ускорил шаг и минут через пятнадцать увидел большой просвет между деревьями, а услышав очередной «бум», снизил скорость и медленно, минут через пять, приблизился к очередному дереву-исполину и, спрятавшись за ним, внимательно осмотрел открывшуюся картину.

Передо мной была круглая поляна, размерами превышавшая ту, на которой я впервые очнулся. Эта была, наверное, километр в диаметре, и этот круг казался идеально ровным. Ещё одна странность заключалась в том, что многие деревья в лесу, который со всех сторон окружал поляну, были повалены в сторону от её центра, как от взрывной волны. Воронки, правда, не было, зато в центре находились руины каких-то строений, практически полностью разрушенных: торчали только углы стен первого этажа в одном месте и куча камней в другом. Всё это я отметил краем сознания буквально за несколько секунд, так как основное мое внимание привлекла картинка слева.

А там было на что посмотреть. Из леса выходила ровная асфальтированная дорога, которая упиралась в такую же асфальтированную площадку перед руинами. В конце дороги, совсем немного не доехав до этой парковки перед бывшим домом, стоял большой черный джип, а перед ним лицом к руинам стояли три девушки. Две из них были одеты в легкие летние платья без рукавов, нижний край которых заканчивался намного выше колен, практически полностью открывая ноги для всеобщего обозрения. Третья девушка была одета в очень короткие шортики и что-то вроде майки красного цвета.

С моей позиции было трудно разглядеть подробности, всё-таки расстояние между нами, метров двести, не позволяло детально это сделать, но даже отсюда все три девушки выглядели очень интересно, казались стройными и подтянутыми. Я как раз начал обдумывать мысль, как мне лучше появиться из леса, чтобы не напугать таких девчонок, а то вдруг при виде помятого и достаточно рослого, аж сто восемьдесят пять сантиметров, мужика, с криками сядут в машину и уедут.

Но следующая картинка заставила меня замереть и не двигаться, а мысль о знакомстве моментально вылетела из головы. Девушка в шортиках, вдруг резко взмахнув руками, прямо из них запустила в сторону руин, до которых от неё было метров триста, два огненных шара размером с футбольный мяч. Скорость полета напомнила мне мощные удары футболиста Роберто Карлоса, бывшего игрока сборной Бразилии и команды «Реал-Мадрид». Практически мгновенно для глаз эти рукотворные фаерболы пролетели над асфальтированной площадкой и, врезавшись в руины, взорвались с большим шумом, подняв тучу из пыли и осколков камней.

Я сидел не шелохнувшись, раскрыв рот и находясь в полной прострации. «Это что сейчас было? Как это она сделала?» Мысли скакали как сумасшедшие. Я усиленно потер глаза кулаками, проморгался и снова уставился на девушку, в надежде увидеть у нее в руках какое-нибудь оружие, хотя бы плазмомёт, что ли. Ну а что, может, она гений физики и математики, самостоятельно разработала и создала прототип плазмомёта, а я его просто не увидел, потому что он очень маленький и вообще она его прятала. «Угу, – проснулось мое явно ехидное второе Я, – не иначе как в трусах прятала».

В этот момент другая девушка, в жёлтом платьице, взмахнула рукой и отправила в сторону руин шаровую молнию, с такой же скоростью и также размером с футбольный мяч. В отличие от огненных шаров, которые, пролетая, тянули за собой огненный шлейф, шаровая молния в полете оставляла после себя крохотные искорки, а подлетев к руинам, увеличилась в размере раза в три. Взрыв тоже произвел впечатление, рвануло так, что даже заложило уши, а фонтан из осколков поднялся метров на семь. Похоже, именно такой взрыв я расслышал тогда на поляне возле алтаря. «Что? Скажешь, эта тоже гений в физике и тоже прятала под платьем свою пушку? – язвил в моей голове проснувшийся скептик. – Или примешь как факт, что это просто ловкость рук и никакого мошенничества?» Я тряхнул головой, пытаясь вывести себя из ступора. А ведь я, наивный, еще и напугать их боялся, три раза ха-ха, тут сам скорее обделаешься. Здесь мои размышления прервало появление новых персонажей в этой фантастической пьесе с названием «Бредовый сон Сергея Ермолова».

Из подъехавшей машины, такого же черного внедорожника, выпорхнули ещё две девушки. Одна одетая в джинсовый костюм, и вторая – в короткой юбке жёлтого цвета и белой блузке. Все пять девушек, встав в круг, о чем-то недолго поговорили, а потом две из них – та, которая блондинка в шортиках из первой команды, и брюнетка в джинсовом костюме из второй – прошли на бывшую парковку, расходясь при этом в разные стороны. Которая в шортиках, направилась условно в мою сторону, а вторая в костюме встала на противоположном краю. «Прямо как дуэлянты», – мелькнула у меня мысль, когда девушки замерли друг напротив друга на расстоянии ста метров.

А потом началась битва. Вот только битва кого? Волшебниц, магинь, или это инопланетяне развлекаются таким образом на нашей планете? Девушка в шортиках, назовем её для удобства блондинкой, начала делать пассы руками и с пулеметной частотой принялась отправлять в сторону девушки в костюме свои огненные мячи. Та, не обращая внимания на взрывающиеся примерно в двух метрах от неё фаерболы, тоже взмахивала руками и посылала в ответ свои гостинцы, похожие на размытые водяные кляксы, которые, соприкасаясь с невидимым барьером блондинки, взрывались огромным облаком пара. Простояв так несколько минут, девушки практически одновременно шагнули друг другу навстречу. С каждым шагом приближаясь к центру площадки, они не останавливали свой фееричный обмен ударами, и когда между ними оставалось всего метров пять, блондинка, сделав очередной пасс руками, выпустила в сторону брюнетки какой-то полупрозрачный сгусток.

Как я узнал гораздо позже, эта магическая техника называлась «воздушный кулак», но сейчас для меня это был сгусток чего-то непонятного, который ударил брюнетку в костюме, пробил её защиту и отправил девушку в красивый полет метров на семь. Так как рот у меня и так был открыт, то от лицезрения такого спецэффекта я мог только еще шире распахнуть глаза. Брюнетка в костюме после падения перекатилась несколько раз, а потом довольно резво вскочила на ноги. Я при виде такого смог только мысленно присвистнуть. Пролететь несколько метров, а потом резко вскочить, как будто все в порядке, – это выглядело круто. Но именно в тот момент, когда упавшая девушка уже встала, блондинка, закончив размахивать руками, резко хлопнула в ладоши, и в ее противницу прямо с неба, с высоты метров пять, ударил фонтан огня. Словно там завис огнедышащий дракон или летающий чувак с огнеметом. Секунд пять он жарил то место, где стояла брюнетка в джинсовом костюме.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6