Алексей Кобелев.

Начальные люди Томской губернии. Исторические портреты 1804-1917



скачать книгу бесплатно

По вступлению в должность он повел решительную и непримиримую борьбу с взяточничеством, казнокрадством и служебными злоупотреблениями. Он часто проводил внезапные проверки местных властей, во время его правления к ответственности привлекались чиновники различного ранга, независимо от времени содеянного. Для него срока давности не существовало. Под судом оказались семь земских управителей, председатель Салаирской комиссии военного суда, многие чиновники меньшего уровня. Про него тогда говорили: «Не боюсь ни огня, ни меча, а боюсь Петра Козьмича».

С 11 января 1824 года Фролов десять месяцев выполнял обязанности председателя совета Главного управления Западной Сибири по случаю «отбытия генерал-губернатора в С.-Петербург», «наблюдал по губерниям Томской, Тобольской и области Омской».

В 1828 году уставом «О заводах и промыслах Колыванских» Барнаулу был подтвержден статус горного города. Вскоре после того Петр Козьмич задумал сформировать подразделение горных казаков по аналогии уральских. Там они несли полицейскую службу еще с 1805 года. На Урале он бывал – в 1819 году занимался «ревизией оных заводов, управляя в то же время Колыванскими», и видел казачьи формирования. Направил письмо берг-инспектору А.Т. Булгакову, чтоб выяснить из каких людей формируются казачьи команды, каковы их обязанности, жалование, вооружение, амуниция, каков срок службы… Он все рассчитал и продумал, все подготовил, но горные казаки на Алтае появились уже после него.

Интересы Петра Козьмича были разносторонними. Он много занимался историей, увлекался археологией и этнографией. В 1817 году перед отъездом на Алтай, Петербургская библиотека приобрела у Петра Фролова 208 старинных рукописных книг и свитков, начинающихся с XI века, преимущественно на русском и славянском языках, и 214 названий книг на различных языках, а также карты, планы и предметы материальной культуры азиатских народов. Его современник А.Н. Оленин подчеркивал, что Фролов обладает «отличными сведениями в древней русской библиографии». Он собирал картинную галерею. Занимался градостроительством и добился того, что Барнаул в его времена обрел прямоугольную форму, расширил улицы. Его дом, построенный в 1829 году (в нем сейчас размещается городская администрация), до сих пор украшает центральную улицу города – проспект им. В.И. Ленина.

Петр Козьмич Фролов был женат на штаб-офицерской дочери Марье Ивановне. Ни формулярный список Фролова, составленный 1 сентября 1829 года, ни другие документы не дали ответа о детях супругов. Старший брат его Павел, с которым он уезжал учиться в Петербург, тоже окончил Горное училище, служил на Алтае, на Урале, после смерти отца – вновь в Змеиногорске. В таланте и трудолюбии не уступал Петру, будущее виделось перспективное, но в 34 года его разбил паралич. Он прожил всего лишь 45 лет.

За свой долгий труд в горном ведомстве, «в воздаяние ревностной и усердной службы», «за попечение к улучшению во всех частях Колывано-Воскресенских заводов», «за особенное попечение о пользах казны» Петр Козьмич Фролов много раз поощрялся и награждался императором.

Еще в 1801 году «Высочайшим имянным указом» он был награжден «пенсионом по смерть его по 280 рублей в год». Потом получал два перстня – один украшенный бриллиантами, второй – бриллиантами «с вензловым имянем Его Императорского Величества». До отставки с постов губернатора и начальника горных заводов был пожалован орденами Св. Анны I и II степеней, Св. Владимира II, III и IV степеней, в Сибири же удостоен горного чина, соответствующего армейскому генерал-майору.

Петр Козьмич Фролов оставил Колывано-Воскресенский округ весной 1830 года в связи с передачей заводов в аренду Министерству финансов империи. Переехал в столицу, занимал различные должности в правительственном аппарате, был членом Временного совета по управлению вновь учрежденного Министерства государственных имуществ, которым некоторое время руководил непосредственно Николай I, получил чин тайного советника (приравнен к генерал-лейтенанту). Был сенатором, состоял членом различных комиссий.

Скончался Петр Козьмич в Петербурге и был погребен на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры. Надпись на надгробии указывает, что смертный час его настал 10 декабря 1839 года – он не прожил и 64 лет.

Одна из улиц города Барнаула названа в память Козьмы и Петра Фроловых.


КОВАЛЕВСКИЙ Евграф Петрович

– томский гражданский губернатор и Главный начальник Колывано-Воскресенских заводов (май 1830 года – ноябрь 1835 года), генерал-майор и кавалер.

Евграф Петрович Ковалевский родился 10 (21) декабря 1790 года в селе Ярошевка Харьковского уезда в семье дворян. Отец его Петр Иванович Ковалевский служил в чине полковника, мать тоже имела высокий гражданский чин, в Харьковском и Купянском уездах она владела имениями с 200 душ крепостных.

Евграф окончил Слободско-украинскую гимназию, в 20 лет – Горный кадетский корпус с Большой золотой и серебряной медалями. Начал службу на Луганском литейном заводе в должности практиканта, там же он получил первый горный чин берггешворена. В то время завод считался одним из лучших в России, молодой инженер подробно изучал заводской опыт, глубоко вникал в тонкости технологии. Время сохранило его первую работу под названием «Краткое описание устроения и работы Луганского литейного завода в виде полугодичного отчета, представленного практикантом Ковалевским». Евграф Петрович высоко оценивал экономическую деятельность завода.

В 1813 году он был произведен в маркшейдеры (чин, равный военному штабс-капитану), руководил работами на рудниках Луганского завода, занимался поисками новых пластов угля и определением их местоположения. Занятие геологией его серьезно увлекало.

В 1816 году достаточно опытный горный специалист Евграф Ковалевский был переведен в Санкт-Петербург и зачислен в Департамент горных и соляных дел, входивший в состав Министерства финансов Российского государства, но связи с Донецким краем не прекращал. В январе 1818 года в связи с пошатнувшимся состоянием производственных дел его командировали на Луганский завод с заданием «изыскать средства к скорейшему и удобнейшему устройству сего завода». Кроме того, ему поручено было обозреть Бахмутские соляные источники. Изучив положение дел, он продолжал считать, что единственный на юге России завод должен стать центром развития промышленности края и, прежде всего, металлургии и горного дела. Но без организации детального геологического исследования Донецкого горного кряжа, поисков нужных материалов для выплавки чугуна осуществить большое дело невозможно. Свое видение он доложил горному департаменту, и его предложения были приняты. Вскоре созданная на Луганском заводе поисковая партия положила начало систематическим геологическим исследованиям Донецкого бассейна. Столичный чиновник дал уверенный прогноз о наличии в районе города Бахмута (ныне город Артемовск) залежей каменной соли. Удачное выполнение поручений дало основание горному начальству считать Ковалевского человеком знающим и энергичным.

В Департаменте горных и соляных дел вначале Ковалевский занимал должность чиновника для особых поручений. Поручения и в самом деле были разными. Он не только откомандировывался на Луганский завод, его в составе комиссии направляли для ревизии «хребта Уральского», работал в качестве члена комиссии «для исследования открывшихся в Гороблагодатских заводах беспорядков и упущений», на Златоустовских заводах исследовал «действия тамошнего начальства». Там разобрал не только совершившиеся злоупотребления, но и на будущее прочно обеспечил административный порядок.

С Урала вернулся в марте 1822 года уже на новую должность – находясь в Златоусте, его назначили начальником чертежной при Департаменте горных и соляных дел, которую, по современным понятиям, можно отнести к проектно-конструкторскому институту. В это время он уже имел чин берггауптмана (полковника). Вскоре ту должность стал совмещать с должностью управляющего монетным двором. Через год с небольшим был назначен инспектором над классами Горного кадетского корпуса, но приходилось выполнять и «особые поручения». В феврале 1824 года вместе с двумя генерал-майорами военного ведомства переосвидетельствовал оружие в Московском арсенале, доставленное из Златоустовской оружейной фабрики неисправным, входил в состав комитета для устройства горных заводов, был членом комитета по организации «Горного журнала», членом комиссии для постройки Александровского литейного завода в Петербурге. В мае 1825 года Евграф Ковалевский был утвержден вице-директором Департамента горных и соляных дел, а через год определен командиром Горного кадетского корпуса, который сам окончил 15 лет назад. При этом оставался членом Горного совета. На той должности направлялся в качестве берг-инспектора на Луганский завод для передачи «онаго новому начальнику и для изыскания средств к приведению сего завода в выгоднейшее для казны положение».

За «особые труды и познания», выполнение обязанностей «с совершенным успехом и весьма важною пользою для казны», «за усердную службу», «исполнение поручений в совершенно точностию и с важным успехом» Евграф Петрович был награжден четырьмя орденами, в том числе в декабре 1825 года орденом Св. Анны II степени с алмазными знаками. С получением первого ордена после написания его должности непременно добавлялось «и кавалер». Так было принято в те времена.

В феврале 1829 года Горный корпус посетил сам император Николай I и остался очень доволен порядком и устройством. А вскоре «в воздаяние отлично усердной службы» Евграф Петрович был Всемилостивейше пожалован в обер-берггауптманы IV класса, что приравнивалось к генерал-майору военного ведомства.

В апреле 1830 года Кабинет Его Императорского Величества передал Колывано-Воскресенские рудники и заводы в аренду на 25 лет Министерству финансов на самых выгодных для себя условиях. Томский гражданский губернатор и начальник Колывано-Воскресенского горного округа П.К. Фролов ушел в отставку, а на его место прибыл 40-летний Евграф Ковалевский – человек весьма известный в столичных кругах, тем более, в горнометаллургической промышленности России. Но занял он должность не просто начальника, а Главного начальника горных заводов и рудников. До него такой должности не существовало, Министерство финансов ввело ее для того, чтобы разгрузить губернатора и главноначальствующего от текущих распорядительных функций. Начальником заводов был назначен Федор Федорович Бегер, приехавший из Богословских заводов и имевший опыт разработки золотоносных россыпей. Тот выбор Евграф Ковалевский и министерство сделали вовсе не случайно.

Как раз в то время Колывано-Воскресенский округ привлек к себе внимание открытием месторождений россыпного золота. К октябрю 1832 года стало известно более 450 золотых россыпей, часть из которых имела промышленное значение. В первый год правления Ковалевского на речке Фомихе начал действовать Егорьевский прииск, названный в честь министра финансов Егора Канкрина. Добыча золота из года в год возрастала. Если в 1830 году было добыто 28 с половиной пудов, то в 1835 – более 41 пуда.

Евграф Петрович сумел упорядочить поступление в казну податей, приумножить их, направить больше средств на ремонт изношенного заводского оборудования, заботился о разработке новых приисков. Он «выказал замечательную распорядительность», слыл как весьма гуманный, талантливый и тактичный администратор. Мастеровым и их семьям была установлена бесплатная выдача хлебного пайка, предоставлены льготы и крестьянам, занятым на обеспечении горнометаллургической промышленности. Им ежегодно отпускалось бесплатно по 50 бревен и 5 кубических сажень дров на каждого работника. Евграф Ковалевский умело улаживал столкновения работных людей и крестьян с администрацией, хотя атрибуты крепостного права и горно-военного строя оставались незыблемыми – виновных людей секли розгами, батожьем, шпицрутенами, сажали в исправительные казармы. В 1831 году в округе был учрежден отряд горных казаков, содержавшихся за счет заводов и выполнявший полицейские функции. Два года спустя, были утверждены новые штаты Барнаульской полиции, где большую часть расходов несла горнозаводская казна.

В его бытность Главным начальником Колывано-Воскресенский горный округ переименовали в Алтайский (1834 год). В том же году в горнометаллургической промышленности были отменены звания немецкого происхождения, существовавшие с Петровских времен. Звания горных специалистов и военного ведомства стали едиными, Евграф Петрович стал генерал-майором. В 1834 году он временно исполнял обязанности председателя в совете Главного управления Западной Сибири, вследствие отсутствия генерал-губернатора.

*

С переездом в Сибирь Евграфа Петровича перебрался в центр горнозаводской промышленности его младший брат Егор.

Он родился в 1811 году (по другим сведениям в 1809), окончил словесное отделение Харьковского университета, с февраля 1829 года исправлял должность помощника столоначальника Департамента горных и соляных дел. На Алтае сначала занимался штатами нижних чинов Канцелярии горного начальства, а затем отправился искать золото во главе поисковой партии. Им открыты четыре золотоносные россыпи – по рекам Пуштулим, Каргайла, Урун и Заря. По заданию брата занимался историческим и геогностическим обзором частных золотых промыслов восточной части округа. Восторгался природой, близко воспринял судьбу телеутов (алтайцев) и… писал стихи. В 1832 году в столице вышла его книга стихов «Сибирь. Думы». До него было много исследователей, путешественников, первооткрывателей, но только его Алтай сделал поэтом. Первым поэтом Алтая. Работал на Урале смотрителем золотых промыслов в Березовске и чиновником для особых поручений при Главном начальнике заводов хребта Уральского.

В 1837 году Егор Ковалевский по просьбе владыки черногорского Петра II был отправлен в Черногорию для отыскания и разработки золотоносных пластов. Там участвовал в нескольких пограничных стычках, австрийцы приговорили его к смертной казни. По возвращению в Петербург подал подробную записку императору Николаю I о своих действиях в Черногории. Тот на полях листа на иноземном языке написал: «Капитан К. поступил, как истинно русский». В марте 1839 года по просьбе эмира Бухары Ковалевский-младший работал в Средней Азии – тоже искал золото. И там попал в район боевых столкновений, при этом командовал обороной Акбулакского укрепления, отражая нападения хивинцев, выдержал долговременную осаду, питаясь одной кониной. В 1846 году сопровождал на Урал египетских специалистов, присланных в Россию Мехметом-Али, а в следующем году сам поехал в Египет для устройства там золотых промыслов. Поднимаясь вверх по Нилу, Ковалевский первым среди европейских путешественников достиг истоков великой реки. В своей книге «Путешествие во внутреннюю Африку», вышедшей в Санкт-Петербурге в 1849 году, он дал детальное описание Абиссинии.

В 1849 году Егор Ковалевский сопровождал духовную миссию в Пекин, настоял на пропуске наших караванов по удобному «купеческому тракту», вместо почти непроходимых аргалинских песков. В августе1851 года он от имени России подписал Кульджинский трактат, нормализовавший русско-китайскую торговлю на среднеазиатской границе. Довольный достигнутыми договоренностями, император пожаловал ему 600 рублей пожизненной пенсии.

В 1853 году Омер-паша напал на Черногорию, комиссаром срочно туда был направлен Егор Ковалевский. За удачные действия Николай I наградил его табакеркой. Во время осады Севастополя Ковалевский оставался в штабе князя М.Д. Горчакова, собирая материалы для истории этой осады. Летом 1856 года вновь назначенный министр иностранных дел князь А.М. Горчаков поручил ему управление азиатским Департаментом министерства. С этого времени окончилась его деятельность, как «странствователя», он окончательно обосновался в Петербурге.

В 1861 году Егор Петрович в чине генерал-лейтенанта был назначен сенатором и членом Совета министра иностранных дел. Занимался литературой, историей, вел большую общественную работу. Создал трагедию в пяти действиях «Марфа Посадница», написал книги «Четыре месяца в Черногории», «Путешествие в Китай», «Странствователь по суше и морям», «Век прожить – не поле перейти», «Война с Турцией и разрыв с западными державами в 1853 и 1854 гг.». Его мастерство изложения и характеристик, широкое историческое миросозерцание и необыкновенно пристальное изучение фактов проявилось в книге «Граф Блудов и его время». К сожалению, автор окончил только первый том. Все его литературные и исторические работы вошли в 5-томное посмертное издание.

Егор Петрович дружил с Н.А. Некрасовым, М.Е. Салтыковым-Щедриным, Н.Г. Чернышевским, Ф.И. Тютчевым, А.А. Фетом, Т.Г. Шевченко, был близок с П.С. Нахимовым. Создавал и был первым председателем Литературного фонда, работал в Императорском географическом обществе. «Большая биографическая энциклопедия» пишет, что «Ковалевский всегда пользовался своим влиянием и служебным положением для поддержки всего разумного, хотя бы это и не имело ровно никакого отношения к его прямым обязанностям. Он был не только администратором, но и истинным членом общества, остро чувствовал все болезни его и страстно стремился к их уврачеванию, не пренебрегая ни одним из орудий общественного перевоспитания». А классик М.Е. Салтыков-Щедрин так отозвался: «Несомненная даровитость, многостороннее образование, меткий практический такт… неистощимая энергия и то серьезное, присущее самой натуре гуманное чувство, которое выражается не на словах, а на деле – вот черты, характеризующие личность Е.П. Ковалевского, за которые многие любили его, уважали все». Уральские литераторы Николай Верзаков и Владимир Черноземцев посвятили ему обширный роман «Странствователь».

*

Во время службы в Западной Сибири Евграф Петрович Ковалевский был награжден орденами Св. Анны I степени, Св. Станислава I и II степеней, ему дважды объявлялось Высочайшее благоволение. В ноябре 1835 года по прошению его перевели в столицу членом совета и ученого комитета Корпуса горных инженеров, а весной 1837 года был пожалован орденом Св. Владимира II степени и назначен директором Департамента горных и соляных дел. В январе 1843 года пожалован в тайные советники, работал в различных департаментах, на тех постах получил ордена Белого Орла и Св. Александра Невского. Он пользовался известностью образованного и гуманного государственного деятеля, это и предопределило назначение его попечителем Московского учебного округа. Московский университет сразу же вздохнул свободно после тяжелого времени, он получил значительную автономию во внутренних делах.

В марте 1858 года Евграф Петрович был назначен министром народного просвещения, он пытался внедрить либеральные реформы в печати и университетской жизни, но встретил сильное сопротивление противников. Поднял вопрос о всеобщем начальном образовании, открыл воскресные школы, учредил курсы при университетах для подготовки учителей средних учебных заведений, проявлял гуманное и разумное отношение к студенческим волнениям. Он разрешил печатать ранее запрещавшийся сборник стихов Т.Г. Шевченко «Кобзарь». Князь Петр Владимирович Долгоруков – пожизненный эмигрант, деятель Вольной русской печати, свидетельствовал: «Евграф Петрович Ковалевский человек умный, ученый и учености серьезной и дельной, во всю жизнь свою отличавшийся стремлением к просвещению, с понятиями либеральными, разумными, к тому же человек истинно добрый».

12 апреля 1859 года Евграф Петрович был произведен в действительные тайные советники.

В последние годы жизни Евграф Ковалевский был членом Государственного совета по Департаменту государственной экономики, в 1862 году избран президентом Вольно-экономического общества. Он был почетным членом Харьковского университета, Географического Общества, Академии наук, Московского общества истории древностей, Императорской публичной библиотеки, Одесского общества истории и древностей, Виленской археологической комиссии, Эстляндского литературного общества, Курляндского общества истории и искусств, Комитета для всенародного распространения грамотности, Общества истории и древностей Остзейского края, Московского общества сельского хозяйства. Он написал целый ряд интересных сочинений этнографического характера, являлся автором специальных трудов по горному делу. К периоду пребывания в Сибири относится замысел его обширного труда «О народах, живших и ныне живущих в России», небольшая часть которого была опубликована в журнале «Вестник Европы» уже после смерти автора. Воспоминания о Е.П. Ковалевском оставил его племянник поэт и художественный критик Павел Ковалевский.

В семье старшего Ковалевского выросли три достойных отца сына. Михаил Евграфович стал сенатором, членом Государственного совета, Николай Евграфович – действительным статским советником, Евграф Евграфович – генерал-майором.

Умер Евграф Петрович 18 марта 1867 года, на первую панихиду приехал император Александр II.

А годом позже скончался его брат Егор Петрович. Над его могилой прозвучали слова: «Подобные личности редки во все времена». А Федор Тютчев в стихотворении памяти покойного написал: «Он на Руси был редкий человек и не Руси одной по нем сгрустнется». Те же слова были бы в высшей степени справедливы и у гроба Евграфа Петровича Ковалевского.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28