Алексей Кобелев.

Начальные люди Томской губернии. Исторические портреты 1804-1917



скачать книгу бесплатно

В мае 1855 года после одного из отбитых штурмов, вожди неприятельской армии прислали парламентера к князю М.Д. Горчакову просить его портрет. Тот ответил, что у него в Севастополе нет фотографа. На другой день неприятель прислал с парламентером фотографа, и князь Горчаков дозволил снять с себя портрет и послал его в подарок своим противникам. В ответ командующие враждебными войсками лорд Роглан, Омер-паша и Пелисье прислали свою фотографию. По ней художник журнала «Русская старина» Г.И. Грачев сделал гравюры, они-то более и известны историкам.

Иван Иванович любил бывать в общественных местах, в литературных кругах. О том свидетельствует Александр Арсаньев в историческом детективе «Третье дело Казориных», где записал: «… а обер-полицейский Иван Иванович Красовский, большой любитель женского пола, и вовсе не пропускал ни одного клубного обеда», где выступал Русский хор от «Яра». О том же упоминает Владимир Гиляровский в своей знаменитой книге «Москва и москвичи». В главе «Львы на воротах», рассказывая о посетителях литературно-художественного кружка в ресторане «Альпийская роза» на Софийке, он написал: «В начале восьмидесятых годов сверкала совершенно лысая голова московского вице-губернатора, человека очень веселого И.И. Красовского. Про него было пущено, кажется, Шумахером, четверостишие: «Краса инспекции московской и всей губернии краса. Иван Иванович Красовский, да где же ваши волоса?». Андрей Ауэрбах, называвший себя серьезным любителем музыки, писал, что Иван Иванович посещал чуть не каждый день оба казенных театра, все концерты, балы и маскарады и вечно ухаживал за кем-нибудь.

Вице-губернатором Московской губернии Иван Иванович служил четыре с половиной года. Ждал он или нет – не ведомо, но в 7-й день апреля 1883 года именным Высочайшим указом, данным Правительствующему сенату, он был назначен томским губернатором с оставлением в звании камергера.

Московская газета «Русские ведомости» в те дни писала:

«О таком переводе… от души пожалеют все москвичи, имевшие к нему когда-либо деловые или частные отношения. Чуждый всякого чиновничества, всегда готовый оказать просимую услугу, добрый по натуре и гуманный по принципу, Иван Иванович пользовался в Москве общим расположением и большою популярностью… Сожалея, что Иван Иванович покидает Москву, мы не можем не выразить удовольствия по поводу того, что он переносит свою деятельность в Сибирь, в страну дореформенную, где такой человек, как Иван Иванович, может оказать громадную пользу… может сделать много добра». Ту публикацию перепечатали «Томские губернские ведомости» для своих читателей.

И.И. Красовский прибыл в Томск 27 июня и вступил в управление губернией. Тут он получил самостоятельность в действиях (за год до этого Главное управление Западной Сибири было упразднено, губерния стала управляться на общих основаниях) и обширные полномочия, заметно улучшил и свое материальное положение. Если в Москве его жалование вместе с пенсией составляло 4500 рублей в год, то здесь получал 1682 рубля жалования по должности, 1699 рублей столовых, 1400 рублей квартирных, 3000 рублей добавочных, плюс к тому сохраненную пенсию в 1500 рублей.

Всего 9281 рубль – в два с лишним раза больше, чем в Москве.

Новый губернатор, оставивший в столице память неподкупного, доброго нрава и отзывчивого чиновника, в короткое время завоевал аналогичную репутацию. Люди были благодарны ему за все те замечательные новшества, что он совершал. Огромными темпами продвигались строительные работы по возведению зданий университета, в 1884 году Томск стал первым городом в России, где появилась бесплатная народная библиотека. Проведен дополнительный телеграф в губернии, легковые извозчики города Томска обязаны были завести лучшие экипажи, открылись сельские аптечки. Учреждены должности товарищей прокурора в округах. Открыто общество конского бега. В 1884 году в Томске заведена ночная стража, в следующем году в селениях учреждены полицейские сотские и десятские. Начали устраивать телефоны. Активизировало деятельность общество вспомоществования учащимся, открыты ссудные кассы.

Томские чиновники, возможно, желая угодить губернатору, в 1884 году отдельным тиражом издали в губернской типографии работу Красовского «Из воспоминаний о войне 1853-1856 годов».

Иван Иванович и в Томске прослыл большим театралом, и сумел сыграть на честолюбии купца 1-й гильдии, потомственного почетного гражданина Е.И. Королева так, что тот приступил к строительству достойного здания городского театра. 19 сентября 1885 года состоялось открытие театра, но губернатор не дожил до того дня. Всего два дня не дожил он и до официального образования Томского и Семипалатинского почтово-телеграфного округа.

*

Упомянутый Андрей Ауэрбах в конце мая 1884 года тоже попал в Томск в качестве инспектора страхового общества и поспешил на прием к губернатору как к старому знакомцу. Тот встретил его очень любезно, радушно и тут же озадачил:

– Вот вы мне и поможете оживить деятельность здешнего отделения Императорского русского музыкального общества, а то дирекция наша совсем уснула и затеяла, было даже закрыть отделение, да я не позволил.

– Очень рад буду.

А.А. Ауэрбах в своих воспоминаниях, опубликованных в журнале «Исторический вестник» в 1905 году, не мало места отвел Ивану Ивановичу Красовскому. Писал, что он сам по себе очень добрый человек, но крайне горячий и вспыльчивый, не способный никому сделать зла умышленно, причинял много неприятных хлопот даже самым близким людям. Его поступки иногда просто удивляли и озадачивали.

Андрей Ауэрбах как-то сидел у знакомых за игрой в винт. Входит прислуга и говорит, что приехал казак от губернатора. Он вышел в переднюю, действительно, стоит казак.

– Что надо?

– Пожалуйте немедленно к губернатору.

– Да ты с ума сошел? Уже двенадцать часов ночи.

– Так точно. Послали меня за вами с час тому назад. Вас дома не застал, вернулся, докладываю: «Их дома нет, ваше превосходительство».

– И что, – перебил игрок в винт.

– А их превосходительство как зыкнет на меня: «Болван, пошел, разыщи и представь живого или мертвого!». Так уж пожалуйте к начальнику губернии.

Андрей бросил карты, поехал к губернатору. Застал его в халате, неистово шагающего по залу.

– Что это вас собаками не сыщешь? – чуть не кричит Красовский.

– Да не обязан же я, ваше превосходительство, сидеть постоянно дома и ожидать, не понадоблюсь ли я вам!

– Видите ли, меня за ужином рассердили. Я разволновался и никак уснуть не могу, ваша же игра на рояле действует на меня всегда так успокоительно.

С этими словами губернатор подошел к роялю, сам открыл крышку и, указывая на стул, сказал совсем уже мягким голосом:

– Сыграйте мне, пожалуйста, что-нибудь нежное.

Званный полночный гость сел играть Шопена. Досада прошла, сердиться не хотелось.

– Вот спасибо, так спасибо! Теперь я усну спокойно. Губернатор пожал руку музыканту и пошел спать.

Ауэрбах писал, что отличительной, симпатичной и очень хорошей чертой характера Красовского было то, что он относился крайне сочувственно к интеллигентным уголовным ссыльным, которым всегда помогал стать на ноги, не смотрел на них, как на отверженцев общества, а как на несчастных, которые за свои былые ошибки и поступки и без того уже несут непосильное, часто чересчур, суровое наказание. Зато он не переносил политических, административно-ссыльных, в которых он искренно видел врагов престола и отечества. Он несколько раз порывался прекратить вредную по направлению «Сибирскую газету» П.И. Макушина, где почти все сотрудники состояли из политических ссыльных.

С Иваном Ивановичем жила его племянница Ольга Федоровна (за таковую он официально выдавал ее), девушка не самой уж крайней юности, хорошо образованная и прекрасно воспитанная. Злые дамские языки всегда трещали, что это его любовница, сплетни одна догоняла другую.

Однажды Ауэрбах пришел к губернатору, когда он получил анонимное письмо и был крайне расстроен.

– Возьмите, прочитайте, – подал листки губернатор.

Письмо было самого пасквильного и возмутительного содержания, когда Андрей Ауэрбах пробежал его, у Ивана Ивановича буквально со слезами на глазах и в голосе вырвалось невольное признание:

– Ведь вот подлецы, какие! А ведь Оля мне то же, что для вас ваша Настя!

Настя, – писал Ауэрбах, – была моя дочь, которая очень нравилась Красовскому и своей миловидностью, и своей воспитанностью, разница была только в том, что Настя была моя законная дочь, а Ольга Федоровна – незаконная дочь Ивана Ивановича, чего она и сама не знала, привыкнув с детства знать и видеть в нем своего дядю.

Судьба отвела Ивану Ивановичу слишком мало времени – он неожиданно умер в 10-м часу вечера, в своем кабинете 28 июня 1885 года. Врачи, осматривавшие трупп, определили, что смерть наступила от кровоизлияния «в черепную полость», в акте записали, что «покойный роста довольно высокого, телосложения крепкого, примерно 55 лет от роду». В определении возраста они не ошиблись. В составленном московскими чиновниками формулярном списке на 1883 год указано, что ему 52 года. Но электронная «Энциклопедия Сибирь-матушка» называет конкретную дату рождения – 1 октября 1828 года. Если это так, то он скончался на 57-м году жизни.

Некрологи о Красовском писали: «Он одушевлен был желаниями реформ для Томской губернии и не переставал ходатайствовать о сравнении ее в административном, судебном и других отношениях с российскими губерниями». Провожал полюбившегося губернатора с искренним сожалением чуть ли не весь город, траурная процессия растянулась более чем на версту. Похоронили Ивана Ивановича в ограде Алексеевского монастыря.

На второй день после смерти И.И. Красовского комиссия из высокопоставленных чиновников осматривала кабинет почившего губернатора. В столе нашли кроме всего прочего его духовное завещание, составленное и заверенное нотариально еще в Москве. В нем он завещал все движимое и недвижимое имущество жительнице Тверской губернии Вышневолоцкого уезда Ольге Федоровне Эйхлер. Кто и кем ему была эта молодая особа, так и осталось тайной. Официально он жил холостяком, Ольга Федоровна жила с ним в Томске почти два года.

21 мая 1886 года прах И.И. Красовского повезли в Подмосковье, а 19 июня того же года архимандрит Свято-Троицкой Сергиевой лавры Авдей выдал свидетельство № 410 о том, что тело И.И. Красовского похоронено в лавре на Успенском кладбище.


АНИСЬИН Алексей Федорович

– томский губернатор (август 1885 года – февраль 1887 года), действительный статский советник.

Знатоки архивов Вятской губернии год рождения Алексею Анисьину ставят 1841. Он окончил Херсонскую губернскую гимназию, начинал службу канцелярским служителем в Херсонском губернском правлении. По данным адрес-календаря Херсонской губернии на 1866 год А.Ф. Анисьин служил помощником исправника Александрийского уезда Херсонской губернии в чине губернского секретаря.

Карьерное продвижение его было предопределено высоким покровительством – профессиональные качества его оценил обер-прокурор Святейшего синода граф Д.А. Толстой, имение которого находилось в том же уезде, где служил молодой Анисьин. В 1880-1881 годах он уже был советником Новгородского губернского правления, потом старшим чиновником при сенаторе Мордвинове производил ревизию Воронежской и Тамбовской губерний, служил старшим чиновником при Департаменте государственной полиции. С 16 марта 1882 года по 8 августа 1885 года – вице-губернатор Курской губернии, вступил в должность статским советником, на ней был произведен в действительные статские советники.

Когда скоропостижно скончался И.И. Красовский, то на место томского губернатора 8 августа 1885 года был определен А.Ф. Анисьин, хотя он и не имел высшего образования. Местные газеты сообщали, что «Действительный Статский Советник Алексей Федорович Анисьин, прибыв в г. Томск, 1 октября вступил в управление Высочайше вверенною ему губернией».

Он не стремился к осуществлению кардинальных перемен, напротив, сразу же по приезду заверил местных чиновников о том, что не намерен проводить никаких изменений в сложившейся работе административной машины. И все же за недолгое время успел внести свой вклад в развитие губернии. При нем Высочайше был утвержден Западно-Сибирский учебный округ, издан Сибирский календарь, утверждено Томское отделение императорского музыкального общества, появилось Томское благотворительное общество.

При нем ширились работы по устройству Обь-Енисейского канала, если на его строительстве в 1885 году было занято 1200 человек, то в следующем уже 1563. Было окончено строительство шлюза на 85 верст, заканчивалось строительство плотины такой же протяженностью. Продолжались работы по возведению зданий университета, расширялась сеть начального образования, число школ за год увеличилось на 34 и составило в 1886 году 299.

А.Ф. Анисьин продолжил работу с Томской городской думой по решению вопроса о финансировании полиции, начатую И.И. Красовским. Он, как и предшественник, считал, что предложенный штат полиции не только не излишний, а наоборот, недостаточный. Говорил, что 20 конных городовых недостаточно для эффективной борьбы с грабежами на трактах и так называемыми «крючниками» – грабителями, ездившими верхом на лошадях и ловившими свою жертву на аркан или крючок, чтобы потом обобрать. Считал недостаточным численность пеших городовых, категорически отказался сокращать расходы на разъезды приставов и на их жалование и полагал, что расходы следует поделить поровну между городским бюджетом и государством. Дума обжаловала предложение губернатора в Сенат, но его решение было не в пользу городских властей. Правда, тот вердикт был вынесен 2 марта 1888 года уже после отъезда Алексея Федоровича в другую губернию.

Сибирский климат, видать, не подошел Анисьину – он долго болел, делами губернии в это время правил действительный статский советник Нафанаил Назарович Петухов.

5 февраля 1887 года А.Ф. Анисьин был перемещен в Вятскую губернию на равнозначную должность и правил губернией более семи лет. Местные краеведы отмечают, что в его время был введен институт земских начальников, новое Городовое положение, проведена реформа земских учреждений. В 1891 году в городе Вятке открыт исправительный приют для малолетних преступников, стараниями губернатора резко снизилась задолженность населения по различным сборам и платежам. Характерными чертами отмечают его энергию и неутомимость в делах, твердость в исполнении принятых решений.

28 июля 1894 года А.Ф. Анисьин вышел в отставку. Привели к ней публикации в столичных газетах народника и журналиста Петра Голубева, отбывавшего ссылку в Бийском и Барнаульском округах. Это он составил и издал в Томске историко-статистический сборник «Алтай». После ссылки жил в Вятке, служил ревизором контрольной палаты и, конечно же, владел негативными материалами.

Алексей Федорович уехал в родовое имение в Александрийском уезде Херсонской губернии. В документах уезда за 1896 год он значится как землевладелец, землей владела и жена действительного статского советника Софья Владимировна Анисьина.

Был награжден орденами Св. Анны I степени, Св. Владимира III степени и Св. Станислава I степени, знаками Красного Креста и Общества спасения.

Умер 9 декабря 1898 года.


ЛАКС Антон Иванович

– томский губернатор (февраль 1887 года – апрель 1888 года), генерал-майор.

Какая-то черная полоса прошла по томским губернаторам, уж который из них год-два поработал и уходит, а то и умирает. Попал в ту полосу и Антон Иванович.

Антон Лакс родился 2 января 1825 года в посаде Сольцы, что в 80 километрах юго-западнее Великого Новгорода. Отец его Иван Петрович Лакс – артиллерийский полковник, имевший немецкие корни, мать – Екатерина Васильевна из рода фон Вульфов. В связи со службой отца детство Антон провел в городе Вышний Волочёк Тверской губернии и в Старой Руссе Новгородской губернии.

В 1841 году Антон Лакс выпущен из Нижегородского графа Аракчеева кадетского корпуса, направлен в Дворянский полк. В 1844 году окончил Константиновское артиллерийское училище. Служил строевым офицером, но как писал сам: «всегдашней моею мыслью было поступить учителем истории в один из кадетских корпусов». Его мечта сбылась, в 1846 году он начал свою преподавательскую деятельность в Брестском кадетском корпусе, но историю преподавал недолго – из штаба учебных заведений пришло указание, что артиллерийским офицерам воспрещено преподавать политические науки и что они могут быть только учителями математики и военных наук. Преподавал математику, однако, история и философия остались его любимыми науками.

В 1851 году в чине поручика перечислен в Сибирский кадетский корпус, но родственные связи помогли вскоре определиться в Московский Александровский Сиротский кадетский корпус.

Историческое издание «Русская старина» в 1890 году опубликовал воспоминания А. Теборовского «Антон Иванович Лакс». Автор хорошо знал Антона Ивановича по преподавательской деятельности в кадетском корпусе, а потом и на должности губернатора и посчитал своим нравственным долгом поведать читателям о неординарной личности, какой являлся Лакс. В августе 2009 года на Гатчинском гуманитарном портале Александр Митенев поместил свой материал «Антон Лакс, вольнодумец и губернатор». Он два года занимался поисками архивных документов, связанных с судьбой бывшего томского губернатора. В основу нижеследующих строк и положены факты, ими изложенные.

После смерти Николая I наметилась некоторая либерализация в обществе. В это же время группа молодых москвичей, причастных к литературе, среди них и Антон Лакс, задумали издание объемистой книжки периодичностью четыре раза в год, где бы можно было печатать статьи научного содержания, критические этюды, литературные обозрения и вольную библиографию. По английскому обыкновению решили статьи не подписывать, публика могла знать только издателя Лакса. Рассчитывая на успех журнала, Антон Иванович вложил 30 тысяч рублей – все приданое жены. Но в 1859 году вышло всего две книги «Московского обозрения» и журнал за вольнодумство закрыли, пострадал издатель, не написавший ни строчки. К тому же распоряжением начальства военно-учебных заведений по неблагонадежности Лакса отставили от службы.

Пошел Антон Лакс на прием к шефу жандармов князю Василию Андреевичу Долгорукову. Представ перед начальником секретной службы Его Императорского Величества, руководителем III отделения, занимающегося вопросами безопасности Российской империи, он попросил принять его на службу в корпус жандармов. Удивленный князь отвечал, что просто так, без рекомендаций, без проверки не принимают на службу, требуется тщательный подбор лиц.

– Но ваше сиятельство должны знать меня, – вставил капитан.

– Как так? – удивился князь Долгоруков.

– Я имею честь находиться под надзором III отделения, я принужден был закрыть свой журнал по обвинению меня в распространении неблагонамеренных, вредных идей. Короче говоря, ваше сиятельство, по мнению III отделения – я вредный человек, хотя таким себя не считаю.

Князь В.А. Долгоруков смотрел во все глаза на смелого офицера и не верил своим ушам, что слышал.

– И вы приходите проситься в наше ведомство! – рассмеялся князь.

– Именно, ваше сиятельство, так как по опыту уж знаю, как иногда несправедливо пишется история.

При этом капитан Лакс подробно рассказал князю свою эпопею. А на другой день после этой необычной встречи Антон Иванович был определен на службу в корпус жандармов.

В 1859 году Лакс в качестве жандармского штаб-офицера приступил к службе в Пензенской губернии. А в 1861 году в губернии начались волнения и смуты, связанные с отменой крепостного права. В некоторых уездах возмущения достигли таких размеров, что в селения посылались войска для усмирения неповинующихся, и даже пришлось применять оружие. Там, где побывал Антон Лакс, причем без оружия и без охраны, только благодаря беседам с крестьянами, порядок был восстановлен без насилия. Возможно, за такой результат он был произведен досрочно в подполковники (1861 год).

Далее Лакс служил начальником Тобольского губернского жандармского управления, по его настоянию были смещены со своих постов несколько высокопоставленных чиновников, уличенных в мздоимстве и казнокрадстве. Он всюду проявлял свое бескорыстие и порядочность. Был произведен в полковники (1867 год). Служил начальником сначала Эстляндского, затем Лифляндского губернских жандармских управлений, 1 апреля 1879 года произведен в генерал-майоры.

В 1887 году император Александр III готов было подписать указ о назначении Лакса губернатором Лифляндии, но Министерство внутренних дел убедило царя поставить его во главе Томской губернии.

20 мая 1887 года на пароходе «Беленченко» Антон Иванович с женою Евдокией Михайловной и пятилетней дочерью Любой прибыл в Томск. Газета «Восточное обозрение» рассказывала, что новый томский губернатор А.И. Лакс, человек либерально настроенный и неподкупный, уже на следующий день издал указ о назначении Адрианова на должность чиновника по особым поручениям Томского общего губернского правления и секретарем губернского статистического комитета. Когда Лакс работал в Тобольске, то он знал семью Адриановых, поэтому выбор был не случайным. А.В. Адрианов был редактором прогрессивной «Сибирской газеты», известным публицистом и этнографом, его причисляли к партии непримиримых, обвиняли в сепаратизме, и «советчики» не советовали губернатору принимать в службу такого человека. Но он свой выбор сделал.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28