Алексей Калинкин.

Призрак в паутине. Том II



скачать книгу бесплатно

– Это наверно не все беды? – спросил Борис Иванович.

– Нет, разумеется. Как говорится, семь бед – один ответ – наша удаленность. У нашего лесничего жена – баба энергичная, певунья и плясунья. Надоело ей огородом заниматься да печку топить. Стала она в клуб ездить, в художественной самодеятельности участвовать. У них, у артистов, жизнь непутевая, все мероприятия вечером, до ночи, ночью к нам не добраться, стала ночевать оставаться. Доночевалась, что своего мужика бросила, перестала домой появляться. Вот лесничий наш и запил, да так крепко, что по несколько дней из избы не выходил. Ну, мы как могли работу тянули, перед вашими совещаниями приводили его в порядок, иногда я вместо него приезжал, якобы захворал он. Трактористы свою технику кое-как содержали, а уж общую запустили. Механик этой весной пришел на работу, сам еще еле живой, а за ремонт шлейфа машин к тракторам взялся. Трактористов не хватает, так он частенько сам угодья опахивал, вот так культиватор и остался неотремонтированным, а уж к дождевалке он только на прошлой неделе подошел, и сразу плохо ему стало. Хорошо, жена его с ним пошла, привела домой, отходила, все время его диетами кормит и указания врачей заставляет выполнять. Да разве их можно выполнить в наших условиях. Вот в сентябре с детьми уезжать ей надо и его одного оставлять нельзя, как быть? Эх, жизнь наша – копейка. Небось, комиссия приедет, посчитают, сколько убытка, сколько рублей каждый погибший саженец стоит, во сколько ремонт дождевалки обойдется. А сколько стоят наши души, никто считать не станет. Прости, Боря, наболело.

– Это нам, всем руководителям, прощения у вас надо просить, и мне в первую очередь.

– Ладно, заболтался я, пойду, там все вкалывают, а я прохлаждаюсь. Вон какая-то машина пылит.

Борис Иванович подошел к питомнику, действительно приближалась легковая машина, аккуратно объезжая колдобины. Иванников, увидев машину, пробормотал, предварительно свистнув:

– Никак сам начальник к нам едет, его машина, к чему бы это.

Машина подъехала, развернулась и встала параллельно ремлетучке.

– Ничего себе! Начальник детей своих прислал, – воскликнул Иванников и подошел к машине. – Петя, там, что, всеобщая мобилизация объявлена, что тебя прислали? Ба, и Лена здесь!

– Григорий Матвеевич, вам доставили насос, уголки и трос, прошу принять, – гордо улыбаясь, отрапортовал Петя.

К машине подошли ремонтники и некоторые трактористы, Петя открыл багажник.

– Навались, мужики, – скомандовал Иванников и первый взялся за насос.

Когда все разгрузили, Лена звонким голосом доложила в мобильник:

– Степан Иванович! Груз доставлен и сдан Григорию Матвеевичу! Есть возвращаться!

– Ребята, вы молодцы, очень вовремя все это привезли, спасибо вам! – сказал очень серьезно Борис Иванович и как равным пожал ладошку Лены и руку Пети, отчего брат с сестрой зарумянились, впервые почувствовав причастность к важному делу. Потом Лена сказала, что им велено скорее возвращаться, там нужна машина, и они уехали.

Борис Иванович прошел к дождевалке, спросил у Иванникова, нельзя ли ее передвинуть.

Тот ответил, что вот последний трос натянут и можно будет попробовать. Мужчины собрались у канала облиться водой, затем опять взялись за лейки. Женщины только руки мочили по локоть да умывались. Одна из женщин постоянно работала неподалеку, часто поглядывая на механика.

– Не жена ли это Ивана? – спросил у проходившего мимо Сергея Борис Иванович.

– Да, она. Вера очень заботливая женщина, следит, чтобы он ничего тяжелого не поднимал, – ответил Сергей.

Борис Иванович подошел к главной тележке дождевальной машины, высоко над землей, в кабине оператора сидел механик. Поднявшись по крутой лестнице, Борис Иванович остановился перед открытой дверью.

– Ваня, как ты разбираешься в этой паутине? – воскликнул он, разглядывая открытые шкаф управления и пульт оператора. – Наверно, ты сам тут пауком являешься!

– Нет, паук вот этот пульт, – со смехом ответил Иван, – а я его погоняю.

Боковым зрением Борис Иванович смутно увидел, как Вера напряженно посмотрела в их сторону, а когда Иван засмеялся, успокоилась, подхватила лейку и пошла дальше. С высоты кабины было хорошо видно всю машину. Секции стояли под разными углами друг к другу, образуя полукилометровую ломаную линию, неказистую на взгляд.

– Вань, ты сможешь выровнять секции в одну линию самостоятельно или потребуется помощь буксира?

– Я сам все выровняю, никаких буксиров!

Раздался свист, ремонтники стояли против некоторых секций, а Иванников крикнул:

– Иван, давай заводи свою шарманку, начинай выравнивать, если кто свистнет, то стоп машина.

Иван радостно захлопнул дверцу шкафа, закрыл пульт, встал, оглядел свое хозяйство, дал коротко сигнал сиреной, нажал кнопку стартера. Дизель, стрельнув в небо черным дымком, чисто заработал. Иван потянул рычаг, из канала стал подниматься насос с приемным рукавом, напоминающим хобот слона, впрочем, этот хобот тут же отвалился вместе с куском насоса. Борис Иванович с интересом наблюдал за работой механика, а он, как баянист, тыкал по кнопкам, где-то вдалеке взвизгивали электромоторы, секции, то одна, то другая приходили в движение, вся машина, как гигантская гусеница, извиваясь, выпрямлялась. Весь народ на поле смотрел на процесс, как завороженный. Раздался свист, короткий удар по красной кнопке, все встало. Ремонтники собрались у дальней секции, засверкала дуга электросварки, они отошли, и Иванников махнул рукой. Пальцы Ивана повисли над черной и красной крупными кнопками. Нажатие на черную кнопку, и вся махина медленно поехала. Вот и площадка для профилактики, на ее краю Иван нажал красную кнопку, машина остановилась. Свистнул Иванников и поднял перекрещенные руки, что означало все выключить. Иван облегченно вздохнул, опустил на землю штангу с остатками насоса и заглушил двигатель. Теперь вид дождевальной машины радовал глаз, ажурные конструкции секций напоминали то ли старинный самолет, то ли китайского змея.

– Ваня, до завтра ты не понадобишься, а когда отремонтируют, тебе надо будет поливать, поэтому иди сейчас отдыхать, набираться сил. Договорились?

– А вдруг понадобится опять подвинуть машину, я побуду здесь.

– Ты же знаешь, что Иванников собирал эту машину и подвинуть он сможет без тебя, а вот правильно поливать кроме тебя никто не сможет. Поэтому твой отдых перед трудной работой просто необходим.

Борис Иванович спустился и подошел к Вере.

– Вера, ваш Ваня просто виртуоз, музыкант такого громадного баяна. Я с ним договорился, что он до завтра отдыхает, набирается сил. Потому что потом ему поливать до упора. К великому сожалению, я только сегодня узнал, что он тяжело болел. Ответьте честно, не навредит ли ему работа на поливе? Если что…

– Что вы, Борис Иванович, если он будет поливать, он быстрей поправится. Врач сказал, что ему любимая работа – лучшее лекарство. А то, что сейчас нас отпускаете, то за это спасибо, он ведь несколько ночей, считайте, не спал, все переживал за эту дождевалку.

– Тогда нормально. Скажите еще, Вера, не надо ли привезти лекарства или еду какую?

– Спасибо, Борис Иванович, всем я запаслась.

Подошел Иван.

– Ну, что, пойдем, труженик, – сказала ему Вера, – кормить тебя буду.

Они пошли, и с их лиц исчезли напряжение и беспокойство.

Подъехали трактора с культиваторами от соседей, Борис Иванович проверил настройку рабочих органов у культиваторов и запустил их в питомник. Замерив время одного прохода, он рассчитал, что часа через три закончится рыхление.

Подошел лесничий.

– Иваныч, что дальше делать будем?

– Женщин отпускай, а мужики пускай отдохнут в теньке, вот-вот привезут пожарную мотопомпу, будем ей поливать, пока не представляю, как это получится. Да, а как в твоем лесу дела? А то я согнал всех сюда, а ведь за лесом следить надо. Не дай Бог прикатят олухи, а без костра они не могут.

– Оставил я одного лесника, с мотоциклом, пока все нормально, но много ли он проверит.

– Давай будем исправлять положение, здесь без дождевалок уже ничем не поможешь. Так, вижу, в наличии четыре лесника и четыре тракториста. Оставь трактористов, а сам с остальными выходите на патрулирование леса. С оружием, в штатных фуражках и только по двое. На чем передвигаться будете? Связная техника есть?

– Два мотоцикла у нас и две верховые лошади. Как раз, всем хватает. У каждого есть рация и мобильник.

– Хорошо, тогда отправляйтесь на патрулирование, держите связь с диспетчером и со мной. Да, обязательно возьмите с собой ранцевые опрыскиватели с водой. Мало ли, вдруг костерок какой загасить придется.

Вскоре подъехал грузовичок с мотопомпой. Борис Иванович отправил их с трактористами на другой край питомника, а сам пошел пешком. Бедные саженцы стали седыми от пыли и выглядели еще более удручающе. У Бориса Ивановича защемило в груди.

– Держитесь, милые мои, – озвучил он свои мысли, – потерпите еще немного, скоро вас напоим. Держитесь, скоро напоим! – постоянно повторял он вслух, как заклинание, пока не дошел до конца питомника. В его интонации было столько эмоционального напряжения, что люди, окажись они на месте растений, явно почувствовали бы облегчение. Между прочим, есть версии, что растения могут слышать и чувствовать отношение к ним человека, что они ощущают боль.

Больше часа все возились с организацией полива с помощью мотопомпы. То так, то по-иному располагали магистральные и рабочие рукава, все было неудобно и сложно. Наконец, кое-как приспособились и начали поливать. Качество полива при этом совершенно не соответствовало большой трудоемкости, но пока другого варианта не было.

Когда Борис Иванович на грузовичке вернулся, там уже стояла вторая ремлетучка, приехавшая из Ореховки. Теперь обе бригады работали над несчастной дождевалкой.

Послышался рокот мощного мотора, и на дороге появился трейлер с трактором. Видимо, тракторист еще в пути завел двигатель, и, как только трейлер остановился и водитель опустил съезды, трактор съехал и последовал за Борисом Ивановичем к месту начала полива. Трактор пропустил между гусениц поливной канал, опустил в него насос и встал в исходную позицию. Все ремонтники приостановились, с любопытством ожидая продолжения действия.

– Сначала пройдешь на увеличенной скорости, – стал объяснять Борис Иванович трактористу, – чтобы обеспечить частичную дозу полива, а на обратном пути уже прольешь как следует.

Тракторист кивнул и стал настраивать систему. Дальнеструйный аппарат над кабиной трактора пришел в движение, описал дугу, из двух сопел вырвались струи воды, они набрали силу, стали похожими на хвост кометы, обрушились на поле проливным дождем. Трактор двинулся вперед, сопла, поворачиваясь из стороны в сторону, поливали перед трактором полосу примерно в двести пятьдесят метров. С двух сторон в то же время оставались неполитыми полосы примерно в сто тридцать метров, которые пытаются полить мотопомпой. Процесс пошел.

Подошли шоферы.

– Борис Иванович, чем мы можем помочь? – спросил старший водитель. – Мы решили остаться и отвезти потом технику по местам.

– Вы хорошо решили, а помощь требуется только тем, кто рукава и мотопомпу с места на место перетаскивает. Пойдете?

– Пойдем! – твердо ответил старший, а младший добавил:

– Мы мотопомпу поставим на мою машину и будем двигаться над канавой, тогда останется только рукава таскать.

– О, как! Молодец. Давайте действуйте.

Солнце склонилось, тени края леса достигли питомника, формально рабочий день закончился, но на это никто не обратил внимания. По-прежнему со всех сторон сверкала электросварка, все, что могло поливать, поливало. Рабочие, по щиколотку в грязи, на политых участках перетаскивали тяжелые пожарные рукава, поднимая их над саженцами, поливали очередную зону и опять перетаскивали все хозяйство на новое место. Борису Ивановичу уже нечего было организовывать, все работали по заданной программе, и тогда он пошел месить грязь, помогать поливать. Примерно через час Борис Иванович понял, что надо прекращать эту изнурительную работу, потому что за несколько часов было пройдено всего около трехсот метров, а семьсот еще оставалось на этом краю да полный километр на другом.

– Шабаш, мужики, – крикнул он, – прекращаем полив, вытаскиваем рукава на дорогу.

– Подвода с харчами едет! – крикнул кто-то.

К питомнику приближалась конная повозка с кастрюлями, рядом шла женщина с вожжами в руках.

– Тогда, мужики, давайте погрузим всю эту пожарную амуницию, чтоб потом не пачкаться, – предложил Борис Иванович.

Народ повеселел, вскоре все было сделано, обувь и руки отмыты, и все потянулись к повозке. Женщина подогнала лошадь головой вплотную к ремлетучке, чтобы она не могла двигаться вперед, но спокойно стоять лошадь не могла, остервенело махая хвостом и преступая ногами, она отбивалась от слепней и мух. Тут же эти насекомые стали приставать и к людям.

– Ну, все, пропал ужин! Эти твари заедят, – воскликнул кто-то.

Борис Иванович принес ультразвуковой излучатель, положил его на передок телеги, вскоре ни одного слепня и мухи не осталось в пределах нескольких метров. Лошадь успокоилась, работники с удовольствием уплетали наваристые щи и макароны по-флотски.

После ужина Борис Иванович отправил назад трактор с дождевальной установкой и пожарную мотопомпу, эта техника уже свое дело сделала, трактористам поручил за завтрашний день отремонтировать культиватор и отпустил по домам. Ремонтники продолжили заниматься дождевалкой.

***

Юля вернулась от Директора в свой кабинет в нервном потрясении, она ни разу не разговаривала с руководством в таком эмоциональном тоне и посчитала себя неучтивой. Подумав, осознала, что поступила правильно, заострив внимание шефов на проблеме полива. В конце концов, оскорбительных выражений допущено не было, а дело сдвинулось. В дверь просунулась голова соседки.

– Юль, пошли обедать!

– Что, разве обед? – спросила Юля, в суматохе потеряв ориентировку по времени. – Пошли, пожалуй.

– Что делается в нашей конторе! – воскликнула соседка, когда они вышли на улицу. – Представляешь, Главный инженер пришел в гараж и устроил там разнос Завгару, отменил его распоряжения и сам переназначил маршруты. Это мне девочка – диспетчер гаража рассказала. Хоть бы выгнали этого Завгара!

– Тома, почему такие жестокие пожелания?

– Как же, жестокие! Он всем грубит, девушек донимает, представляешь, жену с детьми за ягодами на служебной машине отправил, а сам пристал к диспетчеру Даше, поехали, мол, на речку купаться, да еще обниматься лез. Она отказалась, оттолкнула его, а он психанул, пообещал уволить ее. Да только не за что ее увольнять, когда она путевки нам сдает, можно не проверять их, горючка, пробег, всякие там тоннокилометры, все тик в тик.

– Что же она сама не уйдет, раз такая обстановка?

– А ей некуда уйти, специальности никакой нет, заочница она. Могла бы к нам в бухгалтерию, но у нас вакансий нет. Без работы ей нельзя, два брата школьники, мать ее в лесничестве работает, сама понимаешь, как она занята, у них два года как отца не стало.

– Где она учится? – спросила Юля.

– Точно не знаю, но по нашему лесному делу учится.

– Познакомь меня с ней, возможно, я смогу помочь.

– Правда? Ой, Юля, помоги ей, она такая аккуратная трудяга. Да вон она бежит!

Довольно далеко, из другой улицы, на дорожку быстрым шагом вышла девушка. Тамара выхватила из сумочки мобильник.

– Даша, оглянись назад, подожди нас. Знаю, что спешишь, разговор есть серьезный.

Тамара с Юлей ускорили шаг, Даша медленно пошла им навстречу. Это была статная девушка, среднего роста, с миловидным личиком и печальными глазами, только немного широкий подбородок выдавал волевой характер.

– Здравствуйте, Юлия Михайловна! – первой поздоровалась Даша, кивнула Тамаре и как-то профессионально скользнула взглядом по одежде Юли.

– Даша, вот Юлия Михайловна интересуется, где ты учишься, – вступила в разговор Тамара, и они вмести пошли дальше.

– Я учусь на заочном в лесотехническом институте на третьем курсе, агротехника и семеноводство, – ответила Даша, внимательно глядя на Юлю.

– Даша, у нас есть вакансия техника-семеновода, ты бы не согласилась занять эту должность и работать у меня? – спросила Юля.

– Спасибо за предложение, Юлия Михайловна, но у меня еще недостаточно знаний по этим дисциплинам, вдруг я не справлюсь, – ответила Даша, но в глазах ее отразилась невероятная надежда.

– Дашка, соглашайся! – воскликнула Тамара. – При твоей-то дотошности и сообразительности ты с любой работой справишься.

– Даша, первое время мне очень необходима помощница не по семеноводству, а по обработке проб почвы, этому я тебя быстро научу. Одновременно буду вводить в курс дела по основной работе. Не бойся, справимся.

– Спасибо вам, все равно мне в гараже не работать, я готова перейти к вам, – тихо ответила Даша, но глаза ее блестели от радости.

Юле понравился ее скромный ответ, она не любила, когда рассыпаются потоком благодарностей с заверениями в преданности и дружбе.

– Тогда сразу после обеда иди в отдел кадров, оформляй там перевод в мое распоряжение на должность техника-семеновода. Там тебе подскажут, что надо делать.

Даша еще раз поблагодарила и свернула к своему дому. Юля еще во время разговора обратила внимание, что на Даше легкое ситцевое платье оригинально скроено и отлично сидит на фигуре.

– Том, кто Даше шил платье?

– Себе Даша сама шьет, ее мать мальчишек обшивает, даже школьную форму она им шьет. Они, как хозяин умер, на всем стали экономить. Такие все трудяги, мальчишки тоже помогают во всем. Юля, ты не беспокойся, Даша не подведет, ее отец многому научил, она на лошади как настоящая наездница скачет, на мотоцикле гоняет и на машине может ездить, лес она знает, отец лесником был, и мать в лесничестве работает.

– Я это уже поняла, мне как раз нужен такой помощник.

Они поднялись на свой этаж и разошлись по квартирам.

После обеда Юля еще раз стала сверять номера бюкс в чемоданчиках с номерами на карте. После получения результатов анализа этих проб почвы можно будет точнее рассчитать нормы внесения различных удобрений на большой площади, что позволит применить производительную технику. Юля уже закрывала чемоданчики, собираясь отвезти их Римме, как в дверь постучали, она приоткрылась.

– Можно войти? – робко спросила Даша.

– Даша, это теперь и твой кабинет, следовательно, можно входить всегда и без стука. Как твои дела с оформлением?

– Все хорошо, вот вам подписать надо.

Дашу было не узнать. Из грустного, озабоченного человека она превратилась в бодрую девушку. Лицо ее откровенно излучало радостное возбуждение.

Юля написала на заявлении просьбу оформить старшим техником-семеноводом и отдала бумагу.

– Даша, кто-нибудь выражал отрицательные эмоции по поводу твоего перевода?

– Нет, что вы! Наоборот, меня в кадрах поздравили с этим назначением, а главбух уж на что черствая женщина, и то сказала, что мне крупно повезло.

– Отлично, значит, нам легче работать будет. Теперь слушай. Я сейчас поеду отвозить пробы почвы на анализ, вернусь часа через два, во всяком случае буду еще в рабочее время. Когда кончишь оформление, займись своим обустройством в этом кабинете, добудь стол, кресло, канцелярские принадлежности. Вот тебе ключ от этой комнаты, он будет твой. Приеду, подробнее поговорим о твоей работе. Ладушки?

– Ой, Юлия Михайловна, спасибо, я все сделаю! – радостно воскликнула Даша и весело выпорхнула из кабинета.

Юля сообщила секретарю о своей отлучке на два часа и уехала в Центр.

Валентина Вагненра на месте не было, Юля кивнула Славе и прошла в смежную комнату, где была химлаборатория. Римма встретила ее по-деловому, познакомила с Мариной, своей помощницей, и усадила за компьютер показывать результаты анализов. Перед Юлей впервые был большой массив данных с большой территории, и она с интересом стала бегло просматривать основные показатели, которые, как ей представилось, были достаточно достоверны. Римма выложила из привезенных чемоданчиков новые пробы и уложила в них остатки проб после анализа. Они обсудили дальнейший порядок и очередность работ, скопировали на флешку таблицу анализов, и Юля засобиралась обратно.

– Юля, а чай! – воскликнула Римма. – Разве не попьешь с нами чая? У нас пирожки есть.

– Спасибо, Римма, но мне некогда, у нас в лесу объявлено чрезвычайное положение в связи с пожарной опасностью и засухой. Сейчас организуем полив питомников всеми доступными средствами. А еще надо полить молодые посадки, но мы пока не нашли, как это сделать. Кстати, нам не удастся поехать в лес в эти выходные, как я обещала. Потому что, во-первых, доступ в лес закрыт, во-вторых, я буду работать.

– Что экскурсии не будет, я догадалась, Слава сообщил, что лес закрыт, значит, в другой раз съездим. Но посиди с нами хоть десять минут.

– Римма, десять минут не получится, меня там коллеги ждут, лучше я в другой раз час с вами посижу.

Они вышли в первую комнату.

– О, оказывается, Юля здесь! – воскликнул появившийся Валентин. – Проходи к столу.

– Да она не хочет сегодня с нами задерживаться, на работу спешит, – пояснила Римма.

– Да, работа – это дело святое, не будем настаивать, – отреагировал Валентин и спросил: – Алексей знает, что ты здесь?

– Нет, мы в рабочее время не общаемся по телефону.

– Ишь какие вы правильные. Ну, беги, коль спешишь, удачи тебе!

Римма вышла с Юлей на улицу.

– Юля, все так плохо в лесу от засухи? Я-то, глупая, думала, погода отличная, а для тебя, оказывается, это плохая погода.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12