Алексей Федорочев.

Видящий. Небо на плечах



скачать книгу бесплатно

И опять же молчу.

– Как он уходил?

– Тяжело. Боролся до конца, – нехотя выдал я. Несмотря на все узнанные насчет себя планы, я продолжал уважать деда. – Вы меня на вечер воспоминаний пригласили?

– Нет, помянуть Елизара Андреевича мы сможем как-нибудь потом. Мне нужна твоя помощь, Егор. Ничего, что я сразу на «ты»? Просто с дедом твоим меня связывает не один год совместной работы.

– Нет проблем! – Глупо было бы требовать от этого человека обращения по полному этикету – помимо более высокого положения он был банально старше меня на много лет.

– Ты, наверно, знаешь, что творится сейчас в столице?

– Вы о слете женихов?

– О нем самом, будь он неладен!

А в Питере и впрямь наступил дурдом – с тех пор как родилась пятая подряд великая княжна, аристократия всполошилась и город постепенно заполнили неженатые мужчины от двадцати пяти до пятидесяти (я в восторге от самомнения последних! – императору самому пятьдесят четыре!), всеми силами пытающиеся пробраться ко двору. Что творилось среди тех, кто в этот круг был допущен, вообще страшно: молодые и не очень люди спускали целые состояния в попытках привлечь внимание великой княжны, хотя, чисто на мой взгляд, стоило в первую очередь постараться понравиться ее папе. И вроде понять можно – второго такого шанса никогда не выпадет, но со стороны этот парад павлинов смотрелся дико. А уж что происходило за пределами двора – отдельная песня: на кандидатов заключались пари, проворачивались целые интриги, чтобы протолкнуть своего ставленника поближе к объекту вожделения, а чужого, наоборот, опорочить, одного потенциального жениха даже убили. Правда, потом выяснилось, что вовсе не жениха и совсем не поэтому – это мне Рус пробил по своим каналам, но слухи уже пошли гулять, один чудовищней другого.

– Да уж, работенки вам прибавилось! – посочувствовал я Лопухину-Задунайскому. – Просветите варвара. Я, конечно, читал про царские смотрины, когда в старину невест свозили со всех углов страны, а монарх шел мимо шеренги и тыкал пальцем чуть ли не наобум, но в современных условиях мне как-то слабо верится в подобное. А нынешняя свистопляска именно тот балаган и напоминает.

– Хех, Егор! Не заставляй меня думать о тебе хуже, чем ты есть!

– То есть я все-таки правильно понимаю – будущий принц-консорт уже определен?

– Вот в этом-то и вся соль, что кандидатов до сих пор несколько! А именно трое. Попробуешь угадать?

– Даже не буду пытаться!

– Тогда и я промолчу. Окончательное решение до сих пор не принято, так что с точки зрения всей этой «пены» шанс у них есть. И не такой уж и призрачный, как мне кажется. Вот только некоторые не понимают, что брак с ее высочеством не их возвысит, а наоборот, вычеркнет великую княжну из наследниц. Что сам император, что верхушка империи не каждого потерпят на месте супруга Ольги Константиновны. – Владимир Антонович замолчал, давая мне время переварить услышанное.

Ничего нового на самом деле я не узнал.

И раньше подозревал, что весь этот шум по выбору жениха – фикция чистой воды. Так и пустят туда какого-нибудь Васю Пупкина из деревни Грязи! Даже будь он дворянином из самых первых бархатных книг Ивана Грозного. И то, что будущий муж должен соответствовать какому-то перечню требований, тоже догадывался. Были же прецеденты, что за рубежом, что у нас, когда из-за неподходящей партии наследник был вынужден отказываться от притязаний на престол. Навскидку штук пять случаев припомнить могу.

– И?

– Что и?

– Это, я так понимаю, была преамбула. Зачем вам я?

– Преамбула еще не завершена. Ольгу Константиновну никто силком к алтарю не потащит, ее мнение будет если не решающим, то очень весомым, все же ей с человеком не только совместно править, но и…

«Но и спать», – мысленно закончил я деликатно опущенное. Владимир Антонович тем временем решил сделать паузу в разговоре, дошел до бара князя и по-хозяйски достал оттуда вино с бокалами. От предложения выпить я отказался, на что он невозмутимо пожал плечами, налил только себе и продолжил:

– Со всеми кандидатами ее высочество знакома, неприязни они не вызывают. А уж к мысли о династическом браке ее подготавливали с детства. И буде понравится ей один из наводнивших двор кавалеров, его кандидатуру тоже рассмотрят и объективно оценят. Все же император не только правитель, но еще и любящий отец. И вот тут-то начинается странное. Уже несколько недель Ольга Константиновна благосклонно принимает знаки внимания совершенно неподходящего со всех точек зрения мужчины. Пока это не выходит за рамки абсолютно невинного флирта и не стало проблемой, но есть некоторые моменты, которые меня настораживают. Назвать их я по определенным причинам не могу, но, поверь, они есть. От моих осторожных предостережений и его величество, и сама Ольга Константиновна насмешливо отмахиваются. Однако отслеживать и пресекать подобные провокации – тоже часть моей работы. Поэтому я не могу так же весело игнорировать детали, от которых моя интуиция просто вопит благим матом! Академия Приказа готовит кадры не только для ведомства Тихона Сергеевича, оттуда и мы берем пополнение, все же одно дело делаем. Для проверки собственных выводов я искал там молодого человека, которого мог бы быстро, безболезненно и не вызывая вопросов ввести в окружение великой княжны, дабы окончательно убедиться или разубедиться в своих сомнениях. Кого я нашел, надеюсь, ты уже догадываешься, – Дмитрий Васильев, твой брат. Почти идеальная кандидатура: молодой граф, хорош собой, за словом в карман не лезет, а взгляд незамылен. Вдобавок с детства натаскан лучшим учителем. Но на собеседовании со мной он предложил тебя. Чтобы не быть голословным – вот письмо от него. По правилам, я не мог тебе его передать в обход цензуры, но есть и в моем положении прелести. На, читай!

Казенный конверт с Митькиной печатью на склейке вскрывать в присутствии постороннего не хотелось, хоть и пришлось. Брат, как всегда, был лаконичен.

«Большой Змей!

Ты с этим справишься лучше. Наш дед хотел, чтобы твои способности служили родине. Не подведи его, помоги.

Орлиное Перо».

Шикарная Митькина завитушка в конце письма не давала усомниться в подлинности – так мы метили свои записки в детстве, играя в разведчиков. В училище тоже часто баловались.

– Слушаю, – поднял я взгляд на собеседника.

– Чтобы не было недоразумений, сразу предупрежу: о тебе я знаю все. Видящий… легенда, сказка. Никогда не думал, что встречусь с ней наяву. И вот ты сидишь передо мной и на первый взгляд ничем не отличаешься… Кирилл Александрович сказал, что ты не обязан соглашаться на мое предложение. Но я объясню, почему это в твоих интересах. Пока я на вершине – я прикрываю многие делишки Кирилла, а их немало. Все же смена власти у Задунайских не могла пройти так безболезненно, не поддержи я тогда князя, накладки со старым главой отбросим, Кирилл и сам знал, что тот просто так не сдастся. Ваша авантюра с островом во многом тоже моя заслуга. Чтоб ты знал, мы уже много лет всеми правдами и неправдами пытались заполучить его себе. Но больше чем аренду на несколько лет нам не предлагали, а это слишком большие риски. И ты можешь сколько угодно строить невинность перед их семьей, но я-то вижу насквозь твое желание войти в клан на своих условиях. Сам таким был. Кто бы знал мелкого помещика Лопухина, если бы я в свое время удачно не женился на Светлане Задунайской! Поможешь мне – я похлопочу за тебя перед Кириллом. Мария – слишком лакомый кусок, как-никак третья в списке наследников. А может, уже и вторая, Михаил недавно изъявил желание перейти в другую семью. У Вениамина работа опасная, а он до сих пор не женат, ждет, когда его невеста окончит университет. Так что все может измениться в любой момент.

– И какая роль отводится мне в вашем плане? – не стал я ничего отрицать.

– Мне кажется, что на великую княжну оказывается воздействие со стороны того мужчины, что неподобающе ведет себя в присутствии ее высочества. Ты вхож в ее круг, хотя и нечасто там мелькаешь. Тебе надо всего лишь посмотреть и оценить. И если ты заметишь что-то подозрительное… Техники ведь тебе тоже видны?

Я кивнул.

– Так вот, если ты что-то заметишь, то тебе надо всего лишь сообщить, кто в окружении ее высочества балуется подобным. Лучше даже не мне, а Тихону Сергеевичу или самому императору. Если мы будем действовать с двух сторон, они должны прислушаться, все-таки я уже не раз высказывал свои подозрения насчет этого человека.

– Кто он? За кем наблюдать?

– Не скажу. Не потому что не доверяю, а исключительно чтобы ты был объективным и смотрел на всех. По-моему, я не прошу невозможного, всего лишь применить свои способности на благо императорского дома. Я даже не настаиваю, чтобы ты называл меня инициатором. Верный сын Отечества заметил преступление и доложил, чего проще? Мне высочайшая благодарность ни к чему, я и так достаточно ею наделен. Так как, поможешь?

– Я бываю далеко не на всех приемах. Сами понимаете, посещать их все нереально. К тому же у меня сессия на носу.

– Все и не надо. Ближайший, где появится этот человек, – через четыре дня. Завершающий бал весеннего сезона. На нем ведь ты будешь?

– Буду.

– Так я могу на тебя рассчитывать?

– Я помогу.

Свое соглашение мы скрепили рукопожатием. Редко я вкладывал столько чувств в этот простой жест. Интриги, секреты двора… Запах тайн!

Да гори оно все синим пламенем!


Свои дела с князем обсуждал на автомате. Обычные мелочи, даже раскошеливаться не пришлось, зря волновался. Кирилл Александрович попытался аккуратно выведать подробности нашего разговора с его родственником, но я уклонился от ответов – помочь в этом деле он мне ничем не мог. И даже не факт, что поверил бы на слово.

А тот, кто мог и помочь, и поверить, – тоже не факт, но мог! – временно отсутствовал в Петербурге. И где его носило – бог знает! Это доложил посланный на разведку Ли. С тех пор как получил графа, с Милославским я почти не встречался, разве что изредка на больших приемах виделись, но и там мы всего лишь учтиво раскланивались.

Дома пришлось засесть за документы, освежая в уме состав клана Задунайских. Паршиво без Интернета, но нужное нашел почти сразу, все-таки картотека в нашем доме велась на совесть. До сих пор, правда, больше для Бориса, но и мне сейчас помогла. Потом еще и кое-что из законодательства прошерстил. А когда отыскал, взвыл, проклиная всех и вся.

Любое, абсолютно любое мое действие приводило к результату, выгодному одному хитроумному деятелю. Выход был только один – не идти на этот чертов бал, но, уверен, и на этот шаг у него был заранее продуманный ответ.

Тварь!

Самое гадостное – никаких доказательств!

Не пришьешь же к делу Митькины слова: «И кто бы ни пришел от меня, что бы ни передал, ни попросил…»

Кому, кроме меня, это будет уликой?..

Что ж, сами напросились!


То, что на балу выпускников я не напоминал упыря, исключительно заслуга молодости и правильно выбранных родителей, подаривших источник с сильной жизнью. Сценарий праздника почти ничем не отличался от моего: те же выступления и овации, такие же растроганные учителя и смешные от чувства собственной значимости школьники, даже репертуар модных танцевальных мелодий не сильно изменился за два года. Разве что заключительную речь для выпускников произносил вместо Константина Второго его дядя – убеленный сединами и немного согнутый под тяжестью лет великий князь Алексей. Последняя надежда спихнуть проблему на тех, кого она касалась в первую очередь, растаяла как дым.

– Странно, что император ваш выпускной не почтил, – тихонько проговорил я княжне.

– Он же в Европе! – удивилась моему невежеству Маша. – Ты что, совсем за дворцовой жизнью не следишь? У тебя же Берген в наставниках, сам говорил… – как-то незаметно мы снова перешли на «ты», отбросив церемонии.

– Где бы еще лишний час в сутках взять, чтобы за всем уследить! Вообще-то ты права, обычно Максим Иосифович с нами сплетнями между делом делится, только он сейчас в отъезде… Блин, идиот!

– Кто?

– Да я, кто еще!

– Самокритично! – прыснула княжна.

– Серьезно! Я умудрился не связать между собой отъезд Бергена и поездку императора, как будто не знал, чей он врач! Не знаешь, когда они вернутся?

– Мне-то откуда знать?! Но я слышала, что даже на Большом весеннем их не ждут – Ольга Константиновна будет бал открывать с кем-то в паре. Папа с мамой обсуждали недавно.

– Мне все ясно, мне все понятно… – закруглил я тему, примеряя новые обстоятельства к уже узнанным фактам.

Пока что все складывалось одно к одному.

Выпускной прошел по накатанной. Не буду вдаваться в подробности, сделать вечер незабываемым для девушки, влюбленной в тебя уже несколько лет, – не такая уж и непосильная задача. Капелька лести, внимание и комплименты – взболтать, но не смешивать. Но, боже мой, какой же она еще ребенок! Рядом с ней я чувствовал себя обыкновенной сволочью. А хотелось хотя бы необыкновенной. И пусть в ней стали проглядывать зачатки той шикарной женщины, которой она станет со временем, но…

Что ж, я готов набраться терпения и подождать еще несколько лет. Я сам знаю о себе многое, но совращение несовершеннолетних не входило и, надеюсь, не войдет в список моих грехов.

Вот только сам я в конце вечера получил крепкую плюху, спустившую меня с пьедестала благородного Казановы.

– Прощай! – весело проговорила мне Маша, готовясь сойти с палубы «Касатки» на причал возле их дома. Неизменная Матильда Генриховна и охрана уже стояли на бетонном уступе, деликатно давая нам поговорить напоследок.

– Почему «прощай»? Может быть, до свидания? Мы же еще увидимся?.. – Держа Машу за руку, я весь был в недоумении от нетривиального прощания.

– Нет, все правильно. Это не столько тебе, сколько детству, хотя… тебе тоже. Я так долго пыталась привлечь твое внимание, так старалась! А теперь… Сдам экзамены, и начнется другая жизнь, более свободная! И я не хочу тащить в нее старый надоевший груз! Так что прощай! – Приложив пальцы к моим губам, княжна пресекла все мои попытки что-то сказать. – Это был чудесный вечер, спасибо тебе, но он уже кончился! – и Маша, улыбаясь, сбежала с катера на причал, звонко цокая каблучками по металлу трапа.

В нарушение всех норм этикета спускаться и догонять не стал, оставив на сегодня последнее слово за ней. Встав у леера, скомандовал Михалычу отплытие, взглядом провожая небольшую процессию за ворота особняка. Неожиданный ход.


Если кто-то кому-то рассказывал, что на балу или приеме было весело, то он, скорее всего, имел в виду не один из четырех (по количеству времен года) больших императорских балов. Эти мероприятия отличались жестким регламентом, скукой и… статусом. Сюда приходили не радоваться жизни – здесь демонстрировали себя. Четыре главных сезонных раута давали возможность верхушке империи, не прячась, обговорить многомиллионные сделки, которые потом доведут до ума юристы сторон, вступить в союз или, наоборот, разорвать договоры, встретиться непримиримым врагам – перечислять долго. В общем, для тех, у кого был пропуск, посещать их считалось обязательным. А у меня он был, все же любимчиком императора я числился не просто так.

И это только поначалу мне казалось, что среди нескольких сотен гостей отсутствие некоего графа пройдет незаметным, – один-единственный пропущенный мною бал аукнулся мне стократно, так что больше подобной ошибки я повторить не рискнул бы.

Владимир Антонович все правильно рассчитал – не пойти я не мог.

Слабым утешением служило то, что конечной целью интриги был не я – меня лишь «удачно вписали» в уже сложившийся план. А мишеней могло быть несколько: во-первых, дочь императора от первого брака должна была как кость в горле стоять второй императрице и ее родне, так что в их интересах было скомпрометировать еще необъявленную наследницу в пользу великой княжны Анны – старшей дочери Лилии Федоровны.

Во-вторых, под ударом мог оказаться один из предполагаемых женихов. Тройку потенциальных консортов мне обрисовала Полина Зиновьевна при нашей внеплановой встрече, и силы за ними стояли весьма внушительные.

В-третьих, имелся спешно вычеркнутый из порядка наследования племянник императора, который, по намекам Лины, оказался не той ориентации. Такие слухи уже и до меня дошли, а парень, возрастом всего лишь на пять лет меня постарше, резко исчез из придворной жизни, уехав в большое европейское турне, но ведь наверняка и у него были свои сторонники!

В-четвертых, я мог тупо упускать какие-то детали из виду, и выгода неизвестных провокаторов была в чем-то еще.

И вот теперь мне предстояло встать на пути у какой-то из перечисленных коалиций.

Мне было совершенно пофиг, кому и за что продался глава телохранителей, по большому счету меня и грызня у трона пока волновала мало – Ольга, конечно, была девушкой разумной, но это отнюдь не гарантировало, что она станет в будущем хорошей правительницей. Меня до зубовного скрежета злило, что я пойду свидетелем. Скорее всего, это было личной инициативой Лопухина-Задунайского, стремившегося расчистить своему все еще неженатому сыну место рядом с дочерью Кирилла Александровича, а именно Сергея Лопухина какое-то время назад прочили в мужья Машке. Ведь после дачи показаний в думской комиссии, где не соврешь, на всех моих перспективах можно будет ставить жирный крест – участия в таком скандале мне вряд ли простят все стороны конфликта.

Сопоставив все, что нарыл на данный момент, пришел к выводу, что Ольгу вынудят совершить на публике что-то абсолютно неприемлемое, жестко проехавшись по психике. Это явно будут не тонкие ментальные закладки, а что-то простое и грубое, как топор. А там – как подать. Можно будет утопить одного из женихов, смотря чей человек засветится: незаметно такое провернуть почти нельзя, подавляющему большинству одаренных нужны руки, чтобы проводить силу. Это настолько вбивается с детства в подкорку, что невольно, но жестом себя выдашь. Так что даже просто по записям в конце концов вычислят, но меня, с подачи Владимира Антоновича, допросят обязательно. Более того – уж он-то постарается, чтобы все произошло именно на моих глазах – тут и пророком быть не надо! А можно и вывернуть все против самой Ольги – были в законодательстве зацепки, что наследник или наследница должны быть в ясном рассудке.

А, повторюсь, свидетель в таком деле – безоговорочный конец карьеры. Что ж, раз меня сюда приплели – придется впрягаться за Ольгу.

На Большой весенний бал я заявился впритык и без спутницы. Одиноким был не я один – те, кто пока еще питал надежду, тоже пришли без дам. Пожалуй, из всех виденных мною раутов на этом наблюдался самый большой перекос в соотношении полов. Лучшие места, расположенные вдоль прохода первой пары бала, были уже заняты, свободное пространство оставалось или почти вплотную к дверям, откуда появятся главные действующие лица, или наоборот, у самого входа. Для публики, пытавшейся привлечь внимание великой княжны, предпочтительнее было второе: угол в начале зала выпадал из поля зрения ВИП, мне же требовался именно он, но еще и алиби. Поэтому, сделав несколько неудачных попыток пристроиться, с наигранным сожалением направился в не пользующееся спросом начало очереди, провожаемый насмешливыми взглядами.

Встал на заранее выбранное место, мысленно накручивая собственное предвкушение. Черт возьми, это же будет весело! Не каждый день разрушаешь чью-то старательно подготовленную интригу!

Порядок движения всегда был один и тот же, так что гадать, кто где, не приходилось.

Зазвучали первые аккорды, сопровождающие торжественный выход первой пары.

Тяжелые створки сдвинулись на десяток сантиметров…

Сейчас!!!

Кавалер Ольги Константиновны от внезапного болевого прострела в ноге лбом помог двери открыться.

Упс! А парни все, как один, вбок заваливались… А, ладно, так даже лучше!

И зачем так уныло выть?.. А, ты еще нос разбил!.. Сорри…

Интересно, кого же я так? На сколько лет каторги?

Великий князь Алексей? Пятнашка, не меньше! Да пофиг, один раз живем! Или два? Блин, запутался!

Но вообще-то неудобно получилось… жаль старикана. Хотя… он позавчера так скучно говорил… поделом!

Охрана оцепила вход, мешая любопытствующим оценить мизансцену, к великому князю заспешил штатный целитель. Раздосадованную Ольгу Константиновну оттеснили от растянувшейся на полу фигуры. Музыка пока еще играла, но народ в зале начал волноваться и шушукаться.

Не спеша, выверяя каждое движение, приблизился к кольцу телохранителей.

Протянул руку великой княжне в приглашающем жесте.

Давай же, решайся! Мой злой кураж скоро можно будет потрогать, зря я, что ли, стоял готовился?! Я сегодня уже превзошел отца в этом умении и не собираюсь останавливаться!

Взгляд из-под ресниц задерживается на стонущем теле (слабак! – никто из моих, на ком тренировался, так не ныл!), на обстановке в зале, на моей предложенной руке…

Музыка по-прежнему играет…

Шаг, еще шаг…

Ну же! Уверенней! Тебе править этой толпой!

И под продолжающее звучать вступление я сопровождаю будущую императрицу в традиционном обходе зала перед первым танцем.

Теперь меня и мою даму окутывает шлейф удовлетворения и уверенности, в который постепенно попадает публика. Сегодня я ваш бог настроения! Великая княжна с истинно королевским достоинством улыбается собравшимся, отпуская некоторым персональные приветствия, я невозмутимо киваю поверх ее головы, внушая всем, что все идет как задумано.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное