Алексей Евтушенко.

Охота на Актеона



скачать книгу бесплатно

– Куда?

– Туда, – махнула рукой художница, показывая направление. Вверх по улице. К старой промзоне.

– Какая у них была машина?

– Э-э… я не очень разбираюсь… хотя сама вожу…. Черная. Такая, знаете, вроде бы легковая, а на самом деле в ней грузы возят. Кузов цельный, словно коробка, без окон. А те окна, что в кабине, сильно тонированные, затемненные.

– Пикап?

– Н-не знаю. Наверное.

– Ясно. Спасибо за помощь, Джу. Вы настоящая сестра-гражданка, – Кася снова перешла на официальный тон. – Возможно, вы нам еще понадобитесь. Позже. Вы постоянно находитесь по этому адресу?

– Да, я здесь и живу, и работаю. Скажите, вы их поймаете?

Касе показалось, что в голосе Джу Баст прозвучали какие-то странные нотки. То ли сожаления, то ли надежды. Или того и другого вместе. Только вот сожаления о чем и надежды на что? Впрочем, скорее всего, действительно, показалось.

– Сделаем все возможное. До свидания. И будьте осторожнее, вы живете в потенциально опасном районе.

– Я знаю, – кивнула художница. – Я всегда осторожна. До свидания.

С Йолике Кася связалась уже на лестнице.

– Думаю, это они. Приметы машины совпадают.

– Великая Матерь в помощь, – откликнулась Йолике. – Ты знаешь, что делать. Достань их, Кася. Хоть из-под земли. Это четвертое похищение за полтора месяца. Многовато, ты не находишь?

– Одной Великой Матери в помощь мало. Мы что, единственная свободная группа?

– Опусти брови на место, детка. Вот так. Нет, не единственная. Я уже послала в промзону группу Шаинь Ян и Мары Хани. Шаинь пойдет с севера, Мара с запада. Твоя группа, соответственно, с юга. Старшая – ты.

– А с востока, значит, не надо? – сварливо осведомилась Кася. – Маловато будет.

– Кася, ты лучше меня понапрасну не нервируй. Я понимаю, что не дала тебе кончить, но, во-первых, это не я, а служба, а во-вторых, держи себя в рамках. Соответствующих. Меня, между прочим, тоже начальство в лице Первой будет сегодня трахать всюду, куда только можно. И чем я буду при этом кончать, даже подумать страшно. Три группы – вполне достаточно. Работать лучше надо. А на востоке – Трещина. О чем тебе, как и любой жительнице нашего города, прекрасно известно. Так что, будь добра, заткнись и работай.

– Работай… – Касю словно чертенок за язык тянул. – Мара – мало того, что не видит ни хрена, так еще и музыка у нее в бронекаре постоянно гремит так, что не докричишься. А Шаинь вечно спорит и огрызается. Наработаю с ними я, пожалуй…

– Старшая Кася Галли! – голос Йолике изменился совсем чуть-чуть, но Касе этого хватило, чтобы подавиться концовкой фразы.

– Я!

– Немедленно приступить к выполнению задания!

– Слушаюсь!

– И если я от тебя, дружочек, услышу сегодня хоть еще одну необоснованную жалобу, то пеняй на себя. Все ясно?

– Яснее не бывает.

– Вот и славно. Действуй. И до связи.

Матерясь про себя, Кася сунула телефон на пояс и выскочила на улицу, дав знак по дороге маячившей у черного входа Тирен: «За мной».

Марта Нета подпирала стену рядом с подъездом, с ленивым вниманием следя за всеми проходящими по улице сестрами-гражданками, а также изредка проезжающими автомобилями.

При виде командира и остальных, она отлипла от стены, приняла более-менее ровное положение и сделала вопросительные глаза.

– В машину, – скомандовала Кася. – Бегом!


Старая промзона была расположена на северной окраине города. Была она велика, и была она для города совершенно бесполезна. Потому как никто уже и не помнил, когда в ней работал не то что завод там или комбинат, но даже пусть хоть какая-нибудь мастерская по производству, например, нехитрой мебели или ремонту автомобилей. Да и не мог никто этого помнить, потому что рабочая жизнь кипела в промзоне в те времена, когда на дворе стояла совсем другая эпоха. Эпоха, известная ныне живущим, только по учебникам истории, древним кинофильмам и книгам.

Ныне зона являла собой около двадцати с хвостиком квадратных километров бетонных руин и остовов промышленных и административных зданий пополам с совершенно разрушенными временем дорогами и подъездными путями. Все это безобразие обильно поросло низкорослым кустарником, название которого Кася никогда не знала, но который всегда первым появлялся в заброшенных и покинутых человеком местах, а кое-где осинами да чахлыми березками, не говоря уже о вездесущей траве.

Как найти в этом хаосе из бетонных плит, битого стекла и ржавого металла похитителей и обе их жертвы, Кася представляла не очень хорошо. Правда, у оперативниц имелись детекторы движения, но в зоне обитало довольно много диких собак, а погрешность в определении массы движущегося объекта у этих детекторов была слишком велика, чтобы с уверенностью можно было отличить собаку от человека.

Одна надежда оставалась на собственный опыт, интуицию, везение и помощь групп Мары Хани и Шаинь Ян. Что было, если честно себе признаться, совсем не мало.

Опять же не следовало забывать, что с четвертой, восточной стороны, промзона упиралась в Трещину – геологическое образование четырехсотметровой ширины и чуть ли не полуторакилометровой глубины, возникшее во время последней, развязанной мужчинами, бойни, когда противник решил применить новое тектоническое оружие.

И применил.

В результате чего практически вся восточная часть города провалилась в тартарары, а планета Земля приобрела очередной безобразный шрам длиной в четыреста с лишним километров.

То есть, через Трещину «дикие» вместе со своими жертвами перебраться никак бы не смогли, потому что единственный подвесной мост – чудо женской инженерной мысли – был расположен в черте города и очень хорошо охранялся.

Оставались еще горы на севере и леса на западе.

Но до лесов пешком нужно было добираться не менее двух суток, а до гор и все трое. И это по относительно открытой местности, где засечь любую, движущуюся в определенном направлении группу людей, было не очень сложно. Особенно с воздуха.

Так что некуда им деваться с промзоны, думала Кася, отрешенно глядя на дорогу, чуть ли не со свистом летящую им под колеса, – Тепси врубила сирену на полную и теперь перла посередине улицы Каплан на скорости сто с лишним километров в час. Немногочисленные встречные машины, заслышав характерный вой, благоразумно прижимались к обочинам, и путь до начала старой промзоны, того места, где полиция обнаружила брошенный пикап, занял у них ровно шесть с половиной минут.

Полицейские их уже ждали.

Тут был и обычный мобильный патруль – тот самый, который и нашел пикап, и еще две служащие полиции с собакой – поджарой немецкой овчаркой.

После коротких взаимных приветствий выяснилось, что машина на девяносто девять процентов та самая – пикап черного цвета с сильно тонированными стеклами.

– Экспертизу мы, конечно, провести не успели, – доложила старшая патруля – полноватая женщина уже совсем зрелого возраста, – но в машине нашли вот это.

И она протянула Касе открытую ладонь.

Кася присмотрелась, удовлетворенно кивнула головой, и двумя пальцами взяла с ладони сержанта маленький, размером с фалангу пальца, керамический мужской член с пропущенным сквозь дырки в яичках обрывком тонкого кожаного шнурка. Ей, да и всем девчонкам из FF, был хорошо знаком этот символ. Такие керамические члены, носили на груди чуть ли не все «дикие», которых им когда-то удавалось поймать или убить.

– Все ясно, – сказала Кася, пряча находку в нагрудный карман. – Жертвы, судя по всему, сопротивлялись. И кто-то из них сорвал это с груди «дикого». Проклятье, не нравится мне ситуация. Сколько раз мы повторяли, что в таких случаях оказывать сопротивление нельзя! Ведь могут просто убить. Что, увы, и бывало… Как собачка, взяла след?

– Бесполезно, старшая, – покачала головой полицейский-оперативница с овчаркой. Думаю, что они применили какую-то мощную химию. Нюх у моей Симы отшибло начисто. Не берет она след, хоть ты плачь.

– Ладно, сестры, – по возможности ободряюще постаралась улыбнуться Кася, – благодарю за службу. Вы сделали все, что смогли и сделали немало. Дальше мы сами.

Когда полицейские с явным облегчением на лицах забрались в патрульную машину и уехали, Кася вернулась в бронекар и связалась с Шаинь Ян и Марой Хани. Обе группы были уже на подлете.

– Буду на месте через две, две с половиной минуты, – сообщила Шаинь.

– Через три минуты сяду на северной окраине промзоны, – доложила Мара, и было хорошо слышно, что в кабине ее бронекара, как всегда гремит во все динамики старый рок-н-ролл.

– Отлично, – сказала Кася. – Операцию начинаем ровно через пять минут. Связь на нашей обычной волне. Идем осторожно и аккуратно. Но не зависать. Вы знаете, что похищены две наших сестры. Совсем еще молоденькие. Не мне вам объяснять, что они должны остаться живы при любых обстоятельствах. Повторяю: при любых обстоятельствах. «Диких» тоже желательно взять живьем. Но если это будет слишком рискованно, разрешаю стрелять. В общем, все по инструкции. Место встречи – бывшие ремонтные мастерские в самом центре. Главный цех. Вопросы?

– Есть один, – немедленно отозвалась Шаинь. – Кася, тут мои девочки спрашивают, можно ли им будет позабавиться с «дикими», если они первые их поймают? Их же, вроде, пятеро? Ну и нас пятеро. Как раз по одному на сестру.

– Тебе официально ответить или как? – ухмыльнулась Кася.

Шаинь коротко и громко расхохоталась.

– Э, сестренки, а мы? – голос Мары прорвался в наушники сквозь грохот рок-н-ролла. – Мы тоже хотим!

– Хрена! Вот, если вы поймаете, то и будет вам счастье, – отрезала Шаинь. – Победитель получает все, потому что пятнадцать на пятерых – это многовато. Даже для «диких». А уж о нас и говорить нечего – даже и распробовать не успеем. Кася, ты как считаешь?

– Я считаю, что самое время прекратить вашу безнравственную и пошлую болтовню и приготовиться, – сказала Кася. – До начала операции ровно одна минута.

Глава III

Нет, все-таки наши комбинезоны – это чудо, размышляла Кася, аккуратно и ловко продвигаясь меж бетонных обломков, груд битого кирпича, стекла, всевозможного мусора и ржавых остатков механизмов, чье первоначальное назначение угадать было уже весьма сложно.

Бронекар они оставили у границы промзоны.

Если хочешь кого-то найти и поймать, то изволь шевелить ножками, потому что, сидя в кресле – пусть даже это и сиденье боевой машины – поймать можно только выговор в личное дело. За наплевательское отношение к службе и безынициативность. Начальство не любит, когда оперативницы ленятся оторвать свои прекрасные задницы от сидений в бронекарах. Начальство любит, когда они – оперативницы вместе со своими задницами – активно шевелятся и всячески выказывают рвение. В общем-то, начальство в чем-то право. Тем более, с бронекаром в этих сплошных завалах, действительно, трудно кого-то найти. Теряется эта самая оперативность. Вот, если преследовать – это другое дело. Особенно на открытой местности. Любо-дорого. Конечно, можно было бы оставить Тепси в машине и приказать двигаться за ними над землей. Или даже самой сесть за управление. Но смысл? На самом деле это не усилило бы пятерку, а психологически ослабило ее. Потому что тот, кто сидит в боевой машине, вроде как получает преимущество перед остальными. И невольно из-за этого расслабляется. Нет уж, лучше так – всем вместе. Но черта с два я полезла бы сюда в обычном бронежилете. Даже сразу и не скажешь, что лучше: то, что комбинезон держит практически любую пулю или, что прекрасно защищает от жары и холода. Будь я сейчас в том же бронежилете, в поту бы собственном уже плавала. А тут – прохлада и полная свобода движений. Притом, что он идеально облегает фигуру (да здравствует квазиживой металлопласт!) и лишь подчеркивает ее достоинства. Если они, достоинства, имеются, конечно. А у нее имеются. Взять те же ноги. Разве что у Марты они длиннее. Ну и у Тепси, конечно. Но что касается формы и вообще соразмерности, то все ее девочки отдыхают, – лучшие ноги у командира. Да и в других группах… Хотя, например, у той же Тепси тоже… все нормально с соразмерностью. С другой стороны, если уж быть до конца честной, то грудь у меня могла бы быть и немного побольше. Как, например, у этой художницы… как ее… А! Джу Баст. Да. Красивая грудь у девчонки, прямо загляденье. И размер – самое то. Хотя зачем, спрашивается, ей, командиру оперативной группы FF, большая или даже средняя грудь? Мешает только… А ведь она была без лифчика, художница эта, в одной майке на голое тело. И так очаровательно картавила…Тьфу ты, черт, о чем я думаю? Еще не хватало увлечься. Никогда за собой этого не замечала. И, надеюсь, не замечу. Разумеется, в этом нет ничего предосудительного и даже наоборот – лесбийская любовь всячески поощряется и воспевается, но… Миллионы лет эволюции просто так из себя не вытравишь, и генетическая память все равно берет свое. У меня, во всяком случае, это так. И у девочек моих, насколько я знаю, тоже. Хотя, разумеется, в тайные мысли ко всем не заглянешь, и как они проводят свободное время мне, если разобраться, не очень хорошо известно. Знаю, например, что хохотушка Тирен пишет рассказы. И даже, кажется, собирается замахнуться на роман. Что-то такое, во всяком случае, я о ней слышала. Барса, наоборот, много читает. В основном, не современную прозу, а старинные книги. Написанные еще мужчинами большей частью. Ну, и готовит хорошо. Марта любит принимать гостей и вкусно поесть, хотя на ее фигуре это, слава Великой Матери, никак не сказывается. По крайней мере, пока. И еще она, вроде бы, неплохо играет на гитаре. Тепси классно танцует – сама видела, обожает водить все, что движется, летает или плавает и вообще не умеет долго сидеть на месте. Отличная у меня команда на самом деле, пожаловаться не могу. Что же касается либидо и всякой там генетической памяти, то для этого и существуют нейросимуляторы. Начиная от простеньких и бесплатных, которые предоставляет государство всем желающим и заканчивая такими, как этот… утрешний. Дорого, конечно, зато полная имитация процесса. Не отличишь от настоящего. А не отличишь ли? Так, Кася, вот только об этом думать нам и не хватало. Особенно во время операции. Все, перестань немедленно. Лучше внимательнее гляди по сторонам, и ушки держи на макушке. Тем более что у тебя для этого есть чудо-шлем, который способен работать не только в обычном, но и в инфракрасном и ультрафиолетовом диапазонах. Не говоря уже о том, что в него встроен мощный усилитель слуха, газовый анализатор, дальномер и еще куча всего полезного. Тяжеловат, правда, зараза… Может быть потому, что нестандартный? На мою большую и красивую голову стандартный шлем не налазит. Помню, в учебке еще сержант удивлялась: «Ничего не понимаю. С виду голова, как голова. А требует кепку на два размера больше обычного!». Это, наверное, оттого, что мозгов много. Умная я, наверное. Да уж, просто умнее некуда … А ведь мы можем их и не найти, умная. И очень даже можем. Забьются в какой-нибудь обширный и захламленный донельзя подвал, затаятся, замрут… И что тогда? А ничего. Выставим патрули, а завтра вместе с полицией устроим прочесывание. Никуда они не денутся. Опять же, на юг, в город, им нельзя, на востоке – Трещина, а на западе и севере, если они прорвутся, мы их достанем. Так, об этом я уже думала. По второму кругу пошла. Поменьше ненужных мыслей, старшая Галли, и побольше элементарного внимания. От ненужных мыслей голова пухнет. А она, как мы только что выяснили, и так у меня большая. Сосредоточься. Ага, вот и первый объект, где вполне можно укрыться. Та-ак, что это у нас…

Кася сверилась с электронной картой, выведенной прямо на прозрачное забрало шлема.

Бывшее издательство. Немаленькое издательство, однако. И сохранилось неплохо. Даже большинство окон цело. Административное здание в 12 этажей и рядом, по-видимому, цех. Возни не оберешься, но деваться некуда.

– Внимание, девочки! – сказала она в микрофон. – Впереди бывшее издательство. Там вполне могут прятаться те, кого мы ищем. Тепси и Барса, вам – цех. Барса за старшую. Мы с Мартой и Тирен берем на себя эту двенадцатиэтажную дуру. Ничего не поделаешь, никто и не обещал нам легкой прогулки.

– А мы и не жалуемся, – весело отозвалась Тирен. – Правда, девчонки?

В наушниках сначала хмыкнуло, затем хрюкнуло, а потом Тепси сказала:

– Я, конечно, не жалуюсь, но заявляю официально, что ежели эти подонки мне попадутся, то я их на месте кончу. Задолбали мой законный выходной портить.

– Ты мне это прекращай, – отозвалась Кася. – Приказ – брать живыми. Как и всегда, впрочем. Стрелять только в крайнем случае.

– Ну да, – буркнула Тепси, – знаем мы, зачем начальству живые «дикие». Зажрались все – мужчину настоящего им хочется. Извращенки.

– Ох, Тепси, смотри, доведет тебя когда-нибудь твой язык до беды, – сказала Кася. Она знала, что прослушать их практически невозможно и поэтому говорила свободно. – Мы-то свои, но ведь с тебя станется ляпнуть что-нибудь эдакое и при чужих. А настоящего… Можно подумать, тебе не хочется!

– Может, и хочется, – с вызовом ответила Тепси. – Иногда. Особенно, когда выпью. Но я держу свои низменные желания в узде.

В наушниках грохнул дружный смех, и Тепси рассмеялась вместе со всеми.

– Так и быть, уговорили, – милостиво согласилась она. – Придержу палец на крючке. Тем более что от слов я своих не отказываюсь. Сказала – кончу, значит, кончу, – и она снова рассмеялась, довольная шуткой в лучших традициях Службы FF.

На самом деле это оказалось не очень трудно – обшарить двенадцать этажей, из которых десять, начиная с третьего, были однотипны. Правда, десятка полтора дверей пришлось просто выбить, но за долгие годы дерево и фанера, из которых они были сделаны, сгнили, и дверные полотна разваливались на куски от обычного не очень сильного удара ногой.

Уже на четвертом этаже Кася поняла, что ни похитителей, ни похищенных здесь, скорее всего, нет. Иначе следовало бы предположить, что они могли сюда попасть только по воздуху, – на толстом, многолетнем слое пыли, лежащем на полу и вообще на любой горизонтальной плоскости они не обнаружили ни одного свежего человеческого следа.

Какие-то люди, тем не менее, здесь время от времени бывали, возможно, те же «дикие» – в двух комнатах на шестом этаже, выходящих окнами на север, явно два-три года назад разводили огонь и, возможно, некоторое время жили, судя по ржавым консервным банкам и нескольким окаменевшим окуркам. Но это было все.

Они как раз закончили с двенадцатым этажом и собрались подняться на крышу, когда с Касей связалась Барса Карта.

– Здесь никого нет, командир, – раздался в наушниках ее спокойный чуть глуховатый голос. – Мы все обшарили. Тепси рвет и мечет, но на нет, как говорится, и суда нет. Не судьба, значит, – она явственно хихикнула.

– Еще не вечер, – ответила Кася. – Вы все обыскали?

– Все. Каждый закуток. Да здесь вообще давно никого не было. Иначе следы бы остались.

– Да, мы тоже не нашли… А подвал?

– Обижаешь, старшая.

– Хорошо, выходите наружу и ждите. Нам осталась еще крыша, и спускаемся.

– Поняла. До связи.

– До связи.

Касю всегда привлекали крыши, с самого детства. Особенно плоские и широкие крыши высотных зданий. Откуда было далеко и во все стороны видно, где легко и вкусно дышалось, и явственно ощущался (не кожей – душой и сердцем) леденящий и озорной ветерок безграничной свободы. Той свободы, которой она никогда не знала, но всегда – пусть и неосознанно – мечтала обрести.

Это здание высотным можно было назвать только с большущей натяжкой. Тем не менее, оно было гораздо выше развалин в округе, и с его крыши местность просматривалась весьма неплохо. Правда, разгуливать по крыше следовало с большой осторожностью, – кое-где плиты перекрытия уже провалились вниз – бетон просто не выдержал испытания временем, дождем и снегом, а те, что еще оставались на своих местах, назвать полностью надежными в силу тех же причин было никак нельзя. Стараясь держаться над балками, Кася, Тирен и Марта подошли к невысокому парапету.

Перед ними открылся вид на восточную сторону – ту самую, где пролегала Трещина, и куда начальство не выслало дополнительную группу, справедливо рассчитывая, что преодолеть это жутковатое чудо природы без соответствующего транспортного средства – того же бронекара, например, или вертолета – невозможно. А ни первым, ни – тем более – вторым «дикие», как известно не обладали. Даже в единичных экземплярах. И обладать не могли.

Так считала начальство, и так, в общем-то, считала и сама Кася, и ее подчиненные. Но, вероятно, сами «дикие» считали абсолютно иначе.

Потому что именно в сторону Трещины они и направлялись.

Первой их заметила Тирен, которая была хоть и ниже ростом Каси, и – особенно – Марты, но зоркостью обладала исключительной.

– Ой, – воскликнула она, протягивая затянутую в боевую перчатку руку к горизонту. – Кто это там?! Вон за теми дальними развалинами, видите? Два пальца влево от ржавой косой трубы! Это они, командир! Бегут к Трещине! И девочек с собой тащат!

Кася, зная, что невооруженным глазом все равно не увидит то, что видит Тирен, торопливо переключила забрало шлема в режим максимального приближения и посмотрела в указанном направлении.

Так. Вот они – развалины. Груда растрескавшихся бетонных плит и кое-где торчащие вкривь и вкось остатки бетонных же колонн. А вот и «косая» труба, как выразилась Тирен, – высоченная ржавая дура, стоящая под таким наклоном, что кажется вот-вот рухнет. Два пальца влево…

Точно! Пятеро «диких» в старой камуфляжной форме, и с ними две девчонки. Одна рыженькая и одна черненькая. Обе в платьях. Все, как и рассказывала Джу Баст. Бегут к Трещине. Девчонок буквально волокут под руки. В таком темпе они доберутся до Трещины минут через десять. Может, немного меньше. А потом что? Трещину не перепрыгнешь. И спуститься в нее быстро тоже нереально – отвесные склоны глубиной почти в полтора километра… Нет, обладая соответствующим альпинистским снаряжением, можно спуститься, конечно. Только, вот, времени это займет немерено, и мы их по любому настигнем в тех же бронекарах. Да и нет у них никакого снаряжения… Стоп. А что это за странные плоские рюкзаки на их спинах? Что-то они мне очень напоминают, вот только… Великая Матерь! Это же…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

сообщить о нарушении