Алексей Ефимов.

Контрабандный Демиург



скачать книгу бесплатно

Он не боялся смерти. Он не боялся даже жизни.



1

Крутой Дэн сплюнул и решительно переступил порог каюты.

Плевать в каютах не разрешалось, но ведь он был Крутым. По крайней мере, таким он считал себя сам и так он велел называть себя всем в своем родном шахтном поселке на астероидах Кариды. Учитывая, что все население поселка едва достигало пятисот человек, назвать славу Дэна обширной было трудновато. Да и славой его сомнительные достижения на почве рэкета и терроризирования односельчан можно было назвать с большой натяжкой. А хотелось ему именно славы… Славы на криминальном поприще. То, что специалисты подобного профиля как раз стараются славы избегать, Дэна не смущало – его вообще ничего не смущало.

В его весьма узконаправленном воображении собственный побег от службы безопасности шахты, присланной откликнувшейся, наконец, администрацией, был решительным шагом навстречу лихим приключениям на галактических просторах, и теперь он готовился совершить свой первый шаг на «большую землю» – космодром планеты Карида III.

Собственно, Крутой Дэн к нашей истории имеет более чем посредственное отношение – просто так бывает, что у истории нет конкретного начала. Часы не бьют полночь, императоры не сдвигают решительным жестом флажки на картах, ученые не открывают новый изотоп… Нашу историю можно было начать и полгода раньше, и совсем в другом месте, благо сегодня, в середине четвертого тысячелетия, само понятие расстояния и времени более чем относительно… Но мы отвлеклись, а Крутой Дэн такого бы не потерпел.

Путешествие на «большую землю» предполагает хоть какую-то подготовку. Ну, кроме собственных мечтаний. Но Крутой Дэн, предупрежденный о решении администрации двоюродным братом (который считал, что пусть лучше Дэн влипнет посерьезнее сам, чем вернется через полгода после отсидки в «яме»), был вынужден собираться столь спешно, что составлять планы было ему недосуг. Думаю, если мы еще раз поставим под сомнение способность Дэна к составлению планов, то читатель вконец заклеймит нас занудством, и будет в этом абсолютно прав, так что мы не будем. Скажем только, что представления Дэна о «большой земле» сводились к историям, выслушанным от пьяных шахтеров в кабаке. Нет, он, конечно, знал, что система Карида располагается в четвертом кольце галактики (и даже то, что всего колец семь), считая от «ядра» к краю, и что она является вполне серьезным промышленным узлом сектора, но дальше на уроках галаграфии он обычно засыпал.

Работать в шахте на астероидах сложно. Особенно если ты не высококвалифицированный рабочий-оператор буровой установки, а оператор кирки, лома и лопаты, отгребающий мусор. Довольно распространенная судьба для местных уроженцев, для которых мечта выбиться в люди заменяет собой путеводную звезду. Реализовать мечту пытаются по-разному: кто-то корпит над голо-учебниками круглые сутки, кто-то подлизывается около зданий администрации в надежде получить работу курьером и хоть так попасть в цивилизованное общество, ну а кто-то не рассчитывает ни на что, кроме своей силы.

Крутой Дэн знал и уважал силу.

Он быстро понял, что тратить ее в шахтах на камни неразумно (вот и говорите потом, что дурак). Та же сила, потраченная на односельчан, давала куда больший результат, который можно было весело прокутить в кабаке. Там же он узнал о лихих пиратах, презирающих любые законы, кроме своих собственных, там же он громогласно повелел именовать себя не иначе как Крутым Дэном, и там же сформировались его большие планы на дальнейшую жизнь, о чем мы говорили выше. В общем, ордер на свой арест Крутой Дэн воспринял как подарок судьбы, и воспользовался советом двоюродного брата уговорить водилу буксира подкинуть его до орбитальной станции Карида III/2 за ящик «Метеора». Оттуда он уже на обычном челноке спустился в космопорт, с чего, собственно, и началось наше повествование.

Космопорт Кариды III вряд ли произведет на вас впечатление – обычная погрузочно-разгрузочная система, бесконечно приземляющиеся и стартующие челноки, всевозможные станции транспорта и толпы снующих вечно угрюмых и занятых людей. Добавьте к этому панораму расположенного невдалеке промышленного сектора и накройте полученный пейзаж тяжелым серым небом. Но для Крутого Дэна, не избалованного в своей жизни путешествиями, это было сродни откровению – как же велик, оказывается, мир! Ну да, по сравнению с шахтным поселком – и правда, здорово, тут уж не поспоришь. Даже воздух, насыщенный выбросами бесчисленных труб мегаполиса, казался ему удивительно свежим (не комментируется) и пронзительным (а вот тут согласимся) – пробирает до глубины души. Душа протестует.

От космопорта к городу проще всего добраться было по железной дороге. Прямо скажем, без удобств, но зато быстро и недорого. Кое-какая мелочь в кармане у Дэна бренчала – остатки того «дельца», из-за которого ему и пришлось «делать ноги». Но остатков тех было не много – челнок со станции «за спасибо» не перевозит, даже если бы Дэн смог оперативно разучить нужную комбинацию звуков.

Проводив завистливым взглядом отъезжающие от терминала «альфа» изящные «жо…» ммм… пардон, устройства для комфортного перемещения несколько располневших пятых точек, и пообещав скорую встречу их владельцам, Крутой Дэн влез в наполненный вагон. Народу тут было многовато, но Дэн с его внушительной комплекцией быстро расчистил для себя место. На него хмуро покосились, но протестовать не стали – варианты развития событий просчитывались «на раз», и желающих подобного развития не нашлось. Дэн довольно усмехнулся, поправил на коленях сумку со своими пожитками и восторженным взглядом уставился в грязное окно, за которым пейзаж космопорта плавно перерос в пейзаж пригородных складов, а затем и бесконечных промышленных комплексов.

2

На одной из городских станций Крутой Дэн вышел из вагона. Особых планов у него не было, но ему хотелось выпить. Отметить, так сказать, начало новой жизни. Кроме этого, он знал, что именно в кабаках можно выведать много чего интересного, а то и дельце какое, быть может, подвернется. Ну и насчет конуры можно будет справиться. Но это уже после попойки.

Отловив около станции такси, Дэн решительно кинул на сиденье свою сумку и забрался внутрь сам.

– В кабак! – скомандовал он сидящему впереди водиле.

– Какой? – таксист – сморщенный мужичок с желтоватой кожей, одетый в красную рубаху и кепку болотного цвета, повидал на своем веку достаточно петушков, так что газовать не спешил. Вместо этого он перебросил окурок из одного угла рта в другой и нащупал на поясе парализатор.

– Где есть с кем перетереть! – уверенно выдал Дэн после недолгого раздумья.

– Оплата вперед. – В тон ему сказал таксист. Дэн поморщился, но вспомнил, что ему теперь мелочиться не с руки, и царственным жестом кинул на сиденье вперед пару пластиковых кредиток. Таксист сграбастал добычу, нажал на панели кнопку записи происходящего в салоне (Дэн об этом не знал – он уже вовсю пялился по сторонам), и стартанул.

Внутренности Дэна сжались, когда старая колымага оторвалась от земли, но он старался не показывать виду, что ему в новинку летать. В шахте особо не полетаешь. Разве что вниз.

Долго их полет не продлился, хотя запомнился Дэну навечно – водила заложил пару крутых виражей, и разок едва разминулся с мусоровозом, так что коленки у Дэна тряслись, и он не заметил, что шеф его неплохо нагрел.

Это был именно такой кабак, который представлялся Дэну в его мечтах. Разве что располагаться он мог бы немножечко пониже – Дэн внезапно понял, что открывающаяся за ограждениями пропасть его отнюдь не манит и не навевает романтических настроений. Скорее уж наоборот, Дэн постарался убедить себя, что заведение находится на твердой земле, куда можно прийти пешком, а не только прилететь на чокнутом такси. Может, тут хоть лифт есть?

Внутри кабак был весьма обширным, особенно если сравнивать с единственным знакомым Дэну аналогом. Он даже состоял из нескольких секций, отделенных друг от друга сомнительными перегородками. Кабак был почти полон – вечер трудового дня работники бесчисленных заводов предпочитали проводить примерно так же, как и их коллеги на астероидах.

Впрочем, рабочих-то тут практически и не было. Едва зайдя внутрь, Дэн буквально спиной ощутил, что ребята тут собрались самые что ни на есть серьезные, хоть и с вполне мирными целями. Рабочие ближайших заводов и сотрудники космопорта сюда тоже иногда захаживали, но они являли собой явное скромное тихое меньшинство, и надолго старались тут не задерживаться.

Бегло оглядев помещение и посетителей, и сам будучи подвергнут пристальному осмотру пары десятков недоверчивых глаз, Дэн аккуратно (вот дожили-то) стал лавировать к стойке.

Стоящий за стойкой бармен не намного уступал Дэну в телосложении – здоровый, мощный, непонятно как помещавшийся за стойкой детина присматривал тут за порядком отнюдь не номинально – ему не улыбалось платить за сломанную мебель из своего кармана, а к заверениям поставщиков, что стулья из октопласта не сломает даже бешеный слон, он относился скептически. Черный Тин знал – бешеный слон, может, и не сломает, а вот его завсегдатаи вполне даже могут, особенно будучи под градусом и на интерес. Почему бармена звали Черный Тин? Потому что он мог одним только своим видом убедить древнее общество Ку-Клукс-Клан в полном составе в ошибочности своих взглядов, особенно если руки у него в этот момент будут заняты не бутылками и бокалами, а более привычными орудиями членовредительства, которые аккуратно складированы под стойкой и дожидаются своего часа.

Черный Тин без особого интереса осмотрел подрулившего к нему здорового светлого парня в простенькой одежде рабочего класса и со смешанным чувством в глазах. Сразу видно, что деревня впервые в город вырвалась, и вдруг оказалось, что тут тоже люди есть.

– Тока с луны свалился? – беззлобно спросил он у замешкавшегося парня?

– Ну, тип того… – ответил Дэн, прикидывая, что лучше быть вежливым, да и не расходиться сильно – его капиталы стремительно таяли, так что на хорошую попойку лучше не рассчитывать. Ничего, когда-нибудь потом. Успеется еще.

– Ну, тогда приземляйся и промочи горло! – Черный Тин кивнул на один из свободных табуретов у стойки. Дэн приземляться не спешил. Причина его задержки была как раз в табурете – Дэн предпочитал отдыхать с комфортом, а не ютиться на вращающейся кочке, которая была ему явно мала. Дэн еще раз осмотрел помещение – с этой точки были видны все секции бара, а не только та, что просматривалась от входа. «Удобно на случай облавы» – мельком подумал Дэн.

Бар был почти полон, и свободных мест, кроме как у стойки, не было вообще. Обычно Дэн подобные вопросы решал быстро, но тут был явно не тот случай – одиночных посетителей в баре не было, а с компаниями, притом такими, лучше не связываться. Кроме одной.

Крутой Дэн заметил, что за дальним столиком закрытой секции сидит более чем странная парочка – в самом углу на довольно комфортабельном диванчике сидит какой-то старикан франтоватого вида, а напротив, согнувшись в дугу – какой-то коротышка и что-то быстро старику втирает. Старик при этом на коротышку особо не смотрит – все его внимание поглощено портативным голопроектором, переведенным в закрытый режим, когда изображение видно только смотрящему, и не видно тем, кто находится по сторонам.

– Кантуй груз на тот столик. – Бросил Крутой Дэн уже через плечо. Дэн много чего на свете не любил. Но разнообразные пижоны, щеголяющие навороченными штучками, в этом списке занимали достойное место, так что он не очень долго определялся с выбором.

Окружающая температура понизилась настолько быстро, что даже такой толстокожий индивидуум, как Дэн, почувствовал. За соседними столиками прекратились разговоры, и на Дэна посмотрели уже очень внимательно. Можно даже сказать, прицельно.

– Как бы тебя самого сейчас не закантовали. – Тихо сказал в спину Дэну Черный Тин.

Внезапно Дэн понял, что иногда он в состоянии мыслить очень даже быстро. И что лучше бы он проделал это пару минут назад, ибо не может просто так в таком кабаке сидеть пижонистый франт, если он тут не заправила, тем более, если он выслушивает каких-то шестерок.

Дэн быстро развернулся и решительно взгромоздился на табурет, спиной к закрытой от посторонних глаз секции бара.

– Это какой-то местный бугор? – спросил Дэн у Черного Тина, когда атмосфера немножко разрядилась.

– Не совсем. – Сухо сказал бармен. – И раз уж ты ничего не знаешь, то лучше тебе и дальше ничего не знать.

– Я как раз искал работенку… – Дэн внезапно подумал, что его шансы немного возрастут, если он не будет строить из себя бывалого парня. После такого-то прокола.

– Это точно не к нему. Во всяком случае – тебе. Обратись к Мику, – бармен кивнул в направлении одного из плотно оккупированных столиков в открытой части бара. – Ему как раз нужны крепкие ребята. Заодно осмотришься и пару кредитов подзаработаешь. Когда он спросит, что ты хотел от мистера Моннера, то скажи, что искал работу. За это с тебя причитается.

Черный Тин потерял интерес к разом повеселевшему громиле, а мы проводим взглядом напоследок могучую спину Крутого Дэна. Вряд ли мы когда-нибудь еще с ним столкнемся, хотя кто знает? Галактика тесная. Свою роль в нашем повествовании Крутой Дэн отыграл – привел нас в бар «Кариатида», а заодно обратил внимание на главное действующее лицо всей последующей истории. Кстати, про историю – никто из завсегдатаев, разве что за исключением все того же мистера Моннера, не знает, что означает странное название бара и как он его получил. Прохожие зеваки путают его с названием системы, а посетители между собой называют заведение «Кара». Создает нужную атмосферу и намекает нежеланным гостям, что их ждет, зайди они сюда по недоразумению.

Как бы то ни было, Крутой Дэн отбыл в поисках счастья, а его место у стойки занял не менее колоритный тип. Его можно было бы назвать Крутым Стивом, если бы в данный момент это не сошло бы за издевательство. Да и вообще, прозвище «Крутой» подошло бы примерно к восьмидесяти процентам посетителей данного заведения, так что мы не будем в дальнейшем заострять на этом внимания. От своего собрата по жизненным взглядам Стив отличался тем, что уже успел сколотить небольшую банду и даже умудрился не попасться после парочки мелких дел. Одним словом – чуть более высокий этап той же карьеры.

Стив тоже мечтал о вершинах криминального бизнеса. Вот только он уже успел убедиться, что сила далеко не всегда является главным аргументом, и что у некоторых ее явно больше. А так же в том, что сотрудники правопорядка далеко не все сплошь поголовно идиоты, как принято считать на самом дне его общества. А главное – он отчетливо понял, что ему явно не хватает массы специальных знаний, а так же дельного совета о том, куда лучше и выгоднее приложить имеющуюся у него в наличии силу. Именно за этим – знаниями и советом, он и пришел сегодня в «Кару» – место, где можно получить и то, и другое. Не за бесплатно, конечно.

О том, что именно в «Каре» можно получить желаемое, ему поведал… Как бы это так сказать… Еще более опытный коллега, к которому Стив старался лишний раз не обращаться – уж больно накладно всегда выходило с расплатой по счетам. Но последняя «ходка» говорила явно – еще один такой прокол, и ночевать в ближайшие лет пять Стиву со товарищи предстоит на нарах, так что лучше было раскошелиться. Ну а о том, откуда знал о «Каре» тот самый старший коллега, вообще можно не говорить – о ней знали все. Может быть, звучит слишком вычурно и обще, тогда уточним – все более-менее серьезные представители криминального мира не только системы Карида, но и некоторых близлежащих.

О правилах поведения в «Каре» Стива тоже проинструктировали, притом совершенно бесплатно – чтобы в случае возникновения недоразумений цепочка следов не привела, куда не надо. Правила эти были просты – вести себя вежливо, вопросы задавать конкретные, и на встречные вопросы отвечать точно. Собеседник все равно знает больше, чем вопрошающий, а за юление кивком указывается на выход. Ставка за «консультацию» одинакова для всех – десять процентов от намечаемого дела. Разумеется, в случае успеха. В случае, когда мистер Моннер советует в дело не влезать, рекомендуется послушаться, впрочем, тут уже никто не настаивает – если своя шкура не дорога, то это твои проблемы, а уже уверенность в собственных силах – дело десятое. Как правило, мистер Моннер намного лучше знает, сколько у Вас сил. Знает он и о том, выгорело ли дело, и сколько удалось взять. За точностью расчетов и порядком оплаты как бы никто не следит, просто в случае «забывчивости» или «арифметической ошибки» дальнейшие консультации не оказываются, вот, собственно, и все. Впрочем, те годы, когда подобные ошибки имели место быть, давно прошли, а о тех, кто таковые допускал, хоть иногда и вспоминают, но уж явно не за тем, чтобы похвалить за сообразительность.

Стив прокашлялся, и спросил у поднявшего на него взгляд бармена: «Мистер Моннер занят»? – То, что у мистера Моннера посетитель, Стив видел и так – не слепой, в самом деле. Понять, кто из местных является мистером Моннером, тоже было несложно. Скорее, трудно было делать вид, что его не замечаешь, но такова дань вежливости, и ничего с этим не поделаешь.

– Занят. – Сухо сказал бармен. – И после этого к нему есть еще посетитель. Где-то минут на двадцать. Выпьете что-нибудь? – Стив кивнул, и перед ним поставили бокал с пивом. Пить что-то более крепкое перед разговором с мистером Моннером не стоило, а то, что разговор будет, ему только что недвусмысленно сообщили. В противном случае обычно бармен рекомендовал зайти попозже, либо, совсем уже в нежелательных случаях, вежливо осведомлялся, кто такой мистер Моннер. В этом случае считалось за благом быстро унести ноги. Пусть даже и в мешке.

Расположившись за стойкой и взяв в руки бокал, Стив принялся неторопливо потягивать свое пиво – просидеть ему предстояло долго, а вот заказывать добавки не следовало. В промежутке между глотками Стив изучал отражение в бокале. В нем, кроме выпуклой рожи самого Стива, отражался как раз тот сегмент бара, в котором обычно заседал мистер Моннер. Видно было плохо, да и приглядываться особо пристально не рекомендовалось. Просто угол бара. Совершенно пустой и неестественно чистый. Ничего интересного.

3

Тем временем странный посетитель, сидевший за одним столом с мистером Моннером, закончил свой торопливый и сбивчивый рассказ. Выглядел он явно потрепанно, особенно по сравнению со своим собеседником, но это был постоянный эффект, от которого Коротышка Шкон никак не мог отделаться. Ну не дано, хот ты в шмотки «от кутюр» рядись. Все равно, как будто стырил. Мистер Моннер, не глядя на собеседника, засунул руку во внутренний карман и вытащил оттуда пару кредиток. Глаза Коротышки алчно блеснули, он быстро сгреб пущенные по столу пластинки и с поклоном удалился.

Мистер Моннер, все это время не отрывающийся от своего голопроектора, достал из специального гнезда стилус, закрыл открытую до этого общую ленту планетарных новостей и сделал несколько пометок. Когда он закончил, к его столику подошел высокий седеющий мужчина, который тоже не слишком вписывался в общую публику бара, но на него также ровным счетом никто не обращал внимания.

– Вечер добрый, Крун! – вполне дружелюбно, а главное – расслабленно, поздоровался мужчина с мистером Моннером.

– И тебе не болеть, Кастер. – Мистер Моннер убрал свой голопроектор и внимательно посмотрел на своего нового собеседника. Ну а мы воспользуемся случаем и, наконец, опишем мистера Моннера поподробнее, благо ничего теперь нам не мешает.

Это был пожилой худощавый джентльмен, лет семидесяти. Его волосы, как и пышные усы, давно стали абсолютно седыми, а на фоне сморщенной загорелой кожи особенно ярко выделялись голубые глаза, которые не потускнели с возрастом. Общую хищность и напряженность не могли скрыть плавные и неторопливые движения, но особой угрозы от его фигуры не веяло. Одевался Крун Моннер чрезвычайно старомодно – он предпочитал носить полный костюм алюминиевого цвета и такую же шляпу, с которой практически никогда не расставался. В довершении образа мистер Моннер курил старомодную трубку, ну или хотя бы держал ее во рту.

Отставной майор космических сил Визарской империи, он добровольно ушел в отставку по достижении раннего пенсионного возраста (чрезвычайно редкий поступок среди его коллег). Дальнейшая военная карьера его не интересовала, хоть перспективы на получение очередного звания были весьма радужными (с его-то связями). Просто за годы службы общая манера поведения военных сидела у него в печенках, и терпеть ее дальше Крун Моннер не собирался ни за какие коврижки, тем более, что такая ерунда, как жалование, на тот момент его уже давно не интересовала.

Свою службу во флоте юный и неопытный Крун начинал связистом. Он с детства интересовался любой техникой и знал ее отлично, так что поступление во флот для него проблемой не стало. Уже во время службы мистер Моннер сделал главное открытие своей жизни – вселенной правит информация. Главное – это ее достоверность и своевременность. Цена заминки может измеряться стоимостями трансгалактических корпораций… Ну, или человеческими жизнями – тут уж кому какая валюта ценнее. Важно кому, где и когда эта информация может понадобиться.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4