Алексей Дымов.

Дитя Дьявола



скачать книгу бесплатно

Директриса замолчала, не закончив историю. Казалось, ей тяжело было это говорить или вспоминать, но Майер продолжал ощущать на себе её ненавидящий взгляд, или это лишь игра воображения, начавшаяся после мистического рассказа. Тем не менее, Михаэль тоже молчал, переваривая услышанное. Читая всё это в документах, почему-то не принимаешь данные близко к сердцу. Ведь это всего лишь факты, написанные на бумаге. Другое дело, когда человек рассказывает историю с подробностями, вставляя интонации, своё мнение и впечатление. И все эти ужасные картины ты видишь, словно своими глазами, как если бы находился там.

Михаэль чуть встряхнул головой, отгоняя ненужные мысли. Ему не стоило забывать, что нельзя полностью доверять мнению одного человека: журналист должен быть непредвзят. И, следовательно, эта же история, рассказанная другим человеком, может быть немного иначе подана, меняя какие-нибудь мелочи. А эти мелочи упускать из виду никак нельзя.

– Продолжайте, пожалуйста – Михаэль нарушил тишину, когда она слишком затянулась.

– А совсем недавно, буквально дня три назад, – возобновила рассказ женщина, – у нас из приюта пропал Ричард, младший брат Эдуарда.

Казалось бы, вот она зацепка. Скорее всего, младший брат владел информацией, касающейся пропажи старшего, или у убийцы была своя цель относительно именно этих мальчишек. Много гипотез, но ни одна из них не нашла подтверждения, назло всем стараниям полиции.

И, что напрягало больше всего, мальчика до сих пор не нашли. Ни живым, ни мёртвым…

– И что вы сами думаете обо всём этом? – Михаэль решил до конца играть роль журналиста, задавая стандартные вопросы. В руках он держал большой, раскрытый блокнот, и что-то в него неспешно записывал.

– Не знаю, – ворчливо ответила мадам Джонс. – Вы и так отняли у меня много времени. Пора и честь знать.

– Ну, а всё же? – не унимался он. – Наверняка, у вас есть свои мысли. Кто, по-вашему, совершает эти преступления?

– Скорее всего, – нехотя призналась женщина, – убийца один из работников приюта. Человек с явно психическими расстройствами, которые, между тем, он прекрасно скрывает, находясь в обществе.

– Кого-то конкретно подозреваете?

– Нет. – Директриса отрицательно покачала головой, – Всех работников проверяла полиция. Велись личные беседы. Да и я почти всех знаю и не могу утверждать, что они убийцы. Ничего необычного не заметила. И вообще, вы спросили моё мнение, я вам ответила!

– Спасибо вам, – успокаивающе сказал Майер. – Однако, я бы хотел украсть еще несколько минут вашего времени…

– Что ещё?.. – заворчала женщина. – Я вам всё уже рассказала.

– Я бы хотел, чтоб вы провели для меня экскурсию по приюту.

– Это еще зачем?! – Женщина вскочила на ноги, уперев руки в столешницу. – У нас тут сиротский дом! А ни какой-то там музей и уж тем более не проходной двор!

Михаэль внешне невозмутимо выслушал тираду главы приюта, а потом тоже встал и спокойно сказал:

– Я хочу осмотреться.

Увидеть, как живут малыши-сиротки, в каких условиях. Какой у них досуг, в чём они нуждаются и…

– Они ни в чем не нуждаются! – перебила парня директриса. – У нас превосходные условия и персонал!

– Ни в чём? – Михаэль невинным взглядом посмотрел на женщину. – Даже в родителях?

Мадам Джонс, набрав побольше воздуха в легкие, готовая снова спорить, отпираться и доказывать своё мнение, не нашла что ответить и закашлялась.

– К тому же, – продолжил Михаэль, – я, может, увижу незамеченные улики, новый взгляд иногда бывает полезным. Да и в своей статье, я могу написать о вашем приюте… много придуманного, раз вы не хотите немного прогуляться со мной по зданию.

Директриса громко фыркнула, выражая своё мнение по поводу «нового взгляда», но ничего не сказала и молча прошла к двери, махнув Михаэлю следовать за ней.

Впрочем, директриса оказалась права. Экскурсия по сиротскому дому ничего нового Михаэлю не дала. Они прошли всё здание насквозь, заходя даже в кладовые и ванные комнаты, видимо, мадам Джонс делала это специально. Но ничего требующего особенного внимания Михаэль не заметил. Большинство комнат было отдано под группы, в которых находилась детвора примерно одинакового возраста. Гуляя по коридорам, Майер и мадам Джонс сквозь окна в стене наблюдали за такими группами. В некоторых воспитатели проводили какие-то занятия, в двух Михаэль увидел спящих в кроватках малышей, наверное, для них наступил тихий час. Но много комнат попадалось, где дети оказались, предоставлены сами себе. То есть, никаких воспитателей там в данный момент не было, а ребята занимались, кто, чем хотел. В одной даже началась драка, где двое мальчишек пытались повалить третьего на пол, но тот отчаянно сопротивлялся. А остальным детишкам было всё равно, мало кто наблюдал за этой потасовкой. Директриса, кстати, тоже не стала обращать на это внимание, скорее всего, такое событие, считалось в порядке вещей. Только немного быстрее, чем обычно, увела Михаэля оттуда.

А когда Майер окончательно пришел к выводу, что занимается никому не нужным занятием, от которого не будет никакого проку, и уже решил покинуть негостеприимный сиротский дом, он заглянул в окно и увидел там… её. Девчонку, которую видит постоянно с самого приезда в этот город, и с которой ему до дрожи в коленках не хочется больше встречаться. Хотя самому себе в подобном стыдно признаться. Девчонка стояла спиной к Михаэлю и смотрела сквозь окно на улицу. Она была в том же простом платье, похожем на церковную рясу, без всяких украшений и изысков. Рядом стоял мальчишка и, ковыряясь в носу, разглядывал потолок. Это был тот же ребенок, которого при первой встрече Михаэль посчитал ее братиком. Он стоял смирно, не шевелясь, будто не живой, и если бы не активное шевеление пальцем в носу, его можно было принять за качественную куклу или статую. Эти двое стояли особняком от остальной ребятни, весело играющей в какую-то динамичную игру.

Внезапно, девчушка обернулась, и Михаэль быстро отпрянул в сторону от окна, спрятавшись за стеной. Но он был готов поклясться, что она его заметила. Более того, ему казалось, что она его видит и сейчас, несмотря на наличие стены между ними. Он ощущал её взгляд лопатками…

Через секунду он осознал, что мадам Джонс смотрит на него расширенными от удивления глазами. Еще бы, довольно странная реакция для уверенного в себе репортера. Не зная, что сказать, Майер сделал вид, будто оттряхивает несуществующую пыль со своих брюк, а чуть позже спросил:

– А кто это девчонка? Там… у окна.

– Где? – Директриса близоруко взглянула в комнату через окно. – А, это Кэрри.

– Расскажите мне о ней, – Михаэль постепенно пришел в себя и пошел дальше по коридору, поджидая спутницу.

– А что случилось? – женщина пошла следом. – Вы и её будете допрашивать? Или подозреваете ее в убийствах.

Мадам Джонс не сдержала, да и не хотела сдерживать ехидную улыбку.

– Нет – Михаэль не хотел делиться с кем-либо своими вчерашними приключениями, но какие-то объяснения давать нужно, поэтому он сказал правду. – Я встречал её вчера в городе, вот и вспомнил, когда увидел тут.

– Что?! – Мадам Джонс встала, возмущенно сверкая глазами сквозь очки. – У нас запрещено покидать приют без разрешения воспитателей. А Кэрри наказана, и точно не должна была покидать стены дома. Ну, сейчас она у меня получит!

Директриса развернулась и быстрым шагом направилась в обратную сторону. Михаэлю пришлось догнать женщину и, взяв под локоть, развернуть в первоначальном направлении.

– Постойте, – сказал он. – Не стоит так сразу горячиться. Может я обознался? Всякое бывает. И я бы не хотел, чтобы из-за моего длинного языка вы наказывали девочку…Кэрри?

Женщина утвердительно кивнула, увлекаемая парнем дальше по коридору.

– Ну вот, – Майер постарался как можно дружелюбнее улыбнуться. – А за что вы её наказали, что ей нельзя было покидать приют?

В это время они вышли в небольшую залу, наверно заменяющую комнату ожиданий, и расселись на старые, но уютные диванчики.

– У нас запрещено покидать приют без ведома воспитателей! – повторила директриса.

– Это я понимаю, но вы сказали, что Кэрри наказана. За что?

– Неважно, – сухо заявила женщина после минутного молчания.

– А всё-таки? – Майер не сдавался.

– Послушайте, – в голосе мадам Джонс появились стальные холодные нотки, – Это сугубо внутреннее дело приюта, и вам совершенно не интересно! Вас это не касается, если хотите знать. Я потратила на вас уйму времени и на все вопросы по вашему делу ответила.

– Тогда я официально хочу получить все сведения по этой девочке.

– Эта информация конфиденциальна и посторонним не выдаётся. Приходите с полицейскими, и если у них будут соответствующие документы… то да. Впрочем, если вы хотите удочерить Кэрри, то мы будем обязаны вас ознакомить с её документами.

Директриса самодовольно посмотрела на парня, не без основания считая, что тот сразу станет отнекиваться, как бывало не раз в её практике. Однако, Михаэль заявил, что давно мечтал усыновить кого-нибудь, а эта милая девочка Кэрри ему очень приглянулась. И попросил ознакомить его со всеми документами. Идти напролом, иногда обманывая, или ошарашивая оппонента, он умел преотлично.

Глава 4

– Еще кофе? – спросила тридцатипятилетняя официантка, держа в руках горячий чайник с кофе.

– Да, пожалуйста. Благодарю – Майер отвлекся от своих мыслей и подставил поближе свою чашку.

После того, как женщина в третий раз подлила ему кофе, Михаэль подвел итоги.

Во-первых, кофе в этом заведении превосходное, ничем не хуже, чем в столичных аналогах. И он нисколько не пожалел, что заглянул сюда пообедать. Местная пекарня, где кормили за умеренную плату, оказалась недурна. Да, скорее всего, он будет заходить сюда часто. Хотя, подающиеся здесь блюда изысками не отличались, но, по крайней мере, отвращения не вызывали. На местную забегаловку он наткнулся почти случайно, направляясь на работу.

Во-вторых, поход в сиротский дом мадам Джонс не дал никаких видимых результатов, и был почти бессмысленным, если не считать того, что у него теперь имеется тема, которую можно впихнуть в бумажный отчёт. Конечно, это далеко не то, на что рассчитывал, да и господину Томпсону будет маловато… Но он надеялся, что найдет еще информацию. Обязательно.

И, наконец, в третьих. Он ознакомился с документами по делу той девчонки по имени Кэрри.

Ей семь лет, в приют она попала три года назад вместе с пятилетним братом Алексом. Откуда они взялись, никто достоверно не знал. Просто в один из дней их нашли на улице, двоих, без родительского присмотра. Дети, сперва, даже не разговаривали ни с кем, не отвечали на вопросы. И лишь спустя какое-то время начали общаться, впрочем, о своем прошлом упорно молчали. Некоторые горожане утверждали, что в тот день видели этих детей в компании молодой пары, из чего и предположили, что малышей просто выкинули, бросили, как часто подкидывали в давние времена не нужных младенцев. Подобная история не редкость в современном мире, и никто сильно не напрягался. Детей просто пристроили в приют и забыли. Со временем брат с сестрой общительнее не стали, и даже среди своих сверстников были изгоями. Ни те, ни другие не желали играть вместе. Первое время местные ребята задирали новеньких по любому поводу, а Кэрри всегда давала сдачи, словесно или физически. Однажды один из старших мальчишек нарочно подставил ей подножку, и Кэрри упала, потешно взмахивая руками, на радость всем присутствующим. В ту же ночь девчонка пробралась в спальню, где спал тот хулиган, и со всей силой ударила молотком ему по коленной чашечке. Девчонку строго наказали, но эта история всеобщей любви ей не добавила.

И, хотя ничего подобного больше в документах Михаэль не нашел, этот инцидент он на всякий случай запомнил…

Допивая остатки уже остывшего кофе, немец записывал в свой блокнот полезные заметки, когда услышал голос:

– О! Новенький! Рад снова тебя видеть.

Чарли Дуэйн вошел в пекарню в компании еще одного полицейского, и, заметив журналиста, направился в сторону его столика. Второй полицейский деликатно остался возле стойки, делая заказ.

– Шериф? – полуутвердительно кивнул Михаэль.

– Он самый! – хохотнул Чарли, и по-хозяйски уселся за его столик, попутно заказав пробегающей мимо женщине кофе и булочек. – Ну, как тебе у нас? Нравится?

Похоже, каждый местный житель гордился свои городом и не терял возможности им похвастаться, или же просто издевался, так как Майер не находил в нем ничего выдающегося. Тем не менее, чтоб не обидеть патриота, ответил нейтрально:

– Да я еще мало что видел…

– Ничего! – успокоил собеседника Чарли. – Тебе обязательно здесь понравится. У нас люди хорошие. А воздух какой, воздух!

Полицейский демонстративно вздохнул полной грудью, показывая, как хорошо здесь дышится. Но его ноздри уловили лишь ароматный запах кофе. Это его немного смутило и он принялся поедать булочки.

Михаэль не стал ничего говорить, продолжая писать в блокнот, но почти сразу был остановлен следующим вопросом компаньона:

– А ты что там записываешь? Список дел на сегодня? Или список покупок?

Чарли Дуэйн внимательно смотрел на Майера, интересуясь его реакцией на свои шутки, однако Михаэлю не хотелось подыгрывать:

– Да тут… По работе.

– Ясно-понятно, – кивнул полицейский с плохо скрываемой досадой и глотнул из чаши – Что-то интересное?

– Нет, – немного грубо ответил тот, с отрешенностью сильно увлечённого человека. Он хотел показаться очень занятым, надеясь, что Чарли от него отстанет.

Надеждам немца не суждено было сбыться.

– Ты уже видел замок лорда Гамфри? – минутой позже спросил шериф.

– Нет, – не удержался от толики сарказма Майер, оторвав взгляд от блокнота, и посмотрел на собеседника. – К сожалению, я в вашем чудесном городе всего сутки, и благодаря начальнику, у меня не осталось времени рассматривать местные достопримечательности.

– Замок Гамфри – это не местная достопримечательность, – похоже, у этого добродушного человека против сарказма выработался иммунитет. – Он находится в нескольких милях восточнее нашего города, но посетить его стоит обязательно. Уникальное сооружение, я тебе скажу. Возможно, одно из последних… как его…

Полицейский запнулся, подбирая нужные слова.

– Короче, историческая ценность! Вот. Со времен благородных и бесстрашных рыцарей! Любишь рыцарей?

Слово «нет» чуть снова не сорвалось с губ Михаэля, но в который раз подобный ответ выглядел бы уж чересчур не красивым и не вежливым. А Майер, хоть и хотел избавиться от неожиданного сотрапезника, но грубияном выглядеть не желал. Зачем накалять отношения с людьми, с которыми, бог знает, сколько времени придется жить рядом. К тому же, в голове Михаэля возникла идея, как получить максимальную пользу от словоохотливого полицейского.

– Каждый из нас в душе рыцарь, – Майер пошел на поводу Чарли и немного пофилософствовал, – особенно, если есть прекрасная дама, перед которой можно это показать.

Немец по-приятельски улыбнулся, намекая, что каждый мужчина любит вилять павлиньим хвостом перед красивой женщиной.

– Да ты у нас дамский угодник, – хохотнул шериф, – а не рыцарь. Но я тебе дам возможность окунуться в мир рыцарей и почувствовать этот дух.

Сказав это, начальник полиции Бринстоуна деловито стал доедать последнюю булочку, выжидающе поглядывая на немца, с весёлыми искорками в глазах. Михаэля последние слова, по правде сказать, заинтриговали, и он, уже без всякой наигранности, поспешил спросить:

– Как это?

– А вот так, – в тоже мгновение ответил полицейский, будто уже знал вопрос.

И выдержав пару томительных мгновений, видимо для пущего эффекта, добавил:

– Я приглашаю тебя на бал!

В Михаэле опять взыграла мальчишеская ирония, и он быстро спросил:

– А что, никто из прекрасного пола не согласился на приглашение?

– Да нет, что ты. Я иду с женой. Но приглашение у меня на четыре лица, так что я буду рад, если ты составишь нам компанию. И никаких возражений!

Несмотря на упреки полицейского, возражать он не стал. По двум причинам. Первая заключалась в том, что Михаэль собирался задать несколько вопросов по делу из своего расследования, а вторая причина – посмотреть на бал было бы интересно.

По последовавшим рассказам выяснилось, что «рыцарский бал» устраивали в замке барона Гамфри раз в два года, и это мероприятие любили все жители Бринстоуна. На этот бал мечтали попасть все от мало до велика, и собирались порою гости не только из города и ближних ферм, но даже из соседних городов. Попасть туда считалась почетно, так как там собирался «высший свет», особенно в старые времена, когда даже этот город принадлежал далеким предкам нынешнего барона. Сейчас же, подобного разделения в сословии не существовало, и приглашение мог получить мало-мальски добропорядочный, зажиточный господин. Вот и шерифу повезло с «билетом» на бал, чем он бесконечно гордился. Раньше, как продолжил Чарли, подобные балы были чрезвычайно шикарными, они затмевали любые другие праздники, включая День города. Все женщины, придумывали красивые наряды, дабы поразить на балу окружающих. Многие надевали маски для большего ажиотажа. Впрочем, всё это происходит и сейчас, но только сам бал уже не так блистателен как раньше.

– Говорят, – шериф наклонился ближе к собеседнику, – что барон сильно обнищал и едва сводит концы с концами. Не знаю, правда, или нет, но прошлый «Рыцарский бал» был слабеньким. Даже фейерверка не запустили. А раньше! У-у-у! Такие краски озаряли ночное небо! Ты не представляешь, Михаэль.

После того, как договорились, что в воскресенье в полдень шериф заедет к Майеру домой, и они вместе отправятся на бал, Михаэль начал задавать полицейскому вопросы по поводу смерти детишек из приюта.

Сразу стало видно, что это дело для Чарли Дуэйна, словно кость в горле, потому как, сразу же после первого вопроса, шериф весь скривился, будто вместо булочки сжевал лимон, да и настроение его как-то сразу изменилось не в лучшую сторону.

– Да что тут скажешь? Нет у нас зацепок, вот и весь сказ. Трупы детей нашли в разных местах, методы убийства тоже разные. Даже если это был человек, а не какой-то хищник (версию с диким зверем до сих пор не убираем), то доказать, что это один человек тоже не можем. Хотя всем понятно, что все эти убийства связаны. Но вот кто способен на такие зверства?

– Даже предположить боюсь, – сокрушенно ответил журналист, записывая в свой блокнот. – Что вы делаете, чтоб найти Ричарда, мальчика пропавшего пару дней назад?

– Всё, что только возможно! – уверенно сказал шериф, как заявил бы любой другой представитель власти в подобной ситуации. – Сейчас, это не для печати Михаэль, народ напуган и видит опасность повсюду, нам часто приходится проверять дома, так как соседи жалуются, мол, слышат какие-то крики, или им мерещится, будто они что-то видели. Вот только всё это пустышка, блеф. И кроме ругани и недовольства тех, кого проверяем, мы ничего не добились.

Допив свой кофе, шериф быстро попрощался, сославшись на нехватку времени, и напомнив про воскресенье, покинул пекарню. Стоит отметить, что помощник его ушел намного раньше, видно решив, что ждать начальника слишком долго.

* * *

В эту ночь Михаэль почти не спал. Хотя, если быть предельно честным, то первую половину ночи он как раз спал, как младенец. Но… обо всем по порядку.

После обеда немец направился прямиком на работу. «Нью-Инстерк» как обычно встретил его звуком печатных машинок и небольшим гулом от множества говорящих между собой людей. Не вступая в долгие беседы с повстречавшимися сотрудниками, Михаэль быстро пробрался в свой кабинет, где и начал подготавливать свои заметки в более подходящий для статьи текст. С этим занятием он и провозился почти до вечера, никем не побеспокоенный. Если не считать, что где-то часа за полтора до окончания рабочего дня к нему заглянула Анжелика Аллен.

– Привет, не помешаю? – прелестная головка черноволосой девушки заглянула в приоткрывшуюся дверь.

– О, привет – улыбнулся Михаэль. – Заходи, конечно.

– Я подумала, ты не откажешься от кружечки кофе?

Девушка внесла на подносе две чашечки, от которых кабинет наполнился ароматным запахом. На ней было серое облегающее платье, идеально подчеркивающее ее фигуру. Подобные модели одежды Михаэль пока встречал лишь в столице.

– Ты читаешь мои мысли! – наигранно воскликнул парень. – Не иначе ты – великая волшебница.

– Да перестань, – девушка села напротив, смутившись. – Просто я видела, как ты пришел и прошёл мимо меня, даже не поздоровавшись…

Девушка сделала небольшую паузу – немой упрёк и продолжила:

– Заперся тут как великий затворник.

– Ну, не знаю, не знаю, – задумчиво проговорил Майер, – Всё возможно, но если судить по красоте, то ты точно волшебница!

– Разве все волшебницы красивы? – засмеялась довольная девушка.

– Я пока встречал только одну, – выразительно улыбнулся немец.

– Я сейчас в тебя что-нибудь кину, – игриво припугнула девушка.

Михаэль поспешно поднял руки вверх:

– Не надо, я сдаюсь! Тут кроме стульев и кинуть-то нечего, а это весьма опасно для жизни.

– То-то же. Бойся меня! В гневе я страшна.

Договорив это, Анжелика первой взяла кофе с подноса.

– Страшна? Да никогда не поверю, – продолжал шутить парень, тем временем тоже занявшись питьём.

– А ты не спорь, – упрямо сморщила носик секретарша. – И не увидишь меня ужасной.

– А может я смелый, и люблю бороться со страхами?

– Все вы смелые, – хихикнула Аллен, – до поры до времени.

– А мистер Томпсон не обидится, если узнает, что ты кофе не только ему приносишь? – Михаэль постарался спросить об этом ненавязчивым, дружеским тоном, но, похоже, спрятать ревнивые нотки в голосе не смог.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16