Сергей Алексеев.

Собрание сочинений. Том 4. Красные и белые. Будущее начинали они. Наш колхоз стоит на горке



скачать книгу бесплатно

© Алексеев С. П., наследники, 2014

© Алексеева В. А., составление, 2014

© Непомнящий Л. М., иллюстрации, 1982

© Мазурин Г. А., иллюстрации, 2014

© Годин И. М., наследники, иллюстрации, 1979

© Тамбовкин А. Г., наследники, иллюстрации, 1987

© Метченко Г. И., иллюстрации, 1987

© Григоренко М. В., 2014

Красные и белые
Рассказы о Гражданской войне, о Красной Армии и ее бесстрашных бойцах, о наших победах над иностранными интервентами и белыми генералами



В октябре 1917 года в России свершилась Великая Октябрьская социалистическая революция. Власть капиталистов и помещиков была свергнута. Главой первого советского рабоче-крестьянского правительства стал Владимир Ильич Ленин.

Трудно было народной власти. Со всех сторон обрушились на нее враги. Поднялись бывшие царские генералы. Вспыхнули белогвардейские мятежи. На помощь русским капиталистам и помещикам пришли иностранные захватчики.

Советская Россия оказалась в кольце фронтов.

Рабочие и крестьяне поднялись на защиту Советской власти. Чтобы дать отпор врагам, они создали свою рабоче-крестьянскую Красную Армию.

На севере, на юге, на западе, в Средней Азии, на Дальнем Востоке – всюду шли упорные бои.

О героях Гражданской войны, о том, как Красная Армия сражалась и одерживала победы над врагами, как советские люди защитили свою страну и Советскую власть от белых генералов и иностранных интервентов, вы и узнаете из рассказов «Красные и белые».

Глава первая
Враги с четырех сторон


Бежал

25 октября 1917 года. Петроград. Победная ночь. Революционные рабочие, солдаты и матросы штурмом взяли Зимний дворец, ворвались в комнату, в которой заседали министры Временного правительства.

– Вы арестованы!

И вдруг:

– Бежал! Бежал!

– Кто бежал?

– Керенский!

Керенский был председателем буржуазного Временного правительства. Среди арестованных министров Керенского не оказалось.

Ищут Керенского, объясняют:

– Такой довольно высокий, в военном френче, на ногах ботинки с крагами.

– Нет, не видели.

– Ну, такой приметный – щека чуть дергается, с ежиком на голове.

Скрылся куда-то Керенский.

А в это время по Петрограду, по всей России:

– Революция! Революция! Революция!

– Скинута власть богатеев!

– Рабоче-крестьянская новая власть!

Поражался Гринька Затворов: вчера еще власть была у буржуев, сегодня – рабоче-крестьянская стала власть.

Объясняют Гриньке Затворову:

– Переворот. Революция. Конец старому. Несправедливому. Кто пашет, кто сеет, кто у станков, у машин стоит, кто страны создает богатства, тот отныне и государством правит.

Дотошлив Гринька:

– Значит, заводы – рабочим?

– Верно, Гринька!

– Землю – крестьянам?

– Верно, Гринька!

– Мир всем народам?

– Так точно, Гринька!

Счастлив Гринька.

Счастливы люди.

Солнце на небе для всех сияет.

Однако не смирились капиталисты и помещики с потерей земли и заводов, с потерей своих прав и своих богатств.

Пошли они войной против трудового народа.

Бежал Керенский из Зимнего дворца. Не задержали его. Проскочил незаметно. Тайно пробрался Керенский в город Псков. Собрал здесь верные Временному правительству войска, двинул войска на революционный Петроград.

27 октября 1917 года солдаты Керенского вступили в Гатчину. На следующий день захватили Царское Село (теперь это город Пушкин). Враги подошли к Петрограду.

Вечером на минутку забежал домой Алексей Затворов – старший брат Гриньки Затворова. Был он с винтовкой. У пояса – две гранаты.

Посмотрел отец на старшего сына:

– Выходит, опять война.

– Война, – ответил Алексей Затворов. – Война, да особая. Сила, батя, сойдется с силой. Правда с неправдой встретятся.

Солнце назад не катится. Реки назад не движутся. Люди к новому, к лучшему тянутся. О легендарном, героическом времени, о тяжелых годах испытаний, о Гражданской войне в России начинается наш рассказ.

«Желает знать»

Всколыхнулся трудовой Петроград. Загудели тревожно гудки на заводах и фабриках.

– Враг у ворот Петрограда!

– Бой предстоит с Керенским!

Создаются красногвардейские отряды. Рождаются новые. Пополняются старые. Идут рабочие с Путиловского, с Балтийского, с Адмиралтейского, с других заводов.

– Принимай, революция, пополнение!

Присоединяются к рабочим отряды солдат Петроградского гарнизона. Красные ленточки на шинелях.

– Принимай, революция, пополнение!

Спешат матросы из Кронштадта, из балтийских фортов и баз.

Вечер. Революционный военный штаб. Склонились Антонов-Овсеенко и Подвойский над картой. Изучают, где и как расположены революционные войска, где, в каких местах находятся войска Керенского.

Владимир Александрович Антонов-Овсеенко и Николай Ильич Подвойский – испытанные большевики. Они в числе тех, кому поручено руководить обороной Петрограда.

Изучают Антонов-Овсеенко и Подвойский карту. Вдруг стук. Открывается дверь. Оторвались Антонов-Овсеенко и Подвойский от карты, подняли глаза. Видят: в комнату входит Ленин.

– Владимир Ильич!

– Здравствуйте, – поздоровался Ленин.

– Здравствуйте, Владимир Ильич!

Смутились Антонов-Овсеенко и Подвойский. Не ожидали прихода Ленина.

– Как у путиловцев? – сразу же с вопросом обратился товарищ Ленин.

Объясняют Антонов-Овсеенко и Подвойский, как дела обстоят на Путиловском заводе.

– Создают, Владимир Ильич, путиловские рабочие боевые красногвардейские отряды, – доложил Антонов-Овсеенко.

– Готовят для защитников Петрограда вооружение, – доложил Подвойский.

– Монтируют пушки, – внес уточнение Антонов-Овсеенко.

– Изготовляют гранаты, – добавил Подвойский.

Доволен ответами Ленин.

– А как с кораблями Балтийского флота?

Докладывают Антонов-Овсеенко и Подвойский и про сухопутные матросские отряды, и про то, что приведены в боевую готовность военные корабли.

Перечисляют названия кораблей: крейсер «Олег», миноносцы «Меткий» и «Деятельный», эсминцы «Победитель» и «Забияка».

– И «Забияка»? – усмехнулся Владимир Ильич забавному названию корабля.

– И «Забияка», – усмехнулись Подвойский и Антонов-Овсеенко.

Все новые и новые вопросы у Владимира Ильича. Требует Ленин точных и ясных на все ответов. Какова общая готовность к борьбе с врагом? Как дела с транспортом, как с оружием? Где сейчас Керенский? Где и как расположились войска революционные?

Помрачнел чуть Подвойский. Заметил это Владимир Ильич:

– Вас что-то тревожит?

Признался Подвойский: мол, как понять Владимира Ильича, не означает ли приход товарища Ленина сюда, в штаб, как недоверие к нему, к Подвойскому, или к Антонову-Овсеенко.

– Недоверие? – удивился Ленин. – Недоверие?! – И вдруг расхохотался. – Нет. Не недоверие, – сказал Владимир Ильич, – а просто правительство рабочих и крестьян желает знать, как действуют его военные власти. Вы что, возражаете? – неожиданно спросил Ленин.

– Нет-нет, – поспешно ответил Подвойский. Смутился. Искоса глянул на Антонова-Овсеенко; оба теперь посмотрели на Ленина.

– Правительство рабочих и крестьян желает знать, – повторил Владимир Ильич, – обязано знать, как действуют его военные власти.

Снова пошли вопросы. Снова пошли ответы. Доволен остался Владимир Ильич ответами. Вернулся к себе из штаба:

– Ну что же, прекрасно действуют наши военные власти.

С первого и до последнего дня вооруженной борьбы за Советскую власть Владимир Ильич Ленин внимательно следил за тем, что происходит на фронтах Гражданской войны, был организатором и вдохновителем наших побед над врагами.

«Седлаем лошадей»

Плохо у Керенского со сторонниками. Немногие солдаты согласились выступить против революционного Петрограда. Пехотинцев Керенский требовал. Отказались. Артиллеристов требовал. Отказались. К самокатчикам обращался. Не пошли за Керенским самокатчики. Находят солдаты причины разные. Не выполняют приказы своих начальников.

– К казакам обратиться надо, к казакам, – шепчут Керенскому советчики.

Большая надежда у Керенского на казаков. Удалой народ и отважный. Не раз использовали в прежние времена казаков для борьбы с трудовым народом. Однако и казаки не очень торопятся к Керенскому. Некоторые присоединились. Однако другие медлят.

Вот как рассуждали в большинстве казачьих полков:

– Пехота не двинулась.

– Артиллерия не помогает.

– Самокатчики в бой не рвутся.

– Стоит ли нам торопиться.

Поступает от Керенского приказ:

– Прислать казаков.

Приходит ответ:

– Будет исполнено.

Ответ приходит, однако самих казаков что-то не видно.

– Что там такое? – возмущается Керенский.

Приходит ответ:

– Кони не кованы. Подковываем лошадей.

Передают помощники Керенскому:

– Кони у них не кованы. Подковывают казаки лошадей.

Проходит какое-то время. Не появляется что-то помощь. Снова в казацкие части летит запрос.

– Готовы, готовы, – приходит ответ. – Седлаем уже лошадей.

Сообщают помощники Керенскому:

– Готовы казацкие сотни. Седлают уже лошадей.

Проходит снова какое-то время. Однако, как и прежде, что-то не слышится стук копыт.

– В чем дело?! – начинает нервничать Керенский.

Приходит ответ:

– Кони не поены. Поим перед выездом лошадей.

Передают помощники Керенскому:

– Кони у них не поены. Поят перед выездом лошадей.

Так и не прибыла помощь к Керенскому. Мало того – многие из тех, кто раньше пошел за Керенским, отказались теперь сражаться против Советской власти.

Конечно, не все тут просто. Не все само по себе решилось. Большевиков было много в армии. Страстных бойцов-агитаторов. Разъясняли они солдатам, зачем, с какой целью примчался к солдатам Керенский, против кого открыть огонь предстоит солдатам.

Немного солдат собралось у Керенского. И все же по тем временам грозная, опасная сила подошла к Петрограду.

Повис над Петроградом, как ворон, Керенский.

Автомобиль

Случайно он был задержан. Мчал автомобиль по одной из петроградских улиц. Вдруг – красногвардейский патруль.

– Стой!

– Кто такие?

– Куда?

– Откуда?

Показались красногвардейцам люди, сидящие в автомобиле, подозрительными. Остановили они автомобиль. Стали у пассажиров проверять документы.

В числе патрульных был пожилой красногвардеец – рабочий с Путиловского завода. Глазаст, как ястреб, старик с Путиловского. Заметил он, как один из задержанных поспешно вытащил что-то из кармана и быстро отбросил в сторону.

Подошел красногвардеец к тому месту, наклонился. Смотрит – бумаги. Поднял старик бумаги. Развернул. И что же?

Очень важными оказались бумаги. Неспокойно было в те дни в Петрограде. Зашевелились, задвигались все недовольные новой властью. Стали они в Петрограде готовить военный мятеж. Хотели помочь Керенскому. Мятеж должны были поднять бывшие царские офицеры и юнкера военных училищ. В бумагах, которые пытался выбросить один из пассажиров задержанного автомобиля, как раз и находился план офицерского контрреволюционного мятежа. «Контр» означает «против». Контрреволюционер – это тот, кто выступает против революции.

Узнали контрреволюционеры, что их планы раскрыты, что их бумаги попали в руки красногвардейцев. Дали команду немедленно выступить против Советской власти.

Многие к выступлению были тогда готовы. Юнкера Владимирского военного училища, юнкера Павловского училища, Николаевского, Константиновского, Инженерного. Даже в Петрограде находились специально присланные сюда офицерские отряды. Во многих богатых домах Петрограда хранилось оружие, тайно враги скрывались.

Вспыхнул мятеж. Захватили мятежники центральную телефонную станцию, ряд других важных зданий.

На борьбу с контрреволюционными офицерами и юнкерами были брошены красногвардейские отряды.

Решительно действовали красногвардейцы. Штурмом взяли они юнкерские училища. Освободили от мятежников центральную телефонную станцию. Даже пушку привезли сюда на трамвае, прицепили ее к вагону. Впервые так пушка ехала.

Видят мятежники: пушка. Видят: несут снаряды. Не пришлось красногвардейцам из пушки выстрелить. Сдались. Руки подняли юнкера.

Пытались мятежники помочь своим выступлением Керенскому. Не получилось. Провалился офицерский контрреволюционный мятеж в Петрограде.

Обсуждали красногвардейцы свою победу:

– Хорошо, что вовремя узнали о мятеже!

– Хорошо, что случайно задержали автомобиль!

– Хорошо, что нашли бумаги!

Слушал, слушал старик с Путиловского.

– Случайно… – ворчал. – Случайно. Случайно задержали автомобиль. Случайно нашли бумаги. Да не случайно врагов разбили. – Сжал свою руку в огромный кулак: – Сила с нами! Вера за нами! Вот и победа наша.

Отлетел

Рвется Керенский к Петрограду. Загрохотали под Пулковом пушки. Пулково, Красное Село, Царское Село, деревня Новые Сузы – здесь основные идут бои.

Особенно сильную атаку сторонники Керенского предприняли у левого склона Пулковских высот. Стараются найти слабое место в обороне защитников Петрограда. На помощь войскам Керенского пришел офицерский бронепоезд. Начал он ураганный огонь по красногвардейским отрядам. Слышат солдаты выстрелы своего бронепоезда, еще сильнее ведут атаку.

Самого бронепоезда не видно. Укрылся, спрятался за железнодорожной насыпью. Бьет через насыпь перекатным огнем. Летят из-за насыпи снаряды. Несут потери защитники Петрограда.

Нашлись находчивые среди красногвардейцев. Решили проучить вражеский бронепоезд. Собрались семь человек. Поползли осторожно к насыпи, затем так же осторожно стали подниматься по насыпи. Добрались до самого верха. Вот он – виден, открылся враг.

Поднялся первый красногвардеец, занес гранату. Полетела граната в неприятельский бронепоезд.

Поднялся второй. Занес гранату. Летит граната.

Поднялся третий, связка гранат в руках. Полетела снарядом связка.

Заметила команда бронепоезда смельчаков на насыпи. Открыла пулеметный огонь. Да только помогает отважным все та же насыпь. Прилягут за насыпью, переждут пулеметный огонь. Поднимутся, снова летят гранаты.

Наносят гранаты удар врагу. Все опаснее бронепоезду находиться в своем укрытии. Подорвут паровоз гранаты, испортят рельсы. Как в мышеловке окажется бронепоезд.

Не выдержал бронепоезд. «Сдали нервы». Дал задний ход.

– Отходит, отходит! – кричат герои.

А вскоре и вовсе разбит был под Пулковом Керенский.

Снова Керенскому бегством пришлось спасаться. Натянул бескозырку, надел бушлат. Под видом рядового матроса скрылся. Навсегда бежал теперь Керенский. Добрался до Белого моря, до города Архангельска. Оттуда на английском корабле перебрался в Англию, затем во Францию. А из Франции бежал еще дальше, по ту сторону земного шара – в Соединенные Штаты Америки. Шутили потом в России:

– Тряхнула его Россия. За десять морей отлетел.

Духонин

Первым декретом Советской власти был знаменитый Декрет о мире.

– Мир! Мир! Всем народам и странам мир!

Тяжелое было время. Шла мировая война. Многие страны: Англия, Франция, Германия, Австро-Венгрия, другие государства, в том числе и Россия – принимали участие в этой войне. Четвертый год продолжались кровопролитные сражения. Тысячи и тысячи людей каждый день погибали на фронте. В войне были заинтересованы капиталисты.

Войну надо было остановить.

Советское правительство отдало верховному главнокомандующему русскими войсками приказ немедленно обратиться ко всем воюющим странам с предложением срочно прекратить военные действия и заключить перемирие.

Верховным главнокомандующим в это время был бывший царский генерал Духонин. Ставка верховного главнокомандующего в городе Могилеве.

– Перемирие? Приказ?! От Советского правительства? – возмутился Духонин.

Не признал генерал Духонин Советскую власть. Отказался выполнить распоряжение Советского правительства. Не пожелал говорить о мире.

Владимир Ильич Ленин из Петрограда, из Смольного, по прямому проводу специально в Могилев позвонил Духонину. Потребовал Ленин, чтобы генерал Духонин немедленно выполнил указание Советского правительства.

Отказался Духонин признать приказ революционного Петрограда.

Тогда Советское правительство сместило Духонина с поста верховного главнокомандующего.

Не признал Духонин и этот приказ. Поднял генеральский мятеж в Могилеве. Восстала ставка против Советской власти.

– Солдат подниму! До Петрограда дойду! – грозился Духонин.

Ошибся Духонин. Не поддержали его солдаты. Ясно солдатам, за что Духонин, – за войну, за порядки старые. Пошли солдаты против генерала Духонина. В схватке его убили.

Провалился и в ставке мятеж против Советской власти.

Много говорили солдаты в те дни о генерале Духонине:

– Не хотел мира.

– Хотел войны.

– Война есть война. На войне убивают. Вот и убит Духонин.

Новый верховный главнокомандующий был назначен. Стал им большевик, бывший прапорщик Николай Васильевич Крыленко.

Не стало старой, контрреволюционной, враждебной трудовому народу ставки. Летит, как набат, призыв:

– Мир! Мир! Всем народам и странам мир!

Каледин

Не утихают мятежи генеральские. Каледин, как и Духонин, тоже бывший царский генерал. Как и Духонин, он злейший враг новой революционной России. На Дону, на юге России, поднял Каледин мятеж против Советской власти.

Генерал Каледин – донской атаман. Столица Каледина – город Новочеркасск. Сюда, на Дон и в Новочеркасск, и бежали в первые же дни после победы Великой Октябрьской революции многие бывшие царские генералы и офицеры. Составляют на Дону генералы генеральские планы:

– Силы здесь соберем.

– Весь Дон на борьбу поднимем.

– Отсюда с Дона пойдем на Москву.

Прибывают к Каледину все новые и новые пополнения.

– Смерть Советам!

– Ура Каледину!

Быстро действовали мятежники на Дону. Вышли к Донбассу. Захватили Ростов. Заняли Таганрог.

Быстро действовали и защитники Советской власти. На борьбу с Калединым двинулись красногвардейские соединения. Трудовые казаки поднялись против Каледина. Из Петрограда, из Москвы, из других городов спешили на юг отряды. Прибыли на помощь красногвардейским соединениям и черноморские моряки.

Завязались бои с Калединым.

Трудно тягаться донскому атаману с народными силами. Полно у него генералов. Полно у него офицеров. Мало солдат у Каледина. Где бы их взять? Где бы достать? Не по пути с генералом простым солдатам. Пути и дороги разные.

Разбили красногвардейские части в Донбассе войска Каледина. Разбили Каледина под Таганрогом. Погнали к Новочеркасску. Погнали к Ростову.

Всё хуже и хуже дела у Каледина.

Каждое утро является к нему адъютант. О положении войск докладывает. Печально звучат доклады. Даже сам генерал Каледин об этих докладах как-то сказал:

– Погребальный звон.

Вот снова спешит адъютант с докладом. Постучал в кабинет Каледина:

– Ваше превосходительство!

Не отвечает Каледин. Вновь постучал адъютант:

– Ваше превосходительство!

Не отвечает Каледин.

Приоткрыл адъютант кабинетную дверь. Голову сунул, глянул и ахнул.

Мертвым в кабинете лежал Каледин. Понял Каледин – силы не равные. Не тягаться ему с трудовым народом. Застрелился. Пулю пустил в генеральский лоб.

«Романтическая фигура»

Не везло контрреволюционным генералам. Генерала Духонина убили восставшие против него солдаты. Генерал Каледин застрелился сам. А вот и еще один генерал – Корнилов.

Все, кто ненавидел Советскую власть, восторгались в те дни Корниловым:

– Ох, ох, романтическая он фигура!

Был генерал Корнилов, так же как и Духонин, когда-то верховным главнокомандующим русской армией. Летом 1917 года, боясь пролетарской революции, двинул генерал Корнилов с фронта на Петроград войска. Решил взять власть в свои руки. Установить военную диктатуру.

Однако провалился поход Корнилова. Не пустили его к Петрограду. Задержали. Посадили Корнилова под арест. Содержался генерал Корнилов под стражей недалеко от военной ставки, от города Могилева, в небольшом городке Быхове.

Покровительствовал новый верховный главнокомандующий генерал Духонин прежнему верховному главнокомандующему генералу Корнилову. Сделал все для того, чтобы Корнилов бежал из-под стражи.

Довольны все недовольные новой властью:

– Бежал! Бежал! Из-под стражи бежал Корнилов!

Узнали поклонники генерала, что бежал он верхом на коне. Что убили во время бегства под ним коня:

– Ах, ах, верхом на коне!

– Ах, ах, убили под ним коня!

– Ох, ох, романтическая он фигура!

Бежал генерал Корнилов, как и многие другие враги Советской власти, на Дон, к генералу Каледину. Добирался с большим трудом. В крестьянском простом зипуне. С паспортом на чужое имя.

Снова вздыхают приверженцы генерала:

– Ах, ах, в крестьянском простом зипуне!

– Ах, ах, и паспорт при нем на чужое имя!

– Ох, ох, романтическая он фигура!

Пробрался на Дон генерал Корнилов. Сражался вместе с Калединым против советских войск. Неважно сложились дела у Каледина. Разбили его красногвардейские полки. Застрелился Каледин. Корнилов же с Дона бежал на Кубань.

Довольны все недовольные новой властью:

– Ах, ах, на Кубань ушел генерал Корнилов!

– Ах, ах, верит в успех Корнилов!

– Ох, ох, романтическая он фигура!

Однако не повезло на Кубани Корнилову. В одном из боев разорвался шальной снаряд. И надо же, словно искал Корнилова! Убит Корнилов.

Конец фигуре!

Помимо Керенского, Духонина, Каледина и Корнилова, нашлись и другие, кто попытался в те дни пойти с оружием в руках против Советской власти. Неудачей закончились и их выступления. Не поддержку, а народный гнев встречали повсюду бывшие царские генералы. Не долго бы терзали они страну. Но тут вмешались новые силы. На помощь богатеям России пришли иностранные капиталисты. Начали они военный поход против молодой Советской России.

Разгорелась борьба, разрасталась война. Поднялись над Россией крутые волны.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10