Александра Фомина.

Магистры креатива



скачать книгу бесплатно

– Интересно, ему что, от работы до дома пешком можно дойти? Маленький московский рай? – задумчиво заметила Алиса. Ее спутники пожали плечами. А Вячеслав, после того, как магистры скрылись под землей, развернулся и направился обратно к факультету. У него возле входа осталась припаркованная машина.


Преодолев пять с пересадкой и двадцать семь почти без ожидания, Алиса, Света и Влад втолкнулись в университетский автобус сквозь толпу столь же удачно расселенных студентов, до места жительства которых не доходил даже общественный транспорт. Местечко называлось вполне романтично – «Ельники». Лес, свежий воздух. Конечно. С одной стороны стройка, с другой стороны трасса. Молодые люди сели на последний ряд. Автобус тронулся. Влад облегченно потянулся, чувствуя как слегка похрустывают позвонки.

– Эх, сейчас в пароварку курицу с гречкой закину и буду играть на гитаре, – довольно щурясь, сообщил он.

– Хозяйственный, – заметила Света.

– Вот, молодец, оценила, – нравоучительно помахал указательным пальцем Влад. Алиса фыркнула. Влад укоризненно прищурился.

– Расскажи лучше про гитару, – отмахнулась Алиса, – Ты же хорошо играешь, наверное, музыкальную школу заканчивал?

Влад несколько замялся.

– На самом деле так сложилось, что я… – он замолчал, увидев, что Алиса слушает не его, а разговор двух молоденьких девушек, сидевших перед ней.

– Ну и как тебе Морозова? – спросила та, что сидела у окна, другую, – Первый день студенческой жизни – и такое.

– Да нормально, – пожала плечами сидевшая у прохода.

Влад уже собрался высказать свое мнение о качествах Алисы как собеседника и человека, но Алиса приложила палец к губам и кивнула на девушек.

– Это потому что ты опоздала на пол пары, – возразила первая, – Она попросила в двух словах рассказать о себе. Выслушала нас. А потом заявила: «Вы абсолютно одинаковая серая масса. У вас нет ни капли индивидуальности. Я не могу вас отличить друг от друга, а если встречу на улице, то не узнаю». Представляешь?

Влад вопросительно посмотрел на Алису. Автобус остановился. Они подождали, пока вышли все стоявшие и сидевшие перед ними и выбрались на землю последними.

– Ну и что за страсть к подслушиванию? – высказался, наконец, Влад, – Алисы всегда суют свой нос куда не следует?

– Напомните мне, пожалуйста, какая фамилия у нашего второго Мастера? – отмахнувшись, спросила Алиса.

– Морозова, – помертвевшим голосом сообщила Света.

– Понятно, – спокойно ответила Алиса. Молодые люди переглянулись.


Придя домой, Влад взялся за гитару. Ровно через три минуты музыкальных упражнений из коридора донесся металлический лязг и грохот молотка. Влад с гитарой в руках высунулся из комнаты. И увидел со спины своего соседа, пытавшегося прибить турник в арку коридора.

– Хей, привет! Ты уверен, что коменданты общежития одобрят дырки в стенах ради здорового образа жизни? – постарался максимально доброжелательно высказаться Влад.

Его сосед, парень из очереди при заселении, медленно повернулся с мрачным выражением лица.

– О, трубадур, опять ты со своей балалайкой, – поморщился, как от назойливого насекомого, сосед, – А я еще подумал, что это за сверчок там скрипит.

– А, подумал, – недоверчиво протянул Влад.

Сосед демонстративно похлопал молотком по ладони и продолжил плотницкие работы. Влад, заткнув уши, захлопнул дверь. Три дня в общежитии явно показали, что и здесь спокойная жизнь для него не предвиделась.


Алиса остановилась у двери своей квартиры, пытаясь отыскать в огромной бесформенной сумке два крохотных ключика. Под руку попадались бутылка воды, планшет, кошелек, косметичка, книжка, пара ручек, телефон, наушники и, наконец, новая маленькая связка. Алиса открыла дверь и вошла внутрь. Заметила открытую дверь в соседнюю со своей комнату. И в ту же секунду ей навстречу вылетела смуглая головка, укутанная в огромную гриву вьющихся змеиных волос, струящихся по плечам и оканчивающихся где-то значительно ниже талии.

– Привет! Я Лера, – широко улыбнулась девушка, – Ты здесь живешь?

Алиса кивнула.

– Я – Алиса. Ты, видимо, тоже теперь здесь живешь?

– Да, только сейчас заехала. В первую комнату. А ты с занятий? – быстро, перебивая саму себя зачастила Лера, пока Алиса бросила сумку на тумбочку под зеркалом и переобулась, – На каком факультете учишься? Магистр? Бакалавр? Хотя зачем я спрашиваю, квартира же двухкомнатная, магистерская, значит ты тоже магистр.

– Да, я с занятий, – ответила Алиса, как только ей представилась возможность вставить хотя бы слово, – Магистр. Первый курс. Магистр креатива.

– Магистр креатива? – Лера широко распахнула и без того огромные, чуть по-восточному раскосые глаза.

Алиса прошла на кухню, заглянула в электрический чайник и нажала на кнопку. Лера пошла за ней следом.

– Ну, это я так называю. На самом деле там…

– Очень длинное и пафосное название, – перебила ее Лера, – Кажется, мы одногруппницы.

– Серьезно? – теперь уже Алиса, насыпавшая чай в глиняный заварочный чайник, удивленно подняла глаза на Леру. Но в ту же секунду грозно прищурилась и уперла руки в бока, – Тогда почему тебя на парах не было? – обвинительным тоном выдала она. Лера рассмеялась.

– А же говорю, я только что въехала. Меня не выпускали из дома, – добавила она таинственным шепотом.

– В смысле? Ты что, была в заложниках? – заговорщицким тоном спросила Алиса, наливая чай.

– Ну да. У одного… художника. Я ему позировала… Ню. И он не выпускал меня, пока не закончил работу. А сама я уйти не могла – была прикована.

Алиса недоверчиво покосилась на Леру.

– Правда! – воскликнула Лера, заметив скептицизм в Алисином взгляде, – Правда он мой парень, – добавила она, потупив взгляд, но продолжая хитровато улыбаться.

Алиса с обалдевшим видом отхлебнула чай и вздрогнула, обжегшись. Лера состроила извиняющуюся рожицу. Из Алисы вырывался нервный смешок. За это первое сентября она услышала больше удивительных историй, чем за все свое предыдущее студенчество.


В этот вечер Алисе, как она ни пыталась, так и не удалось придумать сюжет будущего рассказа. Влад так и не смог поиграть на гитаре, зато отточил навыки построения доминантсептаккордов, сидя на полу в коридоре с учебником сольфеджио. Света читала книжку по режиссуре, привезенную с собой из Сибири и лениво переписывалась СМСками со своим парнем. Лера рано легла спать, изможденная позированием… и не только. Вика, дождавшись в курилке, пока все одногруппники пройдут мимо охраны, вернулась в аудиторию, забрала свои вещи и быстро выпила стопку текилы на входе в мексиканский бар, по дороге от факультета к штабу. Роман провел поздний вечер, как и всегда, в прямом эфире. Никита пытался медитировать, но потерпел в этом окончательное фиаско, безвозвратно отвлекшись на длинные женские ноги, в ожидании дефилировавшие перед ним. Вячеслав… Вячеслав выпил немного коньяка и продолжил работу над сценарием. У него появилось несколько свежих идей.

Глава 2

На следующее утро Алиса с улыбкой проснулась от теплых солнечных лучей, впившихся в ее правый глаз, пружины матраса, впившейся в левый бок и звуков отбойного молотка, впившихся прямо в мозг. Улыбка Алисы быстро исчезла. Она с озабоченным видом села на кровати. Встала и подошла к небольшому столику, большую часть которого занял ноутбук. Замерла на одной ноге, потирая шею. В комнату ураганом ворвалась Лера.

– Доброе утро! Я так и думала, что ты встала! Сложно не встать от этого, – Лера махнула рукой в сторону окна, за которым расположилась трасса и разбитая с двух сторон от нее сваями земля, – А вообще я по делу. Кого ты видела во сне? Сплю на новом месте – приснись жених невесте говорила? Признавайся! Мы теперь соседки, так что привыкай.

Лера замолкла и с выжидающей хитрой улыбкой посмотрела на Алису.

– Лера, я не знаю. Я проснулась с мыслью о задании нашего Мастера. Мне нужно написать рассказ. Быстро. Тебе, кстати, тоже.

Лера фыркнула, но тут же вновь резко оживилась.

– А Мастер симпатичный? – игриво улыбнулась она. Алиса осуждающе закатила глаза.

– Нет, серьезно. Кто он? – продолжала допытываться Лера. Алиса задумалась.

– Ты будешь смеяться, но вчерашняя пара была таким обухом по голове, что мы вообще ничего про него не узнали. Хотя нет… – Алиса сощурила глаза, – Кажется, он любит гитару и вино. Какое-то определенное, но не помню какое, – Алиса усмехнулась, – И это при том, что сами мы публично исповедались.

Лера слушала Алису с возрастающим интересом.

– Ты меня заинтриговала. Как его зовут?

– Вячеслав Дорохов.

Лера набрала имя Мастера в поисковике телефона.

– Так, он есть на Кинопоиске. Окончил ВКСР, фильмография, сценарист, креативный продюсер, спец по сериалам. Сейчас новый молодежный проект в производстве. И – да. Он симпатичный, – закончила Лера, поднимая взгляд от телефона. Алиса вновь посмотрела на Леру с осуждением.

– Все, поняла, я улетучиваюсь, – Лера выпорхнула из комнаты. Алиса слегка улыбнулась, покачала головой и загрузила ноутбук. Прошла на кухню. Включила чайник и высыпала в кружку ложку с верхом молотого кофе.

О чем писать, она не имела ни малейшего представления. С детства мечтая стать писателем, по прошествии нескольких лет и нескольких незавершенных черновиков Алиса пришла к одному выводу – у нее нет фантазии. Она считала, что могла неплохо описать существующую реальность, а вот придумать оригинальный сюжет – вряд ли. Да и вообще, у нее в голове все еще крутилась эта история с Витой и Олей. Алиса задумалась. Ведь Вячеслав сам сказал: «можете основываться на своей истории». А когда все это с ней только произошло, она сразу подумала – тут только кино снимать. Так почему бы и не написать об этом рассказ?

Чайник щелкнул кнопкой, Алиса залила кофе кипятком, взяла кружку и вернулась в комнату.

– С чего начать? – спросила она саму себя. И сама себе ответила, – С чего, с чего… А с чего все началось? С песни Арбениной.

Алиса улыбнулась, села за столик, слепящий солнечный свет, как и положено при письме от руки, падал слева, и напевая: «Твои драные джинсы и монгольские скулы», открыла в Word чистый лист и начала печатать: «„Ты дарила мне розы, розы пахли полынью“, – доносилось из динамика моего телефона, лежащего между гладкими, холодными камнями. Рядом валялись остатки бутербродов и полупустая бутылка виски. Большая студенческая компания разделилась на несколько кружков, расположившихся на берегу Ирландского моря».


Влад вышел из квартиры с гитарой через плечо. Накануне он уже облюбовал уютное местечко на полу в углу под огнетушителем, где и просидел до трех ночи с карандашом, гитарой и учебником сольфеджио, бормоча под нос новую мантру: «Фа, до, соль, ре, ля, ми, си». Дожидаться, что еще придумает его сосед, чтобы помешать ему играть в квартире, не хотелось. Как выяснилось опытным путем, этот недалекий на первый взгляд парень мог быть весьма изобретательным. Видимо, не зря его все-таки приняли в их ВУЗ.

Влад проверил строй гитары и, слегка подтянув правый верхний колок, начал, подпевая, наигрывать «Доброе утро, последний герой». В квартире слева распахнулась дверь и высунулся встрепанный со сна парень.

– Ты что, охренел? – с осоловевшим видом посмотрел он на Влада, – Нашел где играть. Ты часы видел?

– Полдень почти, – пожал плечами Влад. Во взгляде парня проснулась ярость и, прожигая глазами дыры в гитаре и в ее хозяине, он захлопнул дверь. Влад поджал губы и пошел к лифту. Встретить столько противников его музицирования в непосредственном физическом окружении он не рассчитывал. «Интересно, как уживаются студенты Гнесинки?» – подумал он выходя из лифта, чтобы попытать удачу на другом этаже.


Света, вытянув ноги и пристроив на острых коленках ноутбук, смотрела фильм, с максимально доступным ей комфортом разложившись на деревянной лавочке во дворе общежития. Зазвонил лежавший рядом телефон. Света заметила свечение, стянула наушники и ответила.

– Привет. Я по-прежнему жива. Кино смотрю. Андрей, ну какая разница, ты все равно его не видел. «На последнем дыхании».

Из общежития вышли два парня и прошли мимо Света, громко смеясь.

– Я на улице сижу, – сказала Света в трубку с легким раздражением, – К соседке парень пришел. Да. Вечером. Ладно. Удачи.

Света отключилась, отложила телефон и вздохнула. Снова заткнула уши наушниками и запустила кино.


Вика во вчерашней одежде проснулась на диване от звонка будильника. Схватила телефон, напялила очки, включила лежавший рядом с диваном на полу ноутбук, полезла в сумку за энергетиком. Прыснула в рот освежителем дыхания, заглянула в зеркало пудреницы, смахнула осыпавшуюся под глазами тушь и открыла новостной сайт. В переоборудованную под штаб квартиру-студию вошел Денис – начальник штаба.

– Иногда мне кажется, что ты живешь здесь, – заметил он, разматывая шарф и кидая его вместе с рюкзаком в угол.

– Все мы живем на работе, – пожала плечами Вика.

Денис усмехнулся, загрузил ноутбук и отпил кофе из принесенного с собой из ближайшей кофейни бумажного стаканчика. Вика подняла на него взгляд из-за своего ноутбука. Вчера, после ее занятий они обсуждали идеи по раскрутке их политического деятеля. Оппозиционного политического деятеля. Деятеля, в штаб которого она вошла волонтером этим летом, вернувшись в Россию и вникнув в новостную картину последних месяцев. Вошла в период выборов в оппозиционный совет, да так и осталась. Ей даже начали иногда приплачивать. Благо выборов впереди было еще много – в муниципальные депутаты, в Мос. гор. Думу, в мэры.

Вика пролистывала новостную ленту. Когда ей в шестой раз за последние тридцать секунд попалась новость об очередном законопроекте, выдвинутом одним из депутатов Государственной Думы, прославившимся за последний год своим неуемным законотворчеством, Вика встала и поставила перед Денисом свой ноутбук.

– Нет, вы это видели? – воскликнула она, указав в монитор пальцем с аккуратным маникюром бежевого цвета. Денис пожал плечами.

– Конечно видел, это сейчас в топе всех СМИ.

– Так больше продолжаться не может. Этот законопроект необходимо пресечь. Взбесившийся принтер должен быть остановлен. Мы и так уже облажались с пропагандой гомосексуализма и запретом курения. Необходимо привлечь внимание СМИ и общественности к нашей точке зрения. На какие меры готов кандидат? – Вика вопросительно подняла бровь. Во взгляде Дениса появилась заинтересованность.


В четыре часа дня Алиса по-прежнему сидела за компьютером и яростно печатала. Не отрывая взгляд от экрана, потянулась к кружке и глотнула холодной кофейной гущи. Поморщилась и перевела взгляд в нижний правый угол монитора. Подскочила, отставила кружку и выбежала в коридор. Быстро постучала в дверь комнаты Леры.

– Лера, мы опоздали, срочно выходим!

За дверью не раздалось ни звука, Алиса повернула ручку. Не заперто. Она заглянула внутрь. Никого.

– И даже не сказала, – пробормотала Алиса под нос. Уже закрывая дверь, она заметила наручники, лежавшие на столике рядом с фотографией в рамке. На фотографии совсем юная Лера в обнимку с немолодым мужчиной в джинсах, твидовом пиджаке и длинном шарфе стояла на сцене театра. Алиса закатила глаза и закрыла дверь.


Алиса подошла к аудитории. Слева от двери, под табличкой «Аудитория №505», была прикреплена еще одна. «Мечтательная». Алиса улыбнулась, приоткрыла дверь и осторожно заглянула внутрь. Одногруппники резко повернулись в ее сторону. Разочарованно отвернулись и вновь уткнулись в телефоны. Алиса села на прежнее место рядом со Светой.

– Она еще не пришла?

– Нет. Задерживается, – пожала плечами Света, – А ты почему опоздала?

– Она, значит, задерживается, а я опоздала? – с напускным возмущением воскликнула Алиса, – Я писала рассказ Вячеславу. А про эту преподавательницу что-нибудь еще стало известно?

– Вроде нет, – отозвалась Света.

Вика встала и оглядела аудиторию. Постепенно все перевели на нее недоуменные взгляды.

– Коллеги, пока мы все равно ждем, нам нужно выбрать старосту. Поднимите руки те, кто хочет побороться за это место, – едва произнеся последнее слово, Вика резко выбросила руку вверх. Все остальные не отреагировали.

– Единогласно, – пробормотал под нос Влад.

– Извините за опоздание, я подралась в метро, – с этими словами распахнулась дверь и в аудиторию ввалилась Ольга, стуча металлическими набойками шпилек, оставляя за собой мокрые следы и разбрасывая холодные брызги в сторону на долю секунды окаменевших магистров. В аудитории раздались смешки.

– Чего смеетесь? Я серьезно, – Ольга швырнула зонт в угол и резко повернулась к студентам, – Сука контролерша. К ней пыталась пробиться дрожащая столетняя бабулька. Хотела что-то спросить-узнать-пройти, не важно. А эта бабища рявкает: «Отойдите» и хлопает дверью своей кабинки так, что бабульку чуть с ног не сшибает. И тут на меня находит затмение. Откровенно говоря, я не уверена в том, что делала дальше. Следующий момент, который я отчетливо помню – я в кабинке этой контролерши, со всей силы встряхиваю ее за плечи. Она тихонько подвывает. Тут я понимаю – пора валить. Если бы меня загребли, я бы вообще к вам на пару не попала. Но хватит об этом. Теперь расскажите о себе. Имя, где учились, чем занимаетесь, зачем пришли сюда.

Ольга выжидающе посмотрела на магистров.

– Но вы ведь еще сами не рассказали о себе. За исключением этой… драки, – заметил Роман, вновь переходя к допросу преподавателей.

Ольга ухмыльнулась.

– Меня зовут Ольга Морозова, я – кризис менеджер. Я занимаюсь всеми аутсайдерами – телеканалами и радиостанциями с аудиторией в полтора орка. Меня зовут, когда все совсем плохо. Я способна поднять СМИ с самого дна до вполне пристойного уровня. На первое время вам этого достаточно. А теперь говорите вы.

Первым вновь встал Влад.

– Меня зовут Влад, я родился на Волге и учился там в аэрокосмическом университете.

– В аэрокосмическом? – скептически переспросила Ольга.

– Я изучал там… менеджмент, – признался Влад. Ольга вздохнула.

– Следующий.

– Света. По первому образованию экономист. Из Сибири. Небольшой городок под Красноярском.

– Ну и как у вас там? Медведи по улицам ходят? – иронично спросила Ольга.

– Никто у нас по улицам не ходит, – с легкой обидой отозвалась Света, – Разве что губернатор на коне проезжает, – с серьезным видом добавила она. Одногруппники приглушенно хихикнули.

– Алиса. Чиновник-расстрига. Государственное и муниципальное управление. Из Брянска. Сразу предупреждаю – это не Украина, не Белоруссия, и Чернобыльские мутанты под руку с партизанами у нас по лесам не ходят, – с легким вызовом представилась Алиса. Ольга благосклонно кивнула.

– Никита. Международные отношения. Будем считать, что из Москвы.

Ольга вопросительно посмотрела на Никиту.

– Или из Пакистана. Или Афганистана. Или Непала. Не считал, где провел больше времени. В общем, вы поняли.

– Без комментариев, – приподняв брови, отозвалась Ольга.

– Роман Ясин. Ведущий ночного обзора политических новостей.

Ольга кивнула с легкой усмешкой.

– Кто у нас еще остался?

– Вика. Изучала новые медиа в колледже в Калифорнии.

Одногруппники повернулись в сторону Вики. Она небрежно пожала плечами.

– И почему же вернулась? – спросила ее Ольга.

– Не могла оставить страну в беде, – заявила Вика. Ольга фыркнула.

– Что могу сказать. В этой аудитории собрались неудачники, которые не нашли себя в прошлой жизни и пришли сюда в надежде, что здесь им откроют чакры, – заключила Ольга. Алиса, Влад и Света переглянулись. Ольга еще раз оглядела аудиторию.

– Сомневаюсь, что это случится, – добавила она. Посмотрела на часы.

– Перемена.

Все встали, Роман застегнул верхнюю пуговицу пиджака и опустил планшет в портфель, Света и Алиса направились к двери. Алиса наклонилась к Свете.

– По крайней мере, мы уже не серая масса, как вчерашние бакалаврши из автобуса, – прошептала Алиса ей на ухо, – Мы уже выросли во вполне индивидуальных неудачников.

Роман обогнал девушек и, закинув ремень сумки на плечо, вышел из аудитории.


На следующей половине лекции Ольга рассказывала про программную политику, рейтинги, рекламу. Исчертила шесть листов ватмана эфирными сетками, иллюстрациями клипового мышления и циклами жизни продуктов. А за четыре минуты до конца пары, прервав саму себя, остановилась.

– Но это все чушь. Самое главное – это человеческий инсайт. Пять миллиметров голой кожи, в которые вы должны попасть своим продуктом. Самое сокровенное, что есть у человека – его желания, боль, надежды. То, чего может не осознавать даже он сам. Но должны знать вы. И тогда он будет ваш. И вы сможете сделать с ним все, что захотите. Повести на баррикады, заставить повеситься, подарить надежду. Или продать ему свой продукт. Или продать этого человека рекламодателю. Впрочем, – Ольга посмотрела на часы, – Пара уже давно закончилась. Передайте мне листок с вашими фамилиями, – кивнула она Вике, – Напомни, как, кстати, зовут этого, который гордо ушел в перерыве?

Вика встала и отдала Ольге белый лист, на котором, по ее указанию, все присутствующие записали свои имена.

– Роман Ясин, – ответила Вика, – Но что значит «гордо ушел»? Может ему по работе нужно?

– Нет, – с усмешкой покачала головой Ольга, – Его просто оскорбило, когда я назвала вас неудачниками. Он твердо уверен, что к нему это не относится, – Ольга закатила глаза, – А мы увидимся через неделю.

Она встала, взяла зонтик, положила телефон в сумку. Магистры быстро окружили ее. Никита, собравшись, вышел.

– А можно немного подробнее про инсайт? – спросил Влад.

– А ваша теория имеет какое-то обоснование? – скептически смотрела Вика.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6