Александра Арсентьева.

Любовь не терпит сослагательного наклонения. Роман



скачать книгу бесплатно

© Александра Александровна Арсентьева, 2017


ISBN 978-5-4483-7323-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

История ни в коем случае не служит

советом мужчинам, изменяющим

своей единственной, но определенно

учит молодежь следующему унылому

правилу: жить приходится не с партнером,

а с его родственниками

Впервые в жизни роман не является сказкой на 100%,

он неоднозначен во многих смыслах

и является продолжением предыдущего романа

Часть 1
Что такое любовь?

Любовь не терпит сослагательного наклонения:

Что было, есть и будет – то уйдет.

На базе грустного и жалкого стихотворения

Нам вечность для любви не подойдет.

Любовь не терпит сослагательного наклонения:

Рождается поэзия души.

Влюбляясь, все сердца напоминают отклонения:

И чувства, боль и счастье опиши.

Любовь не терпит сослагательного наклонения:

Мы все потомки диких сумасшедших.

На базе грустного и жалкого стихотворения

Скитаемся, храня остатки прежних дней ушедших.

Александра Арсентьева

Пролог

Какая девушка не хочет быть счастливой? Какая девушка не мечтает о взаимной и романтичной любви? Таких нет – скажете вы, и будете абсолютно правы. А теперь спросите себя: а почему ни у одной из них не сбываются сказочные мечты? Все просто: ни один из нас, будь то мужчина или женщина, не хочет работать на отношения. «А-а-а, все забудется и все простится, как это было миллионы лет назад…» Так заблуждаются целые поколения. А мы, наивные девушки… все еще верим в любовь и все еще ждем принца, следуя веянию времени, на белом Мерседесе…

Глава 1
20.06.2015г. – 21.09.2015г. 21.15ч.

Профессор Ной так привык к тому, что жена называла его профессором наедине, что, услышав это, понимал мгновенно: будет секс. А секс с любимой женой – синоним слова «счастье». Бывает, оказалось, что счастье приходит к человеку с небольшим опозданием, но зато навсегда. Но полному счастью всегда кто-то мешает. Симпатичный бывший коллега, например, когда-то признававшийся в любви… Не прямым текстом, одними намеками, но суть-то от этого не меняется.

Ванджелис больше не собирался скучать по Одри. Он собрал свои вещи и… приехал к ней. Как всегда в отсутствие любимого мужа. Профессор был на работе, а Одри нянчила красавицу Рухсар, безумно похожую на Роберто Барберри и на скромного и интеллигентного профессора.

Одри открыла Ванджелису и изумилась, как он изменился. Когда мужчина женится не на той женщине, на которой мечтал, он страдает точно так же, как и женщина в подобной ситуации.

Единственное отличие: мужчины о своих страданиях не говорят. Но в глазах у такого мужчины появляется нечто особенное, необыкновенное, что привлекает женщин, с рождения склонных жалеть того, кому плохо.

Одри немедленно начала жалеть Ванджелиса. Когда домой пришел муж, он сразу все понял: они поболтали о прошлом, настоящем и Одри приняла его как родного. Сейчас скажет, скромно опуская глаза: не на улицу же его выгонять, ведь он только приехал. А еще добавит: он же твой друг, как ты так можешь, мы с ним просто общались, но во мне и то больше сострадания… Любая женщина умеет взбесить любимого мужчину, ласково разговаривая с его соперником, но при этом стыдливо опуская глаза и изображая святую невинность.

– Дорогая, нет! – не допускающим возражений тоном заметил профессор Ной.

– Что нет? Я тебя не понимаю, – Одри сделала те самые, классические невинные глаза.

– Ванджелис у нас на ночь не останется.

– Что, я не ослышалась? В моем доме командуешь ты?

– Это наш дом, любимая, – профессор сердился, зная, что сейчас она сделает все, чтобы настоять на своем и вдобавок ночью ему не обломится.

Разъяренная женщина, чьи планы нарушает мужчина, всегда мстит именно так: лишает виновника сладкого.

– Будет так, как я говорю. Точка.

Профессор понял, что спорить бесполезно и замолчал. И тут заговорил виновник спора, как и ожидалось.

– Этель, не стоит спорить из-за моего появления. Я сейчас уеду.

– Ты приехал в поисках моего сочувствия. Было бы непорядочно лишать тебя той малости, на которую ты рассчитывал.

«А, по-моему, свинство: рассчитывать на сочувствие чужой жены. Скажи я об этом – мне секса не видать до пенсии, зато этот хитрец получит все, чего буду несправедливо лишен я, несчастный и старый профессор».

– Хорошо, я не стану спорить и переночую у вас.

«Еще б ты спорил! Было бы, из-за чего! Красивая, ласковая и нежная… чужая жена. Идеальные… выходные, черт бы тебя побрал!»

Одри улыбнулась чему-то. Мужчине никогда не понять, о чем думает женщина. Не имея возможности разгадать женские мысли, он ревнует к ее внутреннему миру. Мужчина любит глупо и мило и это его единственное оправдание, когда женщина намерена с ним расстаться или что-то в нем ее не устраивает.

Поздним вечером, когда Ванджелис уснул в соседней комнате, Одри ласково прижалась к мужу и произнесла со смехом:

– Лучший способ с пользой потратить ревность – заняться сексом.

Профессор невольно сжал ей руку, лежа в постели.

– Я так тебя люблю, Ной!

– Сейчас ты меня любишь, потому что я ревную. Давай, добавь, что причин у меня нет.

– Почему нет? Причины всегда есть, надо только постараться найти.

– Ты что, смеешься?

– Да. Смех продлевает любовь.

– Особенно учитывая то, что женщины обожают смеяться над мужчинами.

– Над своим мужчиной – да, все верно: обожаю смеяться! Ты так красив сейчас! Какие влюбленные глаза! Так здорово, что именно ты мне достался!

– Ах, да: возможны были многочисленные варианты. Адамиди твой – звучит, как песня!

– Лишь в твоих речах я слышу песню. Все остальные мужчины мне до лампочки.

– Скажи честно: тебе нравятся твои поклонники? Они хоть немного тебя волнуют?

– Да.

– Почему ты хотя бы в данную, интимную минуту, не можешь соврать?

– Я вообще не вру, никогда и никому. А ты – мой личный дневник, я тебе поверяю все свои тайны. Если помнишь, я издала роман о нас, все свои стихи о тебе и мои книги имели успех.

– Но мне было бы… приятнее услышать ложь.

– Нет. Ты бы цеплялся ко мне с этим же вопросом до тех пор, пока не услышал правду. Я тебе и себе время сэкономила.

– Почему все юные жены обожают хвастаться своим прелестным возрастом?

– Ничуть. Это ты везде видишь какие-то намеки на количество лет, что нас разделяет. А на самом деле у нас обоих времени полно: мы любим друг друга.

– А в соседней комнате спит твой поклонник, разведенный и мечтающий услышать от тебя пару ласковых слов.

– Знаешь, почему я хочу тебя сейчас?

– Потому что рядом он и это тебя волнует.

– Потому что это так пикантно: мы не одни, но имеем возможность заняться прелестными глупостями. Пока предлагаю, соглашайся, а то обижусь и больше ничего не дам.

– Я согласен. Я с первой минуты считаю тебя своей…

– О, я наслышана об этом!

– То есть?

– Твой коллега Шишикиннс сменил название папки с моими документами после того, как узнал, что ты не в восторге от того, что он зовет меня Этелфрита.

– Откуда тебе об этом известно? – прищурился профессор.

– Догадалась. Я очень умная, когда дело касается любви и… предполагаемых отношений. Поцелуй меня – я этого жду!

Профессор поцеловал Одри…

Глава 2

Мама профессора Ноя даже спустя несколько лет не могла поверить в чудо: ее сын женился на необыкновенной женщине. Одри же объясняла подобную несуразность всем, в том числе и свекрови обычно предельно просто: «Он просто чудо! Моя слабость – наука, она же является и моей целью. В связи с этим академики, профессора и научные сотрудники – мой идеал мужчины. Обладатели карих глаз получают от меня дополнительный бонус».

– Ты мне не говорила, что я – твоя слабость.

– Не ты, а твой образ жизни. Ты меня слушаешь, ты исполнителен – как раз такой мужчина, что мне нужен. И ты можешь меня видеть в окружении других мужчин и просто ревнуешь.

Профессор Ной искренне возмутился и спросил:

– А что я должен делать, по-твоему?

– То и должен делать, что я сказала. Так мило, когда ты ворчишь и слушаешься меня!

– Я… Я не знал, что я такой вот… мужчина! И мне неприятно узнавать, что, будучи нелепым неудачником, я тебе нравлюсь!

– Дорогой профессор, если с этого дня вы будете недовольны своим положением в браке и станете меняться в сторону обыкновенных, примитивных мачо, я с вами разведусь! – Одри рассердилась.

– Ты скромняжка, нет?

– Может быть.

– Таким и оставайся. Я тебя таким встретила, нашла, обнаружила и употребила в личное пользование. Кроме того, твой рост – моя мечта!

– Средний рост.

– Любимый, а если бы я спросила, какой у тебя размер сам понимаешь чего, ты бы и тогда ответил: среднестатистический? – она подмигнула мужу.

– Ох, Одри, я слишком стар для таких откровенных шуток! – он потянулся поцеловать ее.

– Ты не старый, ты выдержанный… как вино, – она рассмеялась и ответила на поцелуй.

– Одри, я тебя люблю! Зачем я ждал столько лет и не спрашивал, выйдешь ли ты за меня замуж?

– Меня как раз шокирует другое: как в тот вечер ты рискнул поцеловать такую крутую девушку, как я?

– Я устал… хотеть любить тебя. Да-да, любимая и единственная внучка Роберто Барберри достойна большего – это ты хотела сказать?

– Вовсе нет. Другое, более ценное замечание: я закрытая и одновременно простая.

– На самом деле ты стоишь дороже, чем выглядишь.

– А сколько я стою? – она серьезно посмотрела ему в глаза.

– Столько, чтобы бросить меня в один прекрасный день.

– День, когда кого-то бросаешь, нельзя по определению назвать прекрасным.

– Я вообще не понимаю, зачем ты со мной связалась.

– Ну… ты пришел ко мне в гости и без моего разрешения переспал со мной. А потом я нашла кольцо…

– Я хотел сделать тебе предложение по всем правилам. Несколько фильмов посмотрел на эту тему… книги прочел…

– Это я сделала тебе предложение.

– Когда это? – удивился Ной.

– Да в тот день, когда вручила тебе свои глупые стихи.

– Но я купил кольцо…

– И как можно было не заметить моего дедушку в магазине?

– Я был увлечен.

– Мной или сложившейся ситуацией? – улыбнулась Одри.

– Твоей сексуальностью и… недоступностью.

– Я… э-э-э отдалась тебе незадолго до этого.

– Это был шок, а не секс. Секс у нас с тобой начался после свадьбы.

– У нас с тобой после женитьбы началось безумие. Мы безумно любим друг друга.

– И именно поэтому ты флиртуешь с Леонидасом каждый божий день. И Ванджелиса пришлось на седьмой день общего с нами проживания гнать поганой метлой. Но ты дулась на меня три дня!

– Это же любовь!

– Уточни только, к кому именно из нас, грешников!

Одри рассмеялась.

– Я люблю флиртовать с твоим другом.

– И почему? Могу я хотя бы на правах законного супруга поинтересоваться?

– Обязательно можешь! С ним можно, он не опасен. С опасными мужчинами не флиртую. С обаятельными – тем более.

– А с ними-то почему? Как говорится, сам бог велел! Они для этого и живут: принимать знаки внимания от женщин!

– Они мне не нравятся. Ничего, кроме смеха, обаяние и примитивные мужские шутки не вызывают. Такие мужчины вообще ничего не умеют, ни к чему не стремятся, ленятся что-либо делать, зато очень много разговаривают и обожают ко всем женщинам без разбора приставать. А они считают, что у женщин, не отвечающих на их заигрывания, нет чувства юмора.

– И что феминистки уверены: мужчина – это диагноз.

– Угу. При всем притом мужчины, наблюдая, как мне смешны их шутки, воображают, что они нравятся мне. Чудовищное самомнение! Когда мне нравится мужчина – я поступаю проще: делаю ему предложение.

– А я…

– В случае с тобой я так и сделала: я предложила себя, разве нет?

– Я… не понял этого.

– Обожаю мужчин, ничего не смыслящих в любви! Они порядочные и стеснительные, а также вежливые и романтичные. Все лучшие черты в одном флаконе! Мне пикаперы… противны.

– Одри, боже, как ты хороша! На тебя правда не действует мужское обаяние?

– Чистая правда!

– Но… Леонидас… он безмерно обаятелен…

– Он не нравится мне всерьез. Мужчинам-то флиртовать можно! А женщинам воспрещено? А как же твоя Юфем со своим кофе в постель?

– Будь проклят тот день, когда я решил отомстить тебе за Ванджелиса!

Одри рассмеялась.

– Иди ко мне!

Профессор Ной лег рядом с ней на кровать.

– И как ты можешь меня ревновать?

– Почему же не могу? Я же человек.

– Да в этом нет никакого смысла!

– А в твоей ревности, выходит, есть смысл?

– Я… мужчина. Когда я ревную, ты счастлива.

– То есть ты несчастлив, когда я ревную?

– Слишком счастлив, дорогая, но мне стыдно.

– Стыдно? Почему?

– Я старый и некрасивый.

– Поразительные выводы ты делаешь, профессор!

Профессор Ной стал раздевать жену.

– Я хочу тебя, когда ты зовешь меня профессором. Я мечтал, что ты будешь так меня называть, хоть это даже звучит непристойно.

– Да все нормально! Так что там дальше? Почему я не могу тебя ревновать?

– Я… возбуждаюсь, но я этого недостоин.

Одри рассмеялась и стала помогать ему раздеваться.

– Все верно: ничего из вышеперечисленного ты недостоин, но я решила дать тебе шанс…

Глава 3

Одри постоянно приставала к своему профессору, когда он проверял тетради для практических работ дома. Профессор Ной обычно очень мужественно продолжал проверять тетради и молчал. Даже рук ее не убирал, просто терпел ее нескромные ласки, считая их в душе издевательскими. Но Одри не была бы нормальной женщиной, если бы однажды не пристала к нему основательно.

– Дорогой мой, я тебе не нравлюсь?

– Это провокационный вопрос?

– Естественно! Я бы не сделала тебе предложения, если бы не мечтала, чтобы ты иногда поддавался… на провокации.

Он вынужденно повернулся к ней.

– Ну… ты же знаешь ответ.

– Не знаю. Я хочу услышать, что ты меня любишь.

– Я не могу говорить это… слишком часто. Я говорил это в начале, с тех пор ничего не изменилось.

– Это я уже где-то слышала. Фу, так говорить собственной жене!

– Я тебя не понимаю.

– Все ясно, я вышла замуж за тормоза – это я знала с самого начала…

– Что ты знала?! – профессор Ной был шокирован подобной откровенностью.

– Неудачник, тормоз, старик для тебя… И что там еще тебе во мне не нравится?

– Кто сказал, что не нравится? Очень, о-о-о-ч-е-е-е-нь нравится! М-м-м! Я вообще тебя люблю! Меня такие вот и заводят!

– Я… сейчас занят.

– И пяти минут не сможешь выделить на общение со мной?

– Мне пяти минут… не хватит, – он опустил глаза от смущения.

– Я знала, что я такая вот…

– Какая?

– Женщина, которую не хочется отпускать.

– Раз уж мы с тобой об этом заговорили, то какой тогда я?

– Ты хочешь узнать, почему я каждый раз выбираю столь неподходящее время для приставания?

Он кивнул, не зная, как побороть смущение.

– Ты очень сексуальный, когда молчишь и работаешь. Так и хочется выяснить, долго ты еще будешь молчать в моем присутствии…

– Просто… когда ты ко мне прикасаешься, я сразу же хочу. Я ведь просто мужчина, а не бесчувственное бревно.

– Я люблю тебе трогать просто так…

Профессор встал, даже не убирая тетрадей со стола, и подхватил Одри на руки.

– Я знаю, ты не этого добивалась, ты просто хотела подразнить меня и поговорить со мной, но я…

– Я и себя хотела подразнить… твоими молчаливыми взглядами. У меня внутри все кипит… от волнения. У тебя такие красивые глаза!

– Я помню, ты это мне говорила. И в дневнике писала об этом.

– Я честная… Когда я это сказала, ты хотел меня, да?

Профессор закрыл ей рот поцелуем. Одри приняла это за молчаливое согласие и рассмеялась. Когда она смеялась во время поцелуев с мужем, профессору казалось, что он смешной и нелепый. А ей казалось, что он – мужчина ее мечты.

Одри называла своего профессора в постели Вкусняшкой и нежно кусалась.

– А, знаешь, когда ты самый сексуальный? – спросила она, постоянно гладя его по попе.

– Когда же?

– Когда тебе кто-то звонит по телефону.

Профессор вспомнил, что жена в эти моменты к нему приставала просто бесстыдно. Он разговаривал, а Одри сначала гладила его тело под рубашкой, задирая ее нежно и настойчиво, а потом потихоньку просовывала руку в брюки, трогала его задницу, приспуская брюки и трусы, шла дальше, наблюдая, как муж прикрывает глаза от стеснения и немедленно заканчивала его трогать, когда он прекращал звонок.

– Чем же это сексуально?

– Как чем? На том конце провода никто не знает, чем я с тобой занимаюсь – именно поэтому мне нравится тебя дразнить. Это чудовищно аморально, учитывая мою скромность и твой характер и твои принципы, – она притягательно улыбнулась.

– Мои принципы перестали быть моими с тех пор, как мы познакомились. Ты же знаешь, я всегда тебя слушаюсь и тебе доверяю.

– Не могу сказать, что ты мне доверяешь, но ты делаешь все, что я говорю.

Вскоре, в продолжение этого разговора, Одри сказала:

– Ты почему ничего не предлагаешь?

– Ты же любишь послушных мужчин. Я послушный. Сказала спать – мы спим.

Общий смех.

– Я передумала. А еще я поняла: тебя следует научить читать мои мысли по губам, глазам и поведению. Я женщина – могу и изменить свое решение. Во всем, кроме одного: я никогда с тобой не разведусь, мы будем вместе навсегда – я так решила.

Одри так многосторонне трогала мужа, ласки ее день ото дня превращались в виртуозную палитру нежности, она научилась щекотать его задницу до мурашек, ласково прикасалась к члену губами и руками.

Однажды, когда он кончил без проникновения, она спросила:

– Как тебе такой… секс?

– Можно, ты не станешь обижаться?

– Скажи и я подумаю.

– Это не секс, это прелюдия. Да, она – предел совершенства, но я всего лишь мужчина и мне хочется… простоты. Итога, который следует для мужчины в его понимании настоящего, качественного секса.

– То есть тебе ничего такого не нужно, кроме техники. Красота, нежность и ласка не нужна. Понятно.

– Обиделась.

– Нет.

– Если ты сейчас в сердцах скажешь, что найдешь другого мужчину, который это непременно оценит, я тебе этого не прощу!

– А подумать-то хотя бы можно… о мести?

– Нельзя! Думать можно только обо мне и о том, что ты меня любишь.

– Ты же мне не говоришь об этом.

– Я стесняюсь. Ты стеснительных любишь.

– Когда ты меня впервые увидел, таращился без стеснения.

– Прости! Это был шок – узнать, что существуют такие красивые и сексуальные девушки. Я все забыл ради тебя: науку, профессию, работу, коллег, цели, достижения, родителей…

– Врешь про коллег: у тебя есть друзья.

– Самое время вспомнить о них: с тех пор, как они познакомились с тобой, – плавно перекочевали из разряда моих лучших друзей в список твоих поклонников.

– Я тебя люблю. Ты специально это сказал, чтобы услышать эти слова, – улыбнулась Одри.

– Мне хочется ласки… и на словах особенно. Но одной-то ласки мне мало! Я всю тебя хочу: тело, сердце и душу.

Глава 4

На очередное день рождения Одри профессор, не имея достаточного опыта, пригласил жену в ресторан. Заранее заказал столик, оставил Рухсар с родителями жены, в-общем, сделал все, чтобы они остались вдвоем. И даже гостей не позвал. Но, как это обычно бывает, вдвоем им побыть не удалось. Гости нарисовались сами.

Подошел какой-то посторонний и вполне симпатичный парень и просто так, откровенно спросил, не хочет ли она с ним потанцевать.

– Я пришла сюда не одна, – резонно заметила Одри.

Парень оглядел ее спутника очень внимательно, заметил, что он одет бедновато и, что важнее, чудаковато смотрится, так как все вещи на профессоре Ное почему-то всегда сидели как попало, как бы он ни старался это исправить. В жизни не всегда все дается. Профессору, например, не дано было выглядеть как следует, опрятно и аккуратно, а, главное, дорого, как полагалось по статусу. Все-таки он был мужем любимой внучки Роберто Барберри. На нем был довольно дорогой костюм (день рождения любимой жены) классического покроя и темно-серого цвета, очень дорогая, подаренная женой рубашка, бледно-голубая, без рисунка (ему такие шли больше всего) и темно-серый в мелкий штрих галстук. Одри терпеть не могла галстуки, тем более что мужу куда красивее было без них, но это был дорогой ресторан и дресс код, в общем-то, приветствовался, хотя и не был обязательной программой. На Одри было белоснежное платье с довольно крупными серыми цветами, а по подолу и лифу шла желтая широкая лента. Туфли на ней были серые, с желтыми носами и на 6-см каблуках. Она не любила быть выше профессора и всячески старалась этого избегать.

К тому времени, как подошел парень – назовем его Сет – Одри и Ной заказали красное вино ????????? (Goumenisa) и пили за ее день рождения.

– В качестве компаньона я подхожу Вам больше, гораздо больше, – вкрадчиво попытался поухаживать Сет.

– Счастье, знаете ли, когда люди, которые Вам не подходят – к Вам не подходят, – улыбнулась Одри.

Сет рассмеялся.

– Меня зовут Сет. И я ослеплен Вашей красотой.

– Очки купите – у Вас явная близорукость. Вы не заметили моего спутника. В отличие от Вас, я заметила его в свое время сразу.

Профессор Ной пока еще мужественно молчал, но уже предпринял попытку вмешаться, взяв жену за руку.

– А это кто? – резонно спросил Сет.

– Я ее муж. Это моя жена, – хмуро ответил профессор за Одри.

– Что?! Муж?! Да брось ты!

– Я… муж и уже довольно давно, – профессор даже разозлился, ему было неприятно, что парень ему не верит.

– Да ну тебя! Не может этого быть! Ты какой-то… препод. Ну, ученый, что ли. А она… богиня! Она бы за тебя не пошла!

Профессор возмущенно встал со стула.

– Как ты узнал, кто я?

– У тебя морда и облик… тюфяка. Женщинам нравятся мужественные мужчины. В случае нападения на твою жену ты кинешь в обидчика… тетрадкой? – Сет расхохотался.

– Пойдем, выйдем! – предложил Ной, начиная беситься.

– Господи! Мальчики! Не ссорьтесь! Уйдем отсюда, милый! – она тронула Ноя за руку.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное