Александр Травников.

Пятница, 13. Книга первая



скачать книгу бесплатно

Иллюстратор Александр Игоревич Травников


© Александр Травников, 2017

© Александр Игоревич Травников, иллюстрации, 2017


ISBN 978-5-4483-6046-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Предисловие

«Пятница, тринадцатое» – новый сборник писателя, автора более пятидесяти книг Александра Травникова. В нем несколько небольших рассказов и пара-тройка синопсисов, которые, если все сложится, должны превратиться в сценарии художественных фильмов. Каждый рассказ для сборника подбирался методом несложного отбора через особый фильтр. Фильтр смеха. Для естественного литературного отбора использовались простые спички. Редактор давал почитать тот или иной рассказ совершенно постороннему человеку. И каждый раз, когда читателю становилось смешно, в пользу публикации именно этого рассказа из спичечного коробка извлекалась одна спичка. Критерий отбора был прост. Должно было набраться не менее пяти спичек. Самое большое количество спичек, извлеченных из спичечного коробка, – девять.

Один из рассказов, «Двадцать шесть дубов и одна липа», был выбран особым жюри литературного Интернет-портала Proza.ru для номинирования автора сборника на звание «Писатель 2015 года».

Название книги – «Пятница, тринадцатое» не случайно. Так называется один из рассказов, вошедших в сборник. А сам рассказ, в свою очередь, получил такое название благодаря тому, что был написан автором тринадцатого числа в пятницу. Издательство и редактор были не против.

Правда, дизайнеру сборника пришлось помучиться. Было предложено несколько вариантов обложки. Большинство из них автоматически перекликались именно с мистикой тринадцатого числа пятницы. Автор книги, безусловно, человек несуеверный. Но название, как говорится, обязывает. Ведь, как известно, как корабль назовешь, так он и поплывет. И от мрачных вариантов обложки с мистической составляющей было решено отказаться.

А вот сама цифра тринадцать, безусловно, привлекает. Тем более что рассказы скорее веселые, чем грустные. Хотя грусть от часто встречающейся человеческой глупости, безусловно, иногда просматривается и объективно присутствует. После прочтения отдельных рассказов. Правда, это зависит от того, кто и какие выводы делает. От жизненного опыта читателя, его представлений о справедливости, о том, что и как должно происходить в этом мире.

Как утверждает автор, все рассказы исключительно правдивы и основаны на реальных событиях из жизни конкретных людей. Но вот что интересно. Те, кто вроде бы должен был обязательно узнать в персонажах рассказов себя любимого, этого не сделали. Скорее наоборот. Прочитав рассказы, прототипами главных героев которых стали именно они, эти люди себя не только не узнавали, но прямо заявляли, что это не про них. Честно говоря, с ними никто и не спорил. Естественно, не про них.

Еще одна особенность рассказов – некая их незавершенность. Автором принципиально не сделаны и не навязаны читателю выводы, не сформулировано его личное мнение относительно событий или персонажей того или иного рассказа.

Долгое время в литературе было принято, чтобы сам писатель делал выводы из собственного произведения. Наверное, чтобы глаголом не только жечь сердца читателей, но и учить их чему-то возвышенному. Особенность такого изложения следует отнести на совесть писателя. А вот разные читатели одного и того же рассказа этого сборника практически ни разу не сделали одинаковых выводов.

Например, специалисту-озеленителю, прочитавшему рассказ про одуванчики, все понравилось. Как он сказал:

– Все правда.

Но он на полном серьезе стал настаивать на том, что один из героев не совсем прав. Даже совсем не прав. На вопрос о том, в чем именно не прав, ответил:

– Одуванчики следовало травить гербицидами. Это хорошо помогает.

Что еще интересно – многие читатели узнали в героях рассказов совершенно разных людей. Несколько рассказов получили широкий отклик в Интернете, были многократно перепечатаны и распространены. Через Сеть поступило множество предложений и советов по улучшению стиля и внесению существенных корректив в сюжет. Звучали даже требования незамедлительно предпринять меры и шаги по практической реализации предложенного в рассказе, по розыску и наказанию виновных или принять резолюцию и начать собирать подписи…

Именно неоднозначность изложения автором сюжетов заставляет издателя и редактора этой книги надеяться, что она будет интересна читателю и ее станут читать. Как известно, сегодня не все книги читают. И они просто пылятся на полках магазинов.

Свои отзывы читатель может отправить лично автору книги по электронному адресу: [битая ссылка] travnikov-ug@mail.ru. Ответа, конечно, не обещаем. Но на разнообразие оценок читателя надеемся.

7 апреля 2015 года

Двадцать шесть дубов и одна липа

Люблю слово «исключительно»! Оно многогранно, многозначимо и в устной речи на порядок превосходит само себя в тексте. Поэтому исключительно под давлением прогрессивной общественности согласился рассказать кое-что из депутатской жизни недавнего прошлого.

Даже не знаю, кому, возможно и мне самому, пришла мысль увековечить память о депутатском корпусе города. Вернее, не сама мысль увековечить принадлежала мне, а способ того, как это сделать. Срок полномочий этого созыва Думы скоро истекал. Осенью выборы. И я предложил этой же весной высадить от каждого депутата по дереву в городском парке в центре города. Аргумент железный. В парке есть деревья, которым и более четырехсот лет будет. Они многое помнят. Кто-то же их посадил? Вот и депутатами, народными избранниками, полезное дело будет сделано.

Так как инициатива всегда наказуема, мне же и поручили организовать мероприятие в виде субботника. Поручили? Делай! Я и занялся организацией.

Поехал договариваться с директором парка. Директор, он же Сергей Викторович, сейчас директор знаменитой «Ривьеры» в городе Сочи, чуть не упал со стула от радости и перспектив.

– Есть у меня такая аллея! Я давно хотел ее облагородить, – говорит.

Я ему:

– Нас в Думе двадцать семь депутатов. Предлагаю посадить двадцать семь деревьев. Будет депутатская аллея. У каждого дерева табличку поставим. Мол, такой-то депутат посадил. Каждый посадивший лично следить будет за своим деревом. Ухаживать. Парку помогать. Народ будет ходить и радоваться! – аргументирую я.

– Нет возражений, – говорит директор. – Я подготовлю место. А с тебя, Травников, двадцать семь саженцев. Только чтобы были постарше. Метра два – не меньше. Чтобы сразу принялись. Мы, – говорит, – в парке сами ухаживать будем. На начальников нет надежды. Но! Лопаты, ведра для воды, Травников, с тебя. Вода будет. Я тоже подойду, чтобы организованно работали. Каждому место для его личного дерева укажу.

На том и порешили. Дату определили.

В назначенный день все депутаты были с утра. Прониклись будущей перспективой вечной памяти и благодарности народной за усердие. Тут же претензии:

– А где пресса? Где поляна?

– Вы деревья сажать пришли или пиариться? – спрашиваю.

– Пиариться! – отвечают.

– Сажайте! – говорю.

– А куда?

– Как куда? Берете лопату. Берете саженец. Вот директор. Он укажет, – пальцем указываю на директора. – Копаете яму. Сажаете. Пусть товарищ поможет. За ствол подержит. Прикапываете. Берете ведро. Поливаете. Инвентарь сдаете и спускаетесь к пруду. Там, пока будете сажать, мои помощники столы накроют. Все уже привезли. Музыку включат. Я договорился.

– А можно с фуршета начать, а то как-то невесело начинать? – требует депутатский корпус.

Ну, думаю, сейчас начнется. Сейчас все мероприятие загублю. Недоработка, признаю. Субботник все же. Иногда и гибкость не грех проявить. Тем более восемь утра. Дал помощникам команду. Принесли пластиковые стаканы. Разлили кто что хотел: кому шампанское, кому коньяк, а кому и водка. А ведь рано начали. Тост произнесли. Еще один. И еще.

И, странное дело, работа тут же закипела. Про прессу забыли. Куда понты делись! Оказалось, что все из крестьян или минимум у каждого дачник есть в родственниках.

А, нужно сказать, я схулиганил. Каюсь. Купил лично в питомнике двадцать шесть саженцев дуба черешчатого и одну липу. Для председателя Думы. Его, чтобы не мешал, когда первый устав города принимали, отправили в США для обмена опытом в командировку. Иначе не мешать он никак не соглашался. У него были свои убеждения. Так что, по моему мнению, вклад США в развитие российской демократии на уровне местного самоуправления неоценим. Зато мне пришлось тогда председательствовать в Думе. Я же и подписал в то время первую конституцию города.

После третьего тоста всем было все равно. И на такую мелочь незначительную, как одна липа, никто не обратил внимания. Деревья посадили. Окончание субботника отметили. Некоторые, оказалось, остались отмечать до утра, достигнув полного единения с отдельными простыми посетителями парка. И вы, дорогие читатели, думаете, что история на этом заканчивается? А вот и нет! Она только начинается. Эка невидаль – дерево посадить. Его еще вырастить нужно.

Прошло некоторое время. Сменился состав Думы. Радикально сменился. И прибегает после выборов ко мне директор парка Сергей Викторович. Весь в панике. Заявляет:

– Травников! Сбил ты меня с пути правильного. Теперь точно снимут.

– За что? – интересуюсь. – Ты же не выбирался? Нейтралитет держал? Не бойся. Защитим!

– А за деревья твои.

– Это как?

– А так. На фиг, говорят, они там не нужны. Власть-то в городе новая. А вы свою аллею наметили. И так все переломали. Народ добрый. Как узнали, что депутаты сажали, так и переломали.

– А ты что же не следишь? – спрашиваю.

– Так они сами приехали из администрации и оставшиеся деревья повыдергивали. Нечего, говорят, тут пропагандой заниматься. Увековечились здесь, говорят.

– Что делать будем?

– А я откуда знаю? Обещали и меня выкорчевать. Сказали: здесь теперь место для чего глобального будет. Будешь против – вон.

– Слушай, а есть у тебя место укромное? Я еще привезу саженцы дубов. Посадим по новой. Ты только никому не говори, что я посадил.

На том и порешили. Привез я по глубокой осени два саженца дуба. Маленьких. Полметра всего. Чтобы незаметно было «врагам», посадили. К тому времени кампанейщина по борьбе новоизбранной власти с достижениями бывших уже была окончена. Впереди замаячили новые горизонты. Бюджет новый осваивать предстояло. Не до аллей и деревьев. Нечего на мелочи размениваться.

Прошло семнадцать лет. Дуб растет медленно. Но эти два вытянулись вверх метров на пятнадцать. Ветвистые. Листья пушистые. Живут себе, уже желуди дают. Большие такие бочонки. В парке таких больше нет. Хожу я иногда мимо них, радуюсь. И думаю: хорошо, что никто не знает, что это я посадил. Да и Сергей Викторович не проболтался. Потому и выжили деревья. Иногда встречаю своих бывших коллег. Спрашиваю:

– А помнишь, сажали двадцать шесть дубов и одну липу? Отвечают:

– Какие дубы? Какую липу? Когда сажали? Не помню!

А я помню. Просто мои деревья растут, и потому я помню.

20 марта 2015 года

Антикварша
Крохобор в юбке

Рассказ (синопсис сценария фильма) основан на реальных событиях, и все действующие лица похожи на свои прототипы. Изменены только имена, но не характеры. Хотя, возможно, автор и ошибается.

Даже если жизнь даст вам шанс – это не значит, что вы его используете. И тогда все вернется на круги своя, и все повторится сначала.

Так говорил Заратустра, жрец и пророк, живший в VI—V вв. до н. э.

Основные действующие лица:


Людмила – женщина лет тридцати пяти. Всю жизнь бралась за все, чтобы заработать и выйти в люди. Она верит в волшебную силу денег, судьбу и свою удачу. Ждет, когда ей повезет.


Сергей – почти молодой человек. Работает реализатором в антикварной лавке еще до того, как там появилась Людмила. Он слишком добр, чтобы отказать кому-либо в помощи, и люди этим пользуются. Общительный, интересный собеседник, много знает. Он в общем-то понимает, что его обманывают, но верит в порядочность людей. Испытывает симпатию к Людмиле. Но пока безответно.


Виктор – всегда знает, кому и как правильно тратить деньги. Умеет втереться в доверие и быть рядом с теми, у кого есть деньги. Но в тот же день, когда у вас закончатся деньги, Виктор исчезает. Завсегдатай всех модных и злачных мест города, участник всевозможных тусовок и презентаций. Знает, где и что кому купить. Он незаменим для Людмилы, но только пока у нее есть деньги. Аферы? Виктор их любит, но слишком труслив, чтобы стать самодостаточным «негодяем», и потому вечно в поисках тех, кому улыбнулась удача.


Второстепенные действующие лица:


Посетители антикварной лавки. Некоторые – постоянные покупатели, которые часто приходят лишь для того, чтобы пообщаться с Сергеем. Некоторые – те, кто несет свои раритеты, чтобы выручить деньги.


Леха – вертлявый, окунеобразный, «рыбаприлипала» в антикварной лавке. Вечно крутится рядом, вылавливая и перехватывая интересных клиентов. Жаден и непостоянен. Все время куда-то исчезает и пытается надурить всех, кто только попадается на его уловки и разглагольствования.


Участковый милиционер Петр Евгеньевич. Постоянно находится в поисках краденого, правда безуспешно. Но часто просто распугивает клиентов и посетителей не столько своим присутствием, сколько вопросами и безосновательными подозрениями. Зная безотказность Сергея, отправляет к нему всех и вся со всякой рухлядью. Пока он находится в лавке, все покупатели обходят ее стороной. Как так получается, никто не знает, поэтому стараются выпроводить его как можно скорее. Зато от него есть и польза: местные жулики и бандиты обычно обходят лавку стороной.


Марк Моисеевич – старый подпольный миллионер, всегда знавший толк в бриллиантах, драгоценностях и во всем, что могло стоить дорого и приносить прибыль. Ему не требуется никакой каталог или заключение эксперта, будь то мебель, картина или столовое серебро. Даже вес драгоценных камней он определяет на глаз, и никогда весы не опровергали его вердикт. Если он называет цену вещи, то никогда не ошибается. Никогда не обманывал, и потому ему доверяют. Его знают все богатые люди не только города, но и страны. Он был богат еще с советских времен. И первый подпольный миллион ему принесли вещи, которые раньше продавались в магазине «Тысяча мелочей».


Михаил – нефтяник-вахтовик. В городе появляется редко. Приехал, только чтобы распродать все, что осталось от его стариков. И тут же уехал.


Людмила вполне себе довольная. Все время в мечтах о лучшем будущем. Искренне верит, что однажды ей повезет. В повседневной жизни проста, одевается с «толкучки», поэтому на нее мало кто обращает внимание. Не боится никакой работы: сказываются деревенское прошлое и работа реализатором на вещевом рынке. Но, стоит ей приодеться, сделать прическу и макияж, и она становится объектом внимания и восхищения мужчин и зависти женщин.

Подруг особых нет. Торговаться умеет за каждый грош, но все равно ей не везет. И чем больше не везет, тем сильнее она себя убеждает в том, что наступит день, когда фортуна ей улыбнется и жизнь ее изменится в лучшую сторону. Тогда все будет по-другому. Будут деньги, она сможет купить себе все то, о чем мечтает, и тогда все обзавидуются. А самое главное – она никогда больше не вернется в прошлое, в свой случайно доставшийся по наследству антикварный магазин, который больше похож на лавку старьевщика. В нем она чувствует себя такой же рухлядью, как та, которую тащат ей со всего района.

Любой и каждый несет ей в магазин как что-то ценное всякие безделицы малого формата и огромного размера. Чаще всего оказывается, что эти вещи и гроша ломаного не стоят. Драгоценные камни превращаются в стекляшки, золото – в бронзу, серебро оборачивается дешевым мельхиором, а то и оловом, награды – новоделом, картины – подделками. Но Людмила на людей не обижается. Она верит в свою удачу. И ждет.

И однажды ей повезло. Совершенно случайно. В ее руки попала особо ценная картина. Ее принесла соседка. Принесла за три тысячи рублей. Больше у Людмилы все равно не было. Вот она, удача! Теперь она ее не отпустит. Все будет не так, как всегда!

Это произошло некоторое время назад. Приехавший с Севера на пару дней знакомый детства Михаил принес ей картинку про море. Он продавал родительский дом и все более или менее ценное решил обратить в купюры. Просил хоть сколько. На поминки денег хотел. Не дала. Пожалела. В углу и так похожих картинок валялось много. А потом оказалось, что это был Айвазовский. Дорого за нее потом дали в антикварном салоне в центре города.

Он к ней приходил потом похвастаться, сколько денег получил. Сергей тогда настаивал, что нужно купить, но она ему не поверила, не послушалась. Как всегда, вокруг магазина крутился гиперактивный жучок Леха. Он старался перехватить интересные предложения. Но, если ему это удавалось, он обычно исчезал, бросаясь заработать денег и продать предмет в приличных антикварных лавках и приличным коллекционерам, которые с ним общались, но на порог не пускали.

Теперь Людмила решила все-таки рискнуть. Сергея как назло не было. Не с кем было посоветоваться. И она, на свой страх и риск, приняла решение. Купила. И не зря! Оказалось, автор картины есть во всех каталогах. Наконец-то повезло! Сбылась мечта! Аукцион принес ей двести тысяч евро!

Помочь в оценке и продаже картины ей мог только один человек. Своих денег он не тратил никогда, но они у него были. Будучи подпольным миллионером, еще с давних советских времен, он покупал и продавал ценности, знал, как продать любую вещь, если у нее была подходящая цена. Его репутация была безупречна. На него работало даже его имя. Марк Моисеевич был известен во всех антикварных кругах страны. Уж он-то точно знал, сколько стоит эта картина, как и кому ее показать и что следует продать через аукцион, а что только через доверенных лиц.

С этой минуты у Людмилы началась другая, новая жизнь. Все завертелось как в колесе. Теперь можно было реализовать все свои планы и мечты. Главное – у нее появилась уверенность, и она точно знала, что в лавку старьевщика не вернется никогда. Лавку она закрыла. Теперь ей не нужен был никто. Про Сергея она как-то даже забыла. Ведь у нее теперь новая жизнь, и в ней нет места людям из прошлого.

Закрутился калейдоскоп событий. Первое, что следовало сделать по ее заранее разработанному и многократно подвергшемуся корректировке плану будущих затрат миллионера, – незамедлительно приступить к практической реализации лелеемого благополучия. Единственное, чего ей сейчас не хватало, – близких подруг, которые у нее вроде бы и были, но, когда появились деньги, их стало еще больше, а по факту настоящих, надежных как не было, так и не стало. Те, с кем она общалась раньше, теперь ей, успешной и богатой, почти «столбовой дворянке», были не ровня, и она это чувствовала. Понимала в душе, что не совет, как борщ готовить, ей нужен. Что они, глупые подруги, могли знать и понимать в богатой жизни?

Ждать было нельзя. Следовало действовать. Пора было приступать к реализации мечты богатой и успешной женщины. Первое, что нужно было сделать, – купить шубу. Теперь любой магазин был в ее распоряжении. В новой шубе можно было посидеть в лучшем кафе, спокойно выпить кофе, задуматься о том, что делать дальше.

И тут появился он, Виктор. Откуда он взялся, как получилось, что оказался за ее столиком, откуда знал, что нужно заказывать, она и теперь не смогла бы вспомнить. Также как и не в состоянии припомнить, кто тогда заплатил за все. С этой минуты всем управлял Виктор. Он стал незаменим едномоментно и во всем. Виктор знал, какую и где следует купить машину. У кого и за сколько снять квартиру с мебелью, чтобы сразу чувствовать себя богатой. Где покупать землю и начинать строить дворец. Но это потом, а сейчас нужно ехать отдыхать в Сочи, в Турцию, в Египет…

Прошло три года. В один прекрасный день удивленные соседи увидели, что двери лавки вновь открыты. А на лестнице с ведром и тряпкой отмывает пыль с поржавевшей вывески «Антикварный салон «Старина» Людмила. Виктор исчез так же неожиданно, как появился. Круг замкнулся. Удача – это такая вещь, что удержать ее в руках трудно. Хотя лавка еще не открылась, малахольный сосед с авоськой гремящих пустых бутылок в одной руке тащил в магазин другой рукой старое, разбитое деревянное корыто. Жизнь вокруг антикварной лавки закручивалась по новой. Будто ничего не произошло. Народ вновь потянулся со своими древностями. Но жизнь переворачивала новую страницу. И, как принято, готовила сюрпризы.

Оказалось, что Сергею за это время тоже повезло. Ему в наследство досталось хозяйство в деревне. Вернее было бы назвать это богатство фермой: десяток коров, козы, овцы, кролики, шиншиллы, куры, фазаны и даже один павлин. А также старый, разваливающийся дом, заброшенный сад с вишневыми деревьями, пьющие и завидующие «городским буржуям» соседи, которые давно бы все спалили, но жалко было коров, дворовую собаку и домашнюю кошку.

Зато все верили, что в доме водятся привидения, и под его крышей был огромный чердак, куда стаскивали всякую рухлядь еще в те времена, когда палили барские усадьбы, предварительно растащив по избам все, что можно было растащить. Практиковались реквизиции и растаскивание кулацкого барахла. Даже немцы не рискнули там покопаться. Все на чердаке было перевернуто вверх дном, покрыто вековой пылью и затянуто паутиной.

Теперь все это наследство предстояло разобрать и решить, что с ним делать. Сергей позвал за собой Людмилу. Один бы не справился. Удача, казалось, вновь улыбнулась Людмиле. На чердаке старинного дома ее и Сергея ждал новый раритет. Но это уже другая история. А может, и истории. Как это было с двумя рыцарями пятнадцатого века, гарнитуром венской мебели, античным кладом, скрипкой из Италии и другими сокровищами.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное