Александр Тетерин.

Сколько в России лишних чиновников?



скачать книгу бесплатно

© Александр Тетерин, 2016


ISBN 978-5-4483-4744-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1. Предисловие автора

В первом приближении, в своей классовой структуре общество делится на две неравные части – класс эксплуататоров (неработающие члены общества) и класс эксплуатируемых (трудящаяся часть населения).

Олигархическая верхушка общества управляет трудящимися через многочисленную армию государственных чиновников.

С точки зрения обывателя, олигарх – это представитель немногочисленной группы лиц, которая путем использования собственного политического влияния сосредоточила в своих руках значительную долю финансовых и материальных ресурсов государства. Доход олигарха характеризуется вполне определенным размером доли валового национального продукта, которую ему удается присвоить. Мы могли бы выразить эту долю, к примеру, в тысячах тонн добываемого сырья, или в миллиардах штук единиц готовой продукции, или, как завзятые олигархи, использовать в расчетах валютный денежный эквивалент, но дело в том, что цифры эти нам, как правило, не известны.

Предположим, однако, что в материально обеспеченном семействе олигарха – муж и жена – появляются дети. Перед олигархом-папашей встает серьезная проблема – неужели, достигнув совершеннолетия (получив нужное образование и приобщившись к бизнесу в контролируемой отцом отрасли народного хозяйства), детишки сразу сократят долю валового национального продукта, приходящуюся на душу одного среднестатистического олигарха?!

Но, может быть, за это время население страны, плодясь и размножаясь, выдаст на-гора нужное количество свежих рабочих кадров, которые (также достигнув совершеннолетия и пополнив ряды наемных работников) обеспечат соответствующей долей валового национального продукта юных отпрысков папаши-олигарха?

Ага! И вот уже тренированный в жесткой конкурентной борьбе за государственный подряд, мозг олигарха возбужденно рождает новую идею. А что, если бы этого…, как его там…, народа… рождалось немного побольше? Пожалуй, от этого моя доля денежного эквивалента даже немного бы возросла!


Так ли это на самом деле? Мы видим, что экономически развитые страны на определенной ступени государственного развития действительно начинают явственно заботиться о повышении рождаемости в стране. С большой долей вероятности можно предположить, что кто-то уже просчитал сумму собственной прибыли от осуществления программы заботы о населении. Вероятно также, что при расчетах подобного рода можно было бы обнаружить ряд важных закономерностей развития, как общества в целом, так и олигархической верхушки, в частности.

Такие данные, несомненно, были бы не менее интересны и для другой, более трудолюбивой части населения, из-за собственной занятости подчас не имеющей возможности самостоятельно проанализировать ситуацию.


Существует ли способ, хотя бы приблизительно, определить численность привилегированного класса? Каково соотношение численности эксплуатируемых и эксплуататоров в нашей стране?

С одной стороны, у олигархов тоже есть дети (и редко кто из них идет трудиться к станку) и можно было бы ожидать, что общая численность привилегированной группы растет.

Но, с другой стороны, гордое имя олигарха предполагает и обладание реальной политической властью – а количество министерских портфелей, крупных окологосударственных монополий или отраслей народного хозяйства не может расти в геометрической прогрессии. Следовательно, численному росту олигархии могут препятствовать объективные обстоятельства.

Ниже мы попытаемся вместе с читателем найти ответы на эти вопросы.

Глава 2. Демографические модели

Рождаемость, воспроизводство и увеличение численности населения в любой стране подчиняются определенным правилам, хорошо известным ученым-демографам. Мы рассмотрим несколько моделей воспроизводства населения, которые будут достаточно просты и, вместе с тем, сохранят в себе основные черты, присущие реальным демографическим законам.

Пусть в начальный момент времени численность населения выражается цифрой два. Читатель, которого смущает такая малочисленность человеческой популяции, может представить за этой цифрой две тысячи или даже два миллиона человек – математически это не повлияет на ход наших дальнейших рассуждений.

Будем считать, что все население (наша семья из двух человек) в начальный момент времени (обозначим его за t0) имеет одинаковый возраст, а именно – только что появилось на свет (для двух миллионов человек ситуация, конечно маловероятная – но нужно помнить, что мы рассматриваем всего лишь упрощенную модель демографического процесса). Через двадцать пять лет, в момент времени t1, у этой пары появляются двое детей, которые, в свою очередь, достигнув двадцатипятилетнего возраста, порадуют родителей внуками в момент времени t2. И, наконец, в момент времени t3 (еще через двадцать пять лет) на свет, усилиями повзрослевших внуков, появятся правнуки первой человеческой пары, которая именно в этот момент перейдет в мир иной, достигнув почтенного возраста в семьдесят пять лет.

Таким образом, и далее каждая человеческая пара в двадцать пять лет будет производить на свет двоих детей (в дальнейшем не участвуя в процессе деторождения), а в семьдесят пять лет – умирать.

Перепись населения будем осуществлять через каждые двадцать пять лет, поскольку только в эти моменты происходят демографические изменения в обществе. Динамика численности населения будет выражаться следующими цифрами 2; 4; 6; 6; 6 … и т. д. Два человека – в начальный момент времени, четыре человека (родились дети) – в момент времени t1, шесть человек (родились внуки) – в момент времени t2, шесть человек (родились правнуки, и умерла первая супружеская пара) в момент времени t3, и так далее, до бесконечности.

Видно, что очень быстро (в историческом масштабе событий) популяция достигает своего максимума и остается на его уровне до бесконечности. Это самая простая модель демографического воспроизводства, при которой не происходит численного увеличения населения страны.

Следующая из рассмотренных нами моделей уже подразумевает некоторый рост населения. Будем считать теперь, что события развиваются следующим образом. Каждая супружеская пара (в нашем представлении пара – это просто среднестатистическое понятие) в двадцать пять лет производит на свет двоих детей, еще двоих – в пятьдесят лет, и умирает в семидесятипятилетнем возрасте. Все следующие поколения в точности повторяют данную схему. Динамика численности населения выразится таким рядом цифр: 2; 4; 8; 12; 20; 32; 52…

Начиная с момента времени t3 (умирает первая пара, и численность населения достигает 12 человек), каждое последующее число образуется путем сложения двух предыдущих чисел ряда.

Последняя из рассмотренных демографических моделей может показаться некоторым читателям слишком оптимистичной – рождение в семье четырех детей считается, скорее, исключительным событием. Поэтому, предложим еще одну модель демографического процесса. В семье двадцатипятилетних супругов рождается двое детей, а через двадцать пять лет на свет появляется еще один ребенок. Итого – три ребенка на семью. Численность населения будет расти следующим образом: 2; 4; 7; 9; 12.5; 17; 23.25…

Дробные числа не должны смущать читателя, поскольку мы рассматриваем не реальных людей, а всего лишь среднестатистические данные.

Начиная с четвертого числа этого ряда (это момент времени t3 – время, когда умерла первая семейная пара) каждое следующее число образуется путем сложения предыдущего с половинкой от числа предшествующего предыдущему. То есть: 9=7+4/2; 12.5=9+7/2 и т. д.

Момент времени t3 является важной временной точкой в каждой из рассматриваемых моделей. Именно в это время демографическая кривая начинает описывать реальную жизненную закономерность – и в обществе присутствуют все возрастные категории населения. До этого момента в рассматриваемых моделях нет людей старшего возраста (пожалуй, только Адаму с Евой довелось пожить в таком неполноценном социуме).

Если построить график временной зависимости численности населения на полулогарифмической бумаге (бумага, где на вертикальной оси откладываются не числа, а их десятичные логарифмы), точки, соответствующие приведенным выше рядам чисел, начиная с момента времени t3 выстроятся вдоль прямых, со своим, характерным для каждой модели, углом наклона.

В первом рассмотренном нами случае простого воспроизводства (без увеличения численности населения) прямая будет горизонтальна. Во втором случае демографическая зависимость будет иметь наклон. В третьей модели наклон прямой будет меньше.

Реальные законы демографического развития также описываются подобными закономерностями, и, в большинстве случаев, точки на временной логарифмической зависимости численности населения страны располагаются вдоль прямой. Расстояние от горизонтальной оси до прямой характеризует общую численность, а наклон прямой – скорость прироста населения. Чем больше наклон – тем стремительнее растет население страны. Демографы обычно приводят в средствах массовой информации цифры рождаемости и смертности. Наклон прямой – более наглядней говорит о направлении и скорости происходящих в стране процессов.

Наиболее важным свойством демографической зависимости является следующее – относительная доля той или иной возрастной группы населения постоянна и не меняется с увеличением численности населения. То есть, к примеру, в нашей третьей модели демографического процесса общая доля новорожденных в обществе составляет 44 процента от общей численности населения. И, если рост населения происходит в соответствии с описанным законом (так, что наклон логарифмической прямой не меняется), процент остается постоянным.

Отсюда проистекает важное следствие – если в какой-то определенный момент развития общества нам известна общая численность какой-либо возрастной группы населения, то мы легко можем вычислить и наклон логарифмической прямой, то есть, темпы роста народонаселения. И наоборот – зная наклон прямой, можно определить возрастной состав населения страны. Правда, для этого необходимо рассматривать демографическую модель, построенную с учетом статистического разбиения общества на возрастные группы. Так, в описанных выше моделях мы не можем вычленить в отдельную группу лиц до 18 лет (принятая в статистике возрастная категория), поскольку рассматриваем динамику демографического развития с временными интервалами в двадцать пять лет. Но ничто не помешает нам создать более сложную демографическую модель, если это понадобится в дальнейшем.


Чтобы понять, насколько близко наши модели отражают реальные темпы демографического развития, рассмотрим динамику роста численности населения некоторых стран.


Рис. 2.1. Зависимость численности населения США от времени. По вертикальной оси отложен десятичный логарифм численности населения N (в миллионах человек); по горизонтальной оси – время в годах. Верхняя прямая линия – демографическая модель с четырьмя детьми в семье.


На рис. 2.1 изображена временная зависимость численности населения США. По горизонтальной оси отложены годы 20-го столетия (начиная с 1900 года), по вертикальной оси – десятичный логарифм численности населения N (в миллионах человек).

Точки на графике соответствуют официальным статистическим данным (данные переписи населения), прямая линия – описанная ранее теоретическая зависимость. Видно, что рост населения хорошо описывается рассмотренной ранее демографической моделью с тремя детьми в семье.

Верхняя прямая линия – теоретическая зависимость для рассмотренной демографической модели с четырьмя детьми в семье.


Америка сравнительно благополучная страна, практически не затронутая военными конфликтами, и график роста численности выглядит достаточно гладко.


Рис. 2.2 изображает аналогичную зависимость для СССР. Статистические данные переписи населения (точки на графике) приведены с учетом территориальных изменений, происходивших в России и СССР в рассматриваемый период.


Если бы первая мировая (затем гражданская), и вторая мировая война не повлияли бы на демографическую ситуацию, численность населения, вероятно, увеличивалась бы в соответствии с пунктирной линией на графике (демографическая модель с тремя детьми в семье).


Первая мировая война и последующие события (революции в России и гражданская война) уменьшили население страны (первый разрыв сплошной прямой линии на графике), которое, тем не менее, продолжало увеличиваться практически прежними темпами.


Рис. 2.2. Зависимость численности населения CCCP от времени. По вертикальной оси отложен десятичный логарифм численности населения N (в миллионах человек); по горизонтальной оси – время в годах. Верхняя прямая линия – демографическая модель с четырьмя детьми в семье. Пунктирная прямая линия – демографическая модель с тремя детьми в семье.


Второй разрыв сплошной прямой линии соответствует резкому уменьшению численности населения во время второй мировой войны. Послевоенный период (третий отрезок прямой) опять достаточно точно соответствует рассмотренной ранее теоретической демографической модели с тремя детьми в семье.


Верхняя прямая на рис. 2.2 (также, как и на рис.2.1), соответствует демографической модели с четырьмя детьми в семье.


Рис. 2.3. Темпы роста населения Африки (отдельные точки на графике). Верхняя прямая линия – демографическая модель роста населения с четырьмя детьми в семье. Нижняя прямая линия – демографическая модель с тремя детьми в семье.


Не следует думать, что семья с четырьмя детьми (среднестатистическими детьми, благополучно выжившими в условиях повышенной детской смертности, характерной для слаборазвитых стран с традиционно высокой рождаемостью), и соответствующие темпы роста населения есть явление чисто теоретическое.

Темпы роста населения Африки (как это видно на рис.2.3) с пятидесятых годов 20-го столетия даже опережают эту зависимость (верхняя прямая на графике, соответствующая теоретической демографической модели с четырьмя детьми в семье, имеет меньший наклон, по сравнению с воображаемой линией, проведенной через точки статистических данных).

Можно добавить, что рост европейского населения происходит более медленными темпами – в среднем здесь рождается менее трех детей на семью.


Таким образом, можно заключить, что рассматриваемые нами теоретические модели вполне работоспособны среднестатистически и имеют полное право на существование.

Как видно из приведенных графиков, на протяжении исторического развития страны, существуют периоды, когда длительное время сохраняются темпы прироста населения, весьма характерные для данного общества. Причем, даже явления глобального масштаба (мировые войны), сильно уменьшающие численность, практически не оказывают влияния на темпы роста населения (естественно, сказанное справедливо при условии, что за время военного конфликта страна сохранила свою государственную целостность).

Глава 3. Метод анализа классовой структуры государства

После того, как мы ознакомились с законами увеличения численности населения, рассмотрим материальную составляющую развития общества – товарное производство. Причем, нас будут интересовать не марксистские капиталистические товарно-денежные отношения, а лишь количественные результаты производительного труда. Чтобы читателю было легче освоить предлагаемую методологию, приведем весьма упрощенную схему производства товара, постепенно усложняя ее в дальнейшем.

Пусть где-то в дебрях Амазонки обитает (необходимое нам для наших теоретических изысканий) дикое племя туземцев, зарабатывающих на жизнь добычей золота, которое, после ежедневной промывки речного песка, они сдают единственному представителю цивилизованного мира – колонизатору-капиталисту.

Предположим также, что в промывке золота без выходных и отпусков участвует поголовно все племя, включая женщин, стариков и грудных младенцев. Дети, не умеющие с рождения копаться в песке, мгновенно умирают, а старики встречают свою смерть на прииске.

Каждый туземец сдает колонизатору ежегодно один килограмм намытого золотого песка.

Несмотря на тяжелые условия труда, взрослое население обеспечивает и (нужный нам теоретически) естественный прирост населения, которое увеличивается в соответствии с рассмотренным ранее демографическим законом – к примеру, одна среднестатистическая туземная семья за свою жизнь производит на свет трех детей.


Тогда, если на графике роста численности населения мы отложим еще одну кривую, демонстрирующую соответствующее количество килограммов золота, добытого населением, две эти кривые полностью совпадут (при условии, что народонаселение мы измеряем количеством человек, а не сотнями, тысячами или миллионами человек).

В данном случае мы, конечно, умышленно (ради простоты изложения) установили бедным туземцам такую производственную норму, чтобы наши кривые на графике совпали.


Теперь допустим, что среди туземцев появился представитель привилегированного класса – пусть это будет, скажем, министр золотодобывающей промышленности. Он будет занят руководящей работой и стратегическим планированием и не будет принимать участия в тяжелой ручной работе по добыче золотого песка.

В этом случае кривая роста золотодобычи будет лежать на одну единицу ниже кривой роста численности населения (см. рис 3.1). Эта разница есть именно та человеко-норма, которую не додал родине наш министр.

Кривая роста численности населения, соответствующая описанному ранее числовому ряду: 9; 12,5; 17; 23,25; 31,75, показана на рисунке 3.1 пунктиром. Моменты времени отложены на горизонтальной оси с соответствующим нашей модели интервалом в 25 лет.

Ниже на единицу (от кривой роста численности населения) расположена кривая добычи золота. Точки на этой кривой соответствуют количеству золота, добываемому в соответствующий момент времени – 8; 11,5; 16; 22,25 и 30,75 кг.


Понятно, что любой стране, в конце концов, грамотное руководство промышленностью крайне необходимо – ведь именно благодаря руководящим усилиям министра, кривая добычи золота постоянно идет вверх (По крайней мере, самому министру очень хотелось бы, чтобы его любимый народ, не знакомый с нашими графиками, думал именно так.)

Знакомая картина, не правда ли?


Рис. 3.1. Теоретическая кривая роста численности населения N (верхняя пунктирная кривая) и нанесенные на тот же график кривые роста золотодобычи (нижние сплошные кривые).


Но прозорливый читатель поймет, что рост золотодобычи здесь обусловлен единственно ростом численности населения страны, а если бы министр немного потрудился руками, показатели золотодобычи от этого только бы возросли.


Мы подошли к важному правилу анализа экономической ситуации в стране: темпы роста товарного производства должны оцениваться только вместе с учетом темпов демографического прироста населения.


Говоря проще, жизнерадостные слова премьер-министра любого государства о том, что «рост промышленного производства за год составил шесть процентов, что на полтора процента больше прошлогодних показателей» не имеют смысла без данных о приросте населения страны. Если при этом годовой прирост населения составил семь или более процентов – налицо явный экономический упадок.

График на рис. 3.1 интересен для нас тем, что из наглядного сопоставления двух кривых можно легко определить количество неработающих представителей привилегированного класса. В любой момент времени t постоянная разница между двумя кривыми показывает, что в данном обществе один человек не производит товарный продукт (то есть, не работает).

Это, конечно же, самый примитивный сценарий развития общества, в котором намеренно допущены большие упрощения. Дальше мы рассмотрим и более сложные сценарии.

Во всех случаях наш подход к описанию процесса товарного производства будет среднестатистическим. То есть, если бы мы имели двух министров, каждый из которых проводил половину своего рабочего времени в министерском кабинете, а вторую половину – на золотодобыче (полноценно работая руками) – мы получили бы точно такие же графики, как и на рисунке 3.1. Суммарное количество неработающих равнялось бы единице.

В этом простом сценарии принято постоянным и количество неработающих, то есть, считается, что, по тем или иным причинам, не происходит увеличения численности министров (допустим, во всем туземном племени имеется только один приличный кожаный портфель). К тому же никакой министр не продержится на своей нервной работе целых сто лет (именно такой период времени показан на графике). Поэтому, министерскому посту следует формально приписать некую преемственность. Министры при этом, конечно, могут сменять друг друга, главное, чтобы их не становилось больше.


На рис. 3.1 нанесены еще две кривые, расположенные ниже первой кривой выработки продукции. Вторая кривая снизу соответствует темпам золотодобычи, которые были бы зафиксированы при условии, если бы каждый туземец добывал в год не один килограмм золота как раньше, а всего лишь половину килограмма – значение кривой в каждой точке ровно в два раза меньше, чем в первом случае.

Здесь обнаруживается очень интересный момент, существенно приближающий нас к сценарию полноценного общества. Оказывается, что эту же, уменьшенную в два раза, кривую мы могли бы получить не только уменьшением вдвое нормы выработки продукции, но, например, сокращением вдвое численности занятого производительным трудом населения (половина туземного племени может начать заниматься рыбной ловлей или сельским хозяйством). А можно просто начать измерять количество добываемого золотого песка не килограммами, а железными кружками, в каждую из которых входит по два килограмма золота – и в этом случае кривая уменьшится ровно в два раза.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2