Александр Субетто.

Капиталократия и глобальный империализм



скачать книгу бесплатно

К сожалению А. П. Паршев ограничился в анализе уровнем бытия промышленного капитала, а наличие мирового финансового рынка воспринял как данность, не задав себе вопроса, а кто принимает решение о переправке миллиардных капиталов к новому месту? А если поставим так вопрос, то в рамках теории капиталократии получим ответ – центр мировой финансовой капиталократии, например, как ее представитель, – Дж. Сорос, который осуществляет крупные спекулятивно-финансовые операции (со скрытыми политическими целями, которые, как правило, прячутся за логикой выгоды и приращения финансового капитала). Дефолт в России 17 августа 1998 года по некоторым данным как результат мощной спекулятивно-финансовой операции мировой финансовой капиталократии был спроектирован за целый год до этого момента. Одним из «проектировщиков» этой операции был Дж. Сорос, а ее исполнители в России – Кириенко, Чубайс и другие. Если вспомним историю, то приблизительно за год до этого, точно также пострадала валюта Малайзии и других «тихоокеанских тигров» (1997 год), что вынудило открыто выступить президента Малайзии против Сороса с обвинением его в финансовой агрессии.

Финансовый капитал отчуждается от промышленного точно также, как последний отчуждается от труда. Тенденция – закономерность в эволюции капитала по постепенному сбрасыванию с себя «материальных гирей», привязывающих его к труду, с тем, чтобы стать «безынерционным», «дематериализованным», «фиктивным», чтобы любые «лаги запаздывания» от вкладов капитала стали «нулевыми» (мгновенное получение прибыли), приобретает в финансово-спекулятивном капитале свое «завершение», свой «предел». Капитал «отрывается» от промышленного капитала, и соответственно дважды «отчуждается» от труда, чтобы приобрести «власть», равную божественной, чтобы эксплуатировать промышленный капитал. Если в США приблизительно в 1973 году было 15–17 % «спекулятивных долларов», то к концу ХХ века их «доля» приблизительно оценивается в 70–80 %. США становится центром концентрации «фиктивного капитала» как инструмента управления рыночно-капиталистической цивилизацией мира, как инструмента мирового господства финансовой капиталовласти («финансовой олигархии» в США). «Либерализм» рождает финансово-капиталократический и одновременно информационно-технотронный «тоталитаризм», который, в определенных случаях сопротивления ему, показывает «волчий оскал» глобального фашизма. Пример тому – война в Югославии в 1998 году, которая по сущности есть новый тип войны Запада, мондиализма против «непокорных» стран с «традиционной культурой», – безжалостной войны новейшей техники, новейшего оружия массового истребления, управляемой финансовым Капиталом-Богом, олицетворенным мировой финансовой капиталократией США.

Фактически финансовый Капитал создает в конце ХХ века сектор «виртуальной экономики», противостоящей промышленной. А. С. Панарин в упоминавшейся книге так пишет об этом (фактически раскрывая один из механизмов действия финансовой капиталократии): «Прежде всего речь идет о различиях и конфликте между виртуальной экономикой биржевых спекуляций и реальной экономикой, связанной с производством товаров и услуг.

США вступил в эру «электронных денег» и виртуальной экономики, в центре которой стоит банк, а не предприятие, с твердой решимостью выстроить новую иерархию: гегемония банковского капитала над промышленно развитыми странами, продемонстрировавшими способность успешно конкурировать с американской промышленностью. Новый мир виртуальной банковской экономики, связанной с манипуляциями курсов валют и интернационализацией денег, призван обеспечить несравненное трудовое усердие носителей реальной экономики…» (с. 104).

А. С. Панарин не поднимается до уровня понимания сущности динамики капиталократии, хотя как видно из приведенной цитаты, он близок к такому пониманию. Барьером к такому пониманию у него стоит его антикоммунистическая – антисоциалистическая позиция, которая совпадает с позицией капиталократии, в том числе мировой. Он правильно показывает предел в эволюции «отчужденного капитала» и построенного на его культе либерального материализма Запада, необходимость перехода человечества в иное качество Бытия и своей Истории, которое связано с приматом духовности, ответственности перед Природой, с приматом экологизма. И видит этот путь, когда он апеллирует к «экономике», на путях народного капитализма. Здесь проявляется «оторванность» приверженцев народного капитализма от реалий бытия Капитала. Это утопичный путь, не вооружающий человечество в борьбе против мировой капиталократии. Народный капитализм рождает обыкновенный капитализм, потому что не отрицает примата частной собственности. Марксизм прав в утверждении, что частная собственность рождает капитализм ежеминутно, ежечасно, а вместе с ним и капиталократию, стремящуюся к бесконечной экспансии, пока не «завоюет» весь мир.

Предел в эволюции мировой капиталократии – смерть человечества, а затем и ее носителей. Логика эволюции «Капитала-Бога» беспощадна. В этой логике в будущем нет места для человеческой жизни. Преодоление этого Предела – в социалистической, коммунистической форме хозяйствования, т. е. при примате общественной собственности, при которой капитал становится социалистическим т. е. не совсем капиталом, а деньги – «не совсем деньгами». Он возвращается к своим «корням» – к труду. «Общество Капитала» превращается в «общество Труда», что означает, что на место «свободы Капитала» приходит «свобода Труда» и человек действительно приобретает власть над своим Бытием, становясь «ноосферным», т. е. способным обеспечить управление социоприродной гармонией на основе общественного интеллекта и образовательного общества.

Система свободного перемещения капитала кажется «свободнорыночной» только для «наблюдателя» снизу, для которого не видны «верхние механизмы» управления со стороны верхних эшелонов финансовой капиталократии. На самом деле сама «система свободного перемещения капитала» и есть система управления потоками капитала на верхних эшелонах финансовой капиталовласти, которые представлены управлением банковского капитала США и к нему «пристегнутым» банковским капиталом Англии, Канады, Австралии и других стран, входящих в «англо-американский альянс», а также, в значительной доле, стран Западной Европы, Японии, Саудовской Аравии.

Верхний эшелон финансовой капиталовласти космополитичен и, как правило, на персональном уровне в значительной степени представлен лицами еврейской национальности. США – база его местопребывания. Но не исключено, что с учетом мгновенности операции перемещения масс денежного капитала, благодаря современной глобальной коммуникационной «паутине», которая также контролируется этим же финансовым капиталом, уже созданы «базы» для его перемещения в случае угрозы для жизни США или уже наступающей катастрофы.

Финансовая капиталократия представляет кооперационно-финансовую вертикаль «денежной» (в настоящее время – «долларовой») – «стоимостной» власти, для которой «рынки» – это скрытые инструменты управления. Фондовым рынком или рынком ценных бумаг управляет тот «интеллект» (индивидуальный или групповой), который владеет контрольным пакетом акций (ценных бумаг) на этих рынках и владеет информацией о политике финансовой капиталократии. Только ли «выгода» здесь управляет всем, если следовать мифу «экономического человека» Запада, рациональное поведение которого связано с максимизацией своей выгоды? И да, и нет. Поэтому что, здесь «выгода» и политические (а в значительной степени геополитические) цели «сращиваются», не существуют одна без другой.

Следует «оговориться». Управление со стороны финансовой капиталократии ограничено, ограничено именно стихией конкуренции. Здесь заложено фундаментальное противоречие неокапитализма с оформившейся финансовой капиталократией. Капитализм пытается преодолеть собственное противоречие на «рельсах» капитализма, создав капиталовласть над капиталовластью, власть денег над деньгами. В этом своем движении он пытается дойти до собственного предела – предела Великого Абсурда, в котором Капитал овладевает всем миром, уничтожая полностью труд, и соответственно все человечество.

Предел Абсурда Капитала – экономическая смерть человечества, а вслед за ним и Капитала, высосавшего из человечества все человеческое, всю «кровь» жизни, и сделав его «трупом» еще до начала физической смерти. «Трупный» Предел Абсурда Капитала уже просматривается зримыми контурами в «Человейнике» Александра Александровича Зиновьева и «Строе Денег» Жака Аттали, в строе «электронных денег», в котором «человек» окажется тождественным определенной сумме «электронных денег», т. е. электронно-денежной стоимостью, находящейся в потоках финансов и управляемой мировой финансовой капиталократией.

«Пирамиде» капиталократии соответствует «пирамида» так называемых «рынков». «Рынки» финансового капитала как система его перемещения управляет «рынками» промышленного капитала, которые внутри себя в свою очередь иерархизованы.

Рост концентрации капитала и соответственно капиталократии связан с тенденцией сворачивания рынка. Олигополия – это даже не «рынок», а структура дележа так называемого «рынка» между олигополистами, который, будучи скреплен договором, строго соблюдается.

Так, например, действует олигополия автомобильных производителей в США. Произведенный дележ (с лагом упреждения не менее года) автомобильного рынка строго соблюдается. Теперь олигополия «свернулась» в монополию, чтобы защищать свой «внутренний рынок» от иностранных конкурентов, например от автомобильных концернов Японии и Германии.

Конкуренция между олигополистами приобретает характер «диалога» за «круглым столом», в котором оцениваются достигнутые результаты в «скрытой гонке» по созданию новых моделей автомобилей и формированию инвестиционных возможностей. Когда они уже «оценены», то конкуренция переходит в кооперацию, а олигополия превращается в «договорную» (трестовскую) монополию.

Фактически, чем больше концентрация капитала, тем меньше остается «рынка» в качестве основы для заказов на объемы товарного производства, тем большее значение приобретают плавные механизмы распределения ресурсов и товаров как альтернатива рыночным. Дж. Гэлбрейт считает, что экономика США на 55 % плавная, а на 45 % рыночная. А это означает, что 55 % экономики США представлена монополистами или олигаполистами с концентрацией капитала измеряемого десятками миллиардов долларов. Первые 12 мест по рейтингу производства оборота капитала и устойчивости прибыли в США занимают «фирмы-компании» с концентрацией капитала от 40–50 млрд. долларов до 280 млрд. долларов.

Рейтинговые места этих фирм почти не меняются вот уже на протяжении почти 40 лет.

Данная ситуация означает, что для них фактически рыночной конкуренции не существует. Этот «капитал» осуществляет долгосрочное планирование и структурную политику в США. Финансовый капитал в этих компаниях существует в виде собственных сетей банков, которые в свою очередь (самые крупные из них) входят в систему верхнего эшелона мировой финансовой капиталовласти.

Все крупные компании мира с очень большой концентрацией финансового и промышленного капитала во второй половине ХХ века трансформировались в транснациональные компании (ТНК), «центры» которых (для основного большинства) находятся в США как «столице» мировой финансовой капиталовласти.

Правильно отмечает М. Диченко, что ТНК является национальными по капиталу и международными по месту его приложения. В приведенном выше образе мировой организации капиталократии в виде «спрута» ТНК являются его «щупальцами», охватывающими все мировое хозяйство, так называемое мировое «открытое общество» (идеал мировой капиталократии и ее идеологов – К. Поппера, З. Бжезинского, Дж. Сороса и др.).

Общества национальных государств (локальных цивилизаций) и самих государств для того и должны быть «открытыми», чтобы легче было установить мировую финансовую капиталовласть и с помощью ТНК контролировать рынки национальных государств, обеспечивать управляемость мировыми ценами. Н. Моисеев для подчеркивания особой важности ТНК как инструмента глобализации «мира экономики», разрушения национальных границ вводит понятия «МИРА ТНК».

Количество ТНК в мире оценивается по-разному. По Н. Н. Моисееву за последние десятилетия возникло 37000 ТНК, имеющих около 200000 филиалов (Н. Моисеев, 1998, с. 359).

По данным М. Диченко динамика роста числа ТНК характеризуется следующими цифрами: в 1970 г. их насчитывалось примерно 7 тысяч, а в 1995 году количество ТНК возросло до 39000. В целом они контролировали 30 % промышленных активов мира, но основная хозяйственная деятельность сосредоточена в странах базирования. На них приходится 2/3 (~ 67 %) активов. В списке крупнейших ТНК – по критерию абсолютного размера продаж в 2 млрд. долл. – около 400 компаний, т. е. 1/10 часть всего списка ТНК (М. Диченко, 1999, с. 151).

ТНК осуществляют экспансию мирового капитала, главная доля которого сосредоточена в США, и тем самым реализуют стратегию установления мирового господства финансовой капиталовласти в США. Методы внешне экономической экспансии разнообразны, но в основном связаны с производственной и сбытовой политикой. Это происходит на основе широкой сети заграничных предприятий, принадлежащих ТНК. «У ста крупнейших ТНК 38 % активов расположены за рубежом (наше замечание: а в 62 % – в стране базирования, что является важнейшим фактом, С. А.), а заграничные продажи составляют 48 % общего объема» (М. Диченко, 1999, с. 151). По оценкам Н. Н. Моисеева, «…..совокупность ТНК представляет собой некую единую сеть, единую систему, владеющую третью всех производственных фондов планеты, производящую более 40 % общепланетарного продукта, осуществляющую заметно более половины внешнеторгового оборота, более 80 % торговли высшими технологиями и контролирующую более 90 % вывоза капитала. За последние пару десятилетий объем внешней торговли увеличился на планете не в 2–3 раза, как объем промышленного производства, а в 10 раз!» (Н. Моисеев, 1998, с. 359).

На основе данных оценок Н. Моисеев пишет о некоем новом этапе самоорганизации мировой экономики в форме «МИРА ТНК», ограничиваясь оценкой «МИРА ТНК» как одноуровневой сети ТНК. На самом деле «МИР ТНК», если пользоваться этим образом, иерархизован. Система ТНК имеет внутри себя иерархию («страт ТНК», по концентрации капитала которые распределены по логарифмическому закону – по закону логарифма с основанием 10», а это дает оценку около 4-х уровней иерархии). Указанные 400 ТНК с наибольшей концентрацией капитала, активы которых непосредственно контролирует финансовый капитал США, входящий в активы Банковской Корпорации, представляют собой непосредственный инструмент реализации мировой финансовой капиталократии. Остальные 37?39 тысяч ТНК находятся под контролем этих 400-от. Сеть ТНК есть иерархизованная сеть, напоминающая «паутину» с «пауком» в центре, о которой мы уже писали выше.

Сеть ТНК образует систему управления мировым рынком и «открытым обществом» со стороны мировой капиталократии. «Мировой рынок» или «вселенский рынок» (последний термин предложен Н. Моисеевым) образуют на самом деле «псевдорынок», «несвободный рынок», с помощью которого происходит изъятие «страновых рент» из стран с неблагополучными климатическими, почвенными, ландшафтно-географическими условиями и вывоз капитал в «столицу финансовой мировой капиталократии» – в США и ее ближайшую периферию – в развитые страны Западной Европы и в Японию. Именно постоянный вывоз богатств из бедных стран в богатые на основе механизма управляемого мирового рынка увеличивает пропасть между бедным населением земного шара и богатым. Воспользуемся данными в книге М. Диченко (1999) для подтверждения этого процесса перераспределения мирового капитала, управляемого мировой финансовой капиталократией, который Н. Моисеев (1998) назвал «насосом» При делении мирового населения на пять групп – квинтилей (по 20 % – ной доле распределения населения), то самый богатейший квинтиль увеличилась с 1965 года по 1990 год на 14 процентных пунктов и достиг 83 % в 1990 г. Это означает, что 83 % всего мирового дохода потребляет богатейший квинтиль – «золотой миллиард» населения земного шара. Если в 1965 г. средний доход на душу населения в богатейшем квинтиле был в 31 раз больше дохода в беднейшем квинтиле населения, то в 1990 г. уже более чем в 60 раз больше. Иными словами, гражданин США и Западной Европы получает дохода столько («вырезая» свою долю от «мирового пирога»), сколько 60 человек наиболее беднейших 20 % «глобального человейника» капитализма. При этом, доля дохода на душу населения в других квинтилях также сократилась, т. е. «дьявольский насос» «мирового открытого рынка», управляемого системой ТНК, «качает» капитал и блага соответственно только в одну сторону – в сторону «золотого миллиарда». А это означает, что эксплуатация со стороны «золотого миллиарда» «не золотых миллиардов» населения в соответствии с Новым Мировым Порядком в глобальном капитализме только усилилась.

Управление в «пирамиде ТНК» со стороны мировой капиталократии носит сложный характер. Оно подразумевает захват во владение основных потоков высоких технологий и энергоресурсов. Важнейшие нефтяные ТНК и ТНК компьютерной техники и компьютерно-сетевых систем принадлежат США и инкорпорированы в «абстрактную империю» финансовой капиталовласти. Это означает, что система ТНК в мире оказывается управляемой через единую систему информационной власти и разведки и систему энергетической власти. Информационные ТНК Японии находятся с этих позиций в зависимости от капиталовласти в США и согласовывают свое «поле экспансии» с нею.

Экономика США в настоящее время потребляет 60 % минерального нетопливного сырья, 58 % нефти и около 50 % природного газа (от общего объема мировой добычи) при доле собственной добычи около 20 % от потребности (М. Диченко, 1999, с. 50). Известно высказывание президента Трумена, сделанное им 11 сентября 1953 года, о том, что американская нефтяная деятельность является в практическом плане инструментом внешней политики США. Это высказывание подтверждает наше положение: мировая финансовая капиталократия захватывает в свои руки энергетическую и информационную власть. Представим это в виде схемы:

Ситуацию на мировом рынке нефти полностью определяет картель, который известен под именем «семи сестер». В него входят пять американских компаний – «Стандарт Оил оф Калифорния», «Стандарт Оил оф Техас», «Галф Оил», «Сокони», две британских – «Бритиш Петролиум» и «Ройял – Дейл Шелл» (Н. Моисеев, 1998, с. 384).

В настоящее время в России именно мировая капиталократия пытается сломать «хребет» топливно-энергетическому комплексу России через схему его приватизации по Чубайсу и поставить его под свой контроль. Реструктуризация Газпрома и единой энергетической системы России, которая объявлена в июле 2000 года, фактически отражает стратегию МВФ на «растаскивание» единого комплекса топливно-энергетическом комплекса России, дробление капитала, чтобы легче было его захватить через подставной капитал с помощью ТНК. Трагедия России продолжается, но это – отдельный разговор.

Нижеприводимое высказывание Н. Моисеева косвенно подтверждает наше положение о «мировом рынке» как инструменте мировой капиталократии (в США): «…утверждение о том, что в настоящее время в МИРЕ ТНК властвует свободный рынок и свободное предпринимательство – чистейший миф. В нем властвует сложнейшее переплетение интересов уже не отдельных ТНК, а возникающих монополий. И они-то чаще всего и правят бал не только в экономике, но и во внешней политике. И такое происходит уже не первое десятилетие» (Н. Моисеев, 1998, с. 384).

Таким образом, «мировой рынок» – инструмент мировой финансовой капиталовласти, находящейся в США. «Правила игры», о которых любит говорить Сорос, утверждаются там. Финансовая капиталократия США как мировой валютопроизводитель и валютодержатель, управляет не только эмиссией доллара, но и мировыми ценами. Мировой рынок, устанавливая мировые цены на ресурсы и товары, унифицирует стоимостной масштаб товарных потоков в мире, на фоне разнообразия климатических, географических условий и жизни и разной ее энергоцены.

США находятся (по энергоцене жизни) в самых благоприятных условиях. Поэтому, осуществляя открытый вывоз капитала, они за счет «страновой ренты» через поддержание так называемых «мировых цен», диспаритет цен на ресурсы и готовую продукцию осуществляют скрытой вывоз капитала, реализуя экономический неоколониализм во всем мире.

С позиций разнообразия ландшафтно-географических, климатических условий жизни, разной ее энергоемкости «однородного мирового рынка» не должно быть. «Мировой рынок» может существовать только как гетерогенный, т. е. как совокупность локальноцивилизационных, региональных, страновых рынков. Экономические системы стран подчиняются собственным, специфическим законам развития, отражающим сущностные экономические взаимозависимости, обусловленные особенностями пространственно-временного фактора, территориально-географического, геополитического, этнического, культурного, демографического факторов и других.

Гетерогенность «энергетической цены» по странам мира определяет необходимость гетерогенности «ценового пространства» и своеобразных механизмов «закрытия» внутренних страновых экономических пространств, формирования своеобразных ценовых механизмов защиты качества жизни, «полузакрытия», относительной герметизации внутренних рынков, потому что в них распределение цен, в том числе цен на ресурсы, а за этим – распределение стоимости (общественно необходимых затрат) подчиняется закону воспроизводства качества жизни населения именно этой страны (региона), обеспечения воспроизводства его репродуктивного потенциала, интегрального здоровья.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71

Поделиться ссылкой на выделенное