Александр Скобов.

Агония. Кремлевская элита перед лицом революции



скачать книгу бесплатно

Сепаратная война

А ведь уже нашлись умники, объяснившие нам, что немедленно и единодушно удовлетворенный кукольным сенатом запрос нашего нарисованного президента о санкции на интервенцию – это такой ловкий ход, обеспечивающий ему дополнительный козырь для дальнейшего торга. И с кем он теперь будет торговаться, после того как группа аферистов и бандитов, опирающаяся на штыки «зеленых человечков» с Марса, провела через крымский Верховный совет решение о присоединении к России, даже не удосужившись принять решение об отсоединении от Украины? А главное – о чем торговаться? О признании чисто гитлеровского аншлюса Крыма в ответ на отказ от намерения двинуть войска на Киев? Или хотя бы об отказе от международных санкций в отношении России?

После Второй мировой войны было много успешных сепаратистских движений, которые добивались отделения от государства части его территории и образования на ней нового независимого государства. Сепаратизм, конечно, создает угрозу стабильности международных отношений, поэтому мировое сообщество его не любит, но состоявшиеся сепаратистские государства, как правило, в конце концов признает. Иногда через десятилетия.

Гораздо более жестко мировое сообщество относится к отторжению части территории государства другим государством. Вся система послевоенных международных отношений основана на принципе невозможности и недопустимости каких угодно аннексий и аншлюсов. И этот принцип соблюдается не только формально, но и фактически. Была пресечена попытка Ирака аннексировать Кувейт, провалилась попытка Индонезии аннексировать Восточный Тимор. Этот принцип действует даже тогда, когда сепаратизм питается реальным стремлением разделенного народа к воссоединению. Нагорный Карабах не воссоединился с Арменией, Косово не воссоединилось с Албанией. Даже Южная Осетия не спешит воссоединяться с Северной.

Инициировав аншлюс Крыма и подняв мутную волну шовинистической истерии в России, Путин уже не может отыграть назад по внутриполитическим причинам. Это было бы воспринято как предательство всеми его сторонниками. Но аншлюс – это такой серьезный вызов всей системе международных отношений, что в конце концов даже ленивую и трусливую евробюрократию заставит пойти на санкции. Выдворять из Крыма «зеленых человечков» при помощи войск НАТО никто, конечно, не будет. Ну так этого никто не собирался делать и до путинских угроз вторгнуться в континентальную Украину. Так какую же дополнительную позицию для торга получил Путин в результате своих гениальных ходов?

Я признаю право Крыма на самоопределение так же, как я признаю право на самоопределение Чечни и Нагорного Карабаха. Вот только сепаратисты в Крыму какието странные. Сепаратисты, стремящиеся к международному признанию права своей территории на самоопределение, очень заботятся о своем имидже. Они стараются продемонстрировать демократизм, добрую волю, открытость к диалогу, готовность решать дело переговорами и компромиссом. И лишь если им в этом отказывают, переходят к односторонним действиям.

Они стараются избегать применения силы первыми. Они очень любят международных наблюдателей и иностранных корреспондентов.

И Губарев в Донецке, и Аксенов в Крыму действуют прямо противоположным образом. Никаких переговоров, никаких компромиссов. Даже никаких требований. Говорить не о чем и не с кем. Силовой захват того, что можно захватить. Фактически их цель – не добиться каких-то прав для населения этих территорий, а спровоцировать ответные силовые действия противоположной стороны, разжечь взаимную вражду и ненависть, вызвать кровавый хаос. Создать предлог для интервенции. И навязать русскому населению выбор между «бандеровцами» и «баркашовцами».

С международными наблюдателями в Крыму вы сами все видели. Аксенова международное признание не заботит ни в малейшей степени. О каком признании итогов референдума, проведенного в десятидневный срок, можно говорить? За это время даже подготовить списки избирателей невозможно. Команда Аксенова действует по известной схеме. К вам подскакивает шкет и громко требует: «Дядя, дай сотню». Если дядя чуть-чуть замешкался с выполнением этого несомненно справедливого требования, из-за угла появляются три амбала и грозно вопрошают: «Ты чего маленьких обижаешь?»

Украинская революция не несла заряда ненависти к русским. И в ней участвовали многие русские. Эксцессы и революционные глупости были, но не они определяют лицо украинской революции. Лицо украинской революции – это выступление сына командующего УПА Шухевича в защиту русского языка. Это отказ исполняющего обязанности президента подписать поспешно принятое Радой решение об отмене закона о языках. Это его предложение предоставить Крыму такую автономию, какую он сможет осилить. Это украинские военнослужащие в Крыму, стоически выдерживающие угрозы, оскорбления и унижения, но не отвечающие на них силой.

У контрреволюции с самого начала было другое лицо. Это зверские избиения активистов Евромайдана в Харькове и Донецке. Это избиения крымских женщин с плакатами «Нет войне!» Они хотят войны. Они не вступают в дискуссии с оппонентами. Они только бьют. Это лицо ненависти. Это лицо Вандеи.

Ненависть, а не сочувствие к русским в Крыму и на Украине движет беснующимися в шовинистической истерике депутатами, сенаторами и пропутинскими демонстрантами в России. Ненависть ко всем, кто хочет жить иначе, кто смеет «нам» не подчиняться. Сладострастное предвкушение того, что скоро «мы» опять двинемся покорять, приводить к повиновению, зачищать непокорных. В их душах нет места такой ненужной ерунде, как сочувствие.

А русские в Крыму пока в сочувствии и не нуждаются. Им ничто не угрожает. Сочувствовать им надо будет позже. Когда российские рейдеры начнут «отжимать» бизнес у местной братвы, когда лучшие земли будут захвачены под их виллы и дворцы, когда все места отдыха будут превращены в заповедники элиты с соответствующими расценками, а масса людей, живших предоставлением недорогих услуг отдыхающим из «простого народа», потеряет свой заработок – вот тогда русским крымчанам можно будет посочувствовать.

1 марта 2014 г.
От Чечни до Крыма

Будет ли широкомасштабное вторжение российских интервентов в континентальную Украину? Многие бойцы имперско-шовинистического идеологического фронта открыто признают, что причина российской агрессии против Украины – не проблемы жителей Крыма или Донецка, а стремление подавить украинскую революцию. Страх перед примером свержения клептократической авторитарной олигархии. Страх перед заразительностью этого примера. Перед неизбежным влиянием этого примера на ситуацию в России.

Именно поэтому кремлевская пропаганда внушала и внушает русским украинцам страх перед майданщиками и ненависть к ним. При этом подло врет про полчища бандеровцев, устремившиеся в Крым для проведения там тотальной этнической чистки. Именно поэтому Кремль сделал все, чтобы вызванное украинской революцией движение жителей Крыма и Юго-Востока против власти своих местных жуликов и воров не могло реализовать свои цели в рамках украинской революции. Чтобы оно не стало частью украинской революции. Чтобы оно было направлено против нее.

Именно поэтому кремлевские ставленники в Крыму, вынутые из рукава интервентов, сделали все, чтобы исключить любую возможность переговоров с Киевом. Сделали все, чтобы так называемое волеизъявление народа Крыма выглядело непотребным фарсом абсолютно для всех. Именно поэтому Кремль и его креатуры постоянно провоцируют власти Киева на силовой ответ, провоцируют межэтнические столкновения в Харькове и Донецке. Им нужен предлог для вторжения. Им, как минимум, нужно погрузить Украину в кровавый хаос гражданской войны. Чтобы потом сказать: «Вот какая судьба ждет тех, кто позволяет себе свергать своих жуликов и воров».

Крым имеет право на самоопределение. Разумеется, для реализации этого права надо соблюсти хотя бы элементарные приличия, которые афера Гоблина исключает в принципе. Но как бы то ни было, жители Крыма имеют право хотеть перейти под власть российских коррумпированных чиновников и криминальных олигархов, которые отберут у них земли и источники доходов. Народ имеет право ошибаться с выбором. И если бы Киев попытался лишить народ Крыма права на этот выбор при помощи танков и бомбардировщиков, при помощи зачисток и массовых репрессий, при помощи всего того арсенала методов, который использовали российские оккупанты и каратели в Чечне, вот тогда народ Крыма, точно так же, как и чеченский народ, имел бы неоспоримое право на вооруженное сопротивление и международную защиту.

Но сегодня танки и бомбардировщики, зачистки и массовые репрессии угрожают не народу Крыма, а народу Украины. При помощи всех этих средств его намерены лишить права самостоятельно распоряжаться своей судьбой российские интервенты и каратели. Намерены навязать ему власть, угодную и подконтрольную Кремлю. И именно украинский народ нуждается сегодня в помощи и защите.

Знаете, чем отличаются участники субботнего «Марша мира» в Москве от участников всевозможных путингов и кургинянингов? Те, кто вышел на «Марш мира», чувствуют боль любого человека, которого бьют. Чувствуют унижение любого человека, на которого наставляют автомат. Они не приемлют, когда народу навязывают чужую волю при помощи танков. И если бы сегодня украинские ракеты, бомбы и снаряды сыпались на жителей Симферополя и Севастополя, они протестовали бы точно так же. Они на стороне жертв несправедливости, унижения и насилия, независимо от их этнической и государственной принадлежности. Они делят людей на тех, кого давят танками, и тех, кто давит танками.

Участники путингов и кургинянингов делят людей на тех, кого можно давить танками, и тех, кому можно давить танками. В зависимости от этнической государственной и идеологической принадлежности. Ради собственного доминирования. Им нравится, когда на людей наставляют автомат. Им нравится, когда людей давят танками. Они ловят с этого кайф. Недаром они любят признаваться нам в том, как они мечтают, чтобы нас всех намотали на гусеницы, как это сделали китайские фашисты на площади Тяньанмэнь. Они фашисты. Сегодня фашисты носят георгиевские ленточки.

Когда армия твоей страны ведет несправедливую войну, направленную на удушение свободы другого народа, самое малое, что может сделать честный патриот, не разучившийся краснеть за совершаемые от имени его страны мерзости, – это крикнуть вслед своей армии: «Вы оккупанты и каратели!» Когда российские оккупанты и каратели зверствовали в Чечне, таких людей было очень мало. Пятидесятитысячный «Марш мира» в Москве показывает, что если российские интервенты устремятся на Киев, таких людей найдется гораздо больше.

16 марта 2014 г.
Об обыкновенном рашизме

В 1914 году у империи Николая II было несравненно больше оснований, чем сейчас у империи Путина, говорить о том, что она ведет справедливую, оборонительную войну. Нападение Австро-Венгрии на Сербию не было выдумкой центральных телеканалов царского режима. Снаряды, которыми австрийская артиллерия обстреливала Белград, не были виртуальными. Всего лишь демонстрацию Россией намерения защищать Сербию (частичная мобилизация в граничащих с Австрией округах) кайзеровская Германия посчитала достаточным основанием для объявления войны России, а заодно и ее союзнице Франции.

И тем не менее уже тогда в России нашлись люди, которые говорили, что защита жертвы австрийской агрессии – всего лишь лицемерный и фальшивый предлог, а на самом деле империя просто хочет заполучить черноморские проливы. Это были социалисты. Вернее, та их часть, которая сохранила верность антивоенным резолюциям II Интернационала и не скатилась на позиции поддержки своего правительства перед лицом внешнего врага.

Скатившихся было много во всех вступивших в войну странах. Даже большинство. Все они находили оправдания для собственного правительства. Предпочитали бороться с империализмом соседа. Несогласное меньшинство социалистических партий в 1915 году собралось на международную конференцию в городе Циммервальде в нейтральной Швейцарии. Конференция потребовала прекращения войны и заключения всеобщего демократического мира без победителей и побежденных, без аннексий и контрибуций, на основе самоопределения народов.

Ленин и небольшая группа его единомышленников из других стран требования Циммервальдской конференции поддержали, но посчитали их недостаточными. Они назвали себя «циммервальдской левой». Обращать требования демократического мира к империалистическим правительствам они считали так же продуктивным, как увещевать хищника перейти на вегетарианскую диету. Путь к миру они видели в революционном свержении всех империалистических правительств. Революционный кризис будет ускорен военными поражениями. Понимая, что воюющие друг с другом страны не могут потерпеть поражение одновременно, Ленин без экивоков заявлял: поражение царизма является меньшим злом.

Не надо объяснять, как воспринималась подобная позиция обществом, охваченным верноподданнически-патриотической истерией. На какое-то время сторонники Ленина вообще исчезли из политического поля России. Но пройдет несколько лет, и те же толпы, которые падали на колени перед императором и требовали вести их на Берлин, выйдут на улицы под лозунгами «Долой войну!» и «Долой царя!»

Сегодня Путин действует не как Николай II перед Первой мировой войной, а как Гитлер перед Второй мировой. И если в 1914 году уместность пораженческой позиции Ленина была в определенной мере спорной, то сегодня все вопросы и сомнения сняты. Захват Крыма – прямой международный разбой. Путин – агрессор. Объявив основанием своего разбоя право народов на самоопределение, он тут же с издевательски-наигранной наивностью объяснил всем, что это всего лишь месть Западу за то, что тот признал право Косово на самоопределение. Что не дал Милошевичу вести войну за Косово до последнего албанца.

Цель российской агрессии – наказать Украину за ее революцию. И утвердить принцип: мы можем наказывать соседей за непослушание, мы можем требовать от соседей послушания. Цель российской агрессии – самоутверждение через демонстрацию всему миру и себе в первую очередь: мы можем позволить себе отбросить любые принятые в международных отношениях правовые ограничения, можем отказаться от любых собственных обязательств, а вы нам ничего за это сделать не сможете. Стремление к подобному самоутверждению, а не солидарность с соотечественниками, движет в равной степени и правящей клептократией, и ликующими толпами, приветствующими аншлюс. Радуются не тому, что спасли «соотечественников» от мифических несметных полчищ «Правого сектора», надвигавшихся на Крым и готовых всех подряд резать да вешать. Радуются тому, что ловко втюхали эту байку, то есть надули тех же крымчан. Ну а «Запад», он, конечно, видит этот обман, да сделать ничего не может. Радуются тому, что «нагнули» Запад.

Отрицание силы права и утверждение права силы, отрицание суверенитета соседей и самоутверждение через произвол и насилие лежат в основе уже вполне оформившегося в официальную идеологию рашизма. Это эклектичная смесь великодержавного шовинизма, ностальгии по советскому прошлому и мракобесного православия. Это пренебрежение к личности, стремление растворить ее в «большинстве» и подавить меньшинство. Это неверие в демократические процедуры, потому что «все это лишь инструмент тонких манипуляций» (сам рашизм предпочитает манипуляции грубые). Рашизм исходит из того, что «народный дух» и «высший общий интерес» выявляются не через формальные выборные механизмы, а иррациональным, мистическим образом – через вождя, который стал таковым, потому что сумел всех остальных зачистить.

Взгляд на мир как на поле всеобщей звериной борьбы за выживание причудливым образом сочетается в рашизме с претензией на высокую духовность, до которой не в состоянии подняться весь остальной мир. А высокомерное, подозрительное (кругом враги, все хотят нас съесть) и, в общем, вполне злобное отношение к этому растленному миру, взгляд на него как на потенциальную добычу, в свою очередь, сочетается с подетски наивной обидой на то, что «нас никто не любит». Рашист хочет, чтобы его еще и любили. Как Большого Брата. Будучи приверженцем традиционных семейных ценностей, он и на отношения между народами распространяет патриархальные принципы. Он убежден, что любить можно заставить, что «стерпится-слюбится», что «бьет – значит, любит», потому что «для их же блага».

Рашизм – квинтэссенция холуйства и хамства. Это разновидность тоталитарной, фашистской идеологии. Недаром утверждение фашистских принципов во внешней политике идет рука об руку с утверждением аналогичных принципов в политике внутренней.

Честь и хвала всем тем представителям интеллигенции и политикам, которые находят в себе силы противостоять затопляющей страну мутной и вонючей волне рашизма. Но не все, что они предлагают, не все, к чему они призывают, представляется адекватным ситуации. Болезнь неизбежно должна пройти положенные ей стадии. На этой стадии бесполезно обращаться к беснующимся рашистам с призывами к диалогу, бесполезно призывать к преодолению раскола в обществе. Пусть будет раскол. Это единственный способ не дать рашистскому потопу поглотить тебя.

Сейчас неуместно предлагать компромиссы. Неуместно предлагать обменять отказ от продолжения российской агрессии на гарантии невступления Украины в НАТО, федерализацию ее государственного устройства или изменение состава ее правительства. Все эти вопросы являются исключительным делом Украины и не могут быть предметом торга ни на двусторонних, ни на многосторонних переговорах.

Что касается Крыма, то все касающиеся его постановления высших органов власти России должны быть безусловно отменены. Самоопределение Крыма может быть результатом длительного политического процесса, в ходе которого должны быть использованы все имеющиеся конституционные, дипломатические и международно-правовые средства. И лишь в случае исчерпания всех этих средств может быть поставлен вопрос об одностороннем провозглашении независимости. А вот Россия право на участие в определении дальнейшей судьбы Крыма потеряла. Как и право на базу в Севастополе. Акт откровенного разбоя должен иметь последствия.

Путинская агрессия угрожает всему миру. В первую очередь – свободному миру, защищающему хоть какие-то правовые ограничения на насилие как во внутригосударственных, так и в международных делах. При всем их несовершенстве. Утверждение Путиным мирового закона подворотни способно погрузить планету в кровавый хаос. Вот уже и Азербайджан объявил о намерении в ближайшее время заняться силовым возвращением под свою власть Нагорного Карабаха. А заодно и о том, что половина всех армянских земель – исконно азербайджанская. Это прямое следствие путинского аншлюса. И это только первая ласточка. При всем своем конформизме и соглашательстве, правящая элита Запада рано или поздно осознает угрозу и будет вынуждена мобилизоваться для отпора. Чем раньше это произойдет, тем меньше будет жертв.

Кто-то должен всем это сказать. То, что хотел сказать на Конгрессе интеллигенции Юрий Самодуров, но его не захотели слушать. Нам нужна своя «циммервальдская левая», которая об этом скажет. Которая выступит с дружественной критикой нерешительности и непоследовательности наших «пацифистов», в то же время не противопоставляя себя им. Вот между нами действительно нужен диалог. Врагов нам и так хватает. Тех, диалог с которыми в настоящее время невозможен. Тех, чья болезнь лечится только средствами шокотерапии, такими как геополитические поражения и экономический крах. В Германии было именно так.

22 марта 2014 г.
Системный бой

Концентрация российских войск у украинских границ, о которой сообщали всю прошлую неделю, на этот раз, похоже, оказалась элементарным запугиванием. Значит ли это, что угроза масштабного вторжения в континентальную Украину миновала и Кремль готов удовлетвориться по-мародерски, по-шакальи захваченным Крымом?

Все чаще приходится читать, что если бы Гитлер остановился на захвате Судетской области, он спокойно просидел бы у власти лет 30 и помер своей смертью в почете и славе. И если Путин остановится на аннексии Крыма, он сможет «заморозить» ситуацию, надолго стабилизировав режим в его нынешнем виде. Почему же не смог остановиться Гитлер – и может ли остановиться Путин?

Гитлеру остановиться не позволила не в последнюю очередь идеология. Она гласила, что немцы обязательно должны править миром. Во-первых, потому что они этого достойны. Во-вторых, потому что это для них единственный способ выжить в мире, являющемся полем великой битвы народов за существование. Либо ты добьешься доминирования, либо тебя затопчут. К идеологии фюрер и возглавляемое им движение относились крайне серьезно. Для них она не была лишь инструментом пропагандистских манипуляций. В отличие от первоначального нацистского «реваншизма». Призывы «сбросить версальские оковы» и воссоединить разделенный народ оказались всего лишь инструментами для того, чтобы, подвести моральное оправдание под начало агрессии и постепенно подготовить общественное сознание к принятию «генеральной идеи».

Идеология путинизма изначально носила в значительной степени искусственный, имитационный характер, как и весь его насквозь фальшивый режим. Евгений Ихлов обратил внимание на существенные различия в стилистике гитлеровской и путинской пропаганды. В одном случае это лязганье стальных челюстей, в другом – визгливая блатная истерика: держите меня семеро, а не то я сейчас!.. На самом деле бьющийся в истерике вполне владеет собой и очень хорошо знает, где надо остановиться. Казалось бы, что сегодня мешает остановиться прагматичному Путину?

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18