Александр Скобов.

Агония. Кремлевская элита перед лицом революции



скачать книгу бесплатно

Выживание цивилизации будет зависеть от ее способности противостоять сильному вооруженному противнику, а не вымещать возмущение на слабых и безоружных. Что же касается надличностных ценностей, за которые можно умереть… Что ж, поговорим о надличностных ценностях. Приоритет прав человека тоже может быть надличностной ценностью, за которую можно отдать жизнь. Как и святость человеческой жизни. Недопустимость жестокого обращения даже с преступниками тоже может быть надличностной ценностью, за которую можно воевать. И если на этой войне террористы подло располагают свои позиции под прикрытием больницы, то их нельзя уничтожить ракетно-бомбовым ударом вместе с этой больницей. Их надо вышибать с их позиций на земле. С кровью. С потерями. Но больницу бомбить нельзя. Потому что мы воюем за цивилизацию, которая запрещает бомбить больницу. Это и есть наша надличностная ценность, которая останется без нас, но останется людям. В соответствии с глупой, утопической левацкой установкой. Вот сможет Запад вести такую войну – выстоит перед варварами.

19 ноября 2015 г.
Понять и не простить

Западные лидеры совещаются. Совещаются о том, как реагировать на новый виток российской агрессии, который, похоже, вновь оказался для них неожиданным. Ну и, конечно же, вновь звучат советы всевозможных экспертов-прагматиков – понять Путина, найти с ним компромисс, помочь ему сохранить лицо.

В политических элитах Запада долго господствовало представление о том, что интеграция в глобальную мировую экономику вместе с рыночными реформами автоматически приведет к утверждению в России базовых ценностей западной (евроатлантической) цивилизации: приоритета прав человека, верховенства закона, демократии, справедливости, гуманизма.

Противоречившие этой схеме факты объясняли трудностями переходного периода и призывали проявить терпение, дождаться, когда эти трудности будут преодолены «силою вещей».

Когда же стало очевидно, что речь идет не об отдельных отклонениях и зигзагах, а об устойчиво противоположном направлении развития, возник соблазн броситься в другую крайность: объяснить все принципиальной несовместимостью западных ценностей с «русской цивилизацией», смириться с тем, что Россия их никогда не примет, и выстраивать с ней отношения исходя из этого.

На самом деле после краха СССР в России сложилась социально-экономическая система, при которой личный успех определяется положением в фактически феодальной иерархии, дающим доступ к распределению ресурсов – экономических, статусных, властных. Эта система лишь камуфлируется декоративными институтами частной собственности и рынка. Выхолащивание, имитационный характер формально действующих общественных институтов – ее отличительная черта. Полной профанации подверглись судебные процедуры, механизмы выборов. Именно это обеспечивает бесконтрольность, безнаказанность и несменяемость укрепившейся у власти клептократической элиты.

Само существование куда более успешных и привлекательных обществ, в которых все эти институты работают реально, несет угрозу безраздельному господству такой, с позволения сказать, элиты.

Поэтому вполне естественно, что она объявила всю западную систему базовых ценностей ложной, а ее носителей – враждебными России. «Западным ценностям» были противопоставлены идеи консервативных критиков либерализма из XIX века, поклонников средневековья и предшественников фашизма. Так что нынешнее противостояние России и Запада носит более фундаментально-идеологический характер, чем противостояние Запада и СССР. Тогда соперничали два модернизационных проекта. Оба они корнями уходили в общую духовную почву: гуманизм эпохи Возрождения и рационализм эпохи Просвещения. Сегодня это противостояние модернизации и архаики, антимодернизации в чистом виде.

Правители РФ убеждены, что весь мир устроен так же, как те криминальные группировки 90-х годов, из которых они вышли. Поэтому они действительно верят, что демократия и верховенство права (в том числе и международного) являются лишь обманом, позволяющим сильным маскировать то, как они навязывают свою волю слабым. Унизительным поражением (той самой «величайшей геополитической катастрофой») они считают утрату Кремлем возможности диктовать свою волю народам, попавшим в орбиту влияния советской империи. И они всерьез намерены бороться за возвращение этой возможности.

Но главное не в присущих российской правящей элите представлениях о мире и ее амбициях (именуемых на популярном в этой среде криминальном жаргоне «понтами»). Важнее то, что способность «воровской экономики» обеспечивать населению хотя бы относительное материальное благополучие за счет высоких цен на углеводороды близится к исчерпанию. В этих условиях насаждаемая государственной пропагандой идеология агрессивного антизападного, антилиберального традиционализма становится последним средством поддержания лояльности большинства общества существующему режиму. Только сверхзадача унизить извечного (и вечно, как нам кажется, заносящегося) западного врага, доказать другим и в первую очередь себе, что мы можем это сделать, несмотря на все его достижения, – только эта сверхзадача еще может оправдать в глазах рядового гражданина существование системы, основанной на систематическом унижении каждого отдельного человека. Но чтобы сохранить поддержку разогретой обещаниями «утереть нос Америке» и «поставить на место Англию» толпы, ей надо постоянно демонстрировать если и не победы в борьбе с «проклятым Западом», то хотя бы саму эту борьбу.

Вот поэтому Путин и его окружение просто не могут отказаться от состояния холодной войны с Западом и политики балансирования на грани войны горячей. Понятно, что такая политика чревата опасностью в эту горячую войну случайно сорваться. Надо осознать и другое: никакие попытки откупиться от Путина уступками (например, обещаниями не брать Украину в НАТО) не заставят его отказаться от разрушения миропорядка, хотя бы отчасти основанного на ограничении государственного насилия как на собственной территории, так и за ее пределами. Бессмысленно пытаться помочь Путину сохранить лицо при отступлении, потому что отступать он не собирается.

Путин уверен, что всегда сможет заставить отступить Запад. Отступить в надежде на то, что, если дать Путину возможность сохранить лицо, то отступит он. В расчете на то, что к этому его будет подталкивать желание сохранить выгоды от бизнеса с Западом. В стремлении самим любой ценой сохранить выгоды от бизнеса с Россией.

На этой уверенности построена вся стратегия гибридной войны. Гибридная война – это когда Кремль отправляет в Украину войска, маскируя их (причем весьма условно) под «отпускников-добровольцев» или «неопознанных зеленых человечков», чтобы ведущие мировые державы и международные структуры могли при желании делать вид, что они этого не замечают или хотя бы не могут доказать. Расчет Кремля построен на том, что западные страны будут до последнего стараться избежать открытого признания факта прямой агрессии РФ.

Путин постоянно повторяет одну и ту же двухходовку: совершает акт агрессии и одновременно шантажирует мир угрозой сделать следующий, еще более опасный шаг. Затем он имитирует готовность в качестве уступки от этого следующего шага удержаться. Все вздыхают с облегчением и стараются поощрить проявленную «добрую волю» тем, что хотя бы не усиливают давление на Россию. Это позволяет Путину закрепиться на уже захваченном плацдарме и спокойно готовиться к следующему акту агрессии. Именно так ему уже удалось фактически заморозить на неопределенное время аннексию Крыма и «полуоккупацию» части Донбасса.

Глубоко ошибочны утверждения некоторых «прагматиков», что серьезные экономические санкции против РФ вредны, так как убеждают российское население во враждебности Запада и толкают его к поддержке антизападной политики Путина. В настоящий момент антизападные, имперско-реваншистские настроения в России доведены до максимально возможного уровня, поднимать его еще просто некуда. Так что, усиливая санкции, Запад как минимум ничего не теряет. Напротив, отказ Запада от усиления санкций будет вызывать в России лишь злорадное торжество и служить лишним аргументом в пользу правильности проводимого Путиным агрессивного курса. Люди, отравленные реваншизмом, должны столкнуться с его последствиями. Это единственный способ излечения.

Поддержка Путина закончится очень быстро, когда развеется его ореол непобедимости, когда он начнет терпеть явные неудачи. И единственный способ его остановить – это нанести ему поражение. А для этого необходимо начать действовать вопреки его расчетам на готовность Запада «проявлять понимание», «учитывать интересы», «искать компромисс». Для этого необходимо не побояться осознать и открыто сказать, что вызов, брошенный миру Путиным, того же свойства и той же степени опасности, что и вызов, брошенный в свое время Гитлером. Что эта угроза может быть устранена только вместе с режимом Путина. Что если устранить режим Путина в обозримом будущем окажется невозможным, его нужно максимально изолировать и ослабить в военном и экономическом отношении.

Своевременный отпор агрессору не дает стопроцентной гарантии от войны с ним. Но политика умиротворения агрессора с помощью уступок на все сто процентов эту войну гарантирует. Причем при намного худших стартовых условиях. Доказано историей. И в какойто момент необходимо сказать: более глубокое российское военное вторжение в Украину будет иметь военный же ответ. Украина получит военную помощь. Военной техникой, инструкторами, данными спутниковой разведки. И если существующие международные структуры столь неповоротливы, что не могут быстро принимать согласованные решения, ничто не мешает действовать самостоятельно отдельным государствам. Для этого нужна лишь политическая воля.

Пока Путин еще не готов палить ядерными боеголовками по Вашингтону и Лондону. Не стоит дожидаться, когда он созреет и для этого. Путин никогда не отказывается от шагов, к которым он уже готов. Но он никогда не совершает действий, к которым еще не готов. Его шантаж – всегда блеф. Путин действительно очень боится потерять лицо. Он знает, что это приведет к быстрому разрушению его власти. Поэтому не надо помогать Путину сохранить лицо. Ему надо помочь потерять лицо. Ему надо помочь сломать себе шею.

28 января 2015 г.

Обыкновенный рашизм

Не может кончиться иначе

Когда страна раскалывается на два люто ненавидящих друг друга и готовых вцепиться друг другу в глотку лагеря, в этом почти всегда виновата действующая власть. У власти всегда больше возможностей не допустить конфронтации или хотя бы смягчить взаимную вражду. Если же в результате возникшего противостояния начинает литься кровь – это последствия действий власти, либо ошибочных, либо прямо преступных. И если власть думает о благе страны, а не о собственной корысти, если она обладает чувством ответственности, да просто имеет совесть – она уходит в отставку, независимо от того, кончился ли ее формальный срок.

Власть должна отвечать за свои ошибки. Власть, вызвавшая своими действиями общественный кризис с тяжкими последствиями, должна уходить в отставку. Если высшие представители власти в результате совершенных ими ошибок или преступлений стали главным общественным раздражителем, чреватым пролитием крови, они должны уйти в отставку и уступить место другим. Чтобы открыть возможность разрядить напряжение и избежать кровопролития. Опять-таки если они обладают ответственностью и совестью. Во всяком случае так принято в мире, где власть считается наемным менеджером, а не сакральным хозяином.

Есть и другой мир, в котором все ровно наоборот. Он весьма многолик. Это и давно ставший капиталистическим, хотя и оставшийся тоталитарным, «красный» континентальный Китай, и полуфеодальные арабские монархии, и многие другие экзотические режимы. У них очень разные идеологии и инструменты властвования. Объединяет их одно: их правящие элиты желают быть неподконтрольными обществу и принципиально несменяемыми. Во всяком случае снизу. Этим они отличаются от правящих элит первого мира, после долгого сопротивления смирившихся со своей подотчетностью обществу.

Эти два мира глобально противостоят друг другу, поскольку само существование «первого мира» является потенциальной угрозой стабильности мира «второго». Иногда это называют соревнованием либеральной и авторитарной моделей капитализма. На фоне большинства режимов авторитарного мира путинская имитационно-манипулятивная демократия пока еще выглядит вполне вегетариански. Но именно российская клептократическая правящая элита является ударным боевым отрядом мировой авторитарной олигархии. Мучимая комплексом уголовной неполноценности, она стремится окружить себя санитарным кордоном из однотипных паханатов, берет под покровительство диктаторские режимы любой степени одиозности, последовательно защищает на международной арене «национальный суверенитет», то есть право рабовладельцев суверенно распоряжаться своими рабами.

Сегодня Украина стала полем битвы между двумя мировыми тенденциями. Кремлевские «пропагандоны» почти правы. Просто надо делать поправку на их мифологическое сознание. То, что они называют «самобытной русской цивилизацией», обозначает авторитарную общественную модель, отнюдь не оригинальную.

Криминально-капиталистическая олигархия порождает авторитаризм везде и всегда. Но в Украине формирование политических институтов авторитаризма было пресечено Оранжевой революцией 2004 года. Общество не позволило навязать себе сфальсифицированные результаты выборов и ограничить свободу политического волеизъявления через СМИ и улицу. За это ее и ненавидят приверженцы авторитаризма. Для них власть, неспособная настоять на фальсификации выборов и задавить уличный протест, – вообще не власть. Для них это крах государства как такового.

Однако Оранжевая революция не была доведена до конца: она не ликвидировала саму криминальную олигархию, порождающую тенденцию к авторитаризму. Рано или поздно эта олигархия должна была попытаться взять реванш. Режим Януковича рассчитывал, что общество разочаровано социальными результатами революции, чувствует себя обманутым всеми политиками, и можно будет тихой сапой выхолостить демократические институты. Превратить их в такой же манипулируемый муляж, как в России. Сопротивляться будет лишь меньшинство, которое можно будет шаг за шагом лишить возможности действовать.

Однако, в отличие от российского общества, которое уже давно заставили согнуться перед государственным произволом и насилием, украинское общество не было психологически сломано, не было «опущено». Оказалось, что, несмотря на все разочарования, в Украине осталось достаточно людей, которых оскорбляет, когда власть играет с ними как наперсточник, не давая возможности отказаться от игры. И которые не желают пассивно отдавать жуликам свои права. Которые готовы давать отпор беззаконному насилию государства.

После того как Янукович прикрыл и отмазал организаторов и участников первого ночного побоища на Майдане (в очередной раз вопреки своим обещаниям), право украинских граждан на применение силы в отношении представителей власти стало юридически бесспорным. И вопрос о целесообразности использования этого права – это вопрос выбора украинского народа. Не нам, так и не сумевшим выйти из состояния опущенности, учить украинцев.

Украинский народ достаточно ясно продемонстрировал свой выбор. Десятки тысяч, пришедших на Майдан уже после атак «Беркута», снайперских обстрелов и десятков погибших, не оставляют никакого сомнения в этом выборе. Сражающихся с «Беркутом» они считают своими защитниками и сами выходят их защищать. Если и не бросать камни с баррикад, то хотя бы встать там живым щитом. Чтобы сказать: «Янукович! Чтобы зачистить Майдан, тебе придется нас убить. Разгром Майдана обойдется тебе в сотни трупов». Каждый, кто пришел на Майдан в пылающую ночь 18 февраля, продемонстрировал готовность отдать жизнь за свой народ, за его свободу, за справедливость. И только благодаря решимости этих людей Украина до сих пор не погрузилась в пучину массовых репрессий.

Те же, кто повторяет глупые сказки о проплаченных агентах Запада и о страшных бандитах-бандеровцах, кто злобно призывает намотать их всех на гусеницы, – они просто завидуют украинцам. Завидуют, что украинцы так могут, а мы нет. Сейчас к их хору присоединились те, кого страшат «эксцессы восставшего народа». И теперь все они пугают нас: либо сохранение действующей власти, как бы плоха она ни была, либо революционный хаос.

Да, в революцию бывают эксцессы. Бывают такие революции, которые справляются со своими эксцессами и преодолевают их, а бывают такие, которые не справляются. И тогда они гибнут. Кому, как не нам, знать, что бывают революции, приводящие к власти силы, делающие на эксцессы основную ставку и возводящие их в постоянно действующую систему. Но у любой революции всегда есть шанс справиться со своими эксцессами.

Если смотреть на украинскую революцию без обывательской истерики, то эксцессов там удивительно мало. Восставший народ демонстрирует исключительную человечность: спасает от самосудов раненых врагов и оказывает им помощь, отпускает пленных. Победа революции хотя бы дает народу шанс. Сохранение же режима Януковича не сулит ничего кроме консервации бандитского капитализма, коррупции и экономической отсталости. И еще установления открытой террористической диктатуры и массовых репрессий. Только так Янукович может сегодня сохранять власть. Поэтому свержение режима Януковича – это как минимум наименьшее зло. А поражение политики путинского паханата в Украине – несомненное благо. Пожелаем же украинцам победы.

21 февраля 2014 г.
Правящая элита перед лицом революции

Российские статусные либералы каких только хитрых схем амнистий и помилований не придумывали, лишь бы дать возможность палачам соблюсти все свои формальности и не выглядеть виноватыми. А украинской революции понадобилось всего несколько часов на то, чтобы утрясти все юридические формальности. Вернее, на то, чтобы отбросить все формальности свергаемого режима к черту.

Стратегия нашей либеральной оппозиции исходила до сих пор из двух императивов:

1. Необходимость сохранения правопреемственности во что бы то ни стало. Изменение режима должно произойти в строго конституционных рамках, с соблюдением всех предусмотренных действующими законами процедур. Ситуация «перерыва в праве» недопустима. Отсюда – как можно, например, требовать досрочных перевыборов нелегитимной Думы, когда возможность таких перевыборов не предусмотрена действующим законодательством?

2. Необходимость компромисса с правящей элитой. Ее представители должны получить гарантии от судебного преследования, гарантии сохранения собственности и большей части должностей. По сути вопрос ставился не о демократизации, а о либерализации. То есть все остаются на своих местах, только полиция перестает хватать людей за то, что они демонстративно раскрывают зонтики на улице в центре Москвы.

Либеральные публицисты исписали огромное количество печатных листов, силясь убедить правящую элиту в том, что ей ничего не угрожает. Что они готовы списать полиции «винтилово» за зонтики, только не винтите за зонтики впредь. В самом радикальном варианте осторожно намекали, что, мол, если вы нас не послушаете, то тогда по не зависящим от нас причинам может случиться «перерыв в праве». Причем сами не демонстрировали никакой решимости на этот «перерыв в праве» идти.

Дорогие мои! Когда вы демонстрируете готовность списать полиции «винтилово» за зонтики и не демонстрируете готовность идти на «перерыв в праве», это ведет отнюдь не к тому, что полиция перестает винтить за зонтики. Это ведет к тому, что полиция рано или поздно начинает стрелять в вас с чердаков из снайперских винтовок.

Воровская правящая элита перед лицом революции имеет две опции: «воровской пароход» и «осиновый кол». Но на воровской пароход еще надо успеть. У воровских пароходов свое расписание, и никто не будет корректировать его ради теряющей власть правящей элиты. Украинская правящая воровская элита на свой воровской пароход опоздала. Было сделано все, чтобы Янукович, выторговав какие-то гарантии себе и своим людям, добровольно отдал шпагу. Он этого не сделал. Он просто потерял свою шпагу. С потерявшими шпагу не ведут переговоров о гарантиях.

Мы все знаем про многочисленные опасности и ловушки, создаваемые ситуацией «перерыва в праве». Но она открывает и возможности. Сегодня украинская революция не связана необходимостью идти на компромисс с воровской правящей элитой, не связана никакими обязательствами перед ней. Поэтому у украинцев есть шанс вырвать криминальную олигархию с корнем. И пусть российская правящая воровская элита видит, что бывает с теми, кто сначала избивает свой народ дубинками, потом стреляет в него, а потом опаздывает на свой воровской пароход.

23 февраля 2014 г.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18