Александр Сиваков.

День восьмой. Том второй



скачать книгу бесплатно

© Александр Владимирович Сиваков, 2017


ISBN 978-5-4485-0013-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

День пятый. Перекрёсток. Август

Глава 1

У Алексея день не задался с самого начала. В это время года дел на ферме было невпроворот: подготовка к зимовке требовала напряжения всех душевных и физических сил.

Алексей проснулся как всегда в половине шестого. Некоторое время лежал, глядя на смутно белеющий в темноте потолок, потом тихо, стараясь не разбудить Алёну, поднялся с кровати, оделся и на цыпочках прошёл на кухню, где включил свет. Взгляд его сразу упал на календарь.

7 августа.

Он ждал этого дня давно. В ежедневнике седьмое было обведено жирным красным маркером. В этот день Ирина и Виктория переезжали из интерната сюда, в дом. «В семью», так это называлось у детдомовских детей.

Алексей был в детдоме не далее как позавчера. И видел Ирину. Уже не в первый раз. В пятый или шестой. Это если считать, когда он был официально, в качестве будущего отца Ирины. И несколько раз раз Алёна показывала ему девочку, когда он заезжал сюда, чтобы забрать её с работы. И каждый раз Ирина сидела в стороне от других детей.

Даже только подумав про неё, Алексей улыбнулся. У девочки было на редкость милое личико, не нравиться она не могла.

Когда Алексей увидел Ирину первый раз, он тут же понял, что она – одна из тех, кого бы он взял из детдома не задумываясь, даже не знакомясь, за один случайно брошенный взгляд, который успел поймать на себе. Глаза у неё были такие же, как у Алёны – чистые, наивные, немножко удивлённые, очень красивые, жаждущие какого-то счастья, что ли…

Алексей принялся незаметно разглядел других детей и вскоре был вынужден признать, что Ирина – лучшая. Он больше не нашёл никого, кто хотя бы немного походил на неё.

Прошло некоторое время, и вскоре Алексею пришлось знакомиться с Викой. Впервые он увидел её, когда девочки ещё не знали, что их хотят удочерить. В следующий раз – девочки были уже в курсе. Ирина относилась к нему с известной долей насторожённости, как любой ребёнок к незнакомому взрослому человеку.

Было видно, что она украдкой разглядывает его, составляя собственное мнение о нём. Опуская глаза, она вежливо улыбалась Алексею, шёпотом односложно отвечала на его вопросы. И было видно, что с каждым разом она всё более и более оттаивает.

Вика же постоянно нахмурилась и пряталась за спину своей будущей сводной сестрёнки, исподлобья бросая на него недоверчивые и настороженные взгляды. Вика была самой настоящей дикаркой. Только к Ирине она относилась хорошо, и даже Алёны, как показалось Алексею, сторонилась.

К детям вообще у Алексея не было никакого предубеждения, он любил их всех без исключения хотя бы за то, что они ещё дети. Но к Вике у него с самого начала возникла стойкая неприязнь. Конечно, он понимал, что девочка мала, невинна, но внешнее уродство, Алексей ничего не мог с собой поделать, отталкивало его.

Со своими типично дауновскими чертами лица, Вика была настолько безобразна, насколько может быть безобразна девочка её возраста. Глядя на Вику, Алексей растягивал губы в напряжённой улыбке и, сам чувствуя неискренность этой улыбки, отворачивался.

Как это было похоже на советскую книготорговлю, когда берёшь хорошую книгу, а другую дают в нагрузку. Интересно, может даже Алёна тоже пытается заставить себя полюбить Вику, но не за что никому в этом не признается, даже Алексею?

Мысли опять незаметно перешли на Ирину.

Интересно, как там сейчас она? Нет, сейчас-то она, конечно, спит, всё-таки седьмой час. А что будет делать, когда проснётся? Подумать только – последний день в детском доме. Такое раз в жизни бывает. Прощаться будет со всеми. И со всем. Как там у Чехова в «Саду»? «Глубокоуважаемый шкаф!..» Нет, пожалуй, Алексей даже и близко не мог представить себе, как там сегодня будет Иринка!

Про себя он всегда называл её именно так.

Щёлкнул вскипевший чайник, и Алексей отвлёкся от своих раздумий. Выпив кофе и сжевав бутерброд, он поставил обратно в холодильник вчерашнюю кашу, так и не разогрев её. Есть не хотелось совсем. Такое обычно бывало, когда Алексей нервничал. Ему было очень неспокойно. Последние дни он находился во всё более возрастающем нервном напряжении, а сегодня наступал апофеоз. Всё должно будет произойти сегодня. Сегодня, после обеда.

«В 14.00», – вспомнил он запись в ежедневнике. И Алёна ему каждый день напоминала об этом.

Кстати, Алёна. Она ведь просила разбудить, когда будет уезжать на работу. И Алексей догадывался, зачем. Весь вчерашний день она бегала по магазинам, а сегодня с раннего утра, похоже, примется за праздничный обед в честь приезда девочек.

Алёна открыла глаза сразу же, будто и не спала.

– Доброе утро, – пролепетала она, подставляя ему для поцелуя щёку. – Что, уже шесть? Ты не забудешь сегодня к часу подъехать?

Алексей только фыркнул в ответ. Скорее ребёнок, весь год ожидающий праздника, забудет встретить Новый год, чем он забудет, что нужно забирать девочек из детского дома.

– Только не опаздывай, ладно?

– Угу.

Уже в дверях Алексей обернулся и бросил взгляд на Алёну. Ему нравилось видеть её вот такую вот, только что проснувшуюся, как она заспанная, с ореолом распушённых волос и чуть покрасневшим со сна лицом сидит на кровати и совсем по-детски протирает ладонями глаза.

В гараже было прохладно, пахло маслом и бензином.

Алексей машинально захлопнул оставленный с вечера ящик с инструментами, сел в машину и запустил двигатель, чтобы тот прогрелся. Машина оживала. Когда температура в кабине поднялась на несколько градусов и стало уже не так прохладно, мотор удовлетворительно хрюкнул и мерно заработал. Алексей нажал большую кнопку на пульте (пульт у него постоянно лежал в бардачке) и ворота мягко поднялись вверх.

Тёмно-фиолетовый «форд», шурша шинами по асфальту, деловито выплыл из гаража.

Высунув пульт из окна и направляя его назад, Алексей нажал на нём вторую кнопку. Ворота гаража опустились вниз, глухо ударив об опорную балку, словно крышка об гроб. Алексею всегда казалось, что земля от этого удара немного вздрагивает.

Через минуту ему пришлось выходить из машины и вручную распахивать ворота, ограничивающие въезд на территорию. Можно было бы, конечно, и сюда поставить автоматически открывающиеся ворота, но Алёна отговорила его это делать. «Чтобы не высовываться, – объяснила она, – А то у соседей всё по-человечески, а у нас… Ещё решат, что мы «новые русские».

– А кто мы по-твоему? – Шутил Алексей.

Улицы были пустынны. Рваные клочья тумана медленно плавали в воздухе, прозрачными тенями застилая ядовито-жёлтый свет фонарей. Фары выхватывали из окружающего пространства короткие фрагменты: ветви деревьев, кусты, тёмные окна домов, оклеенные пёстрыми плакатами афишные тумбы, свежевыкрашенные блестящие коробочки автобусных остановок, мелькали бесконечные доски заборов.

Весь город был похож на последний предутренний сон; такой же сумбурный, обрывчатый и малопонятный, когда перед глазами без всякой связи друг с другом быстро-быстро проходят множество предметов, и иногда даже глаза не успевают следить за ними.

Наконец, машина выехала на шоссе. Алексей так долго и неотрывно смотрел на дорогу, что ему стало казаться, что автомобиль стоит на месте, а мокрый асфальт сам бесконечной лентой мчится навстречу, отражая размытые скоростью огни фар.

Он включил радио. Бодрые голоса ди-джеев и энергичная музыка подняли настроение. Было приятно сознавать, что город, казавшийся на первый взгляд пустынным и безжизненным, словно живая иллюстрация к какому-нибудь фильму катастрофе, на самом деле живёт напряжённой энергичной жизнью, пусть даже незаметной здесь, на этом шоссе.

С правой стороны замелькали бетонные квадраты заводской ограды. За ней в полутьме, на фоне лениво бледнеющего осеннего неба, нечётко вырисовывались контуры длинных цеховых построек, цилиндры толстых приземистых труб с окантовкой красных огоньков на верхушках.

Сразу вспомнилось, что на параллельной улиц, как раз за заводскими постройками – детский дом. И какой только идиот придумал строить детский дом вровень между двумя заводами и комбинатом?

Глава 2

На ферму Алексей приехал, когда уже почти совсем рассвело. Ворота были полуоткрыты. Поминая «добрым словом» сторожа, который был обязан следить за воротами, он кое-как, едва не погнув зеркала заднего вида, втиснулся в проём.

Машина была оставлена под специально оборудованным для неё навесом.

Каждое утро Алексей начинал с обхода территории. Вот и теперь, что-то насвистывая на ходу, он пошёл на коровник. Как правило, в это время здесь никого не было: доярки уже закончили свою работу, скотники ещё не начали. Но сейчас в углу, около загонов для молодняка сгрудились несколько женщин.

– Доброе утро, барышни! – Подойдя, поприветствовал он их. – Что тут такое?

– Здравствуйте, Алексей Вячеславович! – Поздоровались они. – Вот, Роза ночью отелилась.

– Проблемы были?

– Нет, всё было нормально.

– Кто принимал?

– Толька.

– Он, конечно, молодец, но в следующий раз пусть не рискует и кого-нибудь зовёт в помощь. Мало ли что может случиться.

– Так он звонил Вальке, – наябедничала розовощёкая полненькая женщина (к своему стыду Алексей забыл, как её зовут), – она тут рядом живёт.

– И что?

– Ничего.

– Почему – ничего?

– Сказала, что не придёт, что у неё и так смена по двенадцать часов без выходных, а тут ещё и ночью вызывают. – И с интересом посмотрела на Алексея, ожидая его реакции.

– Ладно, разберёмся, – бросил он в сторону, давая понять, что тема исчерпана. – Кто сегодня на смене?

– Из скотников? – Уточнила та же словоохотливая доярка. – Миша и… этот, как его… новенький.

– Вот-этого-как-его-новенького внимательно и подробно проинструктируешь, что можно и чего нельзя и Розе и её малышу. Кто там у неё?

– Тёлочка.

– Угу…

Роза была самой незадачливой коровой из всего стада. Если появлялась вероятность попасть в какую-нибудь неприятную ситуацию, Роза тут же использовала эту возможность в полную силу. Она постоянно ломала рога, путалась в электропастухе, летом тонула в болоте, а зимой поскальзывалась на льду и растягивала связки, каждую вторую декаду месяца она чем-то травилась, а уж отёлы шли как по расписанию – осенью.

– Ну, показывайте, что там за чудо природы у Розы получилось.

Тёлочка была на удивление красива. Рыжая, с белыми пятнами на спине, с чёрными обводами вокруг глаз. Пока ещё не высохшая после отёла, она лежала в сене под обогревательными лампами и по-младенчески бессмысленно смотрела на него большими влажными глазами, время от времени медленно прикрывая их длинными ресницами, которые больше стандартных коровьих раза в два.

Алексей присел на корточки. Тёлочка, напротив, постаралась встать. Опёршись на передние ноги, она оторвала задик от земли, подняла его над низко склонённой головой, быстро-быстро завиляла хвостиком, но не удержалась и повалилась набок, сено упруго отпружинило её лёгкое тело.

«Какие они все трогательные – маленькие, – улыбнувшись, подумал Алексей. – За Бароном, когда он был малышом, тоже можно было наблюдать часами. А сейчас – вон какой вымахал, только посмотришь – и уже мороз по коже»

Барон – это был бык-производитель, существо устрашающих размеров и, как следствие этого, скверного характера.

На курятник Алексей заходить не стал – кур он недолюбливал. Да и что за одну ночь могло случиться с этим взбалмошным квохчущим народцем?

А в инкубаторский цех он всё-таки заглянул. Деловито гудели лопасти вентиляторов. На дисплеях прыгали значения температур: 37 и 7, 37 и 8, 37 и 9. В соседнем помещении пищали цыплята. Всё в порядке.

Только когда он выходил из инкубаторского цеха, за его спиной появился заспанный сторож.

– Доброе утро, босс!

– Привет, шериф! – Они пожали друг другу руки. – На коровнике был?

– Был. Слушай, Толя, ты молодчина. Я тебе премию выпишу. Обещаю.

– Не ветеринара же звать в конце-то концов. Тут делов-то, – рассудительно пожал плечами сторож, однако не сумел сдержать эмоций и довольно заулыбался.

– Завтра твоя смена?

– Нет, завтра Витька выходит.

– Ты не смог бы хотя бы три-четыре ночи подежурить?

– Розу раздоить? – Догадался Анатолий.

– Да. Ты уж посмотри, чтобы люди приходили. А то сейчас не сезон, ночью могут ради одной коровы и не прийти.

– Ладушки, договорились. Если никто не придёт, то я уж один справлюсь, не впервой.

– Как тёлочку назвали?

– Пока ещё никак.

– Ладно, назовём. Может быть даже не мы.

Сторож удивлённо захлопал глазами.

Глава 3

– Добрый день, Алексей Вячеславович! – Вежливо поздоровалась Оксана.

Тот кивнул и молча прошёл в свой кабинет.

Женщина проводила его взглядом, а, когда дверь захлопнулась, едва слышно вздохнула. Хороший он всё-таки мужик. Красивый, умный, главное – богатый. Повезло же Ленке!

На первый взгляд… да что там – на первый – на второй, на третий, и на все остальные, можно хоть все глаза проглядеть, кажется, что Ленка – полная лохушка. С другой стороны, будь она дурой, не смогла бы отхватить такого парня как Алексей Вячеславович. И она сама прекрасно понимает, что между ними мало общего. Любофь – это вещь такая, сегодня есть, завтра – нету. Глядишь, годик-другой пройдёт – и брак может затрещать по всем швам, как это частенько и бывает. Единственным, что может служить препятствием к скорому разводу – это наличие детей, но вот именно с ними у Ленки как-то не заладилось, что, впрочем, не её вина.

Ленка опять же сориентировалась столь виртуозно, что если раньше у Виктории и были какие-то сомнения в адрес её интеллекта, теперь они исчезли окончательно. Нет своих детей – нужно взять малышей из детдома, всего-то делов. Будь она сама на месте Ленки, она сама бы сделала точно так же: отыскала бы в интернате ребёнка посимпатичнее – и этим бы сразу и упрочила своё положение и обезопасила будущее.

Только вот с девочкой, тем более, с двумя, она слегка переборщила. Нужно было брать мальчика – сыновей мужики больше любят, и не восьми-десяти лет, а лет шести-семи, когда дети ещё не слишком испорчены. Да и одного мальчишки хватило бы за глаза – главное, чтобы был посимпатичнее и поспокойнее.

Оксана очнулась от раздумий и сфокусировала глаза на мониторе.

Если подсчитать, сколько всего она сделала в этом офисе за неполный год своей работы, ей при жизни нужно памятник ставить.

Раньше с документами здесь был полный бардак. Алексей Вячеславович, который в идеале должен был безвылазно сидеть в кабинете и заниматься бумажной работой, на самом деле исполнял обязанности управляющего или бригадира – бегал за каждым работником, смотрел, кто и когда приходит на работу, в каком состоянии; считал все привезённые корма и стройматериалы, лично перетряхивал все мешки с комбикормом, проверяя, нет ли где плесени; измерял рулеткой кормушки и поилки, а потом ругался с плотниками… В общем, он делал множество бесполезной работы, c которой вполне мог бы справиться любой мало-мальски внятный мужик.

Зато в бумагах у Алексея Вячеславовича был полный завал. Не самая маленькая по размерам ферма должна была иметь документооборот солидного масштаба. Но ещё год назад само понятие «документооборот» напрочь отсутствовало. Алексей Вячеславович раз в квартал с помощью случайных флинрансеров готовил финансовые отчёты в инспектирующие инстанции – этим все бумажные дела и ограничивались. Всё остальное – внутренняя бухгалтерия, первичный и общий учёт, планы на ближайшее время и отчёты по уже сделанной работе делались совершенно хаотично, если вообще делались, на каких-то огрызках бумаги, которые валялись по всему офису, захламляя и без того ограниченное пространство.

Чтобы привести в порядок весь этот бардак и создать в бумагах некое подобие порядка Оксане понадобилось почти два месяца кропотливой работы. Благо её небольшого опыта, полученного на курсах секретарей-референтов, для работы с 1С-бухгалтерией вполне хватило.

Оксана понимала, что проделала громадный объём работы и имела все основания этим гордится, но у неё не было уверенности, что всё это понимает Алексей Вячеславович, человек сугубо практический, который если и садился за бумаги или за клавиатуру, то лишь по острой необходимости.

Оксана открыла экселевскую таблицу и принялась вбивать в неё данные по сбору яиц и молока за прошлую неделю. Руки привычно бегали по клавиатуре, а в голове продолжали течь невесёлые мысли.

Ну вот почему такой рохле как Ленка достался идеальный во всех отношениях муж?

В первые дни своей работы Оксана, используя женское обаяние, пыталась найти подходы к Алексею. Правда, она боялась потерять место работы, поэтому так далеко не заходила и ограничивалась лишь очень тонкими намёками. Впрочем, скоро она это дело бросила: Алексей ни разу не посмотрел на неё как на привлекательную представительницу противоположного пола и не дал ни единого повода усомниться в своей добродетели.

Оксана была не злой и даже не завистливой, поэтому сложившееся положение вещей вызывало у неё уныние – вряд ли что-то большее.

Оксана выдержала стандартные тридцать минут, чтобы дать возможность шефу привести себя в порядок и выпить кофе, затем сунул под мышку ежедневник и направилась в соседний кабинет

Алексей листал каталог строительных товаров и был полностью поглощён своим занятием.

Женщина села за стол напротив него и раскрыла блокнот.

Алексей поднял глаза

– Что на сегодня?

– В час позвонят по поводу двух тысяч цыплят, которых вы обещали к среде.

– Можем даже больше дать, если понадобится.

– Они настаивают на безнале.

– После обеда мне придётся уехать, поэтому договариваться придётся тебе. Предложи пятьдесят на пятьдесят

– А если не согласятся?

– Если не согласятся – пусть перечисляют безналом, там не такая-то уж и серьёзная сумма. Но ты всё-таки постарайся договориться.

Оксана едва сумела скрыть усмешку. Неужели Алексей Вячеславович всё-таки решил проверить свою подчинённую, насколько она может настаивать на своём?

– Хорошо, Алексей Вячеславович.

– Что-нибудь ещё?

– Двадцать тысяч яиц на оптовый склад, за ними приедут в пять вечера, но там всё договорено и оплачено, нужно только проследить за загрузкой. Без меня справятся.

Оксана изобразила губами тонкую, строго дозированную улыбку.

– Я тоже так думаю. Ещё кое-что. Вчера вечером мне на мобильник позвонил некий Всеволод Асумов.

Алексей поднял брови:

– При чём тут я?

– Он с вами хотел встретиться.

– По поводу?

Оксана пожала плечами.

– Я его не знаю.

– Он тоже только слышал о вас. Я назначила сегодня на десять утра.

– Значит скоро подойдёт?

– Через двадцать минут.

Алексей бросил беглый взгляд на настенные часы.

– На сегодня всё?

Оксана кивнула и поднялась со стула, аккуратно одёргивая юбку.

– Алексей Вячеславович, а можно вас спросить?

– Ну? – С интересом поинтересовался Алексей.

– Вы СЕГОДНЯ в детский дом поедете девочек забирать?

Алексей вздохнул. Эпопея со сбором документов оставила у него не самые приятные воспоминания.

– Девочек забирать, – повторил он.

Оксана по своему поняла этот вздох, и лицо её чуть прояснилось.

– Лена – молодец, – с преувеличенным воодушевлением сказала она. – Взять сразу двух детей, тем более в таком сложном возрасте, да ещё ОТКУДА – из детдома… Я бы на такое, наверное, не решилась.

– Это была долгая история, – куда-то в пространство проронил Алексей и сгорбился над своим ноутбуком, хотя тот был выключен. Он не любил общаться с посторонними на личные темы.

Оксана вышла из кабинета шефа, аккуратно прикрыв за собой дверь. Усевшись за стол, она застыла, глядя поверх монитора компьютера, потом усмехнулась своим мыслям. Всё не так плохо, как она думала. Похоже Алексей Вячеславович не в особенном восторге от заскоков своей горячо любимой жёнушки. На этом можно будет сыграть. Не сразу, конечно – постепенно, день за днём. Сегодня одна фразочка, завтра – другая, послезавтра – случайно оброненная в пространство мысль вслух. Глядишь – через пару месяцев босс начнёт задумываться, нужна ли ему лишняя головная боль.

И – кто знает – вполне возможно, с этими девчонками Ленка в самом деле зашла слишком далеко.

Такой возможностью было бы грех не воспользоваться.

Глава 4

Алексей подошёл к окну и долго всматривался в окружающий пейзаж. Вдоль коровника тоскливо бродил телёнок, видимо, убежал из загона. Потом появился скотник и палкой принялся загонять животное на место.

«Если бы он знал, что я за ним наблюдаю, – мелькнуло в голове, – был бы понежнее».

На компьютере запищал зуммер скайпа. Алексей вернулся на своё место.

Который раз он винил себя в том, что не научился по-человечески работать с компьютером. Процессор чуть ли не самой новой модели, может делать тысячи операций в секунду, «вытягивать» любые, даже самые сложные офисные программы, но, несмотря на это, стол постоянно завален множеством бумаг самых разных форматов, на стене висят десятки стикеров, а все вычисления производятся на стареньком калькуляторе. Для него так было удобнее и привычнее.

После девяти начали подходить машины: не большегрузные фуры, а обычные «газельки», но и когда эти «малыши» собирались в количестве больше двух, из-за небольшого размера места, предназначенного для погрузки, возникала неизбежная сутолока. Постоянно приходилось ругаться с водителями, что-то объяснять экспедиторам, которые по новой моде зачем-то сидели почти в каждой машине и цеплялись ко всему, к чему только можно.

Именно в это время появился посетитель. В ряду прочих машин затесались старые «жигули». Машина скромно притулилась на краю стоянки. Оттуда вышел невзрачный человек в старомодном клетчатом пиджаке и принялся с интересом наблюдать за происходящим. Алексей сразу его заметил: всё таки новые люди появлялись на территории редко, но тут же о нём забыл – дел было невпроворот. Вспомнил только тогда, когда выехала последняя машина и сторож пошёл закрывать ворота.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7