Александр Седых.

Артефактор +. Книга 1. Шаг в неизвестность.



скачать книгу бесплатно

Я не знаю, кто он и откуда. То, что он не местный, да и вообще не советский, это видно когда с ним часто общаешься. Иногда он не знает элементарных вещей. А мышление у него это вообще, что—то с чем то, непонятное нам. Вот как бы вы поступили, увидев что мальчишки опасно прыгают по скользким камням на ручье. Наверняка либо запретили, либо прогнали, а он научил их сохранять равновесие и сказал, что если какой—нибудь баран, по дурости, сломает себе что—нибудь, то больше учить его ничему не будет. Так что вы думаете, теперь никто в бараны записываться не хочет и прежде чем что—то делать или бегут спросить разрешение у взрослых, либо делают очень осторожно. Я бы не смог таким образом решить проблему с детьми, а он решил, причём с перспективой развития.

А как он работает с местными?! Вы бы это видели! Вы думаете откуда у нас такое изобилие овощей и фруктов. Да просто местные колхозники каждые три дня выезжают на свои огороды. Но все это обставлено как военная операция. Сначала разведка проверяет весь периметр работ. Потом выдвигается охранение и только за ними идут колхозники и соответственно, видя это, люди ценят такую заботу об их безопасности, передавая излишки провизии в общий котёл.

Сам он похоже ничего не боится. Знаете, он реально представляет силу НКВД, милиции, правительства, страны наконец, но относится к этому просто как к фактору известной силы. Отношение этой силы к нему самому его практически не волнует. Мои попытки рассказать ему о преимуществах социалистического строя просто разбиваются о его аргументы. Причем он признает многие наши достижения и явно их одобряет, но ко всему относится критически. Если бы он жил у нас, то его уже давно загребли товарищи из вашей организации, точнее сказать попытались загрести, а вот в результате я сильно сомневаюсь.

– Вы не верите в силу нашей организации? – саркастически усмехнулся Сизов.

– Я то верю, а вот он нет и результат такого столкновения я предсказать не берусь, – посмотрев на Сизова очень серьезно ответил Семенов и пояснил. – Вы считаете наши бойцы тяжелую сбрую с холодным оружием зря все время на себе таскают? Так я вам скажу, совсем не зря. Лекс три десятка бойцов за несколько секунд с помощью такой сбруи уложил и заметьте боевым оружием, а нападающие только шишками отделались. Точнее описать что там произошло я не могу, не присутствовал, но по словам Васильева это о что—то из области фантастики и так сражались по его словам богатыри в далёком прошлом. И что вы можете возразить на то, что внучка Митрича, девушка двадцати лет и весом в 50 килограмм, потом аналогичным образом катала бойцов по площадке и те ничего не смогли ей сделать.

Кстати, влиять на Лекса можно только через Митрича и его внучку. Похоже, только из-за них он и вынырнул из неизвестности. Да и Митрич не так прост как кажется, хотя он и не очень любит наше государство, но он русский человек и предавать Россию, как он её воспринимает, не будет. Вот, фактически, я вам рассказал все, что знаю. Что делать дальше, решать вам, хотя конфликтовать с Лексом я бы вам не советовал, пользы от нормального сотрудничества будет гораздо больше.

Сизов ушел от комиссара сильно озадаченным.

Необходимо было серьезно подготовиться к разговору с Лексом. Полученная информация не укладывалась в рамки поставленной задачи. Она превышала уровень его полномочий и он сомневался даже в том, что достаточно полномочий окажется у его дивизионного начальства. Он представлял, чем может ему откликнуться его решение в будущем, но ничего не делать, также как Семенов, уже не мог. Договорившись через комиссара о встрече он пошёл знакомиться с лешим.

Знакомство оправдало все его самые пессимистические прогнозы, в первую очередь для него самого. Этот человек был проблемой и отнюдь не его уровня, и как—то обойти или спрятать эту проблему уже никаким образом невозможно. Только узнав о том, что этот гад, не посоветовавшись ни с кем, отправил с лётчиком устройства, на которые можно смело вешать бирку совершено секретно и после использования уничтожить, Сизов почти потерял дар речи и хорошо, что не высказал вслух все что думал. Аргументы, которые привёл дальше Лекс, всё-таки немного охладили его пыл и в общем были достаточно логичны и в принципе даже выгодны самому Сизову, в целях повышения его выживаемости.

Так как по независящим от него обстоятельствам, новые технологии станут доступны для использования и не только он будет носителем секретов, что в условиях военного времени и значения этих устройств сильно повышает его шансы не исчезнуть в застенках его родного ведомства. Учитывая, что Лекс предусмотрел вариант с обманками и обеспечил очки легендой их попадания в отряд из захваченного имущества складов, операция внедрения устройств выглядела обоснованной, но главное снималась опасность уничтожения самого Сизова, при неблагоприятном развитии ситуации с начальством.

Сизов оценил действия Лекса. Тому удалось построить ситуацию таким образом, чтобы наиболее безболезненно передать эти устройства в войска, минуя высшие инстанции, снизу, и одновременно привязать к себе Сизова, который теперь в любом случае вынужден будет представлять и продавливать решения выгодные Лексу, иначе ему будет плохо с обеих сторон. Зная специфику деятельности своей родной конторы, Сизов получив от Лекса более подробную, хотя и явно не полную, информацию по многим вопросам, засел за составление отчёта руководству, что учитывая уникальность случая составляло очень сложную задачу.

Сведения, которые в конце концов Лекс представил прибывшему лейтенанту, конечно были ограниченными. В них входило подробное описание использования амулета кошачьего глаза, переговорника, зарядки и методик применения живой и мёртвой воды. Сведения по применению кольца подчинения Лекс припрятал, на будущее, да и изготавливать их гораздо сложнее, и он пока пользовался готовыми, из запасов теневой сумки.

Они с Леной и Митричем соорудили ещё одну установку производства амулетов, теперь переговорников. Изготавливать их стали из обычных медных гильз. Выглядел такой переговорник как небольшой, круглый медальон с отверстием у края для крепления на шнурке. С одной стороны выбивался номер группы и номер порядка в группе. С другой стороны немного выпуклое изображение головы совы. Заряда хватало тоже примерно на 300 часов непрерывного разговора. Доступ к амулету осуществлялся по слепку ауры и мог сбрасываться при очередной зарядке амулета.

Основную работу они делали с Леной, а Митрич просто наблюдал и учился. Производительность установки была приличной, до 700 штук за сутки, примерно одну штуку за две минуты, то есть сто комплектов связи по 7 штук в комплекте. Цикл изготовления одного амулета занимал целый час, но ведь они делались параллельно. Такого не мог сделать в день даже весь клан артефакторов в период своего рассвета.

Следующей на очереди была автоматизация производства зарядок, но эта штука гораздо сложнее и они решили отложить её на потом, тем более что большого количества пока не нужно, а две три в день Лекс и сам мог делать, да и Лену будет учить, это хорошая практика по магии крови.

Гранин подготовил очередной набор сведений по второму заданию Васильева, немецкому аэродрому. Эта задача была сложнее. Сам аэродром находился почти за 60 километров от базы. Охраняла его рота солдат. Вокруг располагалось 14 зенитных установок различного калибра. На аэродроме находилось постоянно два бронетранспортёра. Недалеко, в селе располагалось две роты солдат. При планировании, на совете присутствовал и Сизов.

После детального обсуждения возможных вариантов, решили остановиться на следующем. Перед выходом проводят переформирование отряда на семерки. Всем бойцам выдают разговорники. У командиров семерок их будет два, для разговора с вышестоящим начальством и со своими бойцами. Сорок девять бойцов вместе с командирами будут составлять манёвренную группу – это семь семерок. Пять манёвренных групп и будет составлять отряд, остальные – это шестая группа, останутся охранять базу. Нападают опять ночью. Выдвигаются мобильной колонной на автотранспорте. Всех людей разбивают на два отряда. Первый, состоящий из трех групп, нападает на аэродром, а второй, из двух групп, делает ловушку – заслон на дороге для вызванных подкреплений. При подходе к аэродрому, по всему пути следования отдельные мобильные группы Гранина и Васильева чистят все разведанные посты и нарушают обнаруженные линии связи. Основной отряд, под управлением комиссара Семенова и при поддержке всех четырех их танков и группы Васильева занимает аэродром. За Васильевым уничтожение постов и секретов противника.

Второй отряд, с четырьмя крупными зенитками и восемью мелкими, делает засаду на дороге и уничтожает подкрепления. Мест для засады там предостаточно. За Граниным прикрытие засады от разведки противника, если она будет. Учитывая их превосходство в вооружении, особенностях экипировки и неожиданности нападения, особых проблем не предвиделось. Дальнейшие события собственно и показали закономерные результаты и подтвердили эти расчеты. Особых трофеев на аэродроме не взяли. Но всё-таки отряду достались:

Трофейный автобус,

Два бронетранспортёра (охрана даже добежать до них не успела),

12 зенитных установок среднего калибра,

2 зенитки крупного калибра 88 миллиметров,

4 бензовоза с горючим,

4 грузовика повышенной проходимости,

3 тонны бомб небольшого калибра,

4 немецких авиационных пушки с запасом боезаряда (5тыс. снарядов),

2 полевые кухни,

1 грузовик ЗИС с частично разобранным самолетом ИЛ-2, скорее всего оставленным нашими войсками при захвате немцами аэродрома.

После проведения операции и доклада по рации, Сизов затребовал у начальства самолет для его возвращения. На следующую ночь самолет прилетел за ним. Что Лекса очень обрадовало, лётчик был другой, но он был с их амулетом кошачьего глаза и сразу потребовал привести его к Лешему. Так Лекс представлялся пилоту прилетавшему первый раз. Когда пилота подвели к нему, а Лекс предполагал нечто подобное, ну не могли такие вещички не понравиться, пилот сразу попросил дать ещё таких же устройств. Эффективность их ночных вылетов выросла даже не в разы, а на порядок.

Всего за неделю ночных полётов с новыми устройствами, полк, по данным разведки и результатам налётов, разнёс у немцев столько техники, сколько не набил с начала войны, не потеряв при этом ни одного самолета. Немцы не успевали реагировать на ночные налёты. При этом он клятвенно заверил, что о свойствах прибора знают только летающие лётчики, в том числе командир полка. Остальные носят обманки и чужим они выдают их же. Даже их особист пока не в курсе, хотя конечно что—то начинает подозревать и тут уж ничего не поделаешь и рано или поздно он получит информацию.

Новые приборы нужны для другого полка ночников. Соседи уже почти осадили их комполка, с требованием рассказать об опыте работы, которая приводит к таким результатам. Кроме того, пилот передал аналогичную просьбу от начальника медицинской части по поводу эликсиров. Поскольку у Лекса все было уже наготове, они быстро решили с летуном все проблемы. Кроме запрошенного, Лекс также передал двадцать комплектов разговорников с инструкциями и две канистры с эликсирами от врача.

На базе образовался избыток эликсиров. Дети и колхозники по-прежнему выходили на сбор трав. Лена, уже с помощью Митрича, продолжала изготавливать эликсиры и накопилось почти по две столитровые бочки каждого, а раненых и больных последнее время немного. Сизов немного поморщился, увидев, что загрузили лётчику. Лекс с ним договорился раньше, что это чисто его инициатива и Сизов узнает о ней только в штабе дивизии. Если особисты на местах разберутся, или он сам заметит у кого—нибудь очки и начнёт разборки, откуда что появилось. Это ему только плюсом будет. Отправив Сизова за линию фронта, Лекс фактически начал новый этап врастания в мир.

Глава 7. Ветер перемен

Донесение оберсту Мольтке от начальника района… обер-лейтенанта Шмидта.


Довожу до вашего сведения, что в моем районе действует мобильная, хорошо подготовленная и вооружённая группа противника, скорее всего из состава НКВД. Место её базирования определить не удалось. Поисковые группы вермахта следов пребывания противника не обнаружили, что подтверждает наличие у противника хорошо замаскированной базы, значительного размера.

Учитывая безрезультатные поиски, база скорее всего подземного типа, что существенно затрудняет её поиск. Группа имеет связь с центром по радиостанции. Зафиксированы многочисленные выходы в эфир чужой радиостанции. Скорее всего группа передвигается на автомобилях, и в своем составе имеет танки и артиллерию.

За короткий промежуток времени уничтожен склад с трофейным вооружением и аэродром истребителей люфтваффе. Выживших при нападениях нет, есть пропавшие без вести. На месте склада из-за взрыва и последующего пожара, следов обнаружить не удалось. Посты и секреты на дорогах, вблизи складов и аэродрома, уничтожены холодным оружием. На аэродроме обнаружены только следы стандартной обуви солдат армии противника. Присутствуют также следы автомобилей и танков противника, возможно ранее находившихся на трофейных складах. Но проверить это не представляется возможным из-за потери документации при взрыве и пожаре на складах.

Подкрепление вызванное по рации при нападении на аэродром уничтожено полностью (выживших нет) из специально подготовленной засады. На месте боя имеются характерные следы применения артиллерии и крупнокалиберных пулемётов. Анализ расположения огневых точек противника показывает хороший уровень подготовки командования противника и большой опыт диверсионной работы, особенно учитывая что обе операции проведены в ночное время суток.

Очень настораживает отсутствие выживших в ночном бою с нашей стороны, что указывает на наличие у противника поисковых животных, собак или волков многочисленные следы которых обнаружены во всех местах нападений. Наличие животных также подтверждается предыдущими сообщениями, о столкновениях с этой группой. Учитывая особо опасный характер действия этой группы прошу провести войсковую операцию по обнаружению и уничтожению указанной группы дополнительными силами, следующими к фронту в составе двух моторизованных и одного танкового полков.


Ответ оберста Мольтке начальнику района… обер-лейтенанту Шмидту

В кратчайшее время вам необходимо обнаружить место базирования отряда противника. Используйте местную агентуру и все средства тылового обеспечения вашего района. Для оказания помощи вам будет направлен батальон лесных егерей под управлением капитана Бера. Без обнаружения противника бессмысленно вводить в ваш район большие соединения.


Где—то в тылу.

– Похоже мы переосторожничали, Константин Михайлович и выпустили ситуацию из рук, – сказал начальник штаба дивизии Камов своему подчинённому и давнему другу начальнику контрразведки Константину Юричу, перебирая на столе блиндажа листы бумаги с отчётом Сизова.

– Да, есть такое дело, – пробормотал тот, соглашаясь.

– Как думаешь информация об этом уже далеко разбежалась? – кивнув на отчёт, спросил Камов.

– Думаю… нет. Пока максимум на нашу дивизию, и то отрывочная, учитывая то, что наши снабженцы даже реквизировав у летунов часть обманок и раздав их начальству, ничего не заподозрили. Даже я получив эту вещь особо не обратил на неё внимание, Ну очки и очки, просто по виду немного необычные, да чего только буржуи не делают. Подумаешь, летуны с кем—то по мелочи поменялись. Если бы Сизов их у меня случайно не обнаружил, то вообще их распространение и связь с базой некоторое время не всплыла бы на поверхность. Хотя подозреваю это время было бы небольшим. Особисты полков тоже свой хлеб не даром едят. Хорошо что на базе припугнули летунов подпиской о секретности и те пока строго её соблюдают. Хотя результаты их действий уже вызывают вопросы в штабах повыше, да и устройства, по сведениям Сизова, уже во второй полк попали, – подробно обосновал свой ответ Юрич.

– Остались у тебя прямые выходы на Меркулова? – немного подумав, спросил Камов. – Ты же кажется, некоторое время назад у него работал.

– Есть в его замах подходящий человек, – кивнул тот.

– Тогда делаем так. Как говорили древние философы, если нельзя предотвратить процесс, надо его возглавить. Собираем в штабе совещание в составе командиров двух полков летунов с их особистами, Сизова, да нас с тобой. Представляем всю эту авантюру проверкой работоспособности, полученных от партизан устройств. С соответствующим уровнем секретности и с отзывами летунов отправляем Сизова, с его отчётом по твоему каналу напрямую к Меркулову. Командира дивизии подставлять не будем. Я с ним поговорю и объясню ситуацию. Представим это так, как будто это мы произвели проверку такой информации и устройств своими силами, из-за необычности их характеристик и только убедившись в их эффективности сразу пустили процесс на самый верх. Как тебе такой сценарий? – вопросительно посмотрел на подчинённого Камов.

– Сам хотел предложить нечто подобное, – согласился тот.

– Ну что же, тогда действуем быстро, пока процесс не зашёл слишком далеко и мы можем его контролировать, – подвёл итог начальник штаба.

Совещание было собрано на следующий день. Командир дивизии тоже присутствовал. Он не согласился взваливать ответственность на начальника штаба, хотя на самом деле, до этого и не подозревал о событиях, приведших к этому совещанию. Начальник контрразведки сам вёл протокол совещания. Перед началом со всех присутствующих опять взяли подписку о неразглашении сведений, полученных на этом совещании. Бумага с подписями была подшита к протоколу.

Сизов начал доклад первым. Он рассказал о действиях партизанского отряда, о применяемой тактике и устройствах, при этом по согласованию с начальством умолчал о базе. Большая часть присутствующих знала некоторые сведения, приведённые лейтенантом, частично, некоторые вообще ничего не знали. После окончания довольно длительного доклада, по результатам его инспекции, возникло огромное количество вопросов, на которые он давал более развёрнутые ответы, если конечно знал их сам. На вопросы об источниках полученного оборудования, он ответил только то, что они получены от союзников и это не ведущие капиталистические державы. Мало того, технологии используемые при изготовлении этих устройств неизвестны. Принципы действия непонятны и противоречат всем законам физики. Аналогов в мире никто не знает.

После него выступили командиры полков ночных летунов, которые рассказали о результатах применения полученных устройств и медикаментов у себя. Отзывы были только восторженные. Эффективность вылетов возросла на порядки. В последние несколько дней лётчики забыли о проблемах со связью, используя разговорники. Самолеты для разведки прифронтовой полосы противника вылетали только ночью. Действия врага были видны как на ладони. Сразу же, в процессе полёта, пилот сообщал разведданные в полк и эскадрильи с бомбами мгновенно летели на уничтожение противника. В полосе действия дивизии немцы уже две недели с ужасом ждут наступления ночи.

Если бы не действия соседей, дивизия вообще бы прекратила отступление. Потери фашистов от ночных налётов огромны. Пара старых, легкомоторных самолетов, за один ночной вылет безнаказанно уничтожает аэродром истребителей противника и немцы пока ничего с этим не могут сделать. Наши лётчики легко уходят от них, даже если те поднимаются в воздух. Из-за возможностей полученных приборов, в бой идут даже молодые лётчики, не имевшие ранее навыков ночных полётов. Вопросы секретности полученных приборов решены в самих приборах, они просто не работают у других людей, не привязанных к этим приборам.

После длительного обсуждения и демонстрации возможностей полученного оборудования, на примере устройств привезённых с собой Сизовым, решили отправить его со всеми документами и отзывами лётчиков, к руководству страны, минуя промежуточные инстанции. Конечно все присутствующие понимали важность принятых решений и цену которую они могут заплатить в случае ошибки, но другого выхода никто не видел. Даже особисты, сами испытав приборы в действии, хотя и были слегка обижены на летунов за сокрытие от них такой информации, понимали что чем меньшую цепочку промежуточных инстанций пройдёт эта информация, тем лучше будет для страны.

Юрич договорился со старым знакомым о срочной встрече лейтенанта Сизова с Меркуловым в ближайшее время, намекнув ему, что сведения которые получил Сизов в партизанском отряде имеют огромное значение для страны в целом и по телефону это обсуждать невозможно. Учитывая, что знакомый давно и хорошо знал Юрича и понимал, что тот просто так не будет подставлять свою голову и требовать встречи своего представителя с руководством НКВД, случилось что—то вообще фантастическое, чтобы тот мог решиться на такой шаг. Он прислал для Сизова из Москвы самолет из состава авиаполка НКВД, на котором тот без приключений добрался до подмосковного аэродрома.

Там его встретила молчаливая охрана из сотрудников его ведомства и быстро загрузив в машину, вместе с багажом, доставила на конспиративную квартиру, где и произошла встреча с Меркуловым, который очень заинтересовался непонятным визитёром с линии фронта.

После того, как Сизова, обыскав и только с небольшой опечатанной папкой, ввели в кабинет к Меркулову, он по всей форме представился заместителю наркома НКВД и предъявил ему документы. Также он, набравшись наглости и в душе отчаянно труся, попросил предъявить того свои документы, так как сам Меркулова никогда не видел и в лицо не знал. Тот слегка удивившись и ещё более заинтересовавшись визитёром, показал документы. Тогда Сизов попросил у Меркулова дать ему какой—нибудь острый предмет. Тот подойдя к столу и покопавшись в ящике, достал небольшой перочинный ножик, которым затачивал раньше карандаши и передал его Сизову. Сизов аккуратно, снизу разрезал папку, не трогая печать и сначала немного выдвинул из папки толстый блокнот, из которого проводок уходил внутрь и аккуратно обрезал этот проводок. Выполнив эти манипуляции он, взглянув на удивленного Меркулова, пояснил: – В блокноте двести грамм тротила, взрыватель подключён к печати, при вскрытии мина должна была сработать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18