Александр Седых.

Артефактор +. Книга 1. Шаг в неизвестность.



скачать книгу бесплатно

– И много их осталось? – не зная что сказать, поинтересовался комиссар.

– 212 штук, наши наблюдали, на всякий случай, пока они удирали. Даже хоронить своих не стали, наверное позже в большем количестве нагрянут, – быстро ответил проводник.

– А сколько вы положили?

– 240 мы и 34 разведчики.

– Ни хрена се, – раздалось из-за спины от Каримова.

Вот так дела, – подумал Семенов, – если пятёрка разведчиков, непонятно как уложила ножами три десятка фрицев, а четверо с пулемётами, в темноте, стреляя на вспышки перебили почти две с половиной сотни, то какая же подготовка у этих проводников. Через пол часа, когда отряд попал на базу, у комиссара возникло ещё больше вопросов.


Донесение командира усиленной роты СС обер-лейтенанта ….

После нападения большевиков на колонну тылового обеспечения, мне по рации было дано задание, прекратить прочёсывание местности в районе сел …. и окружить и уничтожить обнаруженную группу противника. Противник был окружён и прижат к болоту. Утром я собирался нанести миномётный удар по расположению противника и затем добить его с помощью пехоты.

Пред рассветом расположение роты подверглось нападению. Вероятно наши посты в глубине леса были бесшумно уничтожены, хотя были выставлены по всем правилам, с двойной страховкой. Затем подверглась нападению группа поддержки в составе миномётного взвода. Большая часть вероятнее всего была убита ножами ещё во сне, остальные расстреляны в упор. Из состава усиления не уцелел никто. Затем противник пулемётным огнём, с поразительной точностью, в ночном бою, уничтожил всю центральную часть окружения и отогнал левый и правый фланги. Все подкрепления направленные в центр были также уничтожены.

После того как противник перешёл в наступление на фланги, среди моих подчинённых возникла паника. Я не знаю были ли в составе нападавших оборотни, но то, что на нас нападали волки, могу доказать характером некоторых ранений у моих подчинённых и кроме того у меня на глазах был убит фельдфебель Вольке. Зверь, прыгнув на него сбоку, разорвал ему горло и исчез в темноте. Остановить панические настроения солдат я не смог и был вынужден дать приказ на отступление. Прошу направить остатки роты на фронт, поскольку воевать в этих лесах они больше морально не способны.


Результаты обследования поля боя экспертами криминалистами.

По характерным отпечаткам подошв нападавших можно определённо сказать, что это потерянная разведгруппа, взорвавшая мост в квадрате …. Кроме того, специалисты определённо могут подтвердить наличие в группе двух – трех обученных и довольно крупных волков. Все обнаруженные на трупах укусы в количестве 18 штук приходятся в область шеи. Большинство смертельных ранений на солдатах вермахта нанесено с помощью пулемёта МГ-34, стоящего на нашем вооружении или ножами. Характер ранений подтверждает очень высокий профессионализм противника. Особо необходимо отметить наглость противника.

После отхода роты, погибшие солдаты подвергнуты мародёрским действиям, пропали все походные вещмешки и вооружение.

Выводы специалистов: Так поражать противника в ночном бою просто невозможно, если это не бойцы эстракласса (не уверен, но может быть один на 100 000 солдат), а учитывая что таких бойцов было до 5 человек, то могу предположить что—либо у нас не хватает сведений и мы чего—то не понимаем, либо против нас воюют темные силы. Так стрелять из пулемёта, с руки и ночью обычный человек не может. Волки дрессировке практически не поддаются, а по следам выходит, что они нападали вообще самостоятельно, как разумные твари.


После сообщения Грана по разговорнику, пришлось выводить весь наличный воинский состав на встречу окруженцам. Далее суматоха продолжилась. Быстро разместить такое количество солдат на базе ещё то удовольствие. Митрич и Антонина Павловна разводили солдат по пещерам и устраивали их, как могли. Принять такое количество постояльцев хозяева не рассчитывали. Конечно почти сотню они сразу разместили вместе с разведчиками, да и полсотни раненых поместилось в лазарете. Остальных легко раненых и здоровых развели пока по пустым, свободным пещерам, выдали охапки сена и одеяла для постелей. Пришедшие бойцы были истощены и сильно измотаны. Митрич, по частям, водил прибывших в столовую.

В помощь врачу пришлось выделить четверых бойцов из охраны базы, так как три санитарки, прибывшие вместе с окруженцами, сами мало чем отличались от раненых бойцов. Гвардейцы тоже удалились в свои помещения. Ночной бой с использованием внутренних резервов и эликсира живой воды, основательно вымотал их. На всякий случай перевели базу в режим полной осады, то есть вывели на базу все внешнее охранение и замаскировали дополнительно внешние огневые точки. С Лексом все рвался поговорить командир пришедшего отряда. Учитывая его состояние, никак не лучшее чем у его бойцов, Лекс все-таки убедил его, что лучше решать проблемы на свежую голову. После суматохи с расселением, Лекса выловил Васильев, он протянул ему листок с радиограммой. Тот прочитал её и посмотрев на лейтенанта, спросил:

– Не поверили?

– Я бы тоже не поверил, – вздохнул тот. Поверить такому сообщению было действительно трудно.

– А что вы им написали, если не секрет? – поинтересовался Лекс.

– Какой уж тут секрет, это у вас тут секрет на секрете, – переминаясь с ноги на ногу проворчал он и продиктовал Лексу свою отправленную радиограмму.

– Ну что же коротко, доступно и непонятно, – прокомментировал послание тот.

– Так что насчет помощи? – помявшись спросил лейтенант.

– Надо, значит надо, – притворно вздохнул Лекс, хотя это как раз то, на что он и рассчитывал. Протянулась первая ниточка к руководству. Теперь надо её укреплять.

Следующие два дня окруженцы отсыпались, отъедались и устраивались в пещерах с помощью местного населения. Большая часть раненых с помощью эликсиров и забот доктора и санитарок уже переселилась в пещеры. Остались ещё на пару дней только тяжело раненые.

Используя накопленные Прохором запасы лесоматериалов, солдаты быстро создавали себе необходимую мебель: столы, шкафы, стулья. Остальной необходимой мелочёвкой поделились селяне. Женщины помогли постирать и привести в нормальное состояние форму солдат. Часть солдат пришлось задействовать в столовой, так как поварихи не справлялись с таким количеством прожорливых постояльцев. Васильев вместе с Граниным планировали очередной выход на склад с боеприпасами, Лекс пока не вмешивался, а сам под разными предлогами уклонялся от встречи с командиром окруженцев. Необходимо, чтобы у того накопилось достаточное количество вопросов.

Они с Леной по ночам расширяли собственные возможности наиболее приятным им способом, а днём пытались соорудить лабораторию по производству амулетов кошачьего глаза.

Ох и трудная это задача получилась. Изначально необходимо сделать одинаковые заготовки из стекла и из проволоки для дужек. Затем обработать их щитами для укрепления и только потом накладывать руны, другими амулетами копирующими руны. Если создание амулетов копировщиков рун сложности не представляло, то вот работа таких амулетов совместно друг с другом, это что—то невообразимое. Мало того, что воздействие одного амулета с руной должно строго дозироваться в зависимости от состояния заготовки, так ещё и следующее воздействия должно происходить только при достижении заготовкой определённого состояния, при сращивании предыдущих рун.

В общем ничего путного у них не получалось, пока Лена не придумала каждый шаг воздействия копировальщика сравнивать с артефактом, который содержит всю образцовую вязь рун на текущее состояние заготовки. Копировщик при этом не сразу впечатывал руну в заготовку, а плавно наращивал свое воздействие, и после каждого шага увеличения силы, происходило сравнение с эталоном. Перемещение заготовки происходило тоже автоматически, после окончания каждой операции наложения рун. Этим отслеживались те действия, которые необходимо производить с перерывом по времени между наложением рун. Для упрощения всего процесса, все собрали в одну колонну. Заготовка двигалась снизу вверх, с уровня на уровень, по спирали, подвергаясь воздействиям амулетов копировщиков. Те были расставлены по уровням, по внешней поверхности колонны.

Они, по настоянию Лены, предусмотрели даже автоматическую нумерацию устройств. Ну и конечно Лекс, в обязательном порядке, ставил клеймо мастера артефактора. Для этого мира он выбрал стилизованные буквы МА. В итоге у них получилась установка довольно большого размера, круглой формы, с диаметром около метра и высотой метров шесть. За то она делала автоматически все операции по изготовлению амулетов одного вида. Достаточно снизу подсовывать пластины стекла и медную проволоку, а сверху снимать готовые амулеты. Всю эту штуку он подключил к замковому накопителю базы.

Ну почему такие мысли не приходили ему с учителем в их мире, ведь это же имея даже небольшой источник можно просто озолотиться. Хотя даже не подозревая, что такие амулеты делаются магом артефактором, остальные маги наверное быстро бы постарались каким—либо образом избавиться от такого серьезного конкурента.

Правда в изготовлении амулетов присутствует одна особенность, которая не будет давать нормально работать такой колонне в его мире, это отсутствие одинаковых материалов. Каждый мастер в том мире делает свое стекло и медь. От плавки к плавке состав исходного материала меняется. Поэтому нет возможности автоматической работы с таким материалом. Под каждую плавку колонну придётся перестраивать.

Толи дело в этом мире, материал стандартизирован и отличия в составе минимальны. Да и кроме того, производство всего одного амулета даже у Лекса, как мастера артефактора могло занять до двух часов, а у обычного мага амулетчика и пара суток не предел. Поэтому такие артефакты в его мире стоили очень дорого, да и труд мага вообще довольно дорог. А тут амулеты делаются сами по себе.

Они с Леной извели на амулеты всю имеющуюся медную проволоку и все десять листов оконного стекла, которые обнаружили у запасливого Прохора. В итоге после всех этих экспериментов у них на руках оказалось 429 готовых, однотипных и практически одинаковых, амулетов кошачьего глаза в виде очков. По мере изготовления амулетов, Лекс заряжал их в зарядках, пять штук которых сам и сделал за эти два дня. Что интересно, если вдоль колонны установить амулеты копировщики в другом порядке и с другими рунами, то вполне можно изготавливать и другие амулеты.

Утром по мыслеречи их разбудил Митрич, сообщив, что Лекса очень настоятельно требует на совещание куча народа. Пришлось приводить себя в порядок и выдвигаться. Лену Лекс посадил за изучение учебника магии.

В столовой за отдельным столом собрались все командиры, присутствующие на базе, Митрич с Граниным и старшина Петров, как военный комендант базы. Митрич на правах самого старшего по возрасту решил высказаться первым.

– Поскольку народа на базе прибыло, необходимо определить кто за что отвечает, а то бардак уже получается, – произнёс он и уставился на Лекса. Остальные тоже не обошли вниманием его физиономию, с полным основанием считая Лекса полноправным хозяином базы. Пришлось быстро прикидывать, какие задачи и на кого сваливать и Лекс принялся рассуждать вслух:

– Значит что касается базы. За собой я однозначно закрепляю всю закрытую часть базы, о которой уже наверняка ходят слухи. Мне непосредственно подчиняются Гранин и его люди и охрана базы, во главе с Петровым. Приказывать им больше никто не имеет права. И не потому, что я так хочу, а по тому что они могут иметь дело с таким оборудованием, о котором больше никто знать не будет и соответственно правильный приказ отдать не сможет. Кроме того, я иногда буду привлекать и военный и гражданский персонал для своих работ. В случае, если кому—то из них окажутся доступны некоторые секреты, я переведу их в свое полное подчинение, – Лекс подождал некоторое время, но возражений не последовало. Наверняка Васильев кое—что рассказал новеньким. Тогда Лекс продолжил:

– Митрич будет так же заниматься всей гражданской частью персонала базы и внутренним обеспечением, что тоже будет связано с некоторыми секретами. Это тоже не обсуждается. Капитан Михайлов по-прежнему будет заниматься медициной, так как никто другой этим заниматься не может. Лекс посмотрел на остальных, но возражений так и не дождался. Пришлось опять продолжать:

– Руководство военными действиями можно возложить на батальонного комиссара Семенова и его зама лейтенанта Волкова. Опять же не потому, что я так хочу, а по следующим причинам. Во-первых, они уже побывали в окружении, побегали, набрались опыта и теперь понимают, что значит ошибки в руководстве. А за одного битого двух небитых дают. Во-вторых, поскольку они смогли управлять бойцами в окружении и их не добили, то на базе точно справятся. В-третьих, имея такую базу как у нас, в тылу противника и не использовать её, это просто не профессионально. В-четвертых, я полностью уверен в том, что руководство, после сообщения Васильева в центр, поддержит такое положение.

Лейтенант Васильев, имея собственное задание, подчиняться руководству базы не обязан, а вот мы оказывать ему помощь должны. Еще могу сказать только следующее, все что вы здесь на базе увидите или услышите распространению вне базы не подлежит. Это действительно даже для вышестоящего вашего начальства. Без особого распоряжения моего, руководства базы или лиц, определённых в будущем вышестоящим вашим руководством, отсюда не должна уходить никакая информация.

Конечно особого урона вы не нанесёте, поскольку все оборудование защищено от несанкционированного использования, но себе лишних проблем создадите точно. На этом позвольте закончить и послушать ваши предложения.

Лекс закончил свое сольное выступление и уселся за стол.

После непродолжительного молчания поднялся комиссар:

– Ну что же товарищ Лекс нам сжато, но доходчиво высказал свои соображения по поводу управления базой. У меня в принципе нет возражений, конечно в том случае если мою кандидатуру утвердит руководство. Я в общем—то не долго нахожусь в этом месте, но состояние базы и её функционирование меня очень радует. Порядок обеспечивается. По проведённым собеседованиям я могу сказать и о впечатляющих военных успехах. Имея очень незначительное количество военнослужащих, вы умудрились нанести чувствительные удары по врагу. Да и некоторые возможности оборудования с которым меня познакомили очень впечатляют. Если ни у кого нет больше возражений, нам необходимо приступить к обсуждению задачи, поставленной разведчикам Васильева, по уничтожению складов. Первым прошу высказаться товарищу Гранину. По моим сведениям, он получил некоторую информацию об этих складах.

Гранин достал из трофейного немецкого планшета карту и расстелил на столе. Он указал место расположения складов на карте. Показал все возможные подходы и подъезды, места расположения секретов и охраны, состав и расположение охраны, места расположения линий связи и вообще практически все, что касается этого склада, вплоть до того, где и что находится. Все военные ошарашенно уставились на него. Даже Васильев, предполагавший нечто подобное, был удивлен.

– Откуда такие сведения, у вас что свой человек на складах? – только придя в себя, удивленно спросил комиссар.

– Нет, но сведения точные, есть у нас некоторые возможности, – хитро усмехнулся Гранин и добавил, – но вот товарищ Лекс запрещает о них распространяться.

– Вы уверены что сведения точные? – уточнил у Лекса Семенов.

– Абсолютно, – подтвердил Лекс, – Это данные воздушной и наземной разведки.

– Ну как я сразу не догадался, вот откуда они все знают, – хлопнул себя по лбу Васильев, наконец поняв, что гвардейцы каким—то образом очень хорошо используют животных, в частности ворона и волка, которых он постоянно видит с гвардейцами.

– Может нам тоже поясните, – заинтересованно посмотрел на него комиссар.

– Если только товарищ Лекс разрешит, уж очень это необычно и если немцы об этом узнают, то они все отдадут, чтобы нас уничтожить, – с сомнением посмотрел Васильев на Лекса. Остальные тоже уставились на него. Гранин тихо усмехался.

– Давайте остановимся на полуправде. Пусть Васильев озвучит свои прозрения и будем считать это официальной версией, – подумав согласился Лекс, посчитав, что все равно о полных возможностях общения с животными Васильев просто не подумает.

– Они могут дрессировать и понимать животных, а те им много чего могут рассказать и о складе, и о местности, и о скрытых постах, ведь на животных никто внимания не обращает, – выдохнул Васильев, указав на Гранина.

– Это, что правда? – удивленно спросил Семенов, глядя на Лекса.

– Да, но не вся, – коротко подтвердил тот.

– Ага, значит есть ещё что—то и если мы это узнаем, то лучше самим запереться в камере и помереть, – пробормотал молчавший до этого лейтенант Волков.

– Ну не так все страшно, но к немцам вам теперь лучше не попадать, – согласился с довольной улыбкой Гранин, понимая, что кроме Лекса и Митрича, здесь никто больше не понимает действительных возможностей его общения с волком или Белого с вороном.

– Ладно, считаем сведения достоверными и займёмся разработкой плана, – согласился Семенов.

После двадцати минут обсуждения, выработали план уничтожения склада. Зная все о нем и имея возможность действовать ночью, это не представляло большого труда. Лекс не вмешивался в обсуждение. Военные всегда любили свои опасные игры. Лекс всё-таки по натуре был больше авантюристом одиночкой и из этой ситуации ему можно извлечь очень много пользы.

– А почему бы не доработать ваш план? – спросил Лекс, после окончания обсуждения.

– Каким образом? – первым поинтересовался Васильев.

– А давайте не только уничтожим, а ещё и ограбим склад, – предложил Лекс и продолжил. – У нас есть куча автомобилей и водители к ним. На складе есть ещё техника и некоторая наверняка на ходу. Грузимся все на свою технику и мотоциклы. Ночью по просёлочным дорогам подбираемся к складу, берём его по вашему плану. Забираем и грузим все что можно увести и к утру скрываемся на базе. Даже если немного захватим день, то ничего страшного, немцы все равно ничего сделать не успеют. На дорогах до склада всего два поста и ночью они не сменяются, взять их тихо с нашими возможностями можно без проблем. Кроме того немцы и так знают, что в этом месте бродит большая группа окруженцев. И можно вполне предположить, что мы завладели техникой с целью быстрого прорыва к линии фронта. Никто с таким обозом нас не будет искать в лесу или на болоте.

– А что, может и получиться, – подумав, согласился Семенов.

– Тогда делаем так. Я сейчас выдам Васильеву ночные очки, двести штук. Он знает как с ними обращаться и выдаст всем бойцам и расскажет как пользоваться. Все потренируетесь в темных пещерах, хотя там и так все понятно. Потом все готовятся к ночному рейду. Проверяем машины и шоферов, можно привлечь и гражданских из колхозников. После чего к вечеру готовим колонну и выезжаем. Гранин с Васильевым на мотоциклах впереди обеспечивают расчистку пути, – подвёл итог Лекс.

Поскольку больше предложений не поступило, все разбежались готовиться к рейду. Сам рейд получился быстрым и относительно спокойным, чего нельзя сказать о противнике. Гранин с гвардейцами и Васильев с разведчиками уничтожили заставы немцев на дорогах. Животные помогали наблюдать за обстановкой и обнаруживать противника за долго до столкновения. Подобраться на бросок ножа к охране, ночью, в очках, да ещё с помощью эльфийских плащей, было не трудно.

Большая часть охраны складов вообще находилась в помещении и спала. У нападавших потерь не было, поскольку реально воевали только разведчики и гвардейцы. В плен взяли 22 человека из охраны складов. Солдаты сильно устали только из-за работы. Пришлось быстро таскать и грузить ящики, чтобы успеть до утра. Набрали много. К десятку машин, уже находившихся в распоряжении базы, добавили ещё 38 штук. На обратном пути пришлось даже цеплять машины друг к другу, так как такого количества водителей не нашлось. Естественно забили машины полностью. Добыча была значительной, даже четыре танка БТ, которые были на ходу и на них нашлись экипажи из состава бывших окруженцев, удалось забрать с собой. Еще прихватили кучу вооружения о котором Лекс раньше и не подозревал, но короткие справки получил во время погрузки.

– 6 крупнокалиберных зенитных орудий 85мм, на колёсном ходу.

– 8 пушек 45мм.

– 16 немецких зениток калибром поменьше на 20мм и тоже на колёсах.

– 42 ручных пулемёта ДП дегтярева.

– 20 станковых пулемётов максим.

– 17 миномётов 50мм.

– 700 автоматов ППШ в заводской упаковке.

– 20 снайперских винтовок СВТ.

– 70 простых винтовок СВТ

– 300 пистолетов ТТ в заводской упаковке

– Взрывчатки 2 тонны

– Различных мин 1300 штук.

– 2 относительно небольшие радиостанции 12-РП, новые в заводской упаковке.

– 5 тонн консервов.

– 6 тонн круп и муки в мешках.

– 2000 комплектов полевой формы.

– 6 тонн различных материалов типа простыни, одеяла и т. д.

– 24 тонны боеприпасов, патроны снаряды к взятым вооружениям.

– 4 прицепные автоцистерны (3 с бензином, 1 с дизтопливом)

– 2 тонны строительных материалов, краски, растворители, лаки.

Отдельно Лекс загрузил для собственных нужд полторы тонны оконного стекла и тонну различных кабелей и медной проволоки.

Все остальное, подрывники Васильева заминировали и взорвали, после отъезда основной группы. Учитывая, что передвигались ночью по дорогам или в объезд сел, реальных следов отхода, ведущих к базе, колонна не оставила. Когда обоз прибыл на базу, вся техника в гараж поместиться не смогла, пришлось быстро подключать новый портал в один из резервных залов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18