Александр Сапегин.

Дракон: Я – Дракон. Крылья за спиной. Жестокая сказка. Три войны (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Ваше величество, сделаю все что могу и что не могу – тоже, – Дранг говорил тихо, с надтреснутой болью в голосе, и король верил ему. Будет сделано все: возможное и невозможное. – Я могу быть свободен?

– Иди, Дранг, – король вернулся к окну, ему требовалось побыть одному.

Через две седмицы город покинуло несколько караванов, следующих на север. Никто не подозревал, что в паре из них на север идут не совсем купцы. Сколько покинуло город неприметных или, наоборот, очень приметных личностей, никто не считал. Люди разъезжались по своим делам, и никому не было дела до того, что маршрут половины из них лежал тоже на север. Еще через день вышли газеты с очень интересной статьей… Немногим погодя статей стало больше, по светским салонам поползли разные слухи…

Ортен. Ортенская школа магии. Андрей…

– Зерно Мира плыло в сером мутном тумане, клубившемся в бескрайней пустоте. Не было ничего вокруг. Как говорят легенды, Создатель вдохнул в Зерно Мира жизнь и…

И удар школьного колокола прервал лекцию старого профессора, магистра гралл Лаго. Урок закончился. Старый перец недовольно пошамкал впалым ртом, видимо, вырастить зубы ему было не под силу, а стоматолог не по карману. Профессорский оклад уходил на оплату прихотей молоденьких содержанок, коих у гралл Лаго было четыре, дедок отрывался по полной программе.

– К следующему занятию я хочу, чтобы вы прочитали трактат «Песнь Гулима» и рассказали историю Рождения Мира, – дал на последок задание гралл Лаго.

Андрей в первых рядах вылетел из аудитории. Кто бы мог подумать, что он научится спать с открытыми глазами! Еще три месяца назад он бы плюнул в глаза любому, кто предположил бы такое! Интересный предмет гралл Лаго читал таким занудным тоном и так монотонно, что не уснуть было просто невозможно. Оружие массового поражения, а не проф. Его бы в поле перед вражеской армией выставить с лекцией о причинно-следственных связях между уровнем манны и способностью к освоению высшей магии рыжими тараканами. Андрей готов был заложить золотой, что через пятнадцать минут супостатов можно будет вязать тепленькими. Спящие они никому не страшны.

– Керр, ты не знаешь, почему ректор держит этого старого пердуна? – из аудитории, потягиваясь, вышел помятый Риго. Правая сторона его лица хранила следы незабвенной любви щеки к шероховатой поверхности парты. Риго заразительно зевнул и почесал пятую точку. – Тарг, как седалище онемело.

– Знаю, – просто ответил Андрей на прозвучавший вопрос.

– Ух, ты, колись! – К Андрею придвинулось еще несколько одногрупников, желавших узнать новость.

– Наш ректор, добрейшей души человек, заботится о здоровье подрастающего поколения. Скажи, Риго, где бы ты еще мог выспаться как не на лекции уважаемого магистра гралл Лаго? – Студиозусы вокруг заулыбались, раздались сдержанные смешки. – Что же до онемения твоего седалищного нерва, так это насланная на тебя порча. И поделом тебе!

– Как это? За что поделом? Какая порча? – заволновался, клюнувший на подколку, Риго, вглядываясь в каменное лицо Андрея и ощупывая руками свой сухопарый зад. – Ты серьезно?

– Ибо забыл ты первую заповедь студиозуса! В вечных скрижалях начертано: «Не восхрапи на лекции, ибо храпом своим ты разбудишь соседа своего!»

Народ вокруг грохнул.

Не торгуясь, можно было заложить второй золотой, что на следующий день новый перл будет знать вся школа, как и то, кто его запустил. Под громкий ржач студиозусов Риго накинулся на Андрея:

– Керр, скотина! Я и вправду подумал невесть чего, а ты, гад, развлекаешься! Чтоб у тебя задница отвалилась!

– Ладно тебе, – Андрей похлопал Риго по плечу, – утешься тем, что из-за твоего храпа я не смог уснуть, а так хотелось. Пришлось повесить вокруг тебя «полог тишины», а то магистр уж очень подозрительно посматривал в твою сторону, так сладко ты чмокал губками. Пришлось охранять твой покой, а то уснешь и «полог» развалится. Считай мы квиты.

– Ага, с тебя станется, – буркнул Риго. – Ты куда сейчас?

– Я в школьную библиотеку, ты в общагу. Не забывай, нам еще на тренировку вечером идти, и предупреди Тимура, чтобы не опаздывал. – Риго тихо застонал. – Ну-ну, Риго, не все так плохо. Мастер на тебе с Тимуром разогревается, а вот на мне развлекается, но я не рыдаю! Ну, давай.

Андрей махнул другу рукой и направился в сторону здания Архивного управления, сиречь библиотеки. Дел невпроворот. А кому пожалуешься? Сам, все сам.

Вопросы, сплошные вопросы. И как мало ответов он пока получил на них. Андрей остановился у двери библиотеки. Закрыто. Магистр гралл Грей где-то задерживается. Подождем. У здания библиотеки сегодня непривычно тихо. Нет постоянно снующих туда-сюда студиозусов, даже птицы в парке не поют. Попрятались от полуденной жары.

Андрей присел на нагретый солнцем мрамор лестницы и, облокотившись спиной на теплые перила, прикрыл глаза. Ждать и терпеть он научился, скажи кому, кроме своих долинных и родных, какая школа была у него, никто не поверит. Не вытерпит и не вынесет человек подобного. Как показала практика, человек такая скотина, что и вытерпит, и вынесет… Только боли хлебанет полной ложкой. С горкой и добавкой на сладкое.

Он архивную пыль глотает-то, чтобы найти старинные манускрипты или храны с описаниями множественности миров и разработок по ним. Есть у магов философские трактаты на данную тему, но материалов по практическим поискам пока не попадалось. Жаль. Хоть бы какую-нибудь крупицу информации. Карегар говорил, что в его молодые годы проводились опыты по постановке межмировых врат. И вроде как удачные. Так сколько тысяч лет прошло от тех молодых годков?

Несколько мощных войн, гремевших на Иланте тысячи лет назад, свели на нет не только многие страны и народы, но и разработки древних магов. Простой, по словам Карегара, архивный хран, ценимый сейчас магами на вес золота, раньше использовался для распространения женских романов. Недолго думая, Андрей провел параллели между хранами и компьютерами – одного поля ягоды. В компьютер можно информацию положить, в хран поместить воспоминания, просматривая их потом на досуге. Эдакий местный вариант семейного фотоальбома или видеозаписи, кругляш, размером со спичечный коробок. Был у него такой, кругляшок. Яга подарила.

Он только-только закемарил, разомлев на солнцепеке, как его послеполуденная сиеста была прервана появлением магистра гралл Грея, идущего к библиотеке на пару с высоким мужчиной в строгом синем камзоле. Простота и элегантность и никаких изысков. Магистр Этран. Ректор Ортенской школы. Один из самых сильных магов Тантры, а может, и всего Алатара. Вот и свиделись второй раз, магистр ректор. Ректор Этран ничуть не изменился с момента первой их встречи три месяца назад. Памятный день вступительного испытания преподнес еще один сюрприз в целой череде неожиданностей и случайных встреч, которыми он оказался так богат.


– Господа студиозусы Ортенской школы магов, – поклон Риго и Тимуру, широкий приглашающий жест баронессам. – Марика, Ирма, ваши ручки. Пойдем покорять администрацию. Господа маги, операторы арки, говорят, что нас там ждут с нетерпением…

Вот и административный корпус, пятиэтажное здание, сложенное из зеленых известняковых блоков и украшенное резьбой и барельефами. Высокие стрельчатые окна и цветные витражи. Прекрасное сочетание красоты и стиля.

– Нам туда, – Риго указал рукой на стрелки, светящиеся на дорожке. А то без него не понятно.

Стрелки на дорожке привели их к боковой пристройке административного здания. Внутри пристройка выглядела как типичная контора какого-нибудь предприятия, длинный коридор и множество дверей по сторонам. Пара столов в начале коридора с сидевшими за ними клерками.

– Леди в кабинет номер пять, господа в шестой. Приготовьте выданные на арке жетоны, – выдал напутствие один из клерков. – После записи проходим в главный корпус здания, глаза есть? Вот и двигайтесь по стрелкам, а то вечно заблудшие души попадаются. Что рты раззявили, проходите.

– Леди, не скучайте, мы быстро, – выдал девчонкам Риго, открывая дверь шестого кабинета.

Хороший такой кабинетик, размером двадцать на десять. Пяток столов и клерки с гроссбухами. Понятно: ФИО, возраст, род, происхождение, титул и страна происхождения. Анкетирование студиозусов, все правильно, на арке не спрашивали, а тут будь добр ответь. Бухучет любит счет.

В кабинете ошивалось с дюжину абитуриентов разного сословия. К столу клерка пошли по отработанной схеме. В авангарде Риго, Тимур составляет основную массу войска, Андрей прикрывает тылы. Стоп, от соседнего стола донеслось про корпус и номер комнаты в общежитии, помимо прочего клерки расселяли абитуриентов по общежитиям. Постараемся определиться в одно. Как тут с любителями желтого металла и серебра? Философского камня еще не нашли?

– Уважаемый, – обратился Андрей к клерку за их столом, – не могли бы вы посодействовать нам в расселении в одно общежитие, по возможности в соседние комнаты.

На стол, прикрываясь толстенным гроссбухом и подставкой для чернил, легла рука Андрея с чуть звякнувшим тугим кожаным кошелем. Жалко серебра, но для дела надо. Кошель тут же оказался накрыт листом бумаги, из-под которого он исчез с быстротой молнии. Никто ничего не успел заметить и понять. Циркач, похоже, клерков тут фокусам с детства обучают, а слово «откат» уже придумали или еще нет? Не суть. Взятки берут, и видно, что такой способ вести дела не в диковинку. Легкие деньги и жажда наживы, золото манит своим жирным блеском. Запомним.

– Это будет трудно, но так и быть, я войду в ваше положение и посмотрю, что можно сделать. Молодой человек, не мешайте записывать, а то кляксу уроню, сами переписывать будете, – буркнул клерк, не отрывая взгляда от гроссбуха. Лицедей, артист погорелого театра.

Клерк, внеся в толстый талмуд данные Риго и Тимура, поднял взгляд на Андрея:

– Имя, род, фамилия, титул?

– Керровитарр Дракон.

– Дракон? Северянин значит… – Пусть будет северянин. Мальчик с севера. Для «цыплят» буду герцогом с северной пропиской. Ничего, что там больше вожди, ярлы, хевды да конунги? Писака склонился над бумагой. – То-то я гляжу прыткий. Все там такие? Титул?

– Поставьте прочерк.

– Что так? Ну да, полуорк, получеловек, полуэльф. А с глазами что?

– Вы пишите, а то кляксу посадите, – оборвал разглагольствования Андрей.

– Жетон давай.

Андрей вложил в протянутую ладонь полученный на арке жетон.

– Ого, универсал! Намешало кровушки, без Единого не разберешься. Гляди, еще и смертник-живчик, о-ля-ля. Реликт, прямо! На каких островах тебя откопали? – карябая пером буквы, продолжал бухтеть клерк. – Общежитие, третий корпус, номера девять, десять и одиннадцать, повезло вам с номерами, господа студиозусы. Лучшие покои с видом на Орть. Держи направление на всех троих. После десяти никаких баб в номере. Пьянки запрещены. Поймает комендант, и золото не поможет. Свободен.

Андрей забрал у сребролюбивого клерка три плотных куска картона с направлениями в общагу и ордерами на заселение. Рассыпавшись в благодарностях и коротко раскланявшись, он вместе с Риго и Тимуром вымелся в коридор, где их уже поджидали освободившиеся девчонки. Общаги тут разделены по половому признаку, в наличии комендантский час и пригляд за дисциплиной. Интересно, какие еще будут нормы морали? Забрав девчонок, они вышли из пристройки и по стрелкам направились в главный корпус.

Громадный холл в центральном корпусе административного здания был забит под завязку. Гомон стоял как на птичьем базаре. Сотни четыре народу набилось, на глазок определил количество присутствующих Андрей. Все чего-то ждут. На площади перед школьными вратами было тысячи три претендентов, выходит, через арку прошел каждый шестой или седьмой. Отборная комиссия рулит.

Чувствительно получив пару раз в бок острым локтем, Андрей решил поискать свободное от толпы местечко. Оглядевшись по сторонам, он приметил один подходящий вариант. Пустующую балюстраду.

Недолго думая, он повел свою компанию наверх. Какого ляда толпиться внизу, когда здесь такие удобные кресла и пустуют к тому же? Никто не обратил на них внимание.

Какое наслаждение вытянуть натруженные ноги и удобно развалиться в мягком кресле. Лепота! На соседнее кресло тут же плюхнулась Ирма, спустя пару мгновений ее кудрявая головка покоилась на левом плече Андрея. Риго и Марика, заразы, ехидно скалились, глядя на эту картину. Тимур, видно выговорившись перед аркой, только удивленно похлопал глазками, но встревать не посмел. Как еще отреагирует высокородный на замечание? А что благородная девица так развязно себя ведет, так это не его проблема. Вон, креслице удобное, лучше отдохнуть, пока никто не гонит.

Андрей заговорщицки подмигнул Тимуру, вогнав того в краску. Ну, нравилось ему, как тот смущается. Вареный рак по сравнению со смущенным Тимуром выглядит синюшной курочкой рядом с запеченным окорочком.

Народу в холле все прибывало, ради чего руководству школы понадобилось собирать такую толпу? Гомон и запах человеческой массы начали раздражать Андрея. Даже здесь, на балюстраде, воздух становился тяжелым и спертым. Хоть бы окна кто открыл, так и до обмороков недалеко. Хотя народ здесь крепкий и цивилизацией не испорчен, экология в полном порядке, парное молочко каждый день и такое же парное мясцо на сковородочке или жаровне. Сказка.

Гляди, нашелся добродетель! Андрей разглядел кружево магического плетения. Кто-то из стоящих на высоком помосте преподавателей поднял руки вверх, плетя заклинание. Кружево поднималось кверху, сверкая ледяными гранями снежинок и красотой морозных узоров на окне холодной зимой. Снежинки кружились в веселом хороводе, все убыстряя свой бег. Как жаль, что эту красоту нельзя рассмотреть в истинном облике. Мир другими глазами смотрелся ярче, полнее, и скрытые от человеческого взора связи между людьми и окружающим миром становились явственными и понятными.

Простые маги, что люди, что эльфы или орки, применяемое собой или другим магом заклинание видели истинным зрением как потоки света, световые фигуры или цветовые сполохи, реже как простенький рисунок. Гномы, в силу своей природы, видели побольше остальных, и заклинание в их глазах виделось замысловатым узором, напитанным игрой электрических сполохов.

Андрей, в человеческом облике, воспринимал творимую магию как кружево. Простые заклинания напоминали простенькое макраме, сложные – работу опытной кружевницы. И только когда он был в истинном виде, магия приобретала сложный трехмерный узор, наполненный глубиной и цветовой палитрой. Места сочленения сверкали строгой красотой граней и изяществом силовых линий.

Повеяло прохладным ветерком, кайф-то какой! Морсику бы кто поднес, да спинку почесал.

На противоположную сторону балюстрады вышел высокий мужчина в строгом синем камзоле магистра. Длинные, с нитками проседи, темные волосы вышедшего на балюстраду мага, были зачесаны назад и прижаты обручем из серебристого металла, аккуратная бородка обрамляла правильный овал лица. Голубые, с тоненькими лучиками прищура, глаза, в которых без труда угадывался мощный аналитический ум, цепко обежали располагавшийся внизу зал. Довершал картину тонкий аристократический нос. Чувствовалась в мужике порода и несгибаемая стать. На таких как он, женщины слетаются как мотыльки на пламя свечи. Что уж говорить про опытных женщин, если молоденькие баронески Ирма и Марика повернули к нему головы и дружно изобразили охотничью стойку спаниеля… Хм, знакомо ли ему слово «нет»? М-м, судя по девчонкам – нет.

Странное шевеление справа. Острых предметов вокруг вроде не наблюдается, от чего же так сдулся Тимур? С шумом втянув ноздрями воздух, Тимур попытался вжаться в мягкую обивку кресла. Чудак-человек, залезь под кресло и не отсвечивай, если так боишься. Ну, стоит мужик на балконе, смотрит на нас, но не гонит же! Андрей по-птичьи склонил голову набок и еще раз осмотрел незнакомца. Аура сияет затаенной мощью и спокойствием на зависть самому спокойному удаву. Нервишки у мужика, видно, из стали выкованы. Когда он смотрит на их компашку, в ауре проскальзывают розовые сполохи интереса и тщательно скрываемого любопытства. Нормально. Расслабляемся дальше, бить не будут.

Мужик сделал пару шагов в их направлении. Тимур вскочил, но, запутавшись в ногах, рухнул на пол под кресло и что-то попытался сказать из-под него, но только сдавленно булькнул. «Цыплята», в противу шебутному Тимуру, замерли на своих местах соляными столбиками, не дышат даже. Видимо, все узнали мужика. Однако! Джентльмен в синем костюме веселится вовсю, вон, как аура розовым исходит, а морда, будто из кирпича вылеплена – ни один мускул не шелохнулся. Сурово.

Встав с кресла, коротко поклонившись «синему костюму» и состроив извиняющееся выражение на лице, Андрей принялся поднимать с пола Тимура. Через пару мгновений дитятя был извлечен на свет божий, осмотрен на наличие пыли и грязи на коленях, награжден чувствительным подзатыльником и, несмотря на попытки вялого сопротивления, усажен на место. (Аура у мужика полыхает всеми цветами радуги. Да, плохо ему. Гогота тут не поймут. Нет, глаз все-таки задергался.) Щелчки перед лицами девчонок и легкие пощечины по физиономии Риго тоже не дали какого-нибудь внятного результата. Странные ребята, полдня сюрпризов и ничего, а тут прям моровое поветрие скосило. То, что мужик явился причиной неадекватной реакции друзей понятно сразу, но вот кто он? Тимур опять что-то пытается сказать.

– …тран, ктор. Маг…ы… – Опять начало и окончание слов съедены. Плохо.

«Тран… Тран. Этран?! Ректор! Мать моя женщина!» – мысленно выругался Андрей.

– Риторика очень даже полезна бывает, молодой человек, иногда, – мягким баритоном прервал магистр Андреевы мысли вслух, скользящим шагом подойдя сзади и остановившись в паре метров от занимаемых компанией кресел. Ректор глянул на Тимура и покачал головой. Тимур булькнул и онемел, подобно остальным подопечным, вперив взгляд в золотистые пуговицы на камзоле ректора… Мда, заразное поветрие.

– Да-да, дабы не оседлали язык быки немоты, ибо… Ой, извините! – извинился Андрей за нечаянную грубость. Не стоило злить ТАКУЮ особу. С ректора станется подписать приказ на их отчисление без приказа на прием. Вся учеба выльется в один день, поступили и закончили. Лучше придержать язык. Быть чуточку вежливым не повредит. Учитывая реакцию подопечных на появление ректора, сам собой напрашивался вывод о крутости и известности данного перца. Ребятки не совсем из глухого угла вышли, чего не скажешь о нем. Начальный анализ ситуации оказался неверным. Видимо, будут бить, хорошо, если не ногами.

– А что вы… – Ректор вопросительно посмотрел на Андрея.

– Керровитарр, – ответил тот на немой вопрос, – можно без титула, даже лучше без титула.

– …Керровитарр без титула… – растягивая гласные, произнес ректор с ехидной смешинкой в глазах, – делаете в магистерской ложе?

Магистерской? Не знал. Кто бы табличку повесил: «Посторонним вход запрещен». Так нет, заходи – гостем будешь.

– Примеряю кресло будущего магистра, – все же не удержался от шпильки Андрей (ой, дура-а-ак!).

Ректор приподнял правую бровь и скептически оглядел честную компанию.

– И ваши друзья тоже?

Судя по лицам «цыплят», они предпочли бы оказаться где-нибудь подальше, желательно под землей, а не составлять Андрею компанию в примерке кресла.

– А ц… подопечным провожу экскурсию на тему: «Как хорошо быть магистром!». Не понимают своего счастья, глупые. Хоть вы им скажите! Светло, свободно, прохладненько, мягкая мебель и мухи не кусают, не то что внизу. – Андрей указал на творившееся ниже столпотворение.

«Что я несу? Плющит меня сегодня не по-детски, добром дело не закончится. Весь день на «витаминки» нарываться, могут и накормить. А спина как чешется. Не полопалась бы кожа. Валить надо завтра из города. Нет, сегодня валить». Все же линька – страшное дело. Вторая ипостась напоминала о себе страшным раздраем и полным отшибанием тормозов. Ладно бы только это, диагноз усугублялся чесоткой по всему телу и зубной болью. Тело само рвалось начать изменение и избавиться от раздражения. Уродливые шрамы, покрывавшие спину и бока, казалось, жили сами по себе и пытались извиваться, по-другому свое состояние он определить не мог.

– Чувство локтя хорошо, но не на моем боку. Синяки от него, извините, остаются.

– И как вам, понравилось? – продолжал допытываться ректор. – Другое выбрать не пробовали? К примеру, кресло будущего ректора Школы?

– Нет, на последний вариант не согласен, – опять приподнятая в немом вопросе правая бровь. Магистр Этран вообще не отличался богатством мимики (зато как аура сверкает, ослепнуть можно). – Даже не просите. Дураков нема! Занятие любой должности и кресла, к ней прилагающегося, по моему разумению, требует принятия полной ответственности, соответствующей этой должности, не только прав, но больших обязанностей. (Одобрительный кивок.) Сесть в кресло ректора я не готов. А что вы так разволновались по этому поводу? Извините за нескромный вопрос.

Ректор поперхнулся приготовленными словами. Не один ли у него с Тимуром был репетитор риторики? На маске мелькнула и пропала тень растерянности.

– А вы наглец, молодой человек, сами меж тем сидели, развалясь, именно в кресле ректора! – В глазах магистра плескался смех. Фу-у-х, пронесло, ректор в хорошем настроении, мордобой отменяется. Вот так на практике подтверждается постулат о наглости, являющейся вторым счастьем. – И как вам сиделось?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

сообщить о нарушении