Александр Сапегин.

Дракон: Я – Дракон. Крылья за спиной. Жестокая сказка. Три войны (сборник)



скачать книгу бесплатно

Многоголосый шум, который они слышали уже пару минут, становился все громче, и вот их компания вышла к широкой площади, гам накрыл всех четверых с головой. Тысячи молодых людей и представителей других рас, вместе с родителями и родственниками, скопились на этом, вымощенном белым мрамором, пятачке земли. В середине площади, возносясь в небо на сотню саженей, стояла белоснежная стела. Верхушку стелы украшала пятиметровая хрустальная звезда. Звезда мерцала нежно-розовым светом, отсчитывая минуты до открытия ворот в стене, ограждающей громадный школьный комплекс, состоящий из нескольких десятков зданий, парков, магического полигона и семи факультетских башен. Эдакий еще один город в городе.

Сама школьная стена заслуживала отдельного описания. Выложенная из разноцветного мрамора, напоминавшая радугу и возвышавшаяся на два десятка саженей, она создавала впечатление легкости и воздушности. К площади перед стеной выходило двое врат, обшитых белыми и черными металлическими листами, сложенными словно чешуя дракона. Надвратные башни, наоборот, создавали впечатление массивности и прочности, показывая, что стена является крепостным сооружением, являющимся вторым рубежом обороны, в случае взятия стен Подола.

Белые и черные врата символизировали направления магии, темную и светлую. Школа обучала неофитов разных направлений. Вплоть до некромантов. В анналы истории магии Иланты вошел маг гралл Ильмор – белый некромант. Кто бы мог подумать – светлый маг и некромант! Случается и такое. Были и противоположные случаи. Гралл Аллой Темный прославился как маг Жизни.

Впрочем, разделение искусства магии на светлое и темное направления активно оспаривалось многими маститыми магами, утверждавшими, что нет темной и светлой сил. Мана и магическое поле однородны. Темный и светлый полюс придают им маги путем преобразования маны через заклинания, заговоры и магические ритуалы. Сам Андрей активно поддерживал данную теорию, иначе, как можно было объяснить, что ему одинаково легко давались светлые и темные плетения заклинаний. Разделяло светлую и темную магию не что иное, как точка и направление приложения конечного итога заклинания. Тот же некромант мог направить свою силу на выздоровление смертельно больного человека, а светлый маг Жизни – убить, заставив постареть за пару минут. Вот и разберись, где свет, а где тьма?

Народу на площади меж тем прибывало. Компания Андрея, посовещавшись меж собой, решила в толпу не лезть, а подождать, пока схлынет основной наплыв соискателей ученических мантий, затем выдвигаться к школьным воротам. Судя по тому, что еще несколько десятков человек остались стоять или сидеть на лавках у края площади, они также избрали эту тактику. Врата будут открыты до пяти часов после полудни, времени телега и маленькая арба, как говорят здесь. К тому же Андрей последние часы чувствовал себя несколько неуютно. Иногда он ловил себя на желании подойти к какой-нибудь поверхности и почесать спину или бок. В эти моменты у него резко менялось настроение, он становился желчным и раздражительным, хотелось с кем-нибудь подраться.

– Керр, смотри! – Андрей почувствовал, как ему в бок впился острый локоток Ирмы. – Правее, снежные эльфы! Правда, красавцы?!

И эта туда же, даже глазки закатила и дышит с придыханием.

Андрею захотелось сплюнуть.

Рядом с ними остановилась целая делегация снежных эльфов, или Рау, как они сами себя называют. Главу делегации возглавлял широкоплечий, что не характерно для динноухих жителей гор, мужчина. Он, словно ледокол над торосами пакового льда, возвышался над молодежью и телохранителями, исполнявшими роль сопровождающих лиц. Снежно-серебристые волосы эльфа были перехвачены черными лентами, толстая коса воина спускалась ниже пояса. Свободно спадающие волосы девушек закрывали плечи и спины до самой талии, парни щеголяли с двумя косами новиков и учеников. Телохранители-сопровождающие скрыли свои секреты под накидками и капюшонами, чай нечего смотреть на боевые прически-косы с множеством режущих и колющих серпиков, игл и амулетов. Удар такой косы-украшения по незащищенному лицу гарантированно лишал зрения… А своим телом и дополнительным оружием воины-pay пользоваться умели. И все неприлично, до омерзения красивы. Описания, почерпнутые Андреем в книгах еще на Земле, ничуть не грешили против истины: горды, прекрасны, надменны, в глазах светится превосходство, приправленное толикой презрения к короткоживущим. Ледышки, как их за глаза называют. Но Ягирра могла дать им всем сто очков вперед. Пожилая эльфийка – названая мать Андрея – помимо красоты и прочих атрибутов выделялась величием, которое не могло скрыть простое крестьянское платье. И самое главное – отсутствием надменности. Лицо Яги никогда не искажалось выражением презрения к людям. Хозяйка долины одинаково ровно относилась ко всем обитателям таежного горного уголка.

Рау буквально кожей излучали силу и решительность. Казалось, будто они не на испытания явились, а так, погулять вышли. Ауры эльфов сверкали драгоценными камнями, наполненными внутренним светом, затмевая блеклые свечения энергетических оболочек расположившихся рядом людей.

Эльфы, не замечая толпы, смотрели поверх людских голов и вели себя так, словно боялись испачкаться прикосновением к грязи. Корчат из себя невесть что. Супермены хреновы, уроды брезгливые. У Андрея резко сменилось настроение, как при линьке накатило раздражение и распалилась злость. Резкая смена настроения, раздражение, злость – неужели линька? Вот ее как раз и не хватало для полного счастья, он посмотрел на Рау и с трудом удержал рык в груди. То-то его во все тяжкие тянет. Спокойствие, только спокойствие, как завещал великий дзен-наставник Карлсон, живший на крыше. Помогало плохо, раздражение накатывало девятым валом. Чертовы эльфы. Нахватались у лесных родственничков высокомерия. У-у, как его зацепило! А остальные глаз оторвать не могут. Надо поправить положение…

Ледяные изваяния. Безмолвные в своем великолепии. Ну-ну, это мы знаем, проходили. С ледышками будем бороться космическим холодом. Андрей напустил на себя самый надменный вид, какой мог представить, расправил плечи, поднял подбородок и с непробиваемым превосходством в глазах осмотрел делегацию ледышек. Посмотрел так, как смотрят на муравьев, ползающих под ногами. Оп-па, некоторых проняло до донышка. Охранники аж дышать перестали, видимо, дыхание в зобу сперло. Вай-вай, люди добрые, что творится на свете! А вы не такие ледышки, как про вас говорят. Ауры полыхают гневом. Глянь, некоторые сейчас закипят, а на паре барышень можно картошку жарить. Не нравится, когда вас вашим же оружием бьют, учитесь терпеть. Союзнички.

Главный Рау, уловив молчаливое возмущение и праведный гнев сопровождаемой им в школу молодежи, огляделся вокруг, выискивая причину волнения подшефных. Так, главное не убирать холод и выражение превосходства на морде лица, на ауре, наоборот, убрать пару щитов воли и добавить мощи – пусть боятся. Похоже, переборщил, эк как заволновались. На Андрея напала веселая бесшабашность, второй раз за день нарываться на неприятности. А и хрен с ними! Никто не смеет смотреть на него и его друзей как на пустое место! Эк как, уже друзей. Взял троицу под крылышко, однако? И где, интересно, та черепаха, что еще совсем недавно пряталась за толстенным панцирем и боязнью окружающих? Сдохла, почила в бозе на улицах свободного города. Надоело черепахе выдавать себя за пустое место, то-то папа Карегар будет бушевать, забыты наставленья: «Будь тише. Не лезь на рожон, береги честь и достоинство!» И прочая и прочая. Не забыто главное наставление, сказанное в конце: «Впрочем, поступай, как велит сердце». А сердце велит… и плевать на линьку и срыв тормозов. У ворот чуть не подрался, спасибо Близнецам – уберегли от разделки на мелкий фарш, теперь эльфы.

Да что творится на свете белом, очнись, Ирма?! А что это ты глазки по золотому звонду сделала. Большие глазки, эльфы обзавидуются.

Девушка напряглась всем телом, Андрей проследил за ее взглядом. От компании Рау откололась одна из льдин, точнее – айсберг. Ледяная глыба в человечьем обличии направилась к компании дракона-оборотня. Сюда большой эльф идет? Да неужели?!

Андрей спиной ощутил прикосновение сканирующего плетения. Та-ак, так мы не договаривались! Мысленный щелчок по чужому заклинанию, и чувство взгляда исчезло. Вместо этого появилось чувство чужого присутствия за спиной. Ирма, Марика, придержите глаза, не то они из орбит вылезут. Риго, рот закрой!

– Молодой человек, не будете ли вы любезны поделиться причиной своего раздражения? Скажите, чем мы вызвали ваше неудовольствие? – слуха Андрея коснулся мягкий баритон снежного эльфа, остановившегося в двух шагах позади. В голосе эльфа проскользнула завуалированная издевка. От прозвучавшего: «Молодой человек» могло скиснуть парное молоко и становилось ясно, что разговора на равных не будет. А и не надо! С такой же позиции можно и отвечать, ничего ты мне не сделаешь. Хоть Андрей не любил снобов, но решил проявить чуточку вежливости и представиться, тем самым намекнув на допущенное эльфом нарушение элементарного этикета.

– Разрешите представиться, меня зовут Керр. Если хотите полностью, Керровитарр! С кем имею честь, сударь?

Андрей повернулся к Рау и склонил голову в приветствии, только льда в словах было столько, что можно было повторно заморозить Антарктику и еще на пару добрых айсбергов бы хватило. А шпилечка долетела до адресата, как губки-то скривил. Переваривает. Вот ведь как, привык, что перед тобой на задних лапках ходят, а тут невоспитанным дядькой выставляют. Воспитанные люди и эльфы представляются перед началом разговора с незнакомым собеседником. А что это мы так на глаза уставились? Не встречали глаз без белка? Выходит, не видел. Клыков бояться не стоит – не вампир, хотя антураж создают. Под маской надменного урода проглядывает нормальное лицо, не ожидал. Дядя, да ты дыши, дыши, астматики тут никому не нужны. Отдышался, родимый, что скажешь?

– Эн гралл Виломиэль, граф Старо, доверенный совета князей Рау. Так чем же мы вам не угодили?

Все. Уже боюсь! Веселая злость и бесшабашность пришли на смену раздражению Андрей, в глубине души понимая, что копает себе яму, не мог, а может, не захотел остановиться.

– А зачем вы это хотите знать? – Старая добрая Одесса-мама, вопросом на вопрос. Рау! Виломиэль, дышать не забывай! Спокойней надо, спокойней, али кого на помощь покликать?

Рау совсем поплохело. Где, скажите, где ледяное самообладание и спокойствие? Вид как у карася, хлопающего жабрами на льду, а длинноухие ребятки за его спиной напоминают вобл – так вытянулись лица. Андрей улыбнулся уголком рта, проняло бедняг. Никакого почтения, даже невозмутимые ранее бодигарды оторопели и глазами лупают. Впечатляются. Где то преклонение перед бессмертными, их грацией и красотой? Нет слепого обожания и преклонения. Ирма цветом лица напоминает помидор. Созрела девка, как пить дать, созрела. То глаза по десять звондов, то язык вот-вот проглотит. Не то смех сдерживает, не то подавилась чем. Иди, милая, к Риго и Марике, придержи дом за углом, чтоб он от тряски не упал. О! Рау отдышался, щаз-з что-нибудь скажет.

– Вы специально провоцируете нас? – выдал наконец Виломиэль.

– Да, – не стал кривить душой Андрей, – не люблю, понимаете, когда на меня смотрят как на пустое место. Зверею! – Андрей улыбнулся, как улыбался совсем недавно северным викингам, сделав острыми все тридцать два зуба. Эльф попятился. – Маленький вам совет. Будьте проще – и люди к вам потянутся. Что ни говори, но вы приехали в Ортен со своей молодежью с целью обучения в Школе, а не местные студиозусы нагрянули к вам, в горы. Именно вашим детям жить тут пять лет. Свое высокомерие, презрение к людям и снобизм оставляйте за порогом дома, не тащите с собой, пожалуйста. Вседа есть риск нарваться на ответную реакцию. Моя, к примеру, вам не понравилась. Я ни от кого не скрываю, что не люблю снобов. (Точно черепаха умерла и протухла. Точно линька.) И радуйтесь, что вы не лесные придурки, этих я сразу ниже полового плинтуса опускаю или отправляю на высший суд, ненавижу… С таким настроем нечего вам тут делать. С полгода ученики повосторгаются эльфийской красотой, а потом начнут гадить исподтишка. Вам это надо? А теперь извините, моя дама не любит долго ждать. Честь имею!

Рау открывал и закрывал рот, с шумом пропуская сквозь зубы воздух. Группка молодежи за его спиной напоминала китайских болванчиков, качая головами и протяжно вздыхая, даже телохранители потеряли невозмутимость, стоя выпучив глаза и раскрыв рты. Вай-вай, всего одно порицание, а эффект как от холодного ушата воды размером с цистерну.

Андрей элегантно поклонился, сказывались занятия танцами, вложив в поклон все свое достоинство и невозмутимость. Да-да, сарказм здесь неуместен. Глянул на эльфиек и, щелкнув каблуками, степенно удалился за угол дома.

Зайдя за угол расположенного у площади дома, он поискал глазами своих подопечных. Взятая под крылышко компания, прислонившись к стене дома и придерживая друг друга за бока, тряслась от смеха. Быстро они излечились от эльфопочитания, даже большеглазая Ирма!

Ирма бросилась к нему в объятия. Столько восторга и обожания в ее глазах. Эльфы оказались моментальное забыты и похоронены.

– Как ты их! А он… а они…! Крхм… – пыталась сказать девушка, глотая слова и окончания за очередным приступом смеха.

Смешно им. Рау и правда выглядели смешными, получив урок хороших манер от Андрея, но это был урок для Рау. Достойных представителей своей расы и, в целом, неплохих парней, отгородившихся от людей за масками высокомерия. Стоило поставить их на место и привести в чувство, как за масками открылись нормальные человеческие лица. Только чем ему выйдет этот «урок»? Сотый раз за день сменилось настроение. Только, что он нагрубил ледышкам. Рау обид не забывают, а где были его мозги? В который раз поддался звериным инстинктам.

Надо поставить ребят на место, вернуть с небес на землю. Под пристальным взглядом Андрея они перестали смеяться и вытянулись во фрунт. Прям как новобранцы перед старым десятником.

– Что за смех и где шуты? – подошел к компании Андрей. – Я что-то смешное ледышкам говорил?

Непонимание в глазах.

– Примите мой разговор с графом Старо как урок, который вам, троим, необходимо выучить, дабы не попасть в такое же неловкое положение. Рау возвели себя в ранг высших существ, за что и получили. Пусть их теперь не удивляют плевки в спину. Как так, мы такие прекрасные, а нас не любят? За вот такое отношение и не любят. Вам все понятно? Хотите стать такими же? Вперед! Вон сколько примера перед глазами, – Андрей указал рукой на высокородных дворян, в окружении челяди стоявших на площади и каждый раз занюхивающих свои надушенные платочки, если мимо них проходил крестьянин или мастеровой. Приближение орка или полукровки вызывало у них целый приступ астмы. – Какие красавцы и красавицы, смотрите, что вы не смотрите? – распалялся он. – Из себя ничего не представляют, нули без палочки, за душой только имя мамочки или папочки с высоким титулом, а сами даже задницу подтереть не могут! Половина уже забыла, с какой стороны за меч браться. И это служивое сословие? Позор! Любой мастеровой знает и умеет больше. Оставь мужика одного в лесу, и он выживет, а такой высокородный загнется через пару часов. Смотрите, как кулачки занюхивают. Как же, простолюдин потом воняет, забыли, что составляет основу их богатства.

Попавший в глаза солнечный зайчик, отразившийся от чьего-то натертого до блеска доспеха, заставил на пару секунд зажмуриться и прервать монолог. Андрей заметил, как оторвалась от него Ирма, и, отойдя на пару шагов, с ужасом, сменившим такой недавний восторг, смотрит на него. Неужто он такой страшный? Риго и Марика стояли прижавшись к друг к другу и молча внимали пламенной речи Андрея, изредка хлопая глазами и сглатывая слюну. Несколько человек – дворян, горожан, пара купцов и крестьян – остановились рядом. Интересно послушать? Ню-ню, не обижайтесь на правду. Остапа, как говорится, понесло… Крыша, нервно хлопая деревянными плашками и черепицей, рванула ввысь. Из-под небесной сини доносилось: «Ой, дура-а-а-к!».

– И какая основа богатства у высокородной знати? – задал вопрос пожилой мужчина в строгом камзоле с расклешенными рукавами, длинным мизекордом у пояса и дубовой, инкрустированной серебром, тростью в правой руке. Мужчина стоял недалеко от компании Андрея, когда тот сцепился с Рау, и сейчас с интересом слушал новые нравоучения.

– Простые сервы и мастеровые мужики – вот их главное богатство! Люди, которые производят товары, выращивают хлеб, добывают руду и куют железо. Обслуживают дворян, обстирывают, кормят, обшивают-одевают. Любой владетельский кошелек наполняется только итогом труда этих людей. Вырастили зерно, смололи, продали и получили прибыль – деньги на прокорм хозяину. А хозяин относится к крестьянину, как к быдлу. Серв для такого тягловый скот, да и только. Смотрите, если у мужиков убрать такого хозяйчика, то они только жить будут лучше, а если у хозяйчика забрать мужиков? Вот и держат многие из князьев, графьев и прочих личные дружины, нужные не сколько в защите земли от злобных соседей, а для держания простолюдинов в страхе и повиновении. Да, иногда дружины защищают своих хозяев от восставших бедняков, но это уж как они до того старались, обдирая последних как липку, право, какие мелочи. Хороший землевладелец во первую голову мужика на землю ставит, у него мужик как дуб, не выкорчевать! Крепкий мужик – крепкий хозяин. Такой мужик чужому дружиннику сам дубиной голову проломит, чтоб не лез, ворог, в хозяйские земли. Понятно?

Андрей навис над Ирмой, Марикой и Риго, как медведь гризли над добычей. Представительный мужчина одобрительно хмыкнул и выдал подзатыльник молодому парню, как две капли похожему на него самого: «Понял? Слушай. Учись». Троица дружно закивала головами. Вот и хорошо, понятливые вы мои. Остается надеяться, что, став магами, не превратитесь в недосягаемых небожителей, свысока смотрящих на простых смертных.

Тихий шелест заставил Андрея оглянуться, за углом дома мелькнул белый плащ одного из эльфов-телохранителей. Ясненько, подслушал и побежал докладывать.

«Да у меня талант наживать недругов, – подумал Андрей. Целая стая мурашек, от неприятного предчувствия, пробежала вдоль позвоночника. – Рау, сейчас, наверное, обдумывают планы страшной мести для зубастой выскочки».

Пока эльф не удалился на достаточное расстояние, Андрей подвесил на его плащ плетение «слухач» и не прогадал. Энергии магического плетения хватило на пару минут, но за это время он услышал пару интересных фраз.

– Наставник, вы оставите слова этого ублюдка без ответа? – донес до него «слухач» очаровательный женский голосок.

– Да, Мелима, оставлю. Хороший урок для меня и вас. Запомните его и постарайтесь не повторять наших ошибок, – донеслось голосом Виломиэля.

– Но он оскорбил нас! – кто-то из молодых.

– Вистамэль, ты в сегодняшнем пуле самый умный, но несешь ересь. Скажи, где звучало хоть одно оскорбление? Он спровоцировал нас на гнев, ошарашив своим презрением и высокомерием, втоптал в грязь как насекомых, но сделал это, почувствовав наше отношение к себе! Очень страшный противник, не так ли? Не находите, что мы получили удар от «зеркального щита»? Мне лично не понравилось, очень не понравилось. Поняли теперь его чувства и окружающих? – обратился Виломиэль к молодым эльфам. Молодец, вычленил главное. Тишина. По всей вероятности кивают учителю.

– Господин! – вставил слово бодигард. – Наш подопечный, Керро-витарр (надо же, запомнили!), преподает урок своим друзьям!

Какой объективный телохранитель, действительно раздаю уроки. Бесплатно раздаю. Наняться, что ли, репетитором?

– Говори, – Виломиэль, нельзя столько интереса вкладывать в одно слово. Как тебя, оказывается, произошедшее проняло. – Мы все внимание!

– Господин, смесок осадил своих друзей за смех над вами!

– Похвально. Только осадил за смех?

– Нет, не только. Я все записал на кристалл, позже можно просмотреть. Довольно интересно, – бодигард помолчал, – и поучительно.

– Заметили, какая у него аура? И лесовиков он ненавидит. Сильно ненавидит! – какой все-таки приятный голос у Мелимы. Надо с хозяйкой голоса познакомиться, если по адресу не пошлет, интересная девчонка.

Тихий писк. Кончился магический заряд на ткани плаща телохранителя, голоса пропали.

– ? – Андрей очнулся от подслушивания.

– Разрешите представиться? – перед ним, со своим сыном, стоял давешний обладатель инкрустированной трости. Андрей только кивнул в ответ. – Микаэл тэг Сото, граф Сото к вашим услугам, – граф подтолкнул в спину дитятю. – Тимур тэг Сото, мой сын.

Дитятя мило, совсем по-детски, покраснел и с укоризной посмотрел на отца. Пришло время удивляться Андрею. Твою мать! За кого его принимают?

Граф представляет ему своего сына, мля-а, нет слов – сплошные маты. Мальчик, по всей видимости, наследник, а кому представляют наследников? Правильно, тому, чей титул или звание выше! Как девчонки застреляли глазками, на Тимура, на Андрея. Понять не могут, в чем подвох? Хотя, хотя его рейтинг, в глазах девчонок, да что греха таить, в глазах Риго и его самого поднялся еще на пару десятков пунктов. Знают, милочки, тонкости протокола, лучше Андрея знают, родились дворянками, а там с кровью матери или с материнским молоком впитали. Вот только, обращаясь выше, ищут подвох, не понимают графа – как это граф первым нелюдю представился? Сам! Андрей и сам не понимал. Сегодняшний день принес ему столько впечатлений, сколько не принес ни один день за весь прошедший год. Андрею казалось, что еще парочка подобных сюрпризов, и он навсегда разучиться удивляться.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

сообщить о нарушении