Александр Сапегин.

Дракон: Я – Дракон. Крылья за спиной. Жестокая сказка. Три войны (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Я хочу начать с древнейшей веры Алатара, – начал старик, – Близнецы. Они символизируют собой Жизнь и Смерть, Порядок и Хаос, с большой буквы и являются символом борьбы и единения двух вселенских противоположностей. Вера в Близнецов возникла задолго до империи Алатар, я склонен верить древним легендам, что в мир ее принесли драконы, твое существование подтверждает эти догадки, но вернемся к религии. Символом Близнецов является круг света и тьмы. – Отшельник взял с полки фолиант и открыл его на заложенной странице, показав Андрею символ Близнецов, похожий на знакомый ему по Земле знак Инь-Янь, только без включения противоположных начал в черное и белое поле. Андрей скис, пошла бодяга. – Из круга мы видим, что одно вытекает из другого, тьма дает начало свету и наоборот. Смерть не является конечной. Отмирая, старая трава перегнивает и дает удобрение и жизнь новой траве. Травоядные твари, погибая под когтями и зубами хищников, отдают им свою жизнь, те же, умирая, превращаются в траву, поедаемую ими убитыми созданиями. Круг замыкается и, где в нем была чья-то жизнь и смерть, разобраться очень трудно, все взаимосвязано, потому богинь и зовут Близнецами. Весь мир вращается по кругу жизни и смерти, человек рождается и умирает, дает начало новой жизни или отбирает чужую, но мир его предопределен – свою жизнь он рано или поздно отдаст в руки смерти. Близнецы не символизируют собой добро и зло, они выше этого, нейтральны и свято блюдут равновесие в мире. Иногда жизнь бывает настолько невыносима, что человек с радостью принимает смерть и ищет покой в объятиях Хель. Богинь можно назвать символом равновесия и гармонии. Существует вера, что души умерших попадают на суд Хель, которая на весах белыми и черными камешками взвешивает жизнь и поступки человека и определяет, куда отправить его после смерти. Если перевешивает чаша с белыми камнями или весы застывают в равновесии, то душа получает светлое посмертие и может возродиться через сто лет в другом человеке. Если больше темных камней, то душу ожидают страшные муки, ведь темные камни на человеческой душе являются злом и нарушают мировое равновесие. Темные души ждут вечные муки и забвение. Ныне древняя вера сохранилась на севере Алатара у всех ветвей эльфов, богиням служат поморские орки, чтят Близнецов в Тантре, Римме, Мерии, в герцогстве Тоир и княжестве Месания. Норманны или викинги чтят своих богов во главе с одноглазым Одином, но соседство с «рассветными» эльфами и свободными баронствами наложило отпечаток и на них, множество северян верят в Хель и Нель, что не мешает им зарезать на алтаре в дар своим богам курицу или принести в жертву раба. Серые орки, попавшие под сильное влияние северян верят, и в Одина, и в Близнецов, и в молниерукого Хыраду с остальным пантеоном языческих оркских богов. Особняком от всех стоят гномы с верой в Горна Огненного – прародителя всех гномов, давшего им огонь души, из-за которого у них светятся волосы. Кроме Горна у гномов еще несколько богов. Гром – бог земли и металлов, подаривший своему народу возможность видеть железо в земле.

Нирада – богиня красоты и плодородия, по своей сути заменяет Нель. Тарг, он как Локи у викингов – бог обмана. Тарг подсовывает пустышки вместо породы, топит шахты и всячески надсмехается над подгорным племенем, но иногда он говорит правду и делает благие дела, но за его темными делишками ему отвыкли верить, вот он и злится пуще прежнего. Поминание Тарга, как нечто неприятное, приносящее гадости, перешло от гномов ко всем народам Алатара. Рад – бог чести и воинской доблести, неподкупный судья, наравне с Горном, свидетель приносимых клятв, великий воин с небесным огненным мечом. И имеется еще несколько божков помельче. Вернемся к Близнецам, за тысячи лет люди извратили понятия гармонии и равновесия богинь. Возникли темные культы Хель, жрецы которых черпают свою силу из порочных человеческих страстей, приносят жертвы смерти. Их «стараниями» справедливая богиня постепенно превращается в жестокого монстра, требующего человеческой крови и смертей. Служители смерти находятся вне закона во всех странах, в империи их без суда предают смерти, Единый, руками своих слуг, борется с тьмой. – Старик замолчал, зачерпнул резным деревянным ковшом из ведерка водицы, не спеша отпил и перевернул в своем фолианте несколько страниц. Перед Андреем появилась новая картинка. Тот же Инь-Янь, но со вторым кругом в середине, разделенным на темную и светлую стороны. Дедок продолжил: – Единый. Если коротко и исходя из учения, возникшего на заре империи, окружающий мир был создан Великим Разумом, объединявшим в себе все стихии и вселенские начала. Языческие божки, Нель и Хель есть суть проявления одного Бога-Создателя, объединяющего в себе всю вселенную. Все начинается в нем и в него возвращается. У Создателя нет имени, он Единый – бог, объединяющий в себе все имена, Свет и Тьму, Порядок и Хаос, Добро и Зло. Черно-белый круг в центре святого круга – это человек, созданный Единым по своему образу и подобию. Не внешнему, как ты мог подумать, а по подобию души, содержащей светлую и темную половины. Светлая и темная половины Единого борются за человеческие души. Если победит темная половина и человеческий круг станет черным, то мир превратится в предвечный хаос. Сможет победить белая половина и души людей станут светлыми – наступит эра всеобщего благоденствия, золотой век. Заложенные в человека пороки и добродетель не могут быть в равновесии, человек слаб по своей сути, и темное дело сделать ему легче, чем отказаться от него, пороки быстро завладевают им. Помочь светлой стороне Единого и направить людей на путь истинный призвана святая церковь.

Дальнейшее Андрей слушал вполуха, Отшельник заливался соловьем, но его теологическая лекция отправлялась по известному маршруту. Из одного уха во второе, а далее в открытое окно. Андрей расслабился и приготовился подремать с открытыми глазами, и тут Отшельник перешел к структуре церкви, а это было серьезно. Духовная власть была мощным инструментом политического влияния на континенте.

– Святую церковь возглавляет Патрон (считай Папа Римский) РР – помазанник Единого на Иланте. Трон Патрона расположен в центре Великого храма, построенного две с половиной тысячи лет назад в маленьком городке Пате, ставшем, благодаря этому, через полторы тысячи лет столицей Второй империи. – Андрей подпер подбородок руками, понятно. Константинополь – второй Рим. Москва – третий Рим, Урюпинск – четвертый. Дедок продолжал: – Церковь территориально делится на епархии, возглавляемые патрами (кардиналы), выбирающими на конклаве Патрона, и стоит на трех столпах. Первый столп – столп Света, в него входит светлое или белое духовенство, несущее свет истинной веры народу: архипатры (митрополиты и архиепископы) – руководят крупными общинами, Терпатры (Епископы) – руководят региональными средними и малыми общинами. Священники – стоят над первичными общинами, духовники – помощники священников, подпатры – послушники. Подпатры являются первой ступенью священства, есть еще чтецы – мирские помощники священников. Второй столп – столп Знаний. В подчинении столпа все духовные семинарии и школы. Руководит столпом Великий магистр. Помимо школ столп заведует всеми книгопечатными и газетными типографиями Церкви. После магистра идут проффесы – руководители семинарий и школ, за проффесами следуют коадьюторы и светские проффесоре. В школах преподают не только богословие. Кроме школ и типографий в подчинении Великого магистра находятся все миссионеры, несущие веру в заблудшие души язычников, живущих в варварских странах. Третий столп – столп Чистоты, призван следить за чистотой помыслов и дел духовенства и прихожан, предназначен находить и искоренять ересь. – Андрей хмыкнул. Инквизиция, мать ее, куда без нее. – Руководит столпом генерал, назначается руководитель столпа Патроном, перед этим кандидат должен пройти согласование у всех патров. Столп Чистоты – самая серьезная и опасная для врагов структура церкви. Столп Чистоты включает в себя не только следственно-розыскной аппарат, но и рыцарские ордена. Орден Меча, Орден Чистоты Света и Орден Святого Круга. Святая церковь должна, в случае нужды, защитить своих прихожан с оружием в руках. – Смотрим между строчек и понимаем под прихожанами верхушку Церкви. – Великие магистры орденов избираются на генеральных капитулах и утверждаются на должности Патроном.

Дальше Отшельник принялся описывать структуру рыцарских орденов, напоминавших структуру Тевтонского ордена, с тем отличием, что задачи орденов разнились. «Кругари» – простонародное название Ордена Святого Круга, исполняли функции внутренней стражи. «Мечники» – занимались общевойсковыми задачами и больше всего напоминали тевтонцев, а вот «Чистые»… «Чистые», если с них снять всю шелуху, были карателями на службе Святой церкви.

– А какие отношения у церкви и Патрона с государством? – спросил Андрей во время очередной паузы в лекции Отшельника. – Не думаю, что император Пата просто так терпит вооруженные формирования церкви на своей территории.

Старик замолчал. Белые мохнатые гусеницы над его глазами исполнили замысловатый танец, несколько раз дернулся кончик бороды.

– Патрон занимает пост первого советника императора, – выдал он наконец.

– Значит, Святая церковь срослась с государственным аппаратом Пата и по большому счету поддерживает имперскую политику или претворяет ее цели, взамен получает налоговые льготы и какие-нибудь государственные преференции. Рыцарские ордена можно рассматривать как дополнительные армейские подразделения, только прошедшие промывание мозгов священниками и убивающие ради высокой цели сделать маленький кружок в центре большого белым. Сама церковь способствует централизации власти в руках императора. Извините, Отшельник, но еще один вопрос: – Патрона избирают на конклаве с одобрения или по прямой указке императора?

– Яга мне говорила, что с тобой нужно быть осторожным в словах. – Старик сел на лавку у стены и по-новому взглянул на Андрея, он долго шевелил бровями и бубнил себе под нос. – А ты как думаешь? – спросил Отшельник вместо ответа. А не Одесса-мама была твоей родиной, дед? – Занятия закончены.

* * *

У пещеры его ждал сюрприз. Подлетая к родному порогу, Андрей увидел две женские фигурки, перекладывающие пучки трав. Радостно забилось сердце. Полана приехала!

– Приземляйся в стороне, – крикнула ему Яга. – Ты нам все травы размечешь!

Да хоть на озере! Андрей отлетел к площадке у оврага, из которого он вытаскивал барана, и, приземлившись, сменил ипостась, быстро оделся и побежал наверх. Перед самой площадкой он на секунду остановился, выровнял дыхание и степенным шагом вышел на открытое пространство, на всякий случай подняв щиты воли. Не хватало еще, чтобы Полана истинным зрением увидела, что он к ней неровно светится.

До самых сумерек он помогал сортировать дикоросы и увязывать их в пучки. Разговор с Поланой не клеился, он не знал, о чем говорить с девушкой, и постоянно смущался. И куда девался бойкий на язык Дюха?

– Где Батя? – спросил Андрей эльфийку, только сейчас обратив внимание на отсутствие Карегара.

– До завтра или послезавтра его не будет.

– ?

– Линька у него началась. Улетел за озеро, – ответила та на немой вопрос и поднятые вверх брови. Понятно, злой и раздраженный, ко всем цепляющийся дракон совсем не сахар, да и самому хочется побыть одному.

Через полчаса с травами было закончено, они были связаны в маленькие пучки, перемотаны сухими тряпками и разложены в берестяные коробы. Андрей отвез зевающую Ягу домой и вернулся за Поланой и ее коробами с травами. Девушка навьючила на него поклажу и взобралась на шею.

– Какой запах! – сказала Полана, когда они пролетали над лиственным лесом. – Ночноцвет цветет, самое время собирать. Его ночью брать надо. Пойдешь со мной?

Еще спрашивает! Отвезет на самую цветочную поляну! И скосит сколько скажет. От радости у Андрея перехватило дыхание.

– Пойду, а то вдруг какой волк выйдет на охоту, отгоню.

Девушка улыбнулась.

Торговцы встали лагерем на краю деревни. Небольшой караван из пяти фургонов и двух телег. Андрей приземлился в отдалении от лошадей, не хватало еще, чтобы перепуганные животные подняли на уши всю округу. Полана быстро перетаскала травы и вернулась с маленькой коробушкой за плечами.

– Полетели!

«Раскомандовалась», усмехнулся про себя Андрей. Наездница, Малышка и Карлсон.

* * *

– Знаешь, когда я была маленькая, мама рассказывала мне сказку, – сказала Полана, когда они прилетели на поляну с ночноцветом, менять ипостась Андрей не стал. В запарке он забыл в пещере одежду, а ходить голым перед нравившейся ему девушкой не есть комильфо.

– Какую? – вежливо поинтересовался он.

– О драконах. Мама говорила, что в ночь, когда цветет ночноцвет, на Иланту спускается небесный огонь в виде золотого дракона. Он летает над домами, городами и деревнями. Огонь этот могут видеть только непорочные девы, и та, что заметит его первым, может позвать его за собой на поляну ночноцвета и испытать любовь Владыки неба, который превращается в прекрасного юношу. Счастливица с любовью дракона получала небесную красоту и долгую молодость. – Полана скинула с плеч коробок и достала из него плед и красную ленточку. От рассказываемой сказки и сладких мыслей у Андрея сладко засосало под ложечкой и задрожали кончики крыльев. – У меня есть нареченный жених, но я хочу, чтобы мне первую повенчальную ленточку повязал ты. Ты мой дракон из сказки. Отвернись.

Андрей, как послушный телок, отвернулся. Воспаленное воображение рисовало ему разные фривольные картины. Кончик хвоста колотил по земле как заведенный. За спиной послышался легкий звук развязываемой шнуровки, он не выдержал и обернулся. Полана увидела светящиеся синим цветом глаза и нарочито медленно потянула за шнурок на груди.

– А как же жених? – сделал попытку к отступлению Андрей, которому вдруг стало страшно. Он мечтал об этой минуте, но у него еще ни разу не было женщины, развратные сны и мечты не в счет и… он боялся оконфузиться.

– Глупый, – «комбинезон» слетел к ногам Поланы, и ночная нимфа предстала перед ним во всей красе обнаженного девичьего тела. – Он не узнает. Молчи и ты о нашей тайне.

Андрей развернулся и сделал шаг к своей страсти, моментально сменив ипостась и неумело впившись в податливые и такие горячие губы…

* * *

Полана, по заданию отца, ходила по торговым рядам Горнбульда и узнавала цены на товары. Оценивала ассортимент и качество изделий. Полгода она не была в гномьем городе. Торг шумел, кричали зазывалы, ушлые торговцы хватали красивую девушку за руки и предлагали драгоценности и украшения. Не обращая внимания на посулы отцовских коллег, она повернула к барышникам. В долине они взяли у Рума десяток хаосов на продажу и стоило узнать цены на четвероногий товар, дабы не попасть впросак. У рядов с хаосами она неожиданно наткнулась на шатер цавис и хотела пройти мимо, но ее остановила рыжеволосая девчонка.

– Красавица, хочешь узнать судьбу? Бабушка никогда не врет.

Полане стало интересно.

– А как же клиенты определяют, врет старая гадалка или нет? Или ждут восхода третьей луны?

– Ты можешь не платить деньги, бабушка сначала расскажет твое прошлое и настоящее, а потом уже думай – платить и узнать будущее или уйти ни с чем, – улыбнулась рыжевласка.

– Ну хорошо, – решилась Полана, она сама немного владела магией и ей стало интересно посмотреть на шарлатанку, а может и не шарлатанку. Чем Тарг не шутит? Хассы никуда за пять минут не убегут.

Рыжевласая подняла полог шатра и шагнула следом за Поланой:

– Бабушка!

На крик из-за занавески вышла безобразная старуха, все ее лицо с толстым крючковатым носом избороздили глубокие морщины, из провалившегося рта торчали черные пни зубов, редкие волосы свисали жирными прядями.

– Чарда, выйди из шатра и никого сюда не впускай! – повелительным тоном приказала старуха и подняла голову. Полана похолодела, глаза бабки были абсолютно белыми. Старуха протянула к ней руку с длинными узловатыми пальцами. – Дай мне то, что ты прячешь в лифе.

Полана испугалась еще больше, но перечить не посмела и достала повенчальную ленточку, она уже не верила, что гадалка шарлатанка. Резким движением древняя цавис выхватила ленту и несколько минут стояла раскачиваясь из стороны в сторону. Неожиданно беззубый рот раскрылся, и со змеиным шипением она спросила:

– Ты у него была первая? Отвечай!

– Да, – как кролик перед удавом ответила Полана, ее колотил озноб. Старуха рассмеялась каркающим смехом.

– Соплячка! Начиталась древних легенд и решила обманом получить силу? Обманула влюбленного дракона и сбежала, пока о вас не догадалась Хозяйка? О, да! Ягирра бы тебя порвала голыми руками, как она проморгала такую лгунью? Да за один обман дракона тебя следовало три раза четвертовать!

– Да кто ты такая! – крикнула Полана и забрала ленту. Безумная старуха схватила ее за запястье и завернула руку, сила у нее была неимоверная, Полана упала на колени.

– Ларга. Ларга-белая. Ты ведь слышала страшные сказки о ларгах? – Девушка закивала, из глаз у нее катились слезы.

– Безобразные ведьмы, предсказывающие будущее и обладающие страшной, неведомой силой. Поздно лить слезы. Ты знаешь, как становились ларгами? Нет? Надо было читать книги до конца. – она отпихнула ногой плачущую клиентку. – Ты обманула дракона и получила его любовь. К любви в придачу получила и магическую силу, сказки не врут. Твоя молодость будет долгой, лет сто или больше, а потом, в один прекрасный миг ты превратишься в такую же каргу, как я, и будешь жить тысячи лет не в силах умереть. Драконам девственникам нельзя встречаться с девственницами именно поэтому! Первая их ночь в объятиях девственницы действительно магическая, и выплеснутая в экстазе сила и магия переходит на дев. Они всеми силами стремятся сохранить свою первую любовь для себя. И сохраняют…

– А сама-то! Карга старая! Что? Тяжела ноша ворованной силы? – поборов страх, крикнула Полана. Ларга схватила ее за волосы и выволокла из шатра.

– Вон! – Шаркающей походкой старуха вернулась назад, силы стремительно покидали ее.

– Чарда! – На крик в шатер вбежала встревоженная рыжевласка. – Быстро мне бумагу и перо.

Девушка быстро принесла требуемое. Старуха схватила письменные принадлежности и стала что-то писать на эдде. Закончив письмо, она скрутила его в трубочку и сунула в маленький тубус.

– Забирай все золото и езжай в долину Карегара, письмо отдашь эльфийке. Сюда не возвращайся, а теперь слушай, как проехать. – Старая гадалка рассказала помощнице, как проехать в заповедный уголок, и, отдав ей кошели с золотом и драгоценными камнями, закрыла полог шатра.

Старая Ларга когда-то, давным-давно, звалась Енирой. Дочь королевского вельможи влюбилась в молодого Владыку неба, и он ответил ей взаимностью. Они поженились, Енира не боялась стать ларгой, жизнь с драконом-оборотнем избавит от проклятия чужой силы. Но на второй день после свадьбы Ратигар улетел на званый пир и не вернулся…

Ларги живут долго, очень долго и не могут покончить жизнь самоубийством, при любой мысли об этом их сковывает дикая боль. Можно умереть от чужой руки, но за три тысячи лет никто не поднял руку на безобразную старуху, можно споткнуться и упасть в пропасть, но на пути провидицы случайностей не встречалось, а можно умереть, передав силу другой ларге, отмеченной печатью силы и магии дракона. Енира прочитала подлую душонку красавицы и без зазрения совести отдала ей свою силу. Тем более, что воспользоваться ей девчонка не успеет. Ларги действительно могут видеть будущее отдельных людей, и Енира увидела смерть девчонки. Через три дня торговый караван попадет в разбойничью засаду и арбалетный болт пробьет сердце спящей обманщицы. Колдовская сила просыпается через седмицу. И еще она, держа в руках ленточку, видела будущее дракона. Кровь, боль и война, новая война, у него так мало времени. Хозяйка, Владычица Ягирра не должна держать ветер в своих руках, ради себя, ради него…

Последние силы покинули старуху, белые глаза остекленели. Освобожденное от души тело превратилось в легкий дымок.

Эпилог

Чарда, зябко ежась и шатаясь от усталости, спрыгнула с мула. Густой, словно кисель, туман, поднимающийся от реки, закрывал окружающие скалы мутным покрывалом. Звуки горного потока, бьющегося среди перекатов, терялись и вязли в непроницаемом молочном облаке.

Девушка взяла мула под уздцы и, осторожно ступая по влажным голышам, пошла по узкой тропе, пролегающей вдоль берега. Глаза слипались и закрывались сами собой… Бабушка описала все точно, три дня потребовалось, чтобы добраться от Горнбульда к спрятанному проходу в заповедную долину. Все это время Чарда почти не спала, днем она гнала Забияку от одной до другой выданной бабушкой приметы, а ночами постоянно поддерживала костер и держала своего скакуна рядом с собой. Мул и так бы не убежал, он жался к человеку, приседал на задние лапы и настороженно прядал ушами, заслышав близкий шорох или далекое завывание хищника.

– Ай! – Чарда поскользнулась на скользком камне и чуть не упала, чья-то рука подхватила ее под локоток и удержала от падения.

– Спасибо! – поблагодарила девушка неизвестного помощника, что-то острое уперлось ей в спину. Почувствовав чужого, дернул повод и захрипел Забияка. Сон как рукой сняло.

– Осторожней надо, – раздался сзади хрипловатый мужской голос, в ноздри ударил кислый, неприятный запах как в городском квартале кожемяк. – Не дергайся!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

сообщить о нарушении