Александр Овчаренко.

Сказки тридевятого округа



скачать книгу бесплатно

Второе. Аномальная зона не имеет свободного доступа. Решение пропустить внутрь «объекта» или оставить посетителя снаружи невидимого периметра принимают лица, населяющие зону. Как я уже говорил, критерии отбора нам неизвестны.

Третье. Аномальная зона, как куполом, накрыта защитным полем. Физическая природа этого поля нам также неизвестна, так как никакими приборами его параметры не фиксируются, но фото и аэросъёмку аномальной территории произвести невозможно, что говорит в пользу существования защитного поля.

Четвёртое. Находясь внутри «объекта», нам удалось зафиксировать нарушение течения времени. Время внутри аномальной зоны течёт по другим, неизвестным нам законам.

– Уточните, – перебил докладчика мэр. – Внутри зоны время ускоряется или замедляет свой ход?

– Ни то и ни другое! – не моргнув глазом, ответил Селезнев. – Я уже сказал, что внутри зоны время подчиняется другим законам.

– Вы можете пояснить нам это явление? – настаивал мэр.

– Возможно, – после короткой паузы продолжил докладчик. – Но только после того, как научный мир придёт к единой точке зрения, что включает в себя понятие «время». Сегодня это сделать невозможно, так как мы, учёные, не обладаем достаточным научным потенциалом. Давайте просто зафиксируем это явление, как установленный факт, пока не имеющий научного толкования.

Пятое. Аномальная зона заселена разумными существами, уровень развития которых превосходит уровень развития человечества как в техническом, так и в морально-психологическом и физиологическом аспекте.

– Что Вы имеете в виду? – снова подал голос мэр.

– Я хочу сказать: то, что у нас землян считается экстросенсорикой – телепатия, ясновиденье, телекинез, левитация – всё это у представителей аномальной зоны считается нормой.

– А как они себя называют? – подал с места голос командующий Московским военным округом.

– Никак, – вздохнул Селезнев. – Они не формулируют ни своих задач, ни целей, ничего! Мы даже не знаем, являются они представителями одного государства или одной нации, и есть ли в их мире вообще такое понятие как «нация»! Можно сказать, что мы знаем об этих существах лишь то, что они сами позволили нам узнать.

– И что же Вы узнали? – не отрывая взгляда от докладчика, поинтересовался представитель Президента.

– Если верить их заявлениям, а я не вижу смысла не верить им, то перед нами представители параллельного, или, как они его называют, «тонкого» мира. Они сразу предупредили нас, что в общении с нами будут оперировать только земными понятиями, иначе мы просто не поймём друг друга. Поэтому всё, что я сейчас скажу – это информация сильно упрощённая, адаптированная под человеческое сознание. По их заявлению аномальная зона есть не что иное, как временной портал, через который они и проникли в наш мир. Исходя из результатов общения, можно сделать вывод, что наши незваные гости хорошо знают наш мир. Объем накопленной информации позволяет им общаться с нами без всякого труда.

Не было ни одного случая, чтобы мы не поняли друг друга. Они великолепно знают нашу историю, нашу культуру, свободно ориентируются в политической обстановке нашей страны… и не только нашей.

– На каком языке Вы общались с ними? – перебил мэр Селезнева.

– В основном на русском, но среди исследователей были сотрудники, хорошо владеющие немецким, французским языками, я неплохо знаю английский язык. Наши собеседники в разговоре легко переходили с русского на иностранный язык, то есть ответ звучал на том языке, на котором им был задан вопрос.

– С кем именно вы вели переговоры? – уточнил представитель миграционной службы. – Это была группа уполномоченных представителей?

– Нет, каждый раз к нам выходили разные особи, но в хорошо узнаваемых нами обличиях. Это были и фольклорные герои, а также герои популярных романов: писатели, художники, выдающиеся политики прошлых лет. Лично мне довелось беседовать с Ильёй Муромцем, Валерием Чкаловым, Уинстоном Черчиллем и князем Меньшиковым.

– Со стороны послушать – типичный бред сумасшедшего! – подала голос министр здравоохранения.

– Согласен, – ничуть не обидевшись, поддержал её Селезнев. – Но, тем не менее, это факт!

– И вы не знаете точного количества гуманоидов, находящихся на «объекте»? – подал голос представитель МВД.

– Нет, не знаю, – невозмутимо ответил учёный. – Подозреваю, что этого не знают и сами представители «тонкого» мира. Портал работает круглосуточно: кто-то приходит из «тонкого» мира, кто-то возвращается в привычную для него среду обитания.

– И все, я так понимаю, без прописки и без временной регистрации, – фыркнул представитель миграционной службы.

– Вы можете сформулировать цель появления этих «гостей» в нашем мире? – снова взял слово представитель Президента.

– Общение, – лаконично ответил учёный. – Общение с нами.

– И это всё? – удивился командующий Московским военным округом. – И никакой тебе экспансии, никаких силовых операций?

– Об этом даже разговора не было.

– И Вы им верите? – не унимался генерал-лейтенант.

– Я им верю, – парировал учёный. – Если бы они хотели завоевать наш мир, то сделали бы это легко и быстро. Уровень развития неведомой нам цивилизации настолько высок, что если бы они захотели захватить весь земной шар, то это был бы вопрос нескольких дней, если не часов.

– И Вы это можете доказать? – продолжал наезжать на докладчика командующий. – По-моему, Вам просто «запудрили» мозги, а Вы им слепо верите! Предлагаю, пока не поздно, нанести по зоне ракетно-бомбовый удар и таким образом «разрубить гордиев узел»!

Последняя фраза относилась уже ко всем присутствующим. Зал недовольно загудел.

– Генерал! – ледяным тоном произнёс представитель Президента. – Отсутствие прописки ещё не повод для ковровых бомбардировок Подмосковья!

– Я тоже такого мнения, – поддержал его мэр. – И всё-таки цель визита представителей «тонкого» мира в наш мир остаётся неясной. Лично меня их объяснение не убедило.

По залу прокатился гул голосов, самые нетерпеливые стали выкрикивать своё мнение с места.

– Я попытаюсь пояснить, – повысил голос Селезнев и поднял вверх две руки, призывая всех к тишине и всеобщему вниманию. – Понимаете, общение, прежде всего, предполагает обмен эмоциями. Человеку это тоже подвластно, и мы хорошо с этим знакомы. Так, в зависимости от того, с каким человеком мы общаемся – с приятным или не очень приятным – мы и генерируем свои эмоции. Эмоции – это тоже вид энергии, которую они улавливают, но, как бы это точнее сказать, делают они это по-другому, и результат совершенно другой. Мы в результате общения получаем моральное удовлетворение или раздражение, то есть от этого зависит наше психофизическое состояние. У наших гостей этот процесс напрямую связан с их жизненным энергообеспечением.

– Они – энергетические вампиры? – вклинился представитель партии «зелёных».

– Я бы не стал так легко навешивать ярлыки, – решительно возразил Селезнев. – Назвать их энергетическими вампирами было бы так же неверно, как если бы вы сравнили ярмарочную шарманку с современным телевизором: вроде бы обе вещи служат для развлечения, обе выдают звуки, показывают картинки, но природа этих вещей абсолютно разная. Насколько я понял, их «тонкий» мир состоит из мира «светлых» и мира «тёмных» энергий. Эти два мира не противостоят друг другу, как можно подумать, а скорее наоборот: энергии обоих миров плавно перетекают между собой, примерно как жидкость в сообщающихся сосудах, и этот процесс вечен.

– В искусстве этот процесс часто называют борьбой добра со злом, – откликнулся министр культуры.

– Возможно, – легко согласился учёный. – Вопрос в том, что для них есть добро, а что есть зло? Пока они руководствуются вполне земными критериями. Хотя, честно говоря, мы, земляне, и сами ещё в этом вопросе не до конца разобрались.

– Что Вы имеете в виду? – недовольным тоном произнёс мэр.

– Согласитесь, идеи гуманизма и печи Бухенвальда, как-то плохо сочетаются в истории человечества, – парировал учёный. Повисла неловкая пауза.

– Вы можете пояснить, почему временной портал появился именно у нас, я имею в виду территорию ближнего Подмосковья, и как он вообще появился? – сменил тему мэр.

– Портал был открыт 23 августа этого года. В этом ключевую роль сыграл наш соотечественник Ерофеев Дормидонт Николаевич.

– Каким образом ему это удалось?

– Ерофеев подписал договор с представителями «тонкого» мира об открытии перехода. Именно так временной портал был обозначен в тексте договора. Можно сказать, что, подписывая договор, Ерофеев не подозревал о его истинном назначении.

– А кто его уполномочил это делать, и вообще кто такой Дормидонт Ерофеев? – не удержался от реплики представитель Президента.

– Ерофеев является заместителем начальника Управления «Мосдорстроя», и договор он подписывал именно в этом качестве. Должен заметить, что при подписании договора представители «тонкого» мира проявили лукавство и не разъяснили подписанту истинное значение этого документа.

– То есть наши гости не так уж безобидны, как может показаться с первого взгляда? – то ли спросил, то ли констатировал факт представитель МВД.

– Сейчас они живут среди людей и во многом копируют наши схемы поведения в обществе. Согласитесь, что в российском бизнесе «кинуть» партнёра не считается большим грехом, – парировал Селезнев.

– Скажите, Аркадий Сергеевич, а почему именно Ерофеева они выбрали для подписания договора, то есть для открытия портала? – не унимался милицейский генерал.

– Это было одно из условий открытия портала.

– А кто вырабатывал эти условия?

– Это не знает никто! Можете считать, что это указание было им спущено свыше.

– От Высшего разума? – почти выкрикнул министр культуры.

– Называйте это как хотите – Высшим или Вселенским разумом, Творцом. Представителям иного измерения это тоже не ведомо. Портал тоже был открыт не по их желанию и не в том месте, где бы они хотели его открыть.

– То есть им была предоставлена возможность открыть портал в определённой точке координат, и они этим воспользовались? – резюмировал представитель Президента.

– Получается, что так, – согласился Селезнев.

Вновь повисла пауза. Все присутствующие осмысливали полученную информацию.

– Ещё вопросы к докладчику имеются? – для проформы поинтересовался председательствующий. Вопросов больше не было, и Селезнев, спустившись с трибуны, занял своё место в зале.

– Кто ещё хочет высказаться? – придерживаясь регламента, задал вопрос председательствующий и окинул зал усталым взглядом.

Желающих взойти на трибуну не было.

– Тогда объявляю перерыв, – произнёс мэр и первым направился в совещательную комнату, где для участников совещания были оборудованы места для курения.


После получасового перерыва участники совещания, насытив свою кровь никотином и ополоснув желудок холодной минералкой, вновь заняли места в зале.

– На повестки дня один-единственный вопрос: что делать? – спросил мэр, усаживаясь в кресло председательствующего. – Прошу высказываться.

К удивлению присутствующих, первым высказался командующий Московским военным округом.

– Предлагаю обнести аномальную зону бетонными ограждениями высотой этак метров десять, выше, я думаю, не потребуется, и полностью прекратить общение с представителями так называемого «тонкого» мира. Без общения с нами они не будут получать то, что они хотят, то есть нужную для их жизнеобеспечения энергию, после чего пребывание на нашей земле для них потеряет всякий смысл, и они добровольно уйдут.

– А что делать с временным порталом? – спросил с места Селезнев.

– Портал закроется сам собой, потому что Вселенная не терпит пустоты!

По залу лёгким ветерком пролетел ропот. Никто не ожидал такой прыти от армейского генерала.

– Не лишено смысла, но уж больно радикально, – подытожил председательствующий. – Ещё есть предложения?

– Есть! – раздался голос из зала, и с места поднялся коренастый мужчина, одетый в помятый летний костюм. – У меня есть предложение, – заверил присутствующих незнакомец.

– Пожалуйте на трибуну, – предложил мэр.

– Спасибо, но я лучше с места. Предлагаю построить Диснейленд!

– Где и зачем? – вклинился в обсуждение министр строительства и архитектуры.

– Строительство предлагаю развернуть на территории аномальной зоны, конечно после согласования этого вопроса с представителями «тонкого» мира. В моём предложении есть всё, что бы успешно разрешить создавшуюся ситуацию, да ещё и остаться с положительным сальдо.

Судите сами:

– во-первых, для всего цивилизованного мира мы создадим вполне правдоподобную «легенду». Это поможет избежать дипломатических трений, а может быть и паники во всём мире. Пусть все считают, что русские бизнесмены под патронажем правительства Москвы затеяли строительство русского Диснейленда. Можем даже назвать его в русском стиле, например, «Тридевятое царство»;

– во-вторых, возведя вокруг Диснейленда стену в сказочном стиле – с башенками и теремами – мы обезопасим окружающих от нежелательных побочных эффектов (если, конечно, такие будут) и упорядочим пропускную систему. Допуск в аномальную зону будет проводиться только через КПП, которое можно оформить в виде пещеры Аладдина или сказочных Золотых ворот. В общем, здесь уж как фантазия дизайнеров разгуляется;

– в-третьих, построив внутри аномальной зоны аттракционы, мы обеспечим нашим гостям из параллельного мира довольно плотное общение с посетителями «Тридевятого царства», где они будут играть роль сказочных персонажей;

– в-четвертых, работать этот центр развлечений должен круглосуточно, а вход сделать платным. Предлагаю время с девяти часов утра до семи часов вечера отдать для посещения детей и их родителей, а с семи часов вечера до утра в «Тридевятом царстве» должно работать казино и прочие взрослые развлечения.

– Зона не всех пропускает вовнутрь, я уже говорил об этом! – выкрикнул с места Селезнев. – Как быть с этим казусом?

– В московские клубы тоже не всех посетителей пускают! Оформим это, как фэйс-контроль! – быстро отреагировал незнакомец. Было видно, что к своему выступлению он тщательно подготовился.

– На первый взгляд толково, – откликнулся мэр. – Простите, как Вас зовут и представителем, какой организации Вы являетесь?

– Меня зовут Никифор Иванов, – громко произнёс мужчина и окинул взглядом зал, словно ожидал новых вопросов. – Я работаю директором дома культуры железнодорожников.

После этих слов зал забурлил.

– Как Вы вообще попали на закрытое заседание правительства Москвы? – накинулся на Иванова милицейский генерал.

– По приглашению, – невозмутимо ответил Иванов.

– И кто же Вас пригласил? – не скрывая сарказма, спросил мэр.

– Вы, Сергей Семёнович! – и Иванов достал из внутреннего кармана пиджака бланк приглашения. – Здесь ваша подпись и печать. Правда, у меня на входе это приглашение никто не спросил…

– Не спросили, потому что никто никому никаких приглашений не рассылал, – попытался внести ясность мэр.

– Ну как же! – не сдавался Иванов. – Вчера ко мне на работу пришёл представительный мужчина, который назвался сотрудником Московской мэрии, вручил мне приглашение и коротко обрисовал ситуацию, которая сложилась вокруг аномальной зоны. После чего предложил мне подготовить план мероприятий, кстати, строительство Диснейленда – это его идея!

– Как он выглядел? – вклинился в разговор Глава Аппарата Московского правительства?

– Солидный такой, с усами и в пенсне.

– В пенсне? – чиновник даже подпрыгнул на стуле. – Вы говорите, в пенсне?

– Да, в пенсне и каком-то старомодном военном кителе. Вспомнил! Он на Бонч-Бруевича очень был похожий!

После этих слов в зале раздался хохот.

– А кто такой этот Бонч-Бруевич? – обратился к мэру сидящий рядом с ним министр культуры.

– Успокойтесь! – махнул рукой мэр. – Он не из вашего департамента!

– Да-а, дела-а! – многозначительно протянул представитель Президента. – Я думаю, дальше вести совещание не имеет смысла. Заканчивайте, а я поеду в Кремль. Лично мне есть что доложить Президенту.

– А что прикажете делать нам? – кусая губы, спросил расстроенный мэр.

– Вам, Сергей Семёнович, я бы порекомендовал наладить с населением аномальной зоны переговорный процесс. Думаю, что после появления Бонч-Бруевича проблем с договорённостью о строительстве Диснейленда у Вас с ними не возникнет.

Глава 3
Скоро сказка сказывается

Было раннее утро, когда водитель большегрузного тягача Саня Копейкин, давя широкими скатами образовавшийся за ночь в лужах лёд, подъехал к проходной кирпичного завода. Впереди маячили три фуры, пришедшие, как и Саня, за огнеупорным кирпичом. Санька тихо порадовался: его расчёт на раннее появление, который должен был избавить его от долго и нудного стояния в очереди перед проходной, практически оправдался.

Минут через двадцать ворота проходной раскрылись, и Санька въехал на своём грузовом «Мерседесе» на территорию завода, после чего уверенно повернул направо, к складу готовой продукции. Здесь он бывал уже не раз, поэтому ориентировался свободно и чувствовал себя уверенно. Как только он стал под погрузку, к его тягачу подбежала молодая девушка в опрятном комбинезоне синего цвета. На плече у неё красовался цветной шеврон с эмблемой строительной корпорации, к которой относился кирпичный завод. Санька молча протянул ей накладную. Девушка быстро проверила правильность заполнения документа, убедилась в наличии печатей и подписей материально ответственных лиц, и лишь после этого дала отмашку крановщику. Крановщик козлового крана быстро и аккуратно заставил в кузове всё свободное пространство пластмассовыми поддонами с огнеупорным кирпичом и отъехал в другой конец склада, где его ждали водители с накладными на глазированный кирпич.

Санька проверил крепление груза, запорные устройства бортов, по старой шофёрской привычке пару раз пнул переднее колесо и легко заскочил в кабину. Ехать предстояло полторы сотни километров за город, где на территории отдельного административного округа велось бурное строительство развлекательного центра «Тридевятое царство». Строительство поражало широтой и размахом. Желающих поучаствовать в прибыльном бизнесе было хоть отбавляй, особенно когда этой огромной не имеющей аналога стройке Указом Президента РФ был придан статус отдельного административного округа города Москвы. Получалось, что строительство велось на территории города, а не Подмосковья, а это означало совсем другие расценки и соответственно совершенно другой процент прибыли. После начала строительства Санькина автоколонна № 1224 заключила выгодный долгосрочный договор на доставку стройматериалов и заработки водителей резко возросли. Платили хорошо, даже очень хорошо, если, конечно, водитель выполнял дневной план, а если перевыполнял, то в конце месяца выплачивали нехилые премиальные. Санька работой дорожил и лез из кожи, чтобы заработать на отдельную квартиру. Очень ему не нравилось, что они с тёщей живут в одной «двушке» – тесно, да и характер у тёщи не сахар!

Однако не обошлось и без накладок: дважды Саньку на «объект» не допустили. Всё дело было в особом режиме. Автотранспорт и водителей на «объекте» дальше шлюзовой камеры не пускали. Когда шлюз закрывался, водитель должен был выйти из машины и пройти в маленькую, практически пустую комнату. В это время машину проверяли на отсутствие взрывчатых веществ, а водителя на психологическую устойчивость. Надо было просто сидеть на прикрученном к полу табурете и смотреть на картинки, которые появлялись на экране компьютера. Каждый раз картинки были разные, и каждый раз в душе у Саньки они вызывали определённый настрой. Если всё было в порядке, то минут через пять на дисплее загоралась зелёного цвета надпись «Добро пожаловать». Если компьютеру что-то не нравилось в состоянии водителя, то загоралась бордовая надпись «Отказ». На «Отказ» Санька нарывался дважды, после чего приходилось с позором звонить в автоколонну и просить прислать сменщика. Первый раз Санька приехал на «объект» в расстроенных чувствах после того, как перед выездом поругался с завгаром, а второй раз после того, как поутру сцепился с тёщей. В обоих случаях у Саньки настроение было мерзопакостное, видимо, компьютер это уловил, и на «объект» Копейкина не пустили. После второго случая начальник автоколонны Богданов – мужчина серьёзный и, в общем-то, справедливый – лишил Саньку премиальных. Санька сначала затаил обиду, а потом понял, что не в начальнике дело: всё решалось на «объекте». Со временем все водители автоколонны твёрдо усвоили правило: если ты с похмелья или на душе кошки скребут, лучше за руль не садись, а возьми отгул, потому как на «объект» тебе дорога закрыта напрочь!

В это раз настроение у Копейкина было превосходное и всё обошлось. Его пропустили на разгрузочную площадку – конечную точку маршрута, где крановщик и стропальщики быстро разгрузили машину и выпустили через ворота, на которых люминесцентной краской была сделана надпись «Счастливого пути»!

Выехав с «объекта», Санька Копейкин надавил на педаль газа. Надо за смену умудриться сделать лишний рейс!

* * *

После отъезда машины Горыныч привычно пересчитал поддоны с кирпичами и сделал пометку у себя в блокноте. Рабочая смена только начиналась, и впереди было 24 часа напряжённого рабочего времени – по 8 часов на каждую голову. Горыныч тяжело вздохнул: на одно его тело приходилось три головы, и каждая в отделе кадров числилась, как отдельный специалист. Горыныч мог бы воспротивиться, но в конце месяца было приятно получать не одну зарплату, а целых три. Он не был корыстен, просто большое тело диктовало большие потребности, да и расход магической энергии был велик, поэтому приходилось питаться не три раза в день, а девять – по три раза в каждую рабочую смену. Сейчас Горыныч бродил среди поддонов с кирпичами в образе высокого грузного мужчины, одетого в клетчатую рубашку, которую он носил навыпуск, поверх широких старомодных брюк. На широкие плечи Горыныча был накинут просторный рабочий халат. Весь его облик напоминал снабженца или плановика пенсионного возраста.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное