Александр Оськин.

Политика, медиа, мир – открытия неравнодушного наблюдателя



скачать книгу бесплатно

На этом фоне европейские интеллигентские разборки по тиражам выглядят забавными играми. Приехали бы к нам да постажировались у наших специалистов, хотя, наверное, российский опыт в этой сфере в Европе никогда не приживется – не тот глинозем. И, соответственно, западные интеллигентские штучки с журналистской этикой, издательской совестью и тем более с отставками и покаяниями – тоже не для нас.

Мораль из этого одна: что немцу хорошо, то русскому смерть. Вывод столь же вечен, сколь и печален.

31 октября 2011 года
Газета «Культура» гибнет. Кто виноват и что делать?

На рынке печатных СМИ очередное печальное событие. Один из старейших газетных брендов нашей страны еженедельник «Культура» вышел в свет, видимо, в последний раз. Редакция газеты опубликовала в интернете открытое письмо, в котором сообщила, что номер издания от 27 октября «может стать последним: на выпуск следующего не осталось ресурсов – ни материальных, ни производственных. Редакция находится в глубочайшем финансовом кризисе: сотрудники в течение семи месяцев не получают зарплаты, а авторский коллектив не получает гонораров уже более года».

Состав сотрудников редакции и ее авторов является поистине звездным. Это многие известные российские журналисты, писатели и деятели культуры, в том числе Фазиль Искандер, Валерий Фокин, Марк Захаров и другие. Кроме того, с редакцией сотрудничают около 150 внештатных журналистов.

Я сегодня утром попробовал купить газету «Культура» в киоске и нашел ее только после четвертой попытки. Стоила она в рознице 22 рубля. Большая газета: 12 полос, формат А2. Полистав издание, я нашел в ней много интересных заметок о театре, кино, музыке и книгах, о культурных событиях в десятке регионов страны. Плюс телепрограмма на неделю по шести каналам, традиционная «афиша». Газета как газета, рассчитана на свою аудиторию. А вот почему она гибнет – это вопрос принципиально важный для всей российской медиаотрасли. При этом надо заметить, что до «Культуры» по чисто экономическим причинам погибли многие издания: это газета «Газета», это «Алфавит», «Телеграф», пара издательских домов и прочая, и прочая. У всех закрывшихся изданий сначала стали падать продаваемые тиражи, затем от них отвернулись рекламодатели.

Продаваемые тиражи падают у издания только тогда, когда они не находят спроса или являются излишне дорогими для потребителя. Газета «Культура» прежде всего рассчитана на деятелей культуры и лиц, интересующихся этой отраслью. Но дело в том, что сама отрасль «культура» разбилась на массу сегментов, одни из которых ушли далеко вперед, другие – вбок (то есть влево и вправо), третьи остались там, где были. Таким образом, спрос на монополиста в прошлом и всего лишь одного из игроков на рынке СМИ в настоящем упал. Многие киоски перестали брать издание для продажи. Подписка на газету для одних оказалась неподъемной по цене и ненужной для тех, у кого есть деньги. С точки зрения классической маркетинговой теории по Филипу Котлеру, жизненный цикл этого информационного товара завершился.

Газету возглавляет уважаемый и талантливый руководитель Ю. И. Белявский, который спасал много лет этот бренд, издавая нерыночную газету в рыночных условиях.

Он не захотел придавать газете желтоватый оттенок, и поэтому газета «Культура» стала очередным «вишневым садом» на рынке печатных СМИ. Строго говоря, в гибели газеты «Культура» никто не виноват, так как у этого товара иссяк жизненный ресурс. Перестроиться и получить другую потребительскую стоимость, как это сделали «МК» и «КП», «Культура» не смогла.

Теперь возникает вопрос: что делать? На мой взгляд, спасти этот бренд можно при абсолютно другом подходе к культуре. Надо сказать, что нынешние акционеры этого издания финансировать проект, видимо, больше не хотят. А в их числе – правительство Москвы, ИТАР-ТАСС, Российская академия художеств, АНО «ИВЦентр», благотворительный фонд «ТРИУМФ-новый век»… Все сегодня считают деньги. Издание может спасти исключительно федеральный бюджет или некие спонсоры, сохранив этот сегмент нашей истории и нашей культуры как газетный памятник. В конечном счете, многие десятилетия это издание поддерживалось властью, а, как известно, мы находимся в ответственности за тех, кого приручили. Этот совет Сент-Экзюпери в формате упрека можно отнести к руководству страны и города Москвы. К этому надо добавить еще необходимость проявления заботы о широкой культурной общественности пожилого возраста, сформировавшейся вокруг своей газеты. То есть газета «Культура» как памятник нужна, но как товар на рынке – нет.

В стране падает интерес к чтению, формируется новая интернет-культура, в фаворе цифровые технологии, молодежь увлекается малоформатным творчеством в «Твиттере» и «Фейсбуке». Для многих все прошлое культурное наследие – эпоха динозавров и реликтовых папоротников. Впрочем, и в начале прошлого века молодые поэты-футуристы призывали сбросить классическую поэзию и прозу с парохода современности. Видимо, такого рода события носили и будут носить циклический характер. Призывы звучат, но культура остается.

Тем не менее в наши трудные времена весьма актуальным становится лозунг: «Помогите «Культуре» кто может!»

8 ноября 2011 года
Россия нуждается в новом министерстве печати и массовых коммуникаций

Чиновников в стране становится все больше и больше. За последние десять лет по самым скромным экспертным оценкам их количество возросло на 30 %. И тема увеличения бюрократического аппарата, естественно, не популярна. Но тем не менее я глубоко убежден, что Россия нуждается в новом министерстве печати и массовых коммуникаций. И оно необходимо по одной простой причине: медиаотрасль страны, по сути, является бесхозной, не обеспеченной необходимой государственной поддержкой и под давлением ряда негативных факторов стагнирует.

В современную цифровую эпоху радикально меняется роль всех СМИ, происходит интенсивный процесс их конвергенции. Глобальная дигитализация всех каналов массовой информации требует выработки новой государственной политики в информационной среде, которую могло бы осуществлять новое министерство.

В настоящее время проблемы медиаотрасли в той или иной степени поделены между несколькими министерствами и подчиненными им федеральными агентствами и службами. Существующая система государственного контроля и управления медиаотраслью громоздка, порождает дублирование и поэтому во многом неэффективна, а саморегулирования у нас не получается.

Фактическое прекращение деятельности газеты «Культура», неоднократные попытки уничтожения радиостанции «Культура» при полном равнодушии властных структур – это только маленький пример из нашей сферы.

Книготорговля и объекты прессы гибнут из-за безудержного роста арендной платы. Киоски прессы повсеместно уничтожаются региональными властями во многом потому, видимо, что взяток из них особо не выжмешь. Подписка разрушается из-за высоких цен и отсутствия необходимых льгот. Продаваемые тиражи газет, журналов и книг стремительно падают. Кадры для отрасли готовятся плохо и бессистемно, на уровне требований конца прошлого века. Торговые сети в формате гипер– и супермаркетов облагают печать и мультимедийку такими же поборами, как и алкоголь, при этом бонусы и сроки выплат по продажам могут достигать неподъемных параметров.

Мне представляется, что необходимо оставить существующим министерствам-кураторам их основные функции, а всю ответственность за создание и распространение контента, то есть всю идеологию сконцентрировать в одних руках, но, естественно, без цензуры и без государственной диктатуры.

Уважаемое Минсвязи призвано заниматься развитием связи, телекоммуникаций как среды, электронным правительством, ГЛОНАССом и т. п. Минкульт мог бы отдать из-под своего крыла писателей, Минобразования – подготовку кадров для медиаотрасли, а Минторговли – поделиться сферой контроля за объектами, торгующими контентом на всех возможных носителях. Минэкономики и Минфин – разделить с новым министерством ответственность за поддержку и развитие медиаотрасли, включая льготы, налоги и другие преференции. Словом, нужен полноценный государственный орган с правом законодательной инициативы и активным влиянием на формирование госбюджета. Развитие интернета и большой семьи мобильных устройств – это особая статья, требующая профессионального подхода не с точки зрения технологий, а с точки зрения усиливающейся мультимедийности СМИ.

Мне кажется, что наше медиасообщество могло бы дать много конкретных предложений в этом направлении. Можно было бы обсудить в открытой форме кандидатуру будущего министра в этой сфере. Это было бы особенно важно в свете предстоящей реорганизации кабинета министров и предстоящего формирования после президентских выборов Большого Правительства.

25 ноября 2011 года
Президент Литвы подает хороший пример Президенту России

Как передает ИА REGNUM, парламент Литвы зарегистрировал 24 ноября предложенные президентом Литвы Далей Грибаускайте поправки к закону о прибавочной стоимости.

Литовский лидер считает, что газетное слово играет огромную роль в воспитании гражданственности, информируя демократическое общество. Поэтому президент предложила изменить тариф НДС для печатных СМИ и сделать его равным 9 %.

В сопроводительном письме, подготовленном канцелярией президента, отмечается, что в связи с финансовым кризисом печатные издания становятся полиграфически некачественными. Отсюда сокращение доверия к печатному слову. Растет и вероятность утраты прессой независимости, следовательно – беспристрастности и объективности. Печатная пресса не покупается населением. «Это плохой знак», – считает Грибаускайте.

«Облегчение налогового бремени – это возможность улучшить качество печатной продукции и обеспечить более низкие цены для читателей», – говорит президент, отмечая, что Литва, согласно международной статистике, входит в первую десятку стран по таким показателям, как свобода слова и печати.

Ранее ИА REGNUM сообщало, что в декабре 2008 года правительство Литвы ради спасения экономики в условиях финансового кризиса приняло решение увеличить НДС для печатных СМИ до 21 %, что сразу привело к сокращению количества районных и городских газет. Трудности стали испытывать даже крупные издания: сократилась розничная продажа и количество подписчиков.

22 декабря 2011 года
В шестой Госдуме ликвидирован комитет по СМИ

Никто не ожидал, что сокращение аппарата в шестой Госдуме произойдет за счет ликвидации Комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи. Событие знаковое, отражающее отсутствие реальной заинтересованности у власти в выработке новой информационной политики и совершенствовании законов о СМИ в нашей стране.

Проблем в медиаотрасли очень много, и все они связаны с недостатками в существующих законах в области СМИ. Удивительно, что за рубежом, в отличие от нас, данной сфере законотворчества уделяется повышенное внимание. А в России сочли необходимым иметь в новой Думе 29 комитетов по различным аспектам законотворчества, а СМИ и информационная политика, видимо, оказались сферой ненужной. Теперь в Думе нет полномочной структуры, которая могла бы заниматься проблемами медиа-отрасли. И это в то время, когда электронные и бумажные СМИ нуждаются в пересмотре всей системы налогообложения, сокращении отчислений в социальные фонды, то есть в ослаблении удавки на нашем интеллектуальном бизнесе. Примечательно, что Европарламент на днях принял решение – установить нулевой НДС для печатных и электронных СМИ. А в России теперь даже некому рассмотреть эти европейские процессы применительно к нам. Давно и много говорилось о корректировке базового закона о СМИ. Несколько вариантов этого проекта застряли в кабинете бывшего председателя Комитета В. Я. Комиссарова. В интересах медиаотрасли требуется также серьезная корректировка закона о торговле и закона № 94 о госзакупках. Теперь этим заниматься в Думе некому.

Национальное собрание Франции проблемами французских СМИ занимается активно и плодотворно, то есть с хорошим результатом для СМИ. В России вертикаль власти применительно к СМИ действует совершенно единообразно: работает зомбоящик, финансово поддерживаются прирученные газеты и журналы, и всем совершенно наплевать на конституционное право граждан на свободный доступ к информации и систему распространения прессы. Скоро не будет ни свободного доступа к информации, ни самой качественной информации. И резко уменьшится количество киосков прессы, а мы и так в пять раз отстаем от Европы по их количеству на душу населения. В стране нет идеологии, нет общепризнанной национальной идеи, нет государственной молодежной политики, медиаотрасль находится в тяжелейшем положении, интернет то ли закроют, то ли ограничат. А ведь еще лет десять назад в верхах говорили о необходимости укреплять информационную безопасность России и развивать единое эффективное информационное пространство. Сначала у нас ликвидировали Министерство печати, растворив его функции в нескольких ведомствах, теперь очередь дошла до Комитета по информационной политике Госдумы. А ведь и Комитет, и Министерство должны выступать гарантами сохранения и развития медиаотрасли, обеспечивая законодательную и властную поддержку независимости СМИ, их растущей технологичности и доступности для населения. Возможно, что Комиссаров и Железняк, возглавляя Комитет Госдумы, не смогли доказать его востребованность и полезность. А может быть, они здесь и ни при чем, может, руководство страны зачищает организации, в той или иной степени руководящие медиаотраслью, для подключения вместо них вертикали власти, сами знаете, из каких структур.

Совершенно очевидно, что власть относится к СМИ как к вторичному продукту, выполняющему сервисные функции.

Понятно, что ликвидация Комитета по СМИ в Госдуме не вызовет массовых протестов в обществе. Многие даже скажут, мол, и слава Богу. Но это все является, на самом деле, плохим признаком и говорит о печальных перспективах для медиаотрасли. Хотя, с другой стороны, может, это очередной шаг в модернизации нашей политической системы. Так и хочется сказать по этому поводу, что свобода лучше несвободы.

29 марта 2012 года
Хорошая пресса не умирает. Умирает плохая пресса

В битве взглядов о будущем печатных СМИ сегодня трудно выявить победителя, потому что процессы в медиаотрасли носят разнонаправленный характер. Это касается как России, так и других стран, – тенденции одинаковые, мы все сидим в одной медиалодке.

За прошедшие три года тиражи печатных СМИ в России сократились почти на 50 %, а количество газет и журналов, официально зарегистрированных в стране, за тот же период упало на 25 %. Возникает резонный вопрос: чьи тиражи падают и какие издания закрываются? Закрываются и падают в тиражах прежде всего «плохие» издания. У нас в стране, безусловно, наблюдался переизбыток печатных СМИ, на рынке присутствовало много издательского «мусора». Ельцинские законы в новой России позволяли легко регистрировать новые печатные СМИ, поэтому к началу нулевых годов в России их было около 100 тыс. (для сравнения, в Германии – около 6 тыс.). Издательский «мусор» создавался как проявление амбиций, политической или корпоративной воли. Были и парадоксальные проекты, когда инвестор говорил: я финансирую издание в качестве подарка своей жене, она там главный редактор. И вся эта «макулатура», естественно, не пользовалась спросом у населения, излишне перегружала каналы дистрибуции. Страдали и люди, и деревья. В конечном итоге народ «наелся» всей этой печатной продукции, появился массовый интернет, спрос изменился, и вслед за «мусором» падать стали и издания, утратившие конкурентоспособность в новые времена.

На Западе никогда не было издательского «мусора» в российском понимании, но и там рынок почувствовал радикальное изменение спроса. Издатели пошли дорогой мультимедийности, газеты стали уходить в цифру, в мобильные устройства, а журналы – в планшетники. Рекламодатели принялись метаться в поисках наиболее эффективного канала реализации своих интересов. И тут обнаружилось, что новые времена требуют не определенного вида носителя информации, а высокого качества контента. И именно этот критерий стал определять успех или поражение издателя.

В феврале этого года медиаимперия Мердока родила новую супергазету The Sun on Sunday. Она вышла тиражом 3,22 млн экземпляров, и на первых порах тираж раскупался очень хорошо. И это, заметьте, происходило в Англии, имеющей достаточно развитый интернет. И вдруг в марте, то есть за месяц, тираж упал на 1 млн экземпляров. Ответ на эту тиражную катастрофу прост: читатели считают, что эта газета является неинтересной, скучной и не имеет преимуществ перед другими изданиями. Получается, что высококвалифицированная медиаимперия Мердока не смогла в новых условиях создать высококачественный контент, отвечающий спросу населения. В Японии, кстати, в нашу цифровую эпоху успешно здравствуют многомиллионные ежедневные газеты. Думаю, что это происходит не из-за привычки японцев к бумаге, а потому, что и в Стране восходящего солнца печатные СМИ, в отличие от Всемирной сети, являются территорией доверия и качества контента.

Мне часто приходится говорить, что в России обострились проблемы вокруг киосков прессы. Это объясняется не только близорукостью региональных властей, но и тем, что киоск прессы имеет низкий коррупционный потенциал и не может платить такие взятки, как пивной ларек. Но при этом надо признать, что полноценный торговый объект прессы, то есть в котором есть около 1000 наименований печатной продукции, продолжает иметь устойчивые продажи. Общий оборот по российскому рынку печатных СМИ сохранился, несмотря на падение тиражей и закрытие газет и журналов. Все это объясняется очень просто: киоски и павильоны прессы торгуют только той печатной продукцией, которая имеет спрос и за которую покупатель голосует рублем. А таких изданий, то есть рыночных, в России в целом не более 5–6 тысяч. Поэтому не надо справлять поминки по печатным СМИ, надо радоваться очищающему ветру перемен, срывающему с поверхности мусор и шелуху. А когда дует ветер перемен, как известно, надо строить не плотины, а ветряные мельницы.

19 апреля 2012 года
Скандал в Германии вокруг газеты Bild – урок для россиян

Крупнейшая ежедневная иллюстрированная газета Германии Bild, готовясь к своему 60-летию, задумала замечательную, на взгляд редакции, промоакцию: разослать в каждый немецкий дом бесплатно спецвыпуск своего издания. Казалось бы, халява, казалось бы, чего тут плохого: бери и пользуйся. Но немцы в данном случае поразили своей прагматичностью. Они возмутились желанием кого бы то ни было навязать им свой продукт, в данном случае – газету. Кроме простых возмущений в интернете, посыпались реальные письма-отказы на специальный сайт: мол, не хочу, не буду, не приставайте. И число таких отказников достигло уже 114 тысяч.

Газета Bild, как известно, регулярно подвергается критике из-за своих желтых материалов. Тираж газеты составляет 455 тыс. экземпляров в день.

Хотелось бы пояснить, что немцы ничего не имеют против желтой прессы и охотно ее раскупают. Но вот получать бесплатно газету Bild не захотели. И еще одна деталь: в Германии существует закон, запрещающий издание и распространение бесплатных газет, как подрывающих экономику медиаотрасли. Именно поэтому немецкие дома не завалены горами бесплатной газетной макулатуры, как это наблюдается в российских мегаполисах. Это нам в почтовые ящики и возле них накладывают без спроса бесплатные газеты, рекламные буклеты и др. И возразить некому. У нас нет закона, который бы регламентировал подобный вид деятельности.

Сегодня на российском рынке наблюдается падение спроса на рекламные издания. В большей степени, чем на все остальные. Но бесплатные издания, что в Москве, что в Питере, живут и процветают. В медиасообществе нет единой точки зрения по данному поводу, впрочем, как нет ее и в обществе в целом. Мы еще не выросли до немецкого прагматизма. Наше население достаточно сильно заражено синдромом халявы. Но это не наша вина, это наша беда, в голодные, нищенские десятилетия измотавшая хомо советикус.

Учиться у немцев свободе потребления надо, но результат возможен только после достижения среднеевропейского уровня достатка. А пока мы обречены радоваться любому бесплатному буклету, свалившемуся в наш почтовый ящик. Может, рады и не все, но многие.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Поделиться ссылкой на выделенное