Александр Оськин.

Политика, медиа, мир – открытия неравнодушного наблюдателя



скачать книгу бесплатно

1 октября 2010 года
Надгробная речь над могилой журнала «Русский Newsweek»

Журнал, несомненно, был качественным, профессиональным и элитарным. Последнее означает, что не для всех. Последние споры о судьбе издания и причинах его ухода вскрывают многие аспекты неудачи этого проекта. Тут широкий диапазон факторов – от кокаинового до астрологического.

Но я хотел бы посмотреть на уход Newsweek с информационного пространства России исключительно с рыночной точки зрения. По словам главного редактора, журнал не ориентирован на прибыль. Это еще мягко сказано. Издание тяжелым каменным ярмом все время шло ко дну. Судите сами – рекламы там не было практически, подписка мизерная, продажи в розницу просто смешные. Newsweek не размещал «заказуху», не баловался «джинсой» и, вообще, имел репутацию некоей непорочности. Блестящая обложка (в полиграфическом смысле) часто содержала под собой тусклые материалы не первой свежести, то есть за этими статьями не выстраивались очереди страждущих. Авторы проекта пытались скрестить на российском медиарынке коня и трепетную лань, но получился экономический урод.

Очень жаль, когда разбивается красивая хрустальная ваза, но что она собирает, кроме пыли? Правду сказать, журнал имел хотя и не хрустальный, но собственный голос, был широко известен в узких кругах и ушел с российского рынка цивилизованно, без скандала.

Добавлю к сказанному, что российский рынок имеет свое кладбище издательских проектов. Очень многие зарубежные издатели пытались закрепиться на нашем неспокойном рынке, но разбивались о скалы и рифы, не имея грамотных штурманов.

Теперь на этом погосте будет храниться и плита с гордым названием Newsweek. Хороший был проект, но живущим надо сделать выводы в очередной раз из этой издательской неудачи: рынок СМИ, если он живой и свободный, дилетантизма не прощает. Но даже если рынок не полностью живой и свободный, он не прощает ошибок все равно.

27 октября 2010 года
Монетизация контента как зеркало контрреволюции в СМИ

В начале прошлого века вождь мирового пролетариата товарищ Ленин написал статью «Лев Толстой как зеркало русской революции», которая и по нынешним временам выглядит смело и талантливо. В эпических полотнах на страницах своих литературных произведений Лев Толстой действительно, говоря современным языком, определил основные тренды развития российского общества.

В наши дни интернет стремительно врывается в общественную жизнь, его многие называют могильщиком печатных СМИ. В качестве спасательного круга многие издатели считают возможным переводить свои издания в электронные версии и предлагать потребителю покупать этот контент.

Восемь лет назад в статье The New York Times никто иной, как Джерон Ланье призвал к тотальной монетизации контента, считая этот ход решением проблем печатных СМИ. Этот рецепт оказался фальшивым, недальновидным и просто опасным.

Мне уже приходилось говорить, что здесь проявился феномен издательского каннибализма, когда электронная версия издания начинала «пожирать» свою бумажную версию.

А в итоге гибли обе половинки. Медиаблизнецы пожирали друг друга: потребитель переставал платить и за бумажную копию, не хотел платить и за контент в интернете. Яркий пример продемонстрировала газета The Times, которая летом этого года сделала платным доступ к сайту, – и тут же аудитория сократилась на 90 %. И это не удивительно. Как показало исследование Nielsen, 85 % пользователей по всему миру не хотят платить за размещенную в Сети информацию.

В настоящее время доходы в интернете самых продвинутых СМИ очень скромные: New York Times добывает в онлайне 16 % своего дохода, а отечественный «Коммерсантъ» – около 7–8 %. «Комсомольская правда», по словам В. Сунгоркина, – 10 %.

Назревает очевидный вывод, что интернет воспринимается как всемирная бесплатная публичная библиотека. И здесь перспектив зарабатывать на продаже контента нет никаких. По этому поводу я с восторгом познакомился с публикацией в блоге Printed Matters «10 причин, почему новостные сайты не должны использовать платный доступ».


Платный доступ раздражает людей

Несчастный читатель находит ссылку в Google, или в блоге, или на другом сайте. Хуже того, – в своей RSS-ленте. Он переходит по ссылке – и обнаруживает, что должен зарегистрироваться или заплатить. Он уходит, рассерженный тем, что попусту потратил время. Если он нашел эту ссылку в вашем блоге, он сердит и на вас. Он может найти эту информацию в другом месте бесплатно, – так зачем вы тратите его время? Вы не уважаете его? Не знаете, что он очень занят? Вы в сговоре с владельцем того сайта?


Платный доступ препятствует ссылкообмену

Я один из тех, кто никогда не даст ссылку на сайт с платным доступом, потому что он раздражает людей. Это неуважение к читателям. Тем, кто хотел бы потроллить и найти на моем сайте такие ссылки: добро пожаловать. Я с радостью их удалю.


Платный доступ противоречит самой сути Сети

Сеть построена на документах и ссылках между ними. Нет ссылок – нет Сети. Вы же не хотите строить бизнес в Сети на основе антисетевой модели?


Платного доступа быть не должно

Информация хочет быть бесплатной, сказал Шмидт из Google. Информация хочет быть бесплатной не больше бензина или продуктов, парирует Джерри Сторч. Я поверю Джерри, когда из моего монитора польется нефть. Или соус чили. Люди могут создавать контент и передавать его бесплатно. И они это делают. Поставьте пэйвол и смотрите, как они рушат бастионы.


Платный доступ – причина войны

Нет, не войны со снарядами-бомбами-кровью, где люди умирают и все такое. Войны технологий и законов. Вы создаете действительно эксклюзивный контент, кто-то обходит ваши запреты и делает его бесплатным. Ваши программисты получают сверхурочные, чтобы нарушителя остановить. Кто-то другой находит новый путь. И так далее, и так далее. Так зачем в это ввязываться?


Платный доступ – это надувательство

Поскольку читатели могут найти этот контент где-то еще бесплатно, вы тоже можете давать его бесплатно, а, пытаясь взимать за него плату, вы требуете деньги за то, что стоит… ничего не стоит.


Платный доступ ограничивает аудиторию

Любой человек из бизнеса, связанного с контентом, знает, что его продукт – это не газета, не передача, не журнал, не новости, не сам контент и даже не информация. Нет! Это читатели. Ваш продукт – ваши читатели, ваша аудитория. Именно ее вы продаете рекламодателям. Больше читателей = больше рекламы = больше денег. В былые времена газеты вынуждены были ввести платную подписку, чтобы покрыть расходы по доставке газеты до читателя. Но постойте! Теперь ведь нет никакой доставки! Так с какой стати вводить плату и ограничивать аудиторию?


Платный доступ сокращает доходы от рекламы

Как сказано выше, платный доступ сокращает аудиторию. Кто-то скажет – но зато останется более качественная аудитория! Ерунда, качественную аудиторию можно получить, подписывая пользователей на комментарии/загрузки/рассылки и пр. Есть два типа читателей – пришедшие с Google и местные. Ваша работа – вовлечь местных жителей, а не ободрать их как липку.


Платный доступ старомоден

В былые времена газеты были монополиями. Теперь, с появлением Wordpress, эти монополии могут умереть. В прежние времена вы могли заставить людей платить свою цену. Единственная цена теперь – «бесплатно».

Платный доступ не работает

Вообще-то у нас нет доказательств этому утверждению. Но есть примеры, что оно справедливо.

С учетом изложенной аргументации можно задаться вопросом, что делать дальше? Есть ли какой-либо путь зарабатывания денег в интернете? Очевидно, что такой путь есть. Но не для всех. Есть модель газеты The Financial Times, которая благодаря своему бренду и уникальности информации сегодня продает свой электронный контент, получая от этого 35 % своих доходов.

Другой путь – это размещение рекламы, но для этого издателю надо в значительной степени стать рекламным агентством и работать по этим правилам. Объемы рекламы в интернете бурно растут.

Третий вариант зарабатывания денег – брать их с провайдера за открытый доступ к своему ресурсу.

Словом, Всемирная сеть – это среда, где монетизация контента не имеет перспектив, а перспективы имеет только оказание услуг потребителю. Именно здесь зарабатываются деньги. Но об этом нужно вести отдельный разговор и в другом формате.

В заключение не могу не вспомнить старый анекдот о вожде мирового пролетариата.

Смольный. Кабинет Ленина.

– Товарищ Ленин, к вам крестьянские ходоки с жалобами.

– Что, ходоки? Немедленно расстрелять! Впрочем, нет. Сначала накормить. Накормить, а потом расстрелять к чертовой матери!

9 февраля 2011 года
Вторая кавалерийская атака на киоски прессы в Москве

Первая атака на киоски прессы в Москве началась 4 ноября прошлого года. Тогда было демонтировано 79 киосков прессы и еще обесточено свыше 150 киосков. Эта беззаконная и противоправная акция быстро захлебнулась благодаря активным публичным заявлениям вице-мэра Москвы А. Горбенко. Ретивые чиновники в управах города получили твердые указания – прессу не трогать, а демонтированные киоски восстановить. И кризис рассосался.

Но вот пришла беда, откуда ее, откровенно говоря, и ждали, – из Москомархитектуры, возглавляемой А. Кузьминым. В недрах этого ведомства родились новые модели киосков, в том числе прессы, и проект новой дислокации. «Ужас из железа выжал стон, по большевикам прошло рыдание» (В. Маяковский).

Новые модели киосков оказались дороже действующих в два-три раза, что с затратами на запуск в эксплуатацию составляет более 600 тыс. рублей на один объект. По мнению участников рынка, эти модели нетехнологичны, нефункциональны и не позволят представить широкий ассортимент газет и журналов, то есть вместо 500–600 наименований в новых моделях будет 200–300.

Если на секунду представить себе замену всех киосков в Москве, то операторам рынка нужно будет потратить 1 млрд 300 млн рублей единовременно. Это первый удар.

Второй удар конницы Москомархитектуры заключается в новой дислокации киосков прессы, опубликованной на сайте 31 января этого года, предусматривающей уничтожение двух третей нынешних киосков прессы.

Третий удар по объектам прессы нанесла кавалерийская атака департамента торговли и услуг, когда в постановлении № 26-ПП от 3 февраля 2011 года был заложен механизм выделения новых мест под розничные точки в форме аукционов вместо ныне действующих конкурсов. Опасность этого решения заключается в том, что аукционы, проведенные в формате госзаказов муниципалитетов, в отличие от конкурсов, не учитывают профессиональные, технологические и кадровые аспекты участников аукциона, и поэтому здесь победу могут одержать любые фирмы-однодневки.

Добавлю к этому, что недавно президент Медведев говорил о порочной практике распределения госзаказов в стране, когда фактически уворовывается около 1 трлн руб. Но, видимо, не все в правительстве Москвы услышали президента, решив заменить многолетнюю практику конкурсов на сомнительные госзаказы и аукционы.

Очередная попытка перетряски, передела розничного рынка прессы в Москве удивительна еще и потому, что в Европе киоски и павильоны прессы работают на одном и том же месте десятилетиями и здесь никто не пытается разрушить этот малый бизнес, а скорее помогают льготными налогами, кредитами, инвестициями.

Возникает вопрос, в чем причина столь неразумных действий чиновников Москомархитектуры и департамента торговли и услуг? Казалось бы, в канун парламентских и президентских выборов резонно было бы укреплять сеть распространения прессы, которая и так в нынешней модели отстает от европейских стандартов в три раза!

Попытаемся ответить на этот вопрос в нескольких версиях:

1. Некоторые чиновники решили модернизировать коррупционные механизмы в столице, создать новые, более совершенные механизмы мздоимства и вымогательства.

2. Те же чиновники из старой лужковской гвардии решили талантливо подставить нового мэра и его команду, вызвав волну острой критики в городе и в СМИ и недовольство Кремля (напомню о подготовке к выборам).

3. Все эти инициативы и кавалерийские атаки порождены глупостью, непрофессионализмом, непониманием экономики и интересов москвичей.

4. Чиновники мстят прессе за критику, за вскрытие коррупционных механизмов, за неплатежи в формате взяток, – что взять с киосков прессы, разве что какую-нибудь мелочь в виде списанных журналов…

Сейчас трудно предположить, какая из этих четырех версий близка к истине, но каждая из них может служить основанием для серьезной кадровой чистки в правительстве Москвы.

16 марта 2011 года
Должен ли ФАС бороться с плюрализмом мнений?

Я никогда не задумывался над тем, что Федеральная антимонопольная служба могла бы бороться с ограничением плюрализма мнений в России. То есть с ограничением плюрализма на конкретных рынках – это понятно, с контролем за экспансией торговых точек ретейла в больших и малых городах страны – тоже понятно. Но вот чтобы следить за широтой плюрализма мнений в России, признаюсь, мне в голову не приходило. И тут информация из Великобритании об усилении борьбы против монополизма в охвате аудитории и в защиту широкого плюрализма мнений.

Глава британского независимого медиарегулятора Ofcom Эд Ричарде заявил, что действующее в стране антимонопольное законодательство не позволяет эффективно бороться с медиамонополиями. Как пишет The Guardian, Ричарде предложил предусмотреть возможность разделять медиакомпании, имеющие слишком большую совокупную аудиторию.

Приведенная выше информация выглядит, как репортаж с другой планеты. У нас чем больше аудитория охвата, тем лучше. На прошедшей недавно конференции «Медиа-бизнес» некоторых выступающих от печатных СМИ просто «распирало» от цифрового охвата аудитории. Если добавить к этому появление у дистрибьюторов собственных каналов радио, телевидения и сайтов с посещаемостью, исчисляемой в сотни тысяч человек в сутки, то делается очевидным преобладание мономнений в информационном пространстве.

Мы тут ломаем копья вокруг тиражного аудита, что безусловно важно, но не главное. Но как-то еще ни разу никто не поднимал вопрос о влиянии наших медиакорпораций на сужение плюрализма мнений в стране. Вот в Англии – там все прозрачнее.

В марте 2011 года News Corp. получила разрешение на поглощение BSkyB при условии, что ее важнейший актив – телеканал Sky News – будет выделен в особую компанию, контрольный пакет которой будет не у Мердока. Однако противники сделки считают, что принятых мер недостаточно для ограничения влияния News Corp., которая уже владеет газетами The Times, The Sun и News of the World.

Главный вывод из английской истории – это необходимость рассматривать медиабизнес в России не с точки зрения наличия торговых точек в структуре, а с точки зрения монополизации механизмов формирования общественного мнения. Торговые объекты прессы должны быть независимы и равнодоступны для всех издательских домов, никаких ограничений в торговле информацией, кроме экономики.

А вот медийная машина, собственно, которая генерирует мнения в обществе, должна быть не одна. Таких машин должно быть много. Нам надо понять, как обеспечить широкий плюрализм мнений в СМИ через демонополизацию медиаиндустрии. И на это, видимо, должна быть нацелена работа ФАС.

28 апреля 2011 года
Планшетная журналистика терпит фиаско

Сенсация пришла, откуда не ждали. Всемирно известный издательский дом Conde Nast, лидер продвижения своего контента на всех возможных платформах и носителях, изменил свою стратегию в этой сфере, чем буквально потряс весь западный издательский мир.

Руководство компании объявляло, что к концу 2011 года все издания Conde Nast будут выходить в версиях для планшетных PC, а это, на минуточку, W, Vogue, Architectural Digest, Brides, Bon Appetit и еще с десяток названий. Как известно, ИД Conde Nast анонсировал выход iPad-версий своих изданий раньше, чем iPad появился на полках магазинов.

И вот буквально на днях поступила информация, что ИД Conde Nast решил сворачивать свои планшетные программы, отказаться от планшетного журнализма в пользу печатных версий. В публикации просматривается вся логика разочарования издателей в планшетном бизнесе, но и производители девайсов не склонны уступать издательскому натиску, так как резонно не хотят заниматься благотворительностью.

Главной причиной непонимания между издателями и планшетными дистрибьюторами являются исключительно экономические противоречия. Подписка на iPad через AppStore получается дороже, чем на печатные версии (в два-три раза). Система тяжеловесна и пока неудобна для потребителя, контент, адаптируемый для планшетников, на деле теряет свои потребительские качества. Читателю журналов быстро надоедают планшетные игрушки, несмотря на то, что там добавляется видео и пр. Он начинает тосковать по комфортной бумажной версии, но готов употреблять печатную продукцию по привычной цене. Ущербен как подход к формированию контента (планшетная версия – цифровая копия печатного издания и не более того), так и форма, в которую издание облекается (слайд-шоу с видеовставками и анимационными элементами).

Таким образом, экономика и особенность потребления информации с планшетов отрицательно повлияли на спрос, вызвали падение продаж планшетных версий журналов ИД Conde Nast. Отсюда и закономерная реакция. В этом конфликте естественен поиск оптимальной формы журнализма в новых условиях. Как только «цифра» даст хорошую цену и рост продаж, издатель вернется к планшетникам. Впрочем, да и сейчас он уходит не окончательно, а только расставляет приоритеты. Главным остается бумажный журнализм.

Для России изменения стратегии ИД Conde Nast очень важны, но не сегодня, а года через четыре. У нас приоритет все тот же – печатка, основная доходность для издателей и дистрибьюторов на рынке печатных СМИ. Здесь же и преобладающий объем рекламы. В России планшетный журнализм находится на экспериментальном уровне. Нам надо учесть ошибки и неудачи западных коллег. В этом случае российский планшетный журнализм может развиваться без срывов и неудач.

1 июня 2011 года
Можно ли зарабатывать на контексте и коннекте?

Дискуссия о смерти бумажных СМИ плавно переходит в споры о возможности зарабатывать на контенте. И к этому примыкает дискуссия о зарабатывании на коннекте. На мой взгляд, дискутанты путают божий дар с яичницей. Самым типичным посылом к последним выводам является то, что публика не склонна сегодня платить за доступ к контенту и предпочитает халяву, при этом ссылаются на парадокс имени Мердока, который пока получает цифровую копейку за печатный рубль. Эта фраза принадлежит Джону Пейтону – Print dollars are becoming dimes. Я являюсь последовательным сторонником экспериментов г-на Мердока, потому что они все обогащают цивилизацию. И поверхностные сравнения различных источников заработка в современном издательском деле мне кажутся неуместными. Говорят, что «Макдональдс» предоставляет посетителям бесплатный Wi-Fi для их привлечения, а, мол, в перспективе бесплатный Wi-Fi для потребителя станет повсеместным. Так же, как стали бесплатными общественные туалеты во всех цивилизованных государствах. Последний образ не означает, что будущие деньги не будут пахнуть. Они будут источать ровно такие запахи, на чем они будут делаться.

Коллега Мирошниченко в своей публикации «Кто заплатит за журналистику?» предлагает более серьезную модель будущего рынка контента и коннекта, считая, что оплачивать его функционирование будут «сверху», то есть те, кому нужна аудитория, потребляющая продукт. Он утверждает, что, судя по всему, формируется такое общество, в котором контент и коннект войдут в разряд общественных благ. И в этом смысле они становятся похожи на конституционные права человека. А продавать конституционные права как-то не комильфо. Этим могут заниматься только политики, вряд ли они пустят кого-то еще.

Напомню, что в современном обществе все блага, «получаемые сверху», финансируются налогоплательщиками, в том числе деятельность самой власти, поэтому «бесплатные» блага – это платежи все той же аудитории, если речь идет о массовом характере благ. Если же говорить о выборочных или нишевых аудиториях, тут платит заинтересованная сторона. Это наблюдаем во время дегустации виски или в ознакомительных турпоездках, при раздаче бесплатных газет и т. д.

Рассуждая о далеком и светлом будущем информационных рынков, совершенно очевидно, что модель walled garden, эдаких закрытых информационных оазисов, мне кажется нереалистичной. Контент повседневного спроса типа прогноза погоды или кинотеатральной афиши нельзя сопоставить с контентом, создаваемым квалифицированным человеческим интеллектом. Не надо упрощать, на мой взгляд, будущее цивилизации до уровня информационной потребительской корзины, распечатанной в рекламном листке.

Совершенно очевидно, что были, есть и будут квалифицированные люди, способные талантливо складывать буквы в слова, а из слов составлять талантливый журналистский контент.

Также совершенно очевидно, что были, есть и будут коллективы людей, редакции, которые будут формировать из безумного информационного хаоса небольшой по объему информационный продукт (часть при помощи роботов), востребованный потребителем или группой потребителей, и, безусловно, сохранятся в большом разнообразии носители этой эксклюзивной потребительской информации. И вся эта творческая и высококвалифицированная деятельность будет оплачиваться теми, кто будет нуждаться в информационном продукте.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38