Александр Омельянюк.

Алевтина старшая



скачать книгу бесплатно

© Омельянюк А.С., 2017

© ООО «Горизонт», 2017

* * *

Посвящается моей матери – Омельянюк (Макаровой) Валентине Сергеевне



Глава 1. Первопредки

История любой семьи, рода, нации и государства начинается с истории страны – с истории земель и их заселявших народностей.

Известно, что история становления первобытного человека в четвертичном периоде кайнозойской эры, начавшемся более 2,5 млн. лет тому назад, протекала на фоне чрезмерно длительных, волнообразных изменений природных условий Земли, характеризующихся ледниковыми периодами, периодичность наступления которых существенно различалась.

Каждая волна ледникового периода включала в себя нескольких волн ледниковых эпох. Самая древняя из них на территории Восточноевропейской равнины была Окская ледниковая эпоха. А последнее оледенение четвертичного периода – Валдайское – началось около 115 тысяч лет тому назад, и её пик пришёлся примерно на 15 тысяч лет до н. э.

В период этого оледенения полярные ледники Северного полушария разрослись до огромных размеров, соединившись в сплошной ледовый щит.

Длинные языки льда спускались от него по руслам крупных рек к югу.

Все высокие горы также оказались под ледовым панцирем.

Всё это привело и к другим глобальным изменениям в природе. Текущие на север реки оказались запруженными глыбами льда, непреодолимой стеной вставшими на пути водных потоков. Поэтому реки разлились в гигантские озёра и потекли вспять, пытаясь сбросить свои воды южнее.

В тоже время уровень мирового океана понизился на 120 метров, в то время как толщина ледового панциря местами наоборот достигла четырёх километров. Такие изменения естественно коснулись флоры и фауны.

Ледниковые эпохи разделялись, составлявшими по протяжённости лишь их десятую часть, межледниковыми эпохами, последняя из которых (голоцен) началась около 10.000 лет назад и продолжается по сей день.

И все эти последние тысячелетия продолжалось потепление климата.

Лесная зона стала распространяться на север. Вслед за нею туда же стал переселяться и человек. Но древнейшие следы деятельности человека-неандертальца на территории России были обнаружены ещё в раннем палеолите (древнекаменном веке) в период 700.000 – 100.000 лет до н. э.

Постепенно на смену человеку умелому (homo habilis) пришёл человек разумный (homo sapiens). И в период среднего палеолита, длившегося от 100.000 до 35.000 лет до н. э., мигрирующие с Ближнего Востока кроманьонцы постепенно расселились на юге Восточной Европы, и продолжали освоение новых территорий. Уже вначале позднего (верхнего) палеолита, 35.000 – 10.000 лет до н. э., кроманьонцы из поселений с юга Восточной части Европы стали перемещаться западнее, северо-западнее и севернее, осваивая и новые пространства, куда ещё не ступала нога человека, в частности на Нижнюю и Среднюю Волгу.

Они также расселились не только по Центральной и почти по всей Западной Европе, но и в северной части Африки, со временем потеснив живших на этих территориях неандертальцев.

Их поселения были относительно малочисленны и располагались на значительном расстоянии друг от друга.

Древние люди в основном занимались присваивающим хозяйством: сбором даров природы, рыболовством и охотой.

Первобытное стадо постепенно заменилось более высокой формой организации общества – родовой общиной.

Этому способствовали новые способы коллективной охоты, изменение техники выделки каменных орудий, использование для этих целей костей и рогов животных, ракушек и окаменелостей, что привело к появлению нового вооружения: прочных наконечников копий, гарпунов, рыболовных крючков и других приспособлений для охоты рыболовства и обработки добычи.

Одновременно с этим крепла и родовая община, устанавливался родовой строй.

На территории близ нынешнего Владимира стала формироваться Сунгирская культура.

Природные условия того времени способствовали и расцвету охоты.

Поэтому люди этой эпохи осваивали новые земли и новые охотничьи угодья на севере. На эту территорию, щедро заселённую животными и птицами, и устремился всё дальше и дальше на север палеолитический человек. Но на его пути возникало и немало препятствий – более широкие реки, огромные озёра и многочисленные топкие болота.

Именно в этот период мировой истории человек осваивал всю территорию Восточно-европейской равнины.

В эту эпоху мезолита (10.000 – 5.000 лет до н. э.) изменились и многие виды человеческой деятельности. Появились лук и стрелы, долблёные челны и рыболовные сети; улучшилась технология обработки камня – появились каменные топоры, тёсла, кирки; стали использоваться прирученные собаки.

С появлением глиняной посуды наступил и очередной этап в развитии человечества – новый каменный век (неолит).

На юге возникло производящее хозяйство – земледелие и скотоводство. Человек приручал свиней и других животных. Поэтому мотыжная обработка земли заменялась плужной, а ручной труд – сначала человеческой тягловой силой, а позже человек для этих целей использовал уже волов и лошадей.

В эту эпоху (5.000 – 1.500 лет до н. э.) степи Волжско-донского междуречья сначала заселили праиндоевропейские народы, которые одомашнили лошадей и начали плавить медь. А затем леса Европейской части России стали заселяться монголоидными охотниками.

В XVIII веке до н. э. с территории Висло-Рейнско-Дунайского междуречья и Литвы на огромную Восточно-европейскую (Русскую) равнину, с центром на территории Волго-Окского междуречья, вторглись генетически родственные славянам нордические народы «Фатьяновской» культуры, одержавшие верх в ходе жестоких столкновений с аборигенами.

Их основным занятием стало пастушье скотоводство (свиньи, овцы, козы, коровы и лошади) и земледелие. Но также большое значение имели рыболовство, собирательство, в том числе мёда дикий пчёл (бортничество), и охота, где помощником человека стали собаки лайки.

Во времена раннего бронзового века у людей этой культуры появилась глиняная посуда, двухколёсные повозки. Свои жилища они строили в землянках по берегам рек, ограждая их земляными валами.

Их общественный строй был патриархально-родовой.

Со временем и они растворились среди местного финно-угорского населения, частично им же и уничтоженные.

В XVIII–XVI веках до н. э. эти племена сами были поглощены пришедшими с юга индоиранскими (арийскими) абашевскими племенами, образовавшими симбиоз с местными жителями.

В период XVI–XII веков до н. э. наступил черёд вторжения на эти земли с юга и юго-востока, вооруженных бронзовыми топорами, копьями и кинжалами, верхом на конях племён «Срубной» культуры. Сначала они распространились по степи, а затем проникли далеко на север, в том числе на земли будущих Владимира и Мурома.

Таким образом, и земли будущего Муромского Заочья, как и все соседние земли Восточно-европейской равнины, во времена бронзового века стали ареной борьбы «финского» Леса и «арийской» Степи.

Богатые для охоты необъятные лесные просторы Русской равнины постоянно привлекали внимание мигрирующих по земле, многообразных и многочисленных племён, не отличавшихся осёдлостью, не державшихся за уже освоенные и истощённые территории проживания.

Более того, с оскудением фауны общины стали дробиться на мелкие.

Осевшие родственные индоевропейские племена постепенно образовали большие этнические массивы. К древнему индоевропейскому единству помимо славян принадлежали германские, североиранские, кельтские, греческие, индийские и другие народы.

Центром расселения этого индоевропейского массива первоначально была северо-восточная часть Балканского полуострова и Малая Азия.

А ещё на рубеже III-го и II-го тысячелетия до н. э. в северной части Центральной Европы от Рейна до Днепра развилось пастушеское хозяйство.

В поисках новых пастбищ пастушеские племена во 2-ом тысячелетии до н. э. широко расселились по всей Восточной Европе, где последовательно встретили медный, бронзовый и железный век.

С появлением с X века до н. э. железного топора начался «Железный век» в истории человечества. Стало возможным расчищать участки леса под пашню, земледелие стало продвигаться всё дальше на север, а вместе с ним – осёдлость.

В процессе применения сначала медных, потом бронзовых и, наконец, железных орудий труда повысилась производительность всех видов хозяйственной деятельности человека, стали развиваться ремёсла.

Теперь из охотничьих и земледельческих племён выделились скотоводческие племена.

И это было первое крупное общественное разделение труда.

А второе крупное общественное разделение труда произошло, когда от земледелия отделилось ремесло.

Всё это особенно стало заметным в «Дьяковской» и родственной ей «Городецкой» культурах (в VII–V веках до н. э.), названными так по раскопанным городищам села Дьяково на территории музея-заповедника Коломенское в Москве, и Городецкому городищу в Нижегородской области.

Носителями этих культур были потомки финно-угорских племён, среди которых потом соответственно проявились племена «Мери» и «Веси», и жившие от них на восток родственные им по культуре племена «Мурома», «Мещера» и «Мордва».

Постепенно двигаясь на запад по берегам рек, предки Дьяковцев сменили Абашевскую культуру, и в жестокой борьбе – остатки Фатьяновской культуры.

Вытеснение финно-угорскими племенами раннескотоводческих потомков индоевропейских племён объясняется тем, что у пришельцев были более гибкие формы хозяйствования с использованием земледелия, тогда как их соперники переживали кризис из-за неблагоприятных для скотоводства изменений климатических условий.

Но, несмотря на это, основным занятием Дьяковцев оставалось скотоводство. Разводилась, в первую очередь, лошадь, но сначала на мясо, а лишь потом для верховой езды. Также разводились корова и свинья.

Значительную роль в хозяйстве играла охота ради мяса на лося, оленя, медведя, кабана, косулю, тетерева и рябчика. Ради пушнины охотились на бобра, куницу, лису и выдру, для чего использовали стрелы с тупым наконечником – дабы не портить идущий на обмен товар. Широкие возможности для охоты представлял лес по соседству с водоёмами, по берегам которых селились люди этих культур.

А только начинавшее развиваться земледелие было пока крайне примитивным, и носило вспомогательный характер. Землю, в основном участки коренного берега и мысы, обрабатывали мотыгами. А заливные и пойменные луга использовались под пастбища.

С годами значение земледелия увеличилось. Начали возделывать просо, пшеницу, ячмень, а также коноплю (в пищу и для волокон) и лён, которые в хозяйстве Дьяковцев уже заняли значительное место.

Дьяковцы жили родовым строем. Каждый род, состоявший из нескольких больших семей и насчитывавший в среднем около сотни человек, жил в особом городище.

Родовую собственность и главное его богатство составляло стадо скота, содержавшееся в общем загоне.

Имущественной дифференциации пока не наблюдалось.

Группа из нескольких родовых общин составляла племя.

Городища Дьяковцев были невелики, площадью до 3.000 кв. метров, и строились на высоких берегах рек в местах впадения в них притоков, или по берегам спускающихся к воде глубоких оврагов, образуя на мысе треугольную форму, и, таким образом, естественно защищённые с двух сторон от капризов природы и набегов грабителей.

Одно из таких городищ было и на месте теперешнего Московского Кремля.

Первоначально городища укреплялись только рвом и частоколом с незащищённой естественными водными преградами стороны.

Со временем распространения железа, с IV века до н. э., и увеличением богатств родов, провоцировавших грабительские набеги, укрепления усиливались. Для предотвращения набегов с рек и оврагов городища полностью обносились частоколом и земляным валом, а с напольной стороны ещё и дополнительным валом и рвом. А некоторые городища, например Кунцевское, были усилены ещё мощнее – тройной линией валов и частоколов. Иногда вместо частокола строили бревенчатые стены, одновременно служащие и для хозяйственных целей.

В городище, как правило, проживало от 50 до 200 человек. По берегам рек эти поселения были довольно часты, но за пределами речных долин их не было. Например, на всей территории современной Москвы известно 10 городищ, то есть на эту территорию площадью более 1000 кв. километров приходилось всего около 1000 человек.

Обычно жители городища осваивали территорию на расстоянии до 3 километров в округе, где у них были охотничьи угодья, пастбища, поля, впоследствии и селища, в том числе сезонные – места доек и полевые станы.

В городищах жилищами сначала были круглые полуземлянки с коническими крышами для защиты от осадков. Затем ими стали длинные деревянные дома площадью от 50 до 70 кв. метров, например, длиной 15 метров при ширине 3,5 метра. В городище было несколько таких домов, в каждом из которых проживала одна большая семья.

Дома в городищах строились срубные, либо столбовые из тонких брёвен, а то и плетней, обмазанных глиной. Они делились на несколько помещений: холодные сени и относительно тёплые комнаты, в центре которых располагался каменный или глинобитный очаг. Пол подсыпали песком, обмазывали глиной и устилали подобием циновок из сухой травы.

Кроме жилых домов в городищах строились и хозяйственные постройки: хлевы и амбары, а также кузницы и дома для прядения и ткачества. Иногда все дома городища соединялись в сплошную кольцевую деревянную галерею, где внешняя сторона исполняла роль оборонительной стены. Однако такое городище, как правило, полностью сгорало во время вражеских набегов.

В более поздние времена из брёвен стали строить небольшие, квадратные дома площадью около 20 квадратных метров. Стены таких домов закреплялись на вкопанных в землю опорных столбах.



В периоды существования этих культур широко использовалась кость. В поделках из неё фигурок зверей было заметно влияние скифов, как раз в своё время и оттеснивших севернее племена Городецкой культуры, – прошедшей период своего становления ещё в VIII-ом веке до н. э., – центр которой оказался в междуречье Теши, Оки и Волги.

Лишь к концу периода Дьяковской и Городецкой культур костяные орудия стали вытесняться металлическими изделиями. Но большую роль в быту этих культур всё ещё играли и предметы из дерева.

В украшениях этих племён было заметно, характерное для финно-угорских племён, поклонение медведю, как хозяину леса, и утке, как прародительнице всего сущего, якобы снёсшей Мировое яйцо.

Представители обеих этих культур были людьми грациального телосложения – худощавыми и невысокими.

Со временем в Дьяковской и Городецкой культурах произошёл качественный скачок, а около городищ появились неукрепленных селища.

Около Дьякова городища, в частности, это «Выгон» и «Чертов городок».

В тоже время, городища, размещённые по периметру этих культур, где были часты столкновения с чужими племенами, дополнительно укреплялись.

Со временем усилился процесс имущественного разделения внутри племён. Это было связано и с влиянием более развитых соседних племен, особенно живших западнее, и с тем фактом, что Дьяковская и Городецкая культуры более активно включились в международный обмен, начав добывать пушного зверя в промышленных масштабах.

Начал развиваться товарообмен между племенами. Под влиянием тех же скифов ассортимент костяных изделий снизился, теперь заменяясь железными поделками.

Особенно в этом преуспели Дьяковские кузнецы, в то время как в добыче руд и выплавке железа – племена, жившие под будущим Муромом. Здесь имелись все необходимые гидрологические условия для добычи закисло-окислых руд. Её, содержащую железо, брали по берегам рек и оврагов. В этой руде отсутствовали вредные примеси, и она была сравнительно не тугоплавка. Развитие древней металлургии приводило к переселению племён поближе к залежам руд.

Под влиянием Балтских племён в III-ем веке до н. э. прежнюю грубую текстильную керамику сменила более совершенная чернолощёная.

В это же время развивалось ювелирное искусство, широко распространялись, характерные для Восточной Европы этой эпохи, бронзовые украшения, орнаментированные разноцветной выемчатой эмалью; появлялись специфические Дьяковские ювелирные изделия: нашивные бляшки в виде бантиков; серьги с трапециевидными подвесками, украшенными парными шариками зерни; и ажурные застёжки.

В обмен на меха в городищах этих культур появились римские стеклянные бусы.

Товары из Средиземноморья также поступали через скифов, ранее вытеснивших эти культуры севернее из верховий бассейна Дона.

Даже прежние костяные стрелы очень напоминали скифские бронзовые.

Активные контакты племён, живших по правому берегу Оки в её срединном течении, с соседями вызвали активные ассимиляционные процессы.

Происходит сильное влияние и взаимопроникновение традиций в соседние культуры. Особенно это было заметно по городищам «Глебовское» и «Новосёлковское» в будущем Муромском Заочье.

В IV-ом – II-ом веках до н. э. под нажимом скифов началось переселение племён Городецкой культуры на восток.

Но скифов впоследствии сменили сарматы, тоже оказавшие существенное влияние на племена этой культуры.

А их в свою очередь вытеснили с юга германские племена готов, пришедшие в Черноморские степи с берегов Балтийского моря и занявшие территорию от Карпат и Нижнего Дуная до Дона.

Прославленный в песнях и сказаниях вождь готов Германарих объединил не только все готские племена, но и подчинил себе соседние финские и славянские племена.

Поэтому в течение примерно трёх столетий на рубеже эпох (эр) сарматы не только вытеснили южные племена Городецкой культуры на север и восток, но и невольно создали с ними некий симбиоз.

В первой половине II-го и до конца III-го века нашей эры часть Городецкой культуры трансформировалась в Мордовскую культуру.

А с конца IV-го – в V-ом веке под влиянием гуннского нашествия в Поволжье начали перемещаться и некоторые славянские племена, начав первую волну славянского переселения.

Ещё с 370-ых годов, с гуннов, начался ряд последовательных азиатских нашествий в Европу.

Сначала гунны из Азии прошли на запад по южно-сибирским степям, а затем – через «Великие ворота народов», между Уральским хребтом и Каспийским морем, – им открылся путь в Восточную Европу.

В 375-ом году они разбили готов, вождь которых Германарих от безысходности в отчаянии покончил с собой.

В 434-ом году гуннов возглавил свирепый вождь Аттила, и они достигли вершины своего могущества.

Из Черноморских степей они вступили на Дунайскую равнину.

А совершив несколько опустошительных походов в Центральную и в Западную Европу, гунны создали и возглавили мощный союз варварских племён, занявших территорию от Северного Причерноморья до Рейна.

Нападая на Восточную (в 441 – 447 гг.) и Западную (в 451 – 454 гг.) Римские империи, гунны брали у них выкуп.

Однако после смерти Аттилы в 453 году, из-за борьбы за власть союз гуннов распался.

Своими опустошительными набегами они возбудили невиданную волну миграции племён, и период IV-го – VII-го веков вошёл в мировую историю, как «Великое переселение народов».

Возбуждение в VI-ом веке добавили и сменившие гуннов авары, обитавшие в бассейне Дуная, и угнетавшие все ими покорённые племена, включая славян, которые потому и продолжили участие в мировом миграционном процессе.

В VI-ом – VIII-ом веках расселение славян происходило по трём основным направлениям: на юг – на территорию Балканского полуострова; на запад – в среднее течение Дуная и междуречье Одера и Эльбы; на восток и север – по Восточно-европейской равнине. Поэтому славяне и разделились на три ветви: южную, западную и восточную.

К южным славянам относятся нынешние болгары, сербы, хорваты и другие. К западным славянам – поляки, чехи, словаки и другие. К восточным славянам – русские, украинцы и белорусы.

Территория, фактически праславян, занимала широкую, около 400 км, полосу Центральной и Восточной Европы, простираясь с Запада на Восток на 1,5 тысячи километров.

Западную её часть с юга ограничивали Судеты, Татры и Карпаты, а на севере эта территория ограничивалась Балтийским морем.

Восточную же половину праславянской земли с севера ограничивала река Припять, а с юга – её ограничивали верховья рек Днестра, Южного Буга и притоков Днепра.

А их предки – анты – самые могущественные из всех славян жили в низовьях Днепра, Дуная, и по побережью Чёрного моря. Сами же славяне жили потом севернее в Приладожье и Приозёрье. В конце того же века император Византии Маврикий лестно отзывался о славянах:

– «Племена славян и антов сходны по своему образу жизни, по своим нравам, по своей любви к свободе; их никоим образом нельзя склонить к рабству или к подчинению своей стороне. Племена славян и антов многочисленны, выносливы, легко переносят жар, холод, дождь, наготу, недостаток в пище. К прибывающим к ним иноземцам они относятся ласково, оказывая им знаки своего расположения. Им присуще понятие долга и чести. Находящихся у них в плену они не держат в рабстве в течение неограниченного времени, как прочие племена, а предлагают им выбор: желают ли пленники за известный выкуп возвратиться восвояси, или остаться у славян на положении свободных людей, даже друзей».

Он также отмечал, что славянские женщины очень скромны и жертвенны, а мужчины не кичатся своим богатством и успехами. Со своим врагом славяне сражаются не только отважно, но и очень изобретательно. Они также превосходят всех в опыте переправ через реки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное