Александр Некрич.

Наказанные народы



скачать книгу бесплатно

Посмотрим теперь на положение в некоторых районах Северного Кавказа, занятых осенью 1942 г. немецкой армией.

Карачаево-Черкесская автономная область

В те дни, когда Красная армия, стремясь оторваться от противника, быстро отходила от Ростова-на-Дону к Главному Кавказскому хребту, нередки были случаи, когда между отходом частей Красной армии и приходом немцев проходило несколько дней – дней фактического безвластия. Власть мог взять на себя любой.

Так и случилось в центре Карачаево-Черкесской автономной области Микоян-Шахаре. Сам себя назначил городским головою бывший учитель М. Кочкаров…

Карачаевская автономная область входила в состав Ставропольского края РСФСР. Она была образована 12 января 1922 г.

К России Карачай был присоединен в 1828 г. Карачаевцы не раз выступали с оружием в руках против колонизаторской политики царской России. Постоянное угнетение карачаевцев со стороны царских властей привело в начале 70-х годов прошлого века к сильному движению за переселение в Турцию.

После Октябрьской революции жизнь на Кавказе, в том числе и в Карачае, начала быстро перестраиваться. К моменту создания Карачаевской автономии карачаевцев насчитывалось 57 801 чел., и они составляли 85 % населения области[93]93
  Алиев Умар. Карачай (Карачаевская автономная область). Ростов-на-Д., 1927. C. 33.


[Закрыть]
. Их численность непрестанно возрастала и в 1939 г. составила 70,9 тыс. чел. Однако удельный вес карачаевцев среди населения области значительно поубавился, до 28,8 %[94]94
  Коркмасова. Указ. соч. C. 498.


[Закрыть]
, в то время как количество русского населения стремительно возросло как в абсолютных цифрах, так и процентном отношении.

В 1926 г. русских в области насчитывалось 2916 человек[95]95
  Алиев Умар. Указ. соч. C. 33.


[Закрыть]
, а в 1939 г. 119,8 тыс. чел.[96]96
  Коркмасова. Указ. соч. C. 498.


[Закрыть]
По отношению ко всему остальному населению области русское население за это время увеличилось с 4,5 % до 48,3 %[97]97
  Там же.


[Закрыть]
.

В Карачаевской автономной области, занятой в начале августа 1942 г.

немецко-фашистской армией, оккупанты пытались применить «особую» политику. Санкционировав самоназначение Кочкарова, они разрешили затем создать т. н. «Карачаевский национальный комитет». Комитет получил от оккупантов обещание на право роспуска колхозов в будущем, под опеку Комитета была передана советская государственная и общественная собственность, а также руководство экономикой и культурой, разумеется, под немецким контролем. Комитет со своей стороны приложил немало усилий, чтобы оправдать доверие немецких властей и найти добровольцев для сформирования кавалерийского эскадрона для боевых действий совместно с немцами[98]98
  Dallin. Op. cit. P. 246.


[Закрыть]
. Карачаевский комитет находился под покровительством бывшего германского военного атташе в Москве генерала Кестринга.

Во время оккупации в Карачае и Черкесии развернулось партизанское движение. Согласно данным, приводимым Ч. С. Кунаевым, на этой территории действовало 13 партизанских отрядов, численностью в 1200 чел.[99]99
  Кулаев. Указ. соч. C. 125.


[Закрыть]
За 5 месяцев оккупации гитлеровцы убили на территории Карачая и Черкесии более 9 тысяч мирных жителей, среди них много детей[100]100
  Там же. C. 156.


[Закрыть]
.

В конце января 1943 г. Карачай и Черкесия были освобождены частями 37-й советской армии. Наступили лихорадочные месяцы освобождения и восстановления.

Но неожиданно в ноябре 1943 года карачаевское население поголовно выселяется с родных мест и в эшелонах под конвоем отправляется на спецпоселение в Среднюю Азию и Казахстан. Карачаевская автономная область была ликвидирована.

Дабы сделать упразднение автономии необратимым, Карачаевский, Учку-Ланский районы вместе с центром автономной области г. Карачаевским были переданы Грузинской ССР и вошли в Клухорский район. В декабре 1943 г. были переселены сюда 2115 грузинских переселенцев. На этой же территории сохранилось русское население в количестве 5672 человек[101]101
  Там же. C. 179.


[Закрыть]
. Другая часть Карачаевской автономной области (районы Зеленчукский, Усть-Джегутинский, Прегродненский, Мало-Карачаевский) остались в составе Ставропольского края[102]102
  Там же.


[Закрыть]
.

Выселение карачаевцев происходило в то время, когда подавляющая часть мужского населения находилась в рядах Красной армии.

Чечено-Ингушская АССР

Чечено-Ингушетия прошла несколько этапов развития, пока наконец была преобразована в декабре 1936 г. из автономной области в Автономную республику (АССР). На ее территории в 1939 г. проживало:

чеченцев – 368,1 тыс. чел. или 50,6 % от всего населения АССР;

ингушей – 56,5 тыс. чел. или 7,8 %;

русских – 258,2 тыс. чел. или 34,8 %;

украинцев – 10,1 тыс. чел. или 1,4 %;

армян – 8,6 тыс. чел. или 1,2 %[103]103
  Материалы всесоюзной переписи населения 1939 г. по автономным республикам так и не были опубликованы. Эти сведения почерпнуты из работы К. Д. Коркмасовой. (Указ. соч. C. 497.)


[Закрыть]
.

Подавляющая часть коренного (чечено-ингушского) населения проживала в сельской местности. Прослойка рабочего класса оставалась к началу 30-х годов и даже позднее (до начала войны) очень тонкой. Согласно официальным данным, на предприятиях столицы Чечено-Ингушетии, в г. Грозном, в 1937 г. работало всего 5535 чеченцев и ингушей[104]104
  Очерки истории Чечено-Ингушской АССР, 1917–1970. Том II. Грозный, 1972. C. 175.


[Закрыть]
.

Коллективизация лишь подорвала, но не сломила вековых традиций жизни на Чечне.

В специфических условиях Чечни с ее тейповой системой отношений[105]105
  Тейп означает род.


[Закрыть]
, хуторско-родовым укладом землепользования и даже сохранения среди некоторой части сельского населения разделения по принципу происхождения от узденей (свободные) и от лай (рабов) политика форсированного проведения сплошной коллективизации вызывала противодействие населения. В свою очередь власти оказывали еще более сильный нажим, и в результате происходило столь резкое обострение противоречий, что для сглаживания их были необходимы, возможно, годы.

Согласно недавно опубликованным данным, в 1931–1933 гг. на Чечне было зарегистрировано 69 террористических актов[106]106
  Очерки… Указ. соч. C. 155.


[Закрыть]
, жертвами которых были ответственные партийные и советские работники, активисты, сотрудники НКВД и др. Однако чем были вызваны эти террористические акты, не говорится. Ведь мы знаем из нашей истории, как стряпались обвинения в терроре. И затем, должны ли мы рассматривать крестьянские выступления как «террористические акты» или как сопротивление людей, которых террористическая политика советского государства довела до отчаяния? Весной 1932 вспыхнуло вооруженное восстание в Ножай-Юртовском округе. О силе и масштабе этого выступления можно судить по следующей официальной оценке его:

Это было последнее крупное вооруженное выступление классового врага, которому удалось на некоторое время привлечь на свою сторону определенную часть крестьян[107]107
  Там же.


[Закрыть]
.

И снова возникает вопрос, не раздуто ли выступление крестьян до уровня «вооруженного восстания», чтобы оправдать массовое применение насилия против них?

Существует, так сказать, неофициальная точка зрения на положение в Чечено-Ингушетии во время коллективизации. Она исходит из того, что на Чечне существовал ярко выраженный родовой быт. Частного землевладения Чечения не знала. Только в горах семьи имели кое-какую личную собственность. В плоскостных же районах все было общим – земля, вода и леса. Поэтому понятие «кулак», применительно к конкретным условиям Чечено-Ингушетии, теряет свой смысл.

Что касается вооруженного восстания 1932 г., то сторонники другой точки зрения полагают, что на самом деле восстания как такового не было, что все это дело было нарочито раздуто для оправдания провала неразумной политики, проводимой в Чечении.

Периодически в горы предпринимались военные экспедиции. Предлогом служили единичные убийства или нападения, носившие часто личный, а не политический характер. Зачастую такие походы были просто блефом, имевшим целью продемонстрировать преданность ОГПУ советской власти, укрепить престиж и силу, удовлетворить личные амбиции руководителей. Вот какую историю, в точности которой сомневаться не приходится, мне рассказали.


Одна из таких экспедиций была предпринята на рубеже 1929/30 гг. в связи со слухом, будто в горах скопилось много кулаков. В состав военной экспедиции входили курсанты Владикавказской пехотной школы среднего комсостава, кавполк кавказских национальностей, части 28-й городской стрелковой дивизии (только русские части), до двух дивизионов ОГПУ и ряд других частей. Экспедиция была двинута в Осиновское ущелье, где, по данным ОГПУ, скопилось много враждебных элементов. По рассказу комиссара национального кавалерийского полка (в будущем генерал-полковника, Героя Советского Союза) Х.-У. Д. Мамсурова, там оказалось всего 14 «врагов». Вечером на привале Мамсуров услышал, как представитель ОГПУ (тогда существовало полномочное представительство ОГПУ на Кавказе, его возглавлял небезызвестный Евдокимов, «прославившийся» своей жестокостью) диктует донесение в Ростов такого содержания: «Преодолевая ожесточенное сопротивление многочисленных банд, экспедиция достигла…», далее называлась местность. По возвращении Мамсуров направился к лицу, возглавлявшему экспедицию. Им был начальник Владикавказской пехотной школы А. Д. Козицкий. Тот ответил Мамсурову, что нисколько не удивлен, так как всегда в подобных случаях работники ОГПУ прибегают ко лжи в своих целях.

Через некоторое время Мамсуров публично рассказал об этом случае в своем выступлении на очередной партийной конференции Северокавказского военного округа, делегатом которой он был. Во время его рассказа в зале стоял гомерический хохот.

Но спустя непродолжительное время Мамсуров был вызван в Москву, где ему было сделано строгое внушение за дискредитацию органов ГПУ…


Преувеличивались и раздувались сведения о якобы ожесточенной классовой борьбе в горах. Было волнение в ауле Гойты, население которого прославилось в годы Гражданской войны тем, что оказало сопротивление белогвардейцам и не пустило их к себе. Методы насильственной коллективизации вызвали возмущение жителей, среди которых насчитывалось около 150 бывших красных партизан. С ними расправились круто, некоторые даже были расстреляны.

К началу 1938 г. на территории Чечено-Ингушетии было создано 490 колхозов, объединивших 69 400 дворов. Они владели тремя четвертями пахотных земель республики (308,8 тыс. га из 401,2 тыс. га). Большая доля пахотной земли приходилась на плоскостные районы – 246,9 тыс. га[108]108
  Там же. С. 208.


[Закрыть]
. В плоскостных районах было создано 15 МТС, имевших 571 трактор и 15 комбайнов. Однако такое решительное вторжение в традиционные формы землепользования, по-видимому, не вызвало большого энтузиазма у колхозников: производительность труда оставалась крайне низкой. Согласно официальным данным, в 1938 г. число колхозников в плоскостных районах, не выработавших ни одного трудодня, составляло 17,4 %; выработавших до 50 трудодней – 46,3 %; до 100 – 15,9 %; до 200 – 11,1 %; до 300 – 5 %; до 400 – 2 %[109]109
  Там же. С. 209


[Закрыть]
. На 1 января 1939 г. 53 % колхозов не имели животноводческих ферм; 68,2 % – не имели молочно-товарных ферм; 75,3 % не имели овцетоварных ферм[110]110
  Там же.


[Закрыть]
.

Хуторская, или подворно-родовая, система сохранилась, несмотря на коллективизацию, почти повсюду. Наряду с избранными правлениями колхозов существовали подпольные правления, которые и вели все дело, а «избранники» служили лишь камуфляжем[111]111
  Филькин В. И. Чечено-ингушская партийная организация в годы Великой Отечественной войны. Грозный, 1960. С. 18.


[Закрыть]
. Проведенная в 1938 г. паспортизация земельных угодий выявила, – сообщается в официальной истории, – что в ряде колхозов плоскости «большое количество пахотных земель и сенокосных угодий нигде не учтено. Это давало возможность некоторым элементам, проникшим в руководство отдельных колхозов, нарушать закон «о земле, продавать ее, сдавать в аренду, иметь скрытые посевы»[112]112
  Очерки… Указ. соч. С. 209.


[Закрыть]
.

В ряде районов (Анчхой-Мартановский, Ачалукский, Пригородный и др.) были случаи, когда лучшие земли оставались в руках единоличников. Размер таких угодий доходил до 19 га на одно хозяйство, в то время как на одно хозяйство колхозника приходилось 2,5 га[113]113
  Там же.


[Закрыть]
. Существовали карликовые колхозы, по 20/30 хозяйств, которые на деле оставались тейпами, лишь сменившими вывеску.

В горных же районах, где все земли были отнесены в категории террасовых (т. е. расположенных уступами, по склонам и малопригодные), несмотря на наличие 158 колхозов, объединивших 33 205 хозяйств, или 99,8 % от всех хозяйств горных районов, индивидуальное землепользование фактически оставалось основной формой уклада жизни.

Из пригодных для пахоты земель было обобществлено сенокосных угодий лишь 32 %. Не было обобществлено 152 413 га пастбищ[114]114
  Там же. С. 210.


[Закрыть]
. В январе 1940 г. в Чаланчожском, Итум-Каменском и Чеберлоевском районах в личном пользовании колхозников находилось 67 % земель, около 90 % лошадей и крупного рогатого скота, около 80 % овец и коз[115]115
  Филькин В. И. Чечено-Ингушская партийная организация в годы Великой Отечественной войны. Указ. соч. С. 17.


[Закрыть]
. Одна девятая часть дворов колхозников горных районов владела до 30 % общего поголовья коров (по 9,3 головы в среднем на одно хозяйство, что было в 2,7 раза больше, чем поголовье коров на всех товарных фермах колхозов горных районов)[116]116
  Там же.


[Закрыть]
.

В. И. Филькин, исследователь вдумчивый и глубокий, приводит в одной из своих работ несколько примеров торговли землей в колхозах. В 1937 г. в селении Плиево Назрановского района председатель правления колхоза им. Буденного Плиев продал колхозникам и единоличникам 200 га земли. В том же районе председатель правления колхоза «12 лет РККА» Евлоев продал колхозникам и единоличникам 200 га пахотной земли и 200 га сенокосных угодий[117]117
  Филькин В. И. Партийная организация Чечено-Ингушетии в годы борьбы за упрочение и развитие социалистического общества. Указ. соч. С. 72.


[Закрыть]
.

В «Очерках…» откровенно признается, что «…личное хозяйство оставалось основным хозяйством горцев»[118]118
  Очерки… Указ. соч. С. 210.


[Закрыть]
.

Одно из объяснений состоит в том, что в руководство колхозов, мол, проникли кулацко-мулльские элементы. В свою очередь их проникновение объясняется серьезными ошибками местных советских органов. Что это за «серьезные ошибки»? Оказывается, они заключались в неправильной оценке структуры чечено-ингушского общества, в отрицании существования кулачества среди чечено-ингушского населения и как результат такого взгляда сохранение во многих случаях кулацких хозяйств. Не так давно, в 1973 г., на X пленуме Чечено-Ингушского обкома КПСС резко осуждался «внеклассовый подход в оценке исторических явлений, идеализации прошлого…»[119]119
  «Грозненский рабочий», 3 апреля 1973 г.


[Закрыть]
.

Наиболее часто приводимый пример влияния чечено-ингушского кулачества следующий: во время коллективизации из плоскостных районов в горы на хутора перекочевало большинство кулаков. В 1938 г. в горах было официально учтено 3000 хуторских хозяйств, которые, как пишут авторы «Очерков», «формально состояли в колхозах, а на самом деле владельцы их, пользуясь бесконтрольностью органов власти, самовольно захватили земли, сенокосы, пастбища в лесах местного и государственного значения, имели скрытые посевы и содержали большое количество скота»[120]120
  Очерки… Указ. соч. С. 210–211.


[Закрыть]
. В. И. Филькин добавляет к этому, что на хуторах часто скрывались бандитские группы[121]121
  Филькин В. И. Партийная организация Чечено-Ингушетии в годы борьбы за упрочение и развитие социалистического общества. С. 70.


[Закрыть]
.

Другое объяснение заключается в том, что руководящие кадры многих колхозов и сельских советов «были засорены классово-враждебным элементом…»[122]122
  Там же. С. 71.


[Закрыть]
. Из 23 колхозов Ачхой-Мартановского района в 14 председателями были кулаки, торговцы, их сыновья[123]123
  Там же. С. 76.


[Закрыть]
.

В конце 50-х и в начале 60-х годов к числу причин, создавших в Чечено-Ингушетии довольно сложную ситуацию, относили также слабость партийной организации в репрессии конца 30-х годов. Первое объяснение сохраняется в урезанном виде до сих пор, что же касается влияния репрессий, то об этом официальная историография упоминает лишь вскользь.

В парторганизации горных районов из 824 коммунистов 50 были элементарно неграмотны, т. е. не знали даже азбуки, 265 не имели начального образования, 275 имели начальное образование и 153 – неполное среднее[124]124
  Филькин В. И. Чечено-Ингушская партийная организация в годы Великой Отечественной войны Советского Союза. Указ. соч. С. 19.


[Закрыть]
. В ряде районов парторганизации состояли главным образом из работников районного партийного и советского аппарата и по числу членов не превышали 25 человек. Так, на 1 февраля 1939 г. партийная организация Чеберлоевского района состояла из 25 человек (11 членов и 14 кандидатов), Галанчожская – из 18 человек, Шатоевская – из 23[125]125
  Филькин В. И. Партийная организация Чечено-Ингушетии в годы борьбы… С. 71.


[Закрыть]
.

По В. И. Филькину получается, что в партийном и государственном аппарате немало было корыстолюбцев и карьеристов, т. е. наименее надежных элементов в сложной и опасной ситуации. В ряде районных отделов НКВД, по утверждению В. И. Филькина, оказались «случайные люди». Другие же сотрудники НКВД, даже «многие», как о том свидетельствует решение Чечено-Ингушского обкома партии, «недооценивали силы антисоветских элементов и вред их подрывной работы против мероприятий советской власти». В решении также указывалось, что неправильная оценка классовой борьбы в деревне вела к применению главным образом «пассивных методов» в борьбе с «бандитизмом, с кулацкими и антисоветскими элементами»[126]126
  Филькин В. И. Чечено-Ингушская партийная организация в годы Великой Отечественной войны Советского Союза. Указ. соч. С. 19.


[Закрыть]
. Иначе говоря, обком требовал ужесточения методов борьбы.

Но откуда же в партийную организацию проникли корыстолюбцы и карьеристы? Ответ на этот вопрос не сложен. Основной их поток возник после репрессий 1937–1938 годов, когда старые кадры были большей частью изгнаны и уничтожены. В наше время об этом принято говорить скороговоркой, но нет сомнения в том, что грубое администрирование и репрессии являются одной из главных причин той сложной ситуации, которая возникла в Чечено-Ингушетии к началу войны с гитлеровской Германией.

В 1938 г. в Чечено-Ингушетии были сняты все заведующие районными земельными отделами, 14 из 18 директоров МТС, 19 председателей райисполкомов, 22 секретаря райкомов. В 1939 г. снят 21 председатель райисполкомов, 33 заведующих районными земельными отделами. Большинство из них было репрессировано. Репрессиям подверглись и работники областного масштаба[127]127
  Филькин В. И. Партийная организация Чечено-Ингушетии в годы борьбы за упрочение и развитие социалистического общества. С. 79–80.


[Закрыть]
.

К моменту образования Чечено-Ингушской автономной области (январь 1934 г.) партийная организация насчитывала 11 966 членов и кандидатов партии. После обмена партдокументов было исключено 3500 человек, 1500 убыло в другие области. Осталось в областной партийной организации на 1.IV.1937 г. 6914 членов и кандидатов ВКП (б). В 1937 и в начале 1938 гг. было исключено 822 человека, из них с ярлыком «врагов народами» и «троцкистов» – 280 чел.[128]128
  Там же. С. 114.


[Закрыть]

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5