Александр Малеев.

Отклонение или Лал-Земля-Лал. Часть 1



скачать книгу бесплатно

Все эти монстры, от мала до велика, как пожиратели растений, так и пожиратели пожирателей растений, со всеми их клыками, когтями, рогами, шипами, щупальцами и ещё чем-то, чему нет названия, казались живым воплощением ужаса и самой смерти.

Но это только на первый взгляд, ибо всё в нашем мире относительно. И эти существа тоже были по-своему прекрасны, как и всё, что когда-либо создавала природа. И они, такие большие и страшные, защищённые со всех сторон своими грозными шипами и бронёй, неожиданно для себя, оказались беззащитны, перед таким мягким и не шипастым человеком.

Человек узнал вкус их мяса, и оно, необычайно нежное и сочное, поставило их на край гибели, превратив монстров в самую обыкновенную пищу. Как и бывает в таких случаях, началась бойня, ведь безграничен аппетит человека, причём безграничен во всём. Когда же количество чудовищ сократилось настолько, что приготовленные из их мяса блюда перестали украшать ежедневные столы не только обычных граждан, но и столы достаточно высокопоставленных вельмож, пришло осознание того, что можно полностью лишиться такого изысканного яства. Не долго думая, чудовищ попытались выращивать, создавая что-то вроде животноводческих ферм, но эта затея с треском провалилась, поскольку дикие и свободолюбивые существа наотрез отказывались приручаться, в ста процентах случаев выбирая смерть, что даже вызвало подозрение в их разумности. И тогда, великий монарх Касс, прадед Элса, запретил охоту с ружьями. Запретил не на время, а навсегда. С тех пор, желающие отведать мяса чудовищ, все, без исключения, должны были сначала научиться обращению с давно уже забытым оружием – мечом, луком и копьём. Запрет, на какое-то время, полностью освободил планету Чудовищ от охотников, что, естественным образом, привело к увеличению численности существ населявших ту землю, и, в какой-то степени, уравнял шансы человека и животного.

Новые правила, в свою очередь, подстегнули молодежь и превратили охоту на чудовищ в своеобразный эталон храбрости. Вскоре, после вызванной указом передышки, на планету отправились новые партии охотников, но на этот раз они летели туда не столько за мясом, сколько за приключениями. Конечно же, позволить себе подобное путешествие, могли далеко не все, а только высшая и частично средняя прослойки общества, но мода на мечи перебросилась и на простолюдинов.

Поэтому сейчас, как и тысячи лет назад, каждый мужчина носил на своём поясе меч или шпагу, кому что нравилось. Указ Касса покончил с одной проблемой, но при этом породил другую, и Кассу ничего не оставалось, кроме как официально разрешить дуэли, уступая первобытному инстинкту человека – инстинкту убивать и придавая ему законный вид. Тем более что войн на Лале не было уже очень и очень давно. С тех самых незапамятных пор, как был введён закон о том, что у монархов может быть только один наследник. И неважно кто, принц или принцесса, важно, чтобы один, дабы он никогда не мог ввергнуть народ в пучину войны и беззакония, начав делить власть с ещё одним законным наследником.

У Элса было четверо детей, трое сыновей и дочь.

Рождением детей он нарушил тысячелетний, установленный предками закон и жестоко поплатился за это. В тот самый день, когда его жена – Эллина, родила дочь, наречённую Земиллой, он потерял всех своих сыновей. В один день, из счастливого, очень счастливого, человека, неспособного видеть мир не в розовом свете, он превратился в мрачного, подозрительного, беспощадного, хотя и, в меру, справедливого монарха, которого, одновременно, и боялись, и любили. Прошло уже двадцать лет с того времени, но только сейчас, несколько дней назад, он узнал историю исчезновения своих сыновей, хотя и раньше прилагал немалые усилия, чтобы узнать правду. Как оказалось, плохо прилагал, да и искал не там, где надо. Но кто мог подумать?

Это случилось на охоте, на планете Чудовищ. Он – король, вместе со своей свитой, преследовал одного крупного хищника, подраненного парочкой метко пущенных стрел. Благодаря чистопородным скакунам, выращенным в лучших конюшнях Лала, они, без особых усилий, догнали нелепо двигающееся чудовище, лениво предвкушая близкую победу и традиционную трапезу у костра. Всё складывалось просто великолепно. И так бы оно и было, если бы не чудовище, почему-то решившее вмешаться в сценарий и изменить финал. Оно, неожиданно для всех, возможно, даже для себя, в самый последний момент, когда расстояние между ним и преследователями полностью исчезло, резко, не снижая скорости бега, развернулось и бросилось на ближайшего охотника, сбивая с ног его лошадь и, всего лишь одним движением когтистых лап, отрывая ей голову. Такой непредвиденный поворот событий хотя и внёс некоторую сумятицу в ряды преследователей, но вовсе не испугал разгорячённых погоней охотников, наоборот, зажёг их глаза, всё стало ещё интереснее. И уже через минуту, животное, пронзённое сразу несколькими копьями, издав громкий, протяжный крик, упало замертво. Только эхо этого крика ещё долго-долго прыгало среди поросших кривыми деревьями холмов и одиноко торчащих лысых скал, оповещая мир о том, что финал этой трагедии, всё-таки, удалось изменить.

И всё бы ничего, столь незначительное происшествие не могло испортить охотникам хорошего настроения, оно могло лишь увеличить ценность трофея, но, именно с него, всё и началось. В своём последнем прыжке зверь успел нанести смертельную рану старому слуге Элса – Жену. Один из многочисленных и острых, как наконечник копья, рогов в клочья разорвал лёгкую кольчугу, прикрывавшую грудь Жена и, пройдя сквозь мягкую плоть, вышел из спины.

Элс, не обращая внимания на дергающуюся в агонии гору мышц, всё ещё способную, пусть и неосознанно, нанести непоправимый урон каждому, кто окажется рядом, спрыгнул с коня и подошёл к своему слуге, которого, несколько спешившихся чуть раньше охотников, уже успели вытащить из под обезглавленного тела лошади и отнести немного в сторону, на сухую, не измазанную кровью траву. Кто-то даже подложил ему под голову куртку.

– Ничего, старина, – ободряюще сказал Элс, разглядывая рану. – Это всего лишь царапина. Потерпи немного. Сейчас тебя перевяжут, – он бросил взгляд в сторону походного лекаря, который торопливо распаковывал свою сумку. – Ну, а врачи тебя за несколько дней на ноги поставят. Спасателей сейчас вызовут.

– Спасибо. Спасибо, мой король, но это ни к чему. Не надо понапрасну беспокоить людей, это лишнее. Я знаю. Я чувствую, мой путь окончен. Всё. К тому же, я дьявольски устал, – Жен закашлялся, и кровавая пена выступила у него на губах. – Но, перед тем как уйти, я должен открыть вам тайну. Страшную тайну, которую я не могу, не хочу забирать с собой в могилу. Мой король, прикажите отойти в сторону всем этим людям. Прикажите, и тогда я смогу рассказать вам всё о том грехе, который тяжким грузом лежит на моей душе вот уже двадцать лет.

– О чём ты говоришь?

– Прикажите…

Элс выпрямился. Свита напряглась.

– Вы слышали? Тогда чего ждёте? И побыстрее, – приказал он, столпившимся вокруг него людям, подкрепляя свои слова отрывистым жестом руки.

Выждав несколько секунд, Элс вновь наклонился к лежащему на земле слуге:

– Я слушаю тебя, Жен.

– Это давняя история, – начал слуга после того, как остальные охотники отошли на достаточное, по его мнению, расстояние. – И началась она тогда, когда на свет появился ваш второй сын – Луан. Именно тогда, среди приближенных Вашего Величества, начало проявляться и зреть первое недовольство. Чего же ждать от низших слоёв – простолюдинов, если сам король нарушает закон? Но, сначала, это были просто слова. Когда же на свет появился ваш третий сын – Злант, ропот стал громче и превратился в заговор. Они задумали недоброе. Они решили оставить в живых только одного вашего сына, самого младшего, а Кодина и Луана умертвить. Они, приближенные Вашего Величества, задумали этот чудовищный план и только ждали удобного момента, чтобы его осуществить. Но, в это время, королева начала носить под сердцем ещё одного ребёнка, что внесло изменения в план заговорщиков, но не изменило его суть. Должен был остаться только один наследник, самый младший. И в тот самый час, когда добрая весть о рождении вашей дочери – Земиллы облетала королевство, к вашим сыновьям был направлен наёмный убийца. Они не просто хотели ударить, они хотели ударить побольнее. Так, чтобы на века запомнилось. Я знал об этом заговоре. Впервые, я узнал о нём из разговора двух вельмож, случайно мной подслушанного. После чего я превратился в тень. Я появлялся и исчезал, тихо и незаметно. Я был везде. Я подсматривал и подслушивал. Я старался не отстать и знать всё, даже то, о чём они думают, – Жен ненадолго замолчал, собираясь, то ли с мыслями, то ли с силами, то ли и с тем и с другим одновременно. Элс хотел что-то спросить, но Жен остановил его и продолжил рассказ. – Да, мой король, я знал об этом заговоре и тоже готовился. Трое, из лучших людей королевства, верных слуг Вашего Величества, трое отличнейших пилотов ждали меня на стартовой площадке частного космодрома, готовые в любую минуту взлететь. Я боялся погони и атаки в космосе, поэтому подготовил сразу три корабля. Мне казалось, что так у меня будет больше шансов спасти хотя бы одного из ваших сыновей.

Жен снова закашлялся.

– Что было дальше? – не выдержал Элс.

– Они опоздали. В то самое время, когда убийца шёл по дворцу, ваши сыновья покидали благословенный Лал. И здесь я допустил ошибку, мой король. Ошибку, за которую нет мне прощения. Испугавшись, что принцев могут найти, я приказал пилотам вывести их за границы империи.

– Как, за границы?

– Это должен был быть свободный поиск за пределами королевства, – Жен сделал паузу, а потом усмехнулся. – Вельможи узнали о том, что я сделал. Я сам им сказал. Они не должны были теряться в догадках. Иначе, они могли решить, что принцы всё ещё здесь, что их просто где-то спрятали. Я боялся, что в этом случае, они перенаправят свой удар на принцессу. Я не хотел, чтобы пострадала Земилла, и поэтому рассказал им всю правду. Узнав о том, что случилось, они не стали ничего предпринимать. Посылать погоню было бессмысленно. Да и зачем? Все прекрасно понимали, что ребёнок, находящийся на какой-то далёкой, пусть даже и благодатной, планете, имеет в тысячу раз больше шансов умереть, чем когда-либо вернуться назад. Тем более, не зная куда возвращаться и даже, по существу, не зная, кто он сам. А чтобы и отсюда никто не мог найти дорогу к принцам, они убили пилотов, сразу, как только их корабли вернулись в границы королевства. Я так и не встретился ни с одним из них. И я понимаю, что это именно я подписал им смертный приговор. Теперь, никто не знает, где ваши сыновья. Пожертвовав пилотами, я пожертвовал и этим знанием. Но ваши сыновья знают вас. Перед тем как отправить их в далёкий путь, я надел на шею каждого из принцев золотой медальон, на котором, с одной стороны, изображены вы, Ваше Величество, а с другой, ваша жена, королева Эллина. Это всё, что я мог сделать для них. И для вас.

– Нет, не всё. Назови мне имена этих вельмож. Кто они?

Жен отрицательно покачал головой и слабо улыбнулся.

– Уже поздно. Простите меня, мой король, – он глубоко вдохнул и хрипло закашлялся, выплёвывая кровь, хлынувшую у него изо рта широким потоком.

Через минуту Жен умер.


*****


– Между прочим, Злат, – нарушил молчание Сергей, поворачиваясь ко мне и переставая жевать травинку. – Уже, наверное, часов девять, ещё немного и темнеть начнёт.

– Начнёт, – согласился я.

– Это я к тому, – продолжил Сергей. – Что твоё радостное предположение о том, что сначала нам придётся драться не с ними, а с ними, на мой взгляд, несколько не соответствует действительности. Что-то мне подсказывает, что всё произойдёт с точностью до наоборот. Или я не прав? Хотя, конечно, время у них ещё есть.

– Знаешь, Сергей, – ответил я, доставая из пачки две сигареты. – Что самое интересное, мне всегда нравились люди с чувством юмора и умением высказать свою мысль как-то необычно, заковыристо или иносказательно. По-моему, ты как раз и есть такой человек. И если нам ещё когда-нибудь придётся иметь дело друг с другом, честное слово, я буду рад этому. А предположение – это всего лишь предположение, а не истина в последней инстанции. Да и какая разница? В любом случае, мы уже по уши в дерьме, так что выбирать не приходится, разве что – мы или они. Но здесь, естественно, мне ближе мы. Да и ты, как я помню, к праотцам не собирался. Или уже передумал?

– Я тоже буду очень рад, если у нас получится продолжить наше знакомство, – усмехнулся Сергей и, взяв у меня сигарету, закурил. – Хорошо хоть курева у них было навалом, можно даже сказать, с избытком. Если бы ещё и сигарет, как жратвы, не было, то, не знаю… Я бы, наверное, застрелился.

– Не ври.

– Ладно, не буду, – пообещал Сергей. – А есть всё равно хочется.

– Мне тоже.

– Ещё раз удивляюсь человечеству, – изрёк Сергей, вытягиваясь на траве в полный рост и выпуская дым в красновато-синее вечернее небо. – Перед лицом неизвестности, а может быть и смерти, мы думаем о том, как набить брюхо, да поспать, часок-другой.

– Это, наверное, потому, что человек, по своей природе, неисправимый оптимист.

– Ты думаешь?

– Уверен.

– Возможно и так. Жизнь – в любых условиях и любой ценой. Жизнь – несмотря ни на что. Хотя она и есть всего лишь коротенький миг.

– Может, именно поэтому, мы ею так и дорожим? Впрочем, далеко не всегда.

– Вот-вот. Например, сейчас. Так дорожим, что стараемся разбазарить её при первой же возможности.

– Человека, вообще, трудно понять.

Сергей выругался, махнул рукой и хотел ещё что-то сказать, но в это время, в наш неспешно-философский разговор, совершенно бесцеремонно, влез ещё один голос.

– Что здесь, – дальше последовала труднопроизносимая многоэтажная конструкция. – Происходит?

Я повернул голову, а Сергей подпрыгнул так, будто бы его кто-то укусил за одно, мягкое, место.

– Ух, ты! – восхищённо протянул он. – Ну, ты даёшь! Научи, как-нибудь.

– Как-нибудь, научу.

Один, из второй шестёрки, в чёрных джинсах и светло-голубой рубашке, с длинными, засученными по локоть рукавами, поднялся на ноги и, не сводя с нас прищуренных, отливающих золотом глаз, сделал небольшой шаг в нашу сторону.

– Что здесь происходит? – повторил он свой вопрос в сокращённом варианте. – Вы не ответили.

– Ничего хорошего, друг, – бодро отозвался Сергей. – Да ты иди сюда, не стесняйся.

Парень подошёл, посмотрел на трупы, на оружие, на нас, огляделся вокруг:

– Ну и что всё это значит?

Сергей хмыкнул и сплюнул:

– Хороший вопрос.

– На. Закури, – предложил я, протягивая сигареты нашему новому знакомому. – И не волнуйся.

– Спасибо, – поблагодарил он. – И всё-таки?

– Что всё это значит, – ответил я, давая ему прикурить. – Мы знаем ненамного больше, чем ты. А может быть, даже, и меньше. Кто знает.

– Я. Потому что я, вообще, ничего не знаю. На меня кто-то напал и… Должно быть, я потерял сознание. Вот и всё, что мне известно, пока. Надеюсь, вы сможете что-то добавить.

– Знакомая история, – буркнул Сергей.

– Не говори, – согласился я и, обращаясь к парню, начал рассказ. – Ну, что ж, слушай. О том, как мы здесь оказались, говорить не буду, всё было точно так же, как и у тебя. А вот дальше… Очнулся я вон в том великолепном здании, – я кивнул головой в сторону сарая. – На охапке сена, связанный, в самых лучших традициях жанра, по рукам и ногам. Но, слава богу, связанный. К тому же, не так уж и крепко. Волею судьбы, или чего-то там ещё, мне удалось распутаться. А главное, об этом никто не узнал.

– Ну, не то, чтобы совсем никто, – вставил своё слово Сергей. – Я тоже в это время очухался.

– А ты не в счёт. Короче, мне, или нам, посчастливилось ещё разок. Тот товарищ, который должен был следить за нашим поведением, нашёл для себя более приятное занятие, проще говоря, спал. Я убил его.

Парень бросил на меня косой взгляд.

– Ага, – подтвердил Сергей, заметив это. – А потом развязал меня, – простодушно добавил он.

– Потом я развязал Сергея и ещё четверых ребят. Кстати, его Сергеем зовут, меня – Злат. А тебя как величать?

– Андрей, – представился парень.

– Так вот, Андрей, – продолжил я свой рассказ. – После того как я развязал Сергея, нам пришлось спрятать остальных ребят. Они никак в себя не приходили. А сами остались. Сергей в сарае, а я вон там, за бугорком, под ёлочками. Ну, а часа через два, и вас привезли. Как ты понимаешь, ни о каких мирных переговорах не могло быть и речи, пришлось немного пострелять. И хотя их было пятеро, а у нас одна винтовка на двоих, нам повезло больше. Вот и всё.

– А теперь мы сидим и ждём, неизвестно чего, – дополнил меня Сергей.

– А где же те, четверо ребят? – спросил Андрей, выразительно поглядывая на четыре трупа.

– Это не те, – ответил я на его взгляд. – Этих ещё в сарае двое. А те исчезли. Скорее всего, стрельба разбудила их и, не разобравшись в чём дело, они решили не вступать с нами в контакт.

– Или ушли, или затаились, – снова дополнил меня Сергей.

– Возможно и то, и другое, – согласился с ним я.

– Значит, вы вдвоём шестерых? – уточнил Андрей, давая понять, что столь скудный рассказ не ответил на его главный вопрос. – Ну, а дальше что?

– А дальше, Злат не захотел вас бросать, – опередил меня Сергей. – Вот мы сидим и ждём, когда вы в себя придёте. Или ещё что.

– Что?

– Там, по-моему, ещё один зашевелился, – вместо ответа сказал Сергей и направился в сторону спящих.

– Давай, потом? – предложил я Андрею. – Сейчас, похоже, время подошло.

– Хорошо, – согласился он. – Заодно объяснишь мне и это.

Я кивнул головой, и мы последовали за Сергеем.

В течении следующих десяти минут мы привели в чувство остальных ребят, но ничего нового, к нашему великому сожалению, не узнали. Ни один из них, так же как и мы, ничего не понимал. Никто не помнил, как он здесь оказался, если не считать самого начала, то есть неизменного удара по голове. Сергей даже возмутился поэтому поводу.

– Они, что, ничего другого придумать не могли? – сказал он, выругавшись не хуже Андрея. – Ну, напоили бы или ещё что.

– А может, они нас так на прочность проверяли, – ответил ему я, возвращаясь к вертолёту. – Выживешь, значит, подходишь. Только бы вот знать, для чего.

Я устроился возле колеса и посмотрел на ребят, звали их – Олег, Константин, Владимир, Михаил и Анатолий. После того как первый шок прошёл, и ребята перестали обалдело оглядываться по сторонам, Сергей предложил им успокоиться и закурить. После чего, уже попыхивая прикуренными сигаретами, они расселись рядом со мной. Мне пришлось ещё раз повторить свой рассказ о том, что здесь произошло, попутно отвечая на их вопросы. Правда, в большинстве своём, предположениями и догадками. Внимательно выслушав меня и понимая, что ничего нового я им больше не скажу, ребята разобрали оставшееся оружие, пощёлкали, для приличия, затворами и принялись негромко, с видом знатоков, обсуждать его достоинства и недостатки, касаясь последних событий, как это ни странно, лишь время от времени, да и то вскользь. Ну, это, конечно, их дело. К тому же, никто не знает, что на самом деле творилось у них в душе.

Сергей вернулся из-за вертолёта, куда он ходил по своим небольшим делам, подошёл ко мне и, сев рядом, закурил.

– Темнеет, – коротко сообщил он, вглядываясь в помрачневший лес. – И быстро.

– Вижу.

– Как думаешь, эти ушли или нет?

– Знал бы прикуп, жил бы в Сочи.

– И всё-таки?

– Не знаю, – ответил я, пожав плечами. – Если они и не ушли, а так оно, скорее всего, и есть, то это теперь их проблема. Они уже упустили свой шанс.

– Ты думаешь?

– Пытаюсь, иногда, – усмехнулся я.

– А если без шуток?

– Раньше нас было двое, а их четверо. Теперь же нас восемь человек, причём шестеро вооружены. Да и те двое, тоже не подарок, у одного нож, у другого дубинка… Так что, преимущество не на их стороне.

– Надеюсь, они тоже понимают это.

– С нашей стороны, было бы глупо думать иначе, сила расслабляет. И, что-то мне подсказывает, они понимают и это.

– То есть, спать нам не рекомендуется?

– Сон не всегда бывает полезен для здоровья. Иногда, наоборот.

– Особенно сегодня?

– Какой ты догадливый.

– Ясно. А насчёт других, что думаешь?

– И другие никуда не денутся, тоже придут, – я огляделся по сторонам. – Не знаю, но у меня почему-то такое ощущение, что они где-то рядом, что они видят нас, наблюдают за нами.

– Ага, сидят они, где-нибудь там, под ёлочками, – попытался иронизировать Сергей. – И хихикают, глядя на то, как мы здесь с ума без жратвы сходим.

– Зачем же под ёлочками? Можно и в кресле. Достаточно было здесь, заранее, парочку видеокамер установить.

– Твою систему, – выругался Сергей. – Умеешь ты настроение поднять.

– Успокойся. Это я так. Специально перебарщиваю, чтобы не расслабляться. Нет здесь никаких видеокамер. Чтоб они, тогда, своих не предупредили, что ли? А вот ощущение, что за нами наблюдают, есть.

– Это ты просто переутомился. На лучше, закури.

– Не хочу. И так уже скоро никотин из ушей полезет.

– Как хочешь. Так что ты там ещё, насчёт других, хотел сказать? А то я тебя перебил.

– Да, собственно, ничего. Просто я продолжаю думать, что они должны быть первыми. Сам посуди, неужели тот, кто готов за нас деньги заплатить, будет ждать, когда мы начнём убивать друг друга?

– А почему бы и нет?

– Ну, – я даже руки развёл от неожиданности – Тогда произойдёт порча товара. А кому же интересно платить за то, что уже полностью испорчено и ни на что не годится, кроме как на удобрение?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

сообщить о нарушении