Александр Ляшенко.

Осторожно! Двери открываются… Часть 2



скачать книгу бесплатно

– Прости, – буркнул себе под нос хозяин Белоозера и пошел обратно к дому. – Я думал, ты успеешь поесть.

Не так представлял себе Андрей свой поход в легендарное место. Обидней всего было то, что он чувствовал себя в доме Анатоля желанным гостем. Не другом, конечно, но теплое отношение несомненно было. Неужели мир магии настолько жесток и коварен, что никому нельзя доверять? Только самому себе и своим ощущениям. Но как же тогда вообще можно жить? Совершенно одному и только одному. Может быть, поэтому Анатоль и живет один, потому как знает, что общение с себе подобными чревато и может нести в жизни больше неприятностей, чем радости? Может зря он так с хозяином Белоозера, даже не попрощался? Эти и еще масса других мыслей назойливо ползли в голову, внося раздербеж и смуту. С одной стороны обида и непонимание, с другой – благодарность и дружеское отношение.

Все эти эмоции никак не давали сосредоточиться. Андрей для самого себя решил перестать заниматься соплежуйством тогда, когда отошел от дома Анатоля на приличное расстояние. Солнце приятно грело спину, несмотря на прохладный осенний ветер. Юноша посмотрел по сторонам, нет ли рядом с ним преследовательницы. Но ничего подозрительного не обнаружил. Пора было решительно действовать и обращаться к Томке. Уж она то наверняка если не сама, то с помощью Наставника, мигом оценит ситуацию. Вот только сможет ли она помочь, Андрей не был в этом уверен. Установить телепатический контакт с ведьмой не получилось. Юноша проваливался в пустоту, будто Тамары и вовсе не существовало. Это серьезно обеспокоило Андрея. Тогда он решил выйти на Ису. Молодой хранитель откликнулся сразу:

– Чего тебе?

– Привет, Исаак. Томка там с тобой?

Андрей пытался посмотреть обстановку через Ису, но его блокировали на всех уровнях.

– Томка сейчас занята. Она далеко, точнее глубоко, – нехотя ответил хранитель.

– Под водой, чтоли?

– Нет. Слушай, тебе срочно или ты просто поболтать? – напряженно и резко спросил Иса.

– Я…, – запнулся Андрей. – Мне нужна некоторая помощь. Можешь меня вытянуть? Я не могу вас нащупать. Все у вас заблокировано. Везде экраны какие-то. Я даже посмотреть не могу.

– Ладно. Только быстро. Закрой глаза.

Андрей послушно закрыл глаза и практически сразу же ощутил легкое головокружение и чувство невесомости. Твердая почва ушла из под ног, уступив место пустоте. Перемещение длилось несколько секунд. Андрей открыл глаза и увидел шикарный особняк с гигантскими панорамными окнами. Сообразив, что встречать его никто не будет, он вошел в прозрачные двери и поднялся на второй этаж, потому как оттуда слышались шаги и тихие голоса. Андрей заглянул в рабочий кабинет:

– Привет.

– Привет. Познакомься – это Мирта, – быстро представил Исаак рыжеволосую девушку. – Она у нас тут доктор.

Мирта встала со стула и протянула магу тонкую руку.

– Очень приятно, – касаясь теплых пальцев девушки своей рукой, ответил юноша и сразу перевел взгляд на середину комнаты.

Тамара сидела на стуле ровно, как примерная ученица, положив ладони на колени.

Глаза ее были закрыты.

– Эксперимент? – Андрей решил спросить у Мирты, потому как Исаак, поджав губы, зорко следил за малейшими движениями мышц ведьмы.

– Нет, – почти шепотом ответила девушка. – Томка работает на глубоких уровнях. Ее нельзя тревожить.

– Давно она так сидит?

– Тсс, – Мирта приложила палец к губам. – Не мешай.

Стула Андрею никто не предложил, поэтому он присел на корточки, сцепив пальцы в замок, и тоже стал наблюдать. Марк сидел напротив Тамары. Глазные яблоки его активно двигались под веками. Мимические мышцы лица непроизвольно сокращались. Создавалось впечатление, что жрец глубоко спит. Вдруг Марк взметнул руку вверх, расположив ее горизонтально полу. Он почти касался Тамариной груди. Иса оторвался от стены и подошел поближе к ведьме.

– Ты куда? – зашипела на него Мирта.

Иса не ответил, лишь еще ближе подошел к сидящим в центре комнаты, скептически разглядывая Марка. Целительница беспокойно заерзала на стуле:

– Эй! Ты не имеешь права вмешиваться. Мы пока не знаем, что там происходит.

Вдруг немигающие глаза Марка широко открылись. Иса помахал перед его носом рукой, но жрец остался безучастным, лишь белые пятна на щеках стали еще белее.

– Прекрати, ты его разбудишь! – волновалась Мирта.

– Да какой, он в трансе, – ответил Иса, убирая от лица жреца руку. – Я ничего не вижу.

– Я тоже, – вмешался в разговор Андрей.

Оба перевели взгляд на целительницу. Щеки Мирты горели ярким румянцем.

– А я кое-что вижу. По крайней мере то, что транслирует мне Тамара.

Иса дотронулся до руки Марка, пытаясь ее опустить. Но она фиксировано висела в пространстве, не желая опускаться на колено. Хранитель подошел к ребятам и оперся спиной о стенку, предлагая Андрею место в кресле. Какое-то время ничего интересного не происходило. Потом зрачки Марка наполнились светом и стали походить на два лазерных луча.

– Что там? – нетерпеливо спросил Иса у целительницы.

– Насколько я поняла, она активирует древние структуры памяти Марка.

– Зачем?

– А мне почем знать. Видать, надо так. А может из любопытства.

– Рассказывай, давай, что молчишь! – зашипел на нее Иса.

Мирта проигнорировала приказной тон юноши.

– Смотри сам. Я тебе не сурдопереводчик.

Андрей с интересом смотрел то на Томку с Марком, то слушал перепалку Исы и Мирты. Прошло уже довольно много времени, прежде чем зрачки жреца вновь стали черными. Но глаза по-прежнему не закрывались. Внезапно тело Марка стало вибрировать, переходя из физической формы в энергетическую. Двойник жреца встал, походил по комнате, сел обратно на стул и снова перешел в физическую форму. Тамара резко открыла глаза и молча встала. Потом подошла к сидящему Марку, положила руку на плечо и сказала:

– Вы готовы. Структуры хорошие, чистые от паразитов. Вот только… Вы не можете выполнить то, что решили.

Ведьма запнулась и опустила глаза.

– Почему? Опыта у меня достаточно. Желание есть. Тем более я уже стар, терять особо нечего.

– Опыт здесь не причем. Вы просто… – Тамара тщательно подбирала слова. – Связаны энергетически с черными подушками.

Марк откинулся на спинку стула и невозмутимо сказал:

– Все мы с ними связаны в той или иной мере. И ты в том числе. Мы же еда для них.

– Это да. Все верно, – Томка поерзала на стуле. – В общем, вы берете начало от черных подушек. Вы с ними как бы одно целое.

– Бред. Ты ошиблась, девочка, – спокойно возразил Марк.

Ребята с интересом слушали разговор ведьмы и жреца.

– Нет. Я тоже такое вижу впервый раз, – настойчиво ответила Томка. – Если вы будете выполнять роль пульсара, то Метагалактика напрямую получит доступ сразу к двум планетам. И не только. И вот тогда у нас вообще без вариантов.

– Расскажи-ка, моя дорогая, что ты там видела за семью печатями, куда даже я не могу добраться, – подался вперед Марк, заглядывая в лицо Тамаре.

– Это было еще до вашего рождения. Здесь замешан ваш отец. Он давно контактирует с этими сущностями сознательно. Но вас он готовил как телепорт для них. Поясню: вы становитесь воротами между их миром и нашим.

– Галактический мерзавец, – коротко сказал Иса.

Все с любопытством повернули головы в сторону хранителя.

– Да не Марк, а его папаша, – пояснил Иса.

– Может и так, – вмешался в разговор Андрей. – Можно ли все это изменить, заблокировать или устранить?

– Я не думаю, что кто-нибудь из сидящих в этой комнате, может радикально изменить ситуацию. Надо поставить Ланта в известность. Он на такую глубину тоже не нырял. Это ведьмина работа, – сказал Марк.

Ребята переглянулись.

– Я уже все передала Аристарху. Они с Наставником скоро будут. Может быть, что-нибудь придумают, – поставила Мирта в известность.

– Не знаю. Дело в том, что само тело Марка запрограммировано на выполнение этой работы. В нужный момент Марк, скорее всего, выполнив программу, заложенную отцом, погибает. От него ничего не зависит.

– Как можно было своего ребенка отдать на закланье? – сокрушалась Мирта.

– Не ищи мораль и любовь там, где ее никогда не было, – спокойно сказал Марк. – Не могу сказать, что это стало для меня откровением. Отец никогда не отличался особым человеколюбием, даже по отношению к собственным родственникам. Итак, давайте подведем итог нашего эксперимента. Моя миссия под запретом, эту работу выполнить никто из вас не может. Надо срочно соображать. Ральфу и Гору пока не надо ничего передавать. У нас в запасе есть еще несколько дней. Я надеюсь, конечно, что они есть.

Все ждали Хранителя с Наставником. Ребята по-быстрому перекусили, а Марка даже пытались уложить отдыхать, на что жрец категорически отказался.

– Ты хотел о чем-то поговорить? – с интересом спросила Томка, кусая пирожное. – Мне ребята сказали, что ты искал меня.

– Да забей ты пока на это. Кто же знал, что у вас такие тут дела. Мои, по сравнению с этим, просто фигня, – ответил Андрей, опуская глаза в пол.

– И все же? – не унималась ведьма. – Ты меня заинтриговал. Мне любопытно.

– Ты не поверишь, мне тоже, – нехотя ответил Андрей. – Ладно, что ты знаешь о суккубах?

– Суккубы, – Тамара положила кусочек на блюдце и облизала пальцы. – Я их не встречала. Но теорией владею.

– Мне нужно знать, как от них избавиться, – выпалил Андрей.

– Умри, – запросто ответила Томка и снова принялась за пирожное.

– Не понял.

– Умри и снова родись, – в глазах ведьмы прыгали веселые искорки, не давая понять Андрею, шутит она или нет.

– Не смешно. А другой способ есть? Менее радикальный.

– Женись.

– Я не хочу, – мотнул головой Андрей.

– Тогда возвращаемся к первому варианту, – Тамара явно получала удовольствие от разговора. – Ну ладно. Не мучайся. Просто скажи, что тебе надо. А то выжимаешь из себя по капле.

– На меня напал суккуб. Я хочу устранить это существо из своей жизни. Поможешь?

– Помогу, – легко согласилась ведьма. – Может быть. Еще не знаю. А что сам?

– Да мне сказали, что у мужиков это вряд ли получится. Тут скорость нужна и быстрота реакции. Ну и природа соответственная.

Брови Тамары поползли вверх. Андрей тут же добавил:

– Медленные мы, тугодумы, наверное.

– Что есть, то есть, – усмехнулась Тамара. – Когда будем ловить?

– Да хоть сейчас, – Андрей отлепил спину от стены.

– Сейчас придет Наставник с Лантом. Давай пока отложим. Она же не сильно рядом пока.

Юноша пожал плечами.

– По крайней мере, пока ты здесь – ты защищен. И от посягательств тоже. Она не дура – сюда не сунется, – успокоила его Тамара.

– Это хорошо. А если Хранитель что-то придумает и нам всем срочно придется перемещаться куда-нибудь, как в старые добрые времена? – спросил Андрей, снова опираясь спиной о стену.

– Ну чтож. Поживешь подольше. Шутка, – улыбнулась ведьма, мечтательно отпивая из небольшой чашки глоток вкусного ароматного кофе.

– Порой мне хочется тебя… стукнуть, – зло сказал юноша.

– Кто тут кого хочет побить? – вмешался в разговор подошедший к ребятам Исаак.

Глава 3. Артефакт

Марго еще долго стояла у статуи Будды и размышляла. Она думала о Хроно, о себе, о своем обучении и жизни в целом. Когда она разожгла свечи и села на маленький деревянный стульчик, покрытый циновкой, в монастырь вошел настоятель. Коренастый, крепкого телосложения лама был одет в длинную, полотняную, плотную рубаху, подпоясанную толстым кожаным поясом, плотные темные штаны и кирзовые сапоги.

– Ходили по горам, учитель? – спокойно, безъэмоционально спросила Марго.

Настоятель зажег еще одну свечку, поставил ее перед каменной статуей и посмотрел на девушку долгим взглядом.

– Я ходил собирать травы. А ты выполнила задание, которое я тебе давал?

Марго вытянула вперед руку, и на ладони возник сгусток энергии.

– Я все систематизировала. Как вы просили.

– Ты грустишь Марго. Пойдем-ка со мной.

С этими словами настоятель взял ее за руку и повел в крохотную, совершенно темную комнату. Она была настолько мала, что там едва помещались двое человек. Марго была здесь впервые.

– Что ты видишь, девочка? – спросил настоятель, отпуская ее руку.

Марго с удивлением посмотрела по сторонам:

– Ничего. Только темноту.

– А если внимательно посмотреть, – настаивал лама.

– А можно я потрогаю стены? – спросила девушка, вытягивая перед собой руку.

– Давай.

Марго дотронулась до стен каморки. Создавалось ощущение, что она попала в каменный мешок. Стены помещения были прохладными, но холодно все равно не было. Марго прошла вперед и уткнулась носом в каменную стенку.

– Ну как? – любопытствовал настоятель. – Нашла что-нибудь?

– Нет. Это просто каменная каморка, – девушка опустила руки и перестала ощупывать стену.

– А сейчас?

С этими словами границы комнатушки словно раздвинулись, прямо на глазах исчезая. Марго с удивлением вытянула руки, пытаясь нащупать границы, но не нашла их. Она сделала шаг вперед и зависла в пустоте. Пол под ногами не ощущался. Присутствие настоятеля тоже. Только в сознании продолжал звучать его бархатный голос:

– Иди же. Не бойся. Я буду рядом.

Марго совершенно не боялась темноты, но тут ее постепенно охватило давно забытое чувство паники. Озираясь назад и не видя выхода, девушка все же медленно пошла вперед. Вдалеке зажегся крохотный огонек света, который стремительно вырастал, приобретая очертания проема двери, сотканного из света. Он был такой яркий, что резал глаза. Марго заслонила их рукой, не в силах выдержать интенсивность излучения. Шагнув в открывшуюся дверь, она очутилась в светящемся пространстве. Оно состояло из разнообразных сфер разного диаметра: начиная от микроскопических, размером с пылинку, заканчивая размером с грецкий орех. Сферы вибрировали и перемещались, создавая странную насыщенную субстанцию. Потом Марго услышала музыку. Какой это был инструмент, определить она не смогла. Тягучие звуки медленно окутывали ее, обволакивали. Девушка чувствовала себя мухой, попавшей в мед. Но странная музыка сфер не напрягала. Она расслабляла, настраивала, концентрировала внимание, а потом вдруг начала растворять. Марго стала медленно распадаться на странные частицы, встраиваясь в гармонию светящегося пространства. Переводя внимание на телесные ощущения, она снова стала чувствовать самое себя как человека. Музыка стала гудеть, образуя в ней стоячую звуковую волну, полностью заполняющую ее от кончиков пальцев до макушки. Потом звук внезапно оборвался, и Марго услышала голос. Он был негромким, но, так же как и музыка, тягучим, всепроникающим, гипнотическим.

– Ом манне падме хум. Ты есть Я. Я есть Ты. Ты во мне – я в тебе. Светлый Я – светлый Ты. Свет есть Я – свет есть Ты. Тьма в тебе расступись. Светом ты озарись. Я живу – Ты живешь. Я умру – Ты умрешь.

Марго внимательно слушала завораживающую сознание речь, а потом ответила:

– Ты есть Я – Я есть Ты. Я – свет – тьма. Ты пойми. Я простор, Я душа. Смерть во мне. Я жива.

Потом наступила тишина. Лишь сферы Вселенной продолжали плавно дрожать и медленно перемещаться с места на место.

– Ты – Жива. Смерти нет.

Марго с удивлением осознала, что снова начала растворяться, медленно распадаться на частицы. Она явно не была готова к такому повороту событий. Сконцентрировав свое энергетическое поле вокруг себя, она резко крутнулась, вбирая все пытающиеся влиться в общий поток частицы собственного тела. Сферы пространства какое-то время сопротивлялись, но потом медленно выпустили Марго из своих объятий, снова дифференцируя ее тело.

– Я не готова! Я не хочу! – крикнула она невидимому собеседнику, растворенному в таинственном месте.

Но пространство промолчало в ответ. Музыка и голос перестали звучать в сознании. Все вокруг стало одиноким, чуждым и холодным.

– Не мое это, – прошептала Марго и начала задом пятиться назад, пытаясь найти выход.

Она сама не поняла, как в мгновении ока снова оказалась перед каменной стеной комнатушки. Настоятеля рядом не было. Пощупав рукой стенки еще раз и не обнаружив больше ничего странного, девушка вышла из каменного помещения в монастырь. Настоятель сидел на деревянной скамеечке и ожидал ее появления. Марго вопросительно посмотрела на ламу.

– В свете всегда есть тьма, как и в тьме – свет. Запомни это. Все носит обоюдоострый характер. Не бывает однобокого во Вселенной, – сказал лама.

– Кто такая Жива? – спросила Марго и понюхала веточку растения, которую настоятель положил у статуи Будды.

– Жива – это жизнь дающее существо или не существо. Это сама жизнь в лучшем ее проявлении. Это олицетворение, очеловечивание Любви на земле, – спокойно ответил настоятель. – Ты должна определиться в своем пути. Выбрать Свет или Тьму. Все одинаково хорошо для получения опыта. Ты определилась? Есть ли у тебя потребность в самом выборе?

– Нет, – достаточно резко ответила Марго. – Я не знаю, что есть что. Философия для меня – это переливание из пустого в порожнее. Все это не несет в себе никакой цели. Нет цели – нет радости в ее достижении. Нет движения. Пусто, тоскливо и одиноко там, где я была.

Марго положила веточку к ногам Будды.

– А ты поняла, зачем ты побывала там? И где ты была вообще? – спросил лама.

Его глаза лучились добротой, пониманием и теплом. Но еще за этим взглядом ощущался стальной невообразимой мощи и Силы внутренний стержень, который настоятель умело распределял в самом себе, не давая обывателям понять, кто перед ними стоит.

– Я была… – начала Марго и замолчала, пытаясь внутренне ответить самой себе на вопрос. – Я не совсем поняла.

– Если ты почувствуешь сердцем, то сразу ответишь, – учил настоятель.

– Оно молчит, мое сердце. Такое чувство, что у меня в нем пусто.

– Это не так, девочка, – и дал Марго незажженную тонкую свечку. – Вот смотри – это человек.

Марго повертела свечку в руке, а настоятель продолжал, проведя рукой над фитилем, который, как по волшебству, тут же зажегся.

– А это человек с Любовью или человек, нашедший свою душу. И в том и в другом случае он горит, распространяя вокруг себя живительный свет.

– Жива, – тихо прокомментировала его слова Марго.

Настоятель кивнул головой и продолжил:

– Да – это Жива. Но этот огонь нужно зажечь в самом себе. Вот тогда только начнут открываться тайны Мироздания, тайны Вселенной и самого человека.

– А если ты выбрал другой, темный путь, свет не зажигается? – спокойно спросила Марго, пытаясь понять разницу.

– Отчего же. Зажигается. Только продвижение по Пути будет несколько иное. Там преобладает энергия разрушения. Но ведь и создание чего-то требует предварительной очистки или разрушения, и только потом идет сотворение. Одного не бывает без другого, по крайней мере, в земной жизни.

– А есть ли сила, способная задуть свечку, – Марго дунула, и огонек погас, распространяя по монастырю сладкий дым.

– Есть, – внимательно посмотрел на девушку настоятель. – Сила отрицания и неприятия. Они рушат все, сметают любые построения. Превращают человеческое существование, его жизнь в руины, в выжженное поле.

– Это тяжело, наверное, пережить такое, – вертя в руках свечу, сказала Марго.

– Тяжело ли? Безумно. Многие не выдерживают и погибают, – ответил Настоятель.

– Я не хочу задувать свечу, – сказала Марго, провела ладонью над свечкой, отчего та снова стала гореть.

– Меня это радует, а тебя? – внимательно вглядываясь в ученицу, спросил лама.

– А мне все равно, – ответила Марго и поставила свечу у ног Будды

– Это не совсем хорошо. Эмоция должна быть управляема. Твои эмоции сейчас закрыты, но когда блок снимется, есть большая доля вероятности, что они тебя захлестнут с головой.

– Я хочу испытывать эмоции. Мне это нужно. Освободите их, пожалуйста, – Марго подошла к настоятелю и посмотрела на него сверху низ.

– Хорошо, давай попробуем. Ты сейчас сядешь в теплую ванну, воду я уже приготовил, полежишь немного, а потом я скажу, что делать дальше.

Марго медленно повернулась и пошла в специальную комнату, где стояла ванна, выдолбленная из цельного куска камня. Вода в ней была теплой и приятно пахнущей. Девушка быстро скинула одежду и полностью погрузилась в воду. Все это очень напоминало масло, потому как пальцы и все тело Марго покрылись скользкой пленкой. Она закрыла глаза и оперлась спиной о ванну. Настоятель тихо вошел в помещение, подошел к девушке, окунул два пальца в воду и стал что-то говорить: то достаточно громко, то резко переходя на шепот. Бормотание непонятных слов сначала расслабило, но потом Марго резко открыла глаза и выпрямилась. Настоятель стоял все в той же позе с закрытыми глазами и продолжал тихо шептать, не обращая внимания на девушку. Внезапно Марго почувствовала в районе грудины какую-то тяжесть. Этот упругий комок нарастал, причиняя постепенно усиливающуюся боль. Марго стало трудно дышать. Она попыталась встать в ванне, но вода будто превратилась в кандалы, которые не отпускали свою жертву из цепких объятий. Девушка тревожно посмотрела на ламу, но тот, казалось, оставался совершенно безучастным к судьбе ученицы. Собрав все свои силы, Марго старалась вырваться, выпрыгнуть из воды, или хотя бы освободить руки, но ни то, ни другое у нее не получалось. Лама заговорил быстрее. Прикоснувшись двумя пальцами к грудине девушки, он не обращал никакого внимания на ее тщетные попытки освободиться из водного плена. Боль за грудиной стала непереносимой. Она жгла, резала, терзала Марго все сильнее и сильнее, превращая ее тело в неисчерпаемый источник душевного и телесного кошмара. Она хотела закричать, но голос исчез. Из открытого рта не доносилось не звука, язык и горло пересохли. В сознании мелькнула мысль, что она сейчас умрет от напряжения во всем теле, либо ее просто разорвет на мельчайшие частицы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8