Александр Койфман.

Лисбет



скачать книгу бесплатно

– Почему? Почему я не могу выиграть?

– Потому что.

Но она храбро поставила несколько фишек. И в сумме выиграла три евро. Победно взглянула на меня и расставила очередные десять фишек. Проигрыш. Еще и еще: то маленький выигрыш, то средний проигрыш. И так до тех пор, пока у нее осталось всего десять фишек. Она отдала их мне и разочарованно сказала: «Ставьте вы». Пришлось подчиниться. До этого я смотрел по сторонам, разглядывал людей. Несколько раз внимательно поглядел на Лисбет и ее драгоценности. Вероятно, я все-таки держал в уме ритм игры. И время от времени посматривал на табло. Не зря же оно нам дается. Поставил пять фишек на черное, и мы выиграли пять евро. Потом опять пять фишек на левую колонку. С замиранием сердца смотрел, где остановится шарик. Повезло, мы выиграли десять евро. Я решил, что пока везет, нужно рисковать. Не хотел показывать мое число Лисбет, поставил десять евро на каре с этим числом. И мое число выиграло. Немного, но дополнительные восемьдесят евро – это не так плохо. Я решительно заявил:

– Хватит. Отдайте пять фишек крупье. У вас останется сто евро. Не искушайте судьбу.

Она пыталась протестовать, но я был непреклонен: «Ставить больше не буду». И Лисбет сдалась. Но заявила, что теперь за коктейль платит она. Я промолчал.

Мы прошли к кассе, обменяли фишки на деньги и пошли по направлению к театру. До начала спектакля оставалось много времени, и мы зашли все в то же кафе, где вчера неспешно смаковали коктейль. Честно говоря, сказать, что я его пил с большим удовольствием, нельзя. Слишком сладковат. Но Лисбет он понравился, приходилось делать вид, что мне тоже нравится.

На этот раз я выбрал себе коктейль покрепче и не такой сладкий. Наверное, сегодня я чувствовал себя более уверенно. Как же, мужчина – добытчик. Лисбет заказала себе вчерашний коктейль. Она помолчала немного и сказала:

– Я вам расскажу одну вещь, только не рассказывайте никому.

– Кому я могу рассказать? Кроме вас я никого здесь не знаю.

Она снова немного помолчала:

– Хорошо. Вчера вечером нашего коридорного-филиппинца кто-то оглушил и забрал у него универсальный ключ к каютам. Так что запирайтесь обязательно и на задвижку.

– Мне-то чего бояться? Это вам нужно остерегаться. Я давно говорил об этом. Кстати, можно посмотреть кольцо?

– Зачем?

– Я хочу поближе посмотреть изумруд. Из какого он месторождения.

Лисбет замялась. Ей явно не хотелось снимать кольцо. Но я протянул руку, и ей пришлось передать кольцо. В кафе было не очень светло, я снял очки и внимательно оглядел кольцо со всех сторон. Уже в зале я заподозрил неладное, теперь убедился в этом полностью:

– Лисбет, вы не хотите мне что-нибудь сказать об этом кольце? Вероятно, и обо всем остальном.

– А что конкретно?

– Ну, например, сколько стоит этот грандиозный комплект вместе с колье? Вы его сами покупали? Вы платили за него больше пятисот евро?

– Что, вам что-то не нравится?

– Почему? Красивое колье, симпатичные сережки и кольцо.

Но это не белое золото и не платина. Это стерлинговое серебро, и камни искусственные. Да думаю, что вы об этом сами знаете. Поэтому так спокойно ходите в этих украшениях. Для чего?

Лисбет снова немного помолчала:

– Вы хотите знать правду? Зачем?

– Не знаю. Может быть, чтобы быть уверенным, что вас не оглушат вечером из-за этих побрякушек. Может быть, чтобы понять вас, понять, почему вы не расстались со мной после первого же вечера. Какого черта я вам нужен?

Опять непродолжительное молчание:

– Вы правы. Это все побрякушки. Но они мне нужны. Вы уже поняли, что мои финансы не очень в порядке. Я могу вам честно сказать, что ищу приличную партию. Не волнуйтесь, на вас я не охочусь. Просто мне приятно было быть с вами оба этих вечера.

– Но я могу только помешать вам. Кто подойдет знакомиться, если видит, что вы рядом с не очень молодым человеком? На солидного отца я не похож, разве что на кузена?

– Мне нечего вам ответить. Возможно, я заигралась. Но не хочется прерывать наше знакомство на такой ноте. Давайте отложим разговор на сутки-двое.

– Хорошо. Но скажу вам, что сегодня отчаянно скучал без вас почти весь день.

Я проводил Лисбет в театр, но сели мы в разных рядах, уходили порознь и после ресторана в каюты возвращались тоже порознь. То есть она уходила из театра и ресторана в сопровождении солидного, положительного мужчины.

Настроение отвратительное, не хочется даже включать телевизор.

Эмма
25 октября, суббота.

На следующий день не очень рано мы прибыли в Пальма-де-Мальорка: расстояние от Туниса до Балеарских островов большое. Я успел утром зайти к Эмме на ресепшен. Подождал, пока около нее никого не оказалось, и с независимым видом поздоровался. Она смотрела на меня с удивлением. Мол: «Что вам здесь нужно?» Но тоже вежливо поздоровалась. Дежурные смотрели на нас, пытаясь удержать улыбку. Я извинился за вчерашнее:

– Думаю, вы понимаете, почему я разыграл вчера такой спектакль?

– Нет, не понимаю. У вас есть какой-то вопрос к нашей службе? Вам опять не принесли расписание на русском языке?

– Кажется, принесли, я не посмотрел.

– Тогда что вам было нужно вчера, зачем был нужен этот ваш спектакль?

Она делала вид, что вот-вот готова рассердиться. Но по некоторым почти неуловимым интонациям я понял, что это для нее тоже игра. Просто она не хочет выглядеть смешной в присутствии подчиненных.

– Видите ли, Эмма, я не знал, как заговорить с вами. Представьте себе, подхожу сюда к вам и говорю, как ковбой со Среднего Запада: «А не пойти ли нам, дорогая, сегодня вечерком в театр или ресторанчик?» И как бы вы ответили мне? Вполне очевидно: вежливо послали бы меня куда-нибудь подальше. Конечно, подходит еще не лысый, но потертый временем весьма немолодой дядька и бесцеремонно приглашает куда-то.

Эмма заулыбалась, но сдержала себя. Зато все присутствовавшие девушки смены и тот самый негр расхохотались от души. Пустяк, а начало положено.

– А вот теперь, если я вас спрошу: «Не сидите же вы здесь двадцать четыре часа?», то, возможно, вы мне что-нибудь ответите.

– Да, отвечу: «У нас смена двенадцать часов. А у меня имеется жених».

– Но это прекрасно. Я тоже был уверен, что такая девушка, безусловно, не обделена вниманием. Но я ведь не предлагаю вам руку и сердце. Просто спрашиваю, когда у вас заканчивается смена? Кстати, меня зовут Андре.

Эмма наконец улыбнулась:

– Мы сдаем смену в восемнадцать вечера.

– Прекрасно, только это мне и нужно было знать. Больше не буду мешать.

Я удалился, не оборачиваясь, но слышал смех девушек и их одобрительные голоса. Они что-то втолковывали своей начальнице.

Балеарские острова мне нравятся, в городе Пальма я тоже был, но проехал по городу на кольцевом туристическом автобусе с удовольствием. Поглазел на королевский дворец, снова удивился строгим очертаниям замка первого короля Балеарских островов. С удовольствием пообедал в городе. Хотелось посидеть рядом с местными жителями, но оказался в гуще туристов. Никуда от них не денешься. И заблаговременно вернулся на лайнер. Собственно, мы стояли здесь довольно долго, так как до следующей остановки, в Валенсии, расстояние небольшое. А вечером по этой же причине игорный зал не работал. Без десяти минут шесть я спустился на шестой этаж к ресепшену. Оделся как можно более прилично.

Эмма была еще на месте. Она о чем-то беседовала с молодым парнем, наверное, руководителем другой смены. Другие члены ее команды стояли поодаль. Эмма заметила меня, так как я видел, что она пару раз бросила тревожные взгляды в мою сторону. Опасается, что бесцеремонно вмешаюсь в их разговор. Но я остался стоять в сторонке, дожидаясь окончания их переговоров. Наконец они кончили разговаривать, и Эмма двинулась в мою сторону. На часах было ровно восемнадцать ноль-ноль.

– Я надеялась, что все это шутки, Андре, что вы не придете.

– Почему? Разве я похож на шутника?

– Вот именно, что похожи. Всем своим поведением.

– Может быть, я и шутник немного, но девушек стараюсь никогда не обманывать. Если сказал, что приду в шесть вечера, то обязательно приду.

– Ничего вы не говорили. Просто спросили, когда я заканчиваю смену.

– Да, вы правы, Эмма. Но тогда я не был уверен, что не опоздаю на наш корабль.

– Опять шутки? Вы просто не знали, как будут развиваться ваши отношения с графиней Колсберг.

– Это вы о Лисбет?

– Да, о графине Лисбет Колсберг.

– Но наши отношения с Лисбет вполне невинны, смею вас уверить. Мы почти друзья. Кстати, я приятно удивлен, что вы посмотрели не только мое имя в списках пассажиров, но и имя моей вчерашней спутницы.

– И вчерашней, и позавчерашней.

– Откуда такие точные сведения?

– Вы случайно не забыли, что мы ресепшен? К нам стекаются все сведения о пассажирах.

– Боже мой! Я думал, что такая тотальная слежка могла быть только на кораблях Советского Союза.

– Теперь будете знать.

– Хорошо, сдаюсь. Буду теперь знать, что каждый мой шаг просвечивается соответствующими службами. И не стану выяснять, какая сорока принесла вам на хвосте столько нехороших сведений обо мне. На самом-то деле я хороший, законопослушный.

– Это не мои проблемы. Всего хорошего.

– Подождите, Эмма. Я надеялся, что вы могли бы дать мне возможность загладить мои несуществующие провинности.

– Каким образом?

– Например, если бы вы уделили мне некоторое время сегодня вечером.

– А что вы можете предложить, какую программу?

– Если вы думаете, что на круизном лайнере в шесть вечера может быть предложена разнообразная программа, то вы ошибаетесь, хоть и знаете абсолютно все, что происходит на корабле. На мой взгляд, выбор не очень разнообразный: театр или одно из кафе. А потом в ресторан ужинать.

– В ресторан с вами я не пойду. Персонал ужинает в другом месте.

– Ну, в ресторан после ужина.

– Не уверена. А в театр можно. Но я тогда должна переодеться.

– Естественно. Я провожу вас и подожду.

– Нет, не так. На нашу палубу вам не стоит ходить. Подождите лучше меня в малом музыкальном салоне на восьмой палубе. Вы готовы меня ждать?

– Хоть вечность. Но лучше, если вы управитесь хотя бы за полчаса.

– Управлюсь.

Эмма ушла куда-то вниз, а я отправился в музыкальный салон. Когда-то я в нем был, вернее, проходил мимо и немного послушал музыканта, сидевшего за роялем и непрерывно игравшего не очень громко разнообразные мелодии. Я совсем плохо знаю современную музыку, но он играл давно знакомые мне вещи. И это не раздражало. Вот и теперь за роялем сидел все тот же музыкант, и мелодии тоже были мне знакомы. В маленьком зале кроме меня снова сидели только две пожилые пары. Как будто я вернулся на два дня назад, а может быть, даже в свое советское прошлое. Музыкант был явно из России или, как говорят теперь, из постсоветского пространства.

Ждать пришлось недолго. Но когда Эмма появилась, я даже немного растерялся. Это была не та строгая начальница, которая сидела, нахмурив брови, за пультом управления чего-то там. Эта была невысокая темноволосая молодая женщина в свободном серебристом платье, открывающем очень даже неплохие плечи. Большие карие глаза сияли. Как женщины умудряются достичь эффекта сияющих глаз? Я никогда не мог понять их секрета. Появление Эммы произвело сильное впечатление на музыканта. Он даже сбился и вынужден был повторить несколько тактов. Конечно, он знаком с Эммой, впрочем, ее знал почти весь персонал корабля, я в этом быстро убедился. Но, наверное, он не видел ее в таком наряде и таком настроении.

Когда я поднялся навстречу Эмме, музыкант еще больше удивился. И было чему удивляться. Все-таки я в два раза старше Эммы и выгляжу вполне на свои пятьдесят восемь.

А ей еще только двадцать восемь лет. Но это его дело – удивляться. У нас другие заботы. Мое восхищение было искренним и было высказано совершенно определенным образом. Предложил посидеть в кафе, которое практически рядом, выпить по чашечке кофе. Но Эмма сказала, что знает хорошее кафе на этой же палубе, и я, естественно, согласился.

Я не подозревал о существовании этого кафе, хотя проходил мимо не менее двух раз. Оно совсем крошечное и очень уютное: всего три столика, из которых занят был только один. Хозяйка широко раскрыла глаза, увидев Эмму под руку с таким пассажиром. Не знаю, что она подумала, но расцеловала Эмму и попросила познакомить ее со «спутником», как она назвала меня. Хозяйка тоже была весьма молодая, не более тридцати лет. Эмма церемонно представила нас:

– Андре, это моя подруга Зоя. Зоя, это Андре.

– Очень приятно.

Зоя усадила нас за столик в углу, вопросительно поглядела на Эмму, увидела что-то в ее глазах и, не спрашивая меня, пошла к стойке готовить кофе. Я похвалил уединенность кафе и спросил, давно ли девушки знакомы. Оказалось, что они живут в Риме в соседних домах. Когда-то Зоя рекомендовала Эмме пойти работать в эту фирму. И они плавают теперь на таких лайнерах уже более трех лет. Эмма хорошо знакома с семьей Зои, они иногда проводят вместе время, когда одновременно оказываются на суше. Правда, это обычно происходит у Зои, так как та не любит покидать в Риме свою семью: мужа и двоих маленьких детей. Предугадывая мой вопрос, Эмма сразу сказала, что детьми занимается мама Зои.

Зоя принесла нам турку с ароматным кофе, сдобренным еще какой-то травкой, и маленькие фарфоровые чашечки. К кофе были предложены миниатюрные пирожные. Потом она присоединилась к нам и, заполняя паузу в разговоре, начала рассказывать Эмме что-то об общем знакомом. Я было обрадовался, что не приходится выдумывать на ходу новую тему для разговора, но она вдруг остановилась на полуслове, извинилась, что мешает нам разговаривать, и упорхнула к себе за стойку. Зато теперь я мог расспросить Эмму о Зое подробнее. Но ничего интересного не узнал. Обычная история: рано вышла замуж по любви с первого взгляда, ссорились, устали от неустроенности жизни (почти как в России, подумалось), разошлись. Поэтому очень ценит спокойствие второго брака. Да, обычная история.

Как ни тянуть кофе из таких маленьких чашечек, оно слишком быстро кончается. Эмма благодарила Зою, я пытался вытащить деньги из портмоне, но Зоя замахала руками:

– Что вы, это же моя лучшая подруга. Какие деньги?

Пришлось ретироваться, но за дверью я решительно заявил Эмме:

– Я так не могу. Давайте подарим что-нибудь Зое.

Мы зашли в ближайший магазинчик, и Эмма начала смотреть украшения:

– Смотрите, какая красивая цепочка, и камень приятный, как раз подойдет Зое.

– Но это искусственный. Синтетический гранат.

– А какая разница? Зато красивый.

– Если вы так считаете.

Я заплатил около ста евро, и мы возвратились к Зое.

– Что, случилось что-то?

– Нет, Андре хочет тебе показать…

Я вытащил коробочку, и Эмма с любовью одела цепочку на шею Зое:

– Посмотри в зеркало, как красиво. И тебе идет.

– Да, мне нравится. Кого я должна целовать?

– Его.

– Ее, она выбирала.

Мы еще посмеялись и пошли с Эммой в театр. Около театра была небольшая толпа, медленно втекающая в зал. На входе я еще раз убедился, что Эмму знают почти все сотрудницы. Увидев ее, улыбались, но внимательно рассматривали меня. Мне даже было немного не по себе от этих оценивающих взглядов. Конечно, будь я лет на десять-пятнадцать моложе, чувствовал бы себя увереннее. В зале увидел Лисбет и ее спутника. Они сидели недалеко от прохода, а мы сели с той же стороны зала, но на несколько рядов ниже. Проходя на место, вынуждены были обратиться назад лицом, и я успел рассмотреть спутника Лисбет. Не так уж плох. Высокий блондин, лет на пять младше меня, крепкий, уверенный в себе. По крайней мере, мне так показалось. Вероятно – американец. Если он еще и экономически крепок, что ж, нормальный вариант. Лишь бы не был женат. Ну, это их дело, меня оно не касается. Эмма тоже кинула быстрый взгляд, не на Лисбет, вероятно, она ее уже немного знает, а на мужчину. Естественно, женское любопытство. Лисбет делала вид, что не смотрит в нашу сторону, а мужчина, ничего не подозревая, глядел куда-то мимо нас, вероятно, на сцену.

На сцене уже началось движение. Конферансье вышел и начал свои приветствия, хотя в зале еще рассаживались зрители. Но к моменту выхода первой группы танцоров все успокоились на своих местах. Эмма немного посмеивалась, уже много раз слушала и смотрела выступления этой труппы. Я тоже видел почти все. Конферансье, например, в точности повторил свои слова, сказанные в прошлый раз. Но мы делали вид, что нам интересно, хлопали вместе со всеми в ладоши. Не понравился мне дуэт Лейлы и Надира «Осталось глухо сердце твое» из «Искателей жемчуга». Показалось, что даме не удались верхние ноты. Но я искренне хлопал, когда тенор остался один и исполнил романс «В сияньи ночи лунной…» из той же оперы. Конечно, не Собинов, но весьма прилично. Гимнастка, вытворявшая чудеса с обручем, тоже заслуживала самых высоких похвал. Мы честно высидели весь спектакль. Да и куда пойдешь на этом ограниченном пространстве?

После театра я с сожалением проводил Эмму до шестого этажа. Дальше она мне категорически не разрешила проходить. В ресторан тоже отказалась идти. Я только спросил:

– И все? Мы еще увидимся?

Она только улыбнулась:

– Если захотим, то увидимся, хотя это трудно. До Марселя я в первой смене, а потом уже во второй.

– Хорошо, я это интерпретирую как согласие.

– Понимайте, как хотите. Спасибо за вечер, до свидания.

– Вам спасибо. Надеюсь на встречу.

Ужин проходил как обычно, только повара и официанты устроили шествие с подарочными тортами, бенгальскими огнями и грандиозным шумом. Потом мы все получили дополнительный кусок торта к десерту. Пустяк, а всем приятно. Я искоса наблюдал за столиком Лисбет. Она договорилась с соседкой по столу, и рядом с ней сел тот самый мужчина, которого я видел в театре. Пришлось проглотить и это. Впрочем – неважно. Да, были два совместно проведенных вечера. И все. Не о чем жалеть. Ночь прошла абсолютно спокойно.

Слежка?
26 октября, воскресенье.

Рано утром мы были уже в Валенсии. На выход пришлось идти мимо ресепшена, я улыбнулся Эмме и получил в ответ тоже улыбку. Сотрудники, занятые бесконечным потоком вопросов туристов, не обратили на это внимания. На выходе заметил несколько впереди Лисбет с ее спутником. Я не хотел догонять их и шел шагов на двадцать сзади. По-моему, Лисбет меня не видела. Когда нужно было садиться в автобус, ее спутник замешкался, показывая что-то Лисбет, и я успел проскочить мимо них и устроиться в заднем ряду. Я знал, что автобус идет в центр и возвращается потом в порт: уже ездил в прошлый раз этим автобусом. Мне были хорошо видны затылки Лисбет и ее мужчины. На одни и те же затылки смотреть долго неинтересно, и я стал рассматривать других пассажиров, вернее их затылки. Внезапно заметил, что в сторону этих же затылков смотрит мужчина в коричневой рубашке и белом кепи с большим солнцезащитным козырьком. Мне стало интересно. Может быть, это конкурент спутника Лисбет? Мужчина сидит на два ряда впереди меня, но с другой стороны автобуса. Лица не видно, но я его запомню: он высокий и кепи слишком заметное. Решил проследить немного за ним. Все равно делать мне нечего: прогулка по Валенсии, если имеешь в запасе менее трех часов, совсем не интересна. Так будет что-то вроде занятия. Возможно, оправдывал сам перед собой желание проследить за Лисбет.

Мы доехали почти до центрального рынка – знаменитого на всю Европу Mercado Central. Лисбет со своим спутником вышли совсем не далеко от него. Следом вышел и человек в белом кепи. Я тоже вышел, осматриваясь по сторонам, как будто впервые оказался в этом месте. Вся троица медленно пошла вперед. Я перешел на другую сторону улицы и медленно двигался, оглядывая витрины, но стараясь не выпускать их из своего поля зрения. Неожиданно заметил, что за этой троицей идет еще один человек в светло-зеленой рубашке и тоже делает вид, что разглядывает витрины. Это уже совсем интересно. У меня появился охотничий азарт. Впереди был виден центральный рынок. Поняв, что все мы идем именно к нему, побоялся потерять всю группу в этом грандиозном скоплении магазинчиков и прилавков. Пришлось перейти на их сторону. Теперь вокруг много людей, и можно приблизиться к последнему в этой небольшой процессии.

Внутри рынка все остановились. То есть остановилась Лисбет со своим спутником – рассматривают сыры, а мы, все трое «наблюдателей», делаем вид, что нам тоже что-то интересно на прилавках. Но здесь действительно есть на что посмотреть. Горы сыра всех сортов (мы стоим в этом отделении), дальше идут колбасы, а в следующих рядах рыба, морепродукты, овощи и вообще все-все, чем богата земля и море этого дивного уголка Испании. Но главное для меня – не отвлекаться. Можно натолкнуться в этой толчее на «наблюдателей» или на Лисбет. Мне это ни к чему. Уже ясно, что эти мужики – не претенденты на руку Лисбет. Дело хуже. Вероятно, оба, или хотя бы один из них, охотятся за ее колье. Я уже выяснил, что колье – туфта, но они ведь не знают. И Лисбет может угрожать серьезная опасность.

Мне удалось внимательно разглядеть лица обоих: и «белое кепи», и «светло-зеленую рубашку», так я их для себя определил. Был уверен, что в этой толпе они не смогут причинить вред Лисбет. Да и не было в этом смысла. Она одела на прогулку комплект хризопразов, так что ей ничего не угрожало. Мне даже непонятен был смысл этой слежки. Разве что первый хотел понаблюдать за спутником Лисбет, а второй выяснял что-то о первом. Теперь нужно будет узнать на корабле, где они живут. Лисбет пробыла на рынке около получаса, потом гуляла со своим мужчиной по небольшому кварталу, сплошь напичканному сувенирными лавочками. И, наконец, все кроме меня отправились в порт. Я не хотел светиться с ними в автобусе и подождал следующего.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8