Александр Кириллов.

Будем жить по-новому! Защитник. Книга 2



скачать книгу бесплатно

– Вообще-то мы не совсем артисты. Мы обслуживающий персонал, гримеры мы, но иногда и к ролям привлекались в эпизодах.

– Гри-и-имеры, а есть у вас инвентарь по профилю вашему?

– С собой нет, но кое-что есть дома, а кое-что должно остаться в кладовке в доме культуры.

– Сержант, организуй-ка, пожалуйста, дежурную машину.

Водитель, я и оба мужичка сели в нее, и мы поехали, для начала, в дом культуры. По пути мужики рассказали, что они отец и сын работали в театре, с подходом немцев театр закрылся, они с другими горожанами рыли окопы перед городом, потом перебивались случайными заработками, типа разгрузи-принеси, в том числе и на немцев. Вначале считали, что не дело интеллигенции в окопах сидеть, но насмотревшись на оккупантов, изменили свое мнение и твердо решили вступить в ряды Красной армии.

В доме культуры располагался штаб с сопутствующими службами танкового полка. Я договорился о пропуске нас в помещение кладовки и изъятии специнвентаря. Там мы увидели лежащие в запустении парики, старые наряды, камзолы, какие–то канделябры с подсвечниками, атласные шторы и прочего театрального реквизита. Я отправил водителя за полуторкой и десятком бойцов, чтобы быстро вывезти это к нам. Отдельно стояла косметика от «Dior” в советском исполнении, то есть кулечки с мелом, сурьмой, какими-то красителями, накладками на волосы и лицо.

– Что дома у вас?

– Более цивильное, и все то, что смогли сохранить в чистоте: наборы парикмахерского и макияжного инструмента, вкладыши в нос, рот, накладки на руки, парики, которые получше, тональные мази и крема.

– Вас проверят наши кадры, всю ли вы о себе правду сказали, после чего будете зачислены в батальон или переданы в комендатуру.

Через два дня отец Митрофан Иванович и сын Василий Перовы были зачислены рядовыми в батальон под руку Конышева. А на следующий день начались двухчасовые занятия с группами бойцов по гримированию, одна группа заканчивала занятия и на урок приходила следующая. В состав занятия входила теоретическая часть и условно практическая из-за необходимости беречь материалы. Филиппову поручалось где угодно, хоть в Большом театре, достать инвентарь по списку, выданному старшим Перовым. Вася больше вел практические занятия, а отец его результат.

Все командиры также ходили на эти лекции, сидели и слушали о приемах гримирования. Митрофан Иванович смог увлечь своим рассказом и показом, и все мы сидели, раскрыв рты. Действительно, человек был энтузиастом своего дела, рассказывал и тут же показывал это на Василии.

– Гримирование – это искусство изменять внешность. Характер грима зависит жанра и стиля роли, костюмов и световой партитуры, а также физических данных актера и его пластической трактовки образа. Но помните о том, что основа грима человека – это смена вашего выражения лица и привычек: походки – вы ходите ровно, так ссутультесь или легко прихрамывайте; вас привыкли видеть в очках, а вы идите без очков, делаете стильную прическу – взъерошьте волосы и так далее.

Я вспомнил случай из своей прошлой службы, когда мой начальник, как-то пожаловался, что «снял очки и меня никто не узнает в коридоре, я здороваюсь с людьми, а на меня смотрят, как непонятно на кого».

Лектор продолжал.

– В самом общем виде типы грима можно разделить на «реалистический» и «условный».

Наша задача, товарищи бойцы, будет в кратчайшие сроки научиться реалистичному гриму, чтобы на коленках вы смогли изменить себя. Главная цель реалистического грима – достижение высокой степени жизни-подобия изображаемого персонажа, то есть гримировать надо не только лицо, но и все открытые участки тела, в первую очередь – руки и область декольте. Скажем, когда молодая актриса играет возрастную роль, то гладкая, без морщин шея может разрушить правдоподобие образа. Например, если вы загримировали лицо под негра, но будете с белыми руками или шеей – вы провалитесь.

Краски меняют лицо актера живописными приемами, но сильного изменения формы лица добиваются с помощью разнообразных наклеек, как плоских, так и объемных. Например, сделать курносый нос или азиатский разрез глаз можно с помощью специального пластыря. Увеличение носа, изготовление шрамов производят с помощью специальной пластической массы, так называемого гуммоза, из которого лепят нужные детали, прикрепляют их с помощью театрального клея, а потом уже маскируют гримировальными красками. А также важнейшим средством грима являются различные постижерные изделия (парики, усы, бороды, шиньоны и другие волосяные накладки и наклейки). Они изготавливаются как из настоящих, так и искусственных волос и широко применяются во всех видах грима.

Существуют два основных технических приема гримирования: живописный и скульптурно-объемный.

1. Живописный прием выполняют, используя гримировальные краски, так же, как пишет свои произведения художник, соблюдая те же принципы, что и в живописи.

2. Скульптурно-объемный прием грима отличается от живописного тем, что в нем используют кроме красок вставки, налепки, наклейки, аппликации, подтяжки, постижерные изделия. В выполнении его много общего с работой над скульптурой по передаче объемной формы. Используя скульптурно-объемный прием грима, можно изменить лицо до полной неузнаваемости, чего нельзя сделать в живописном приеме. В скульптурно-объемном приеме используют разнообразные материалы: вату, папье-маше, кожу, пробку, пластические детали, постижерные изделия.

Теперь переходим к технике грима. Вы, товарищи бойцы, узнав основы грима, так сказать фундамент, сами выработаете свои правила гримировки применительно только к своему лицу, к своей индивидуальности.

Работаете вы не в кабинете и, как такового рабочего места у вас не будет, поэтому с рабочим местом у вас, как получится, но надо запомнить такую последовательность грима – протирание лица, наложение общего тона и румян, подводка деталей лица, бровей, глаз, губ, носа. Если в гриме применяют так называемую растительность – усы, бороду, бакенбарды, брови, то те места, на которые они будут наклеиваться, вазелином или общим тоном не покрываются. Клеят растительность после окончания гримирования. Это делается для того, чтобы не запачкать волосы гримом, пудрой и не испортить формы. Все налепки из гуммоза, ваты, поролона, а также пластические детали клеят на насухо вытертую кожу перед началом гримирования. Чтобы налепка лучше держалась, кожу лица припудривают или промазывают гримировальным клеем.

Тут надо понять, что с одной стороны удачный грим – это только индивидуальный подход, имеющий бесконечное разнообразие своих конкретных проявлений, и в тоже время это природный закон. Попытаюсь объяснить это на примере: «Круг, проведенный на щеке касательно носа, глаза, уха» и растушеванный к центру щеки, создает впечатление толстой щеки, – это закон, так как всегда шарообразный объем, переданный по закону светотени, будет создавать иллюзию выпуклой щеки. Но это вовсе не значит, что всякую толстую щеку следует передавать указанным приемом. Ведь толстая щека также может иметь самые разнообразные характерные формы: она может быть толстой, обрюзглой, со складками. Закон светотени останется, как и останутся в силе приемы тушевки шарообразной формы. А вот само построение изменится совершенно, и никакого «круга, касательного носа, глаза, уха» уже не будет, а будет растушеванная черта «под складку». Таким образом, каждый прием в гриме должен найти свое особое решение для выполнения конкретной творческой задачи, с учетом анатомических особенностей вашего лица и имеющихся материалов. Следовательно, изучая приемы грима, мы должны не механически запомнить тот или иной прием, а понять закон построения лица и возможности его изменения.

Особое внимание уделите, как это будет выглядеть на свету – если грим будет казаться неестественным – вы провалитесь. Свет, падая на любое непрозрачное тело, частью отражается от него, частью поглощается им. Белая поверхность отражает в равной мере все падающие на нее лучи. Поэтому, если осветить белую поверхность белым светом, она будет казаться белой. Если же белую поверхность осветить красным светом, она будет казаться красной, так как никакого другого света, кроме падающего на него красного, она не отражает. Цветная поверхность отражает падающий на нее луч не в одинаковой мере. Например, зеленая поверхность при освещении белым светом отразит лишь однородные световые потоки различных зеленых оттенков и поглотит все остальные. Если же зеленую поверхность осветить красным светом, то от поверхности вообще ничего не отразится, так как зеленая поверхность красный свет поглощает. Зеленая поверхность, освещаемая красным светом, будет казаться черной. Подобные же изменения происходят и с гримом на человеке при дневном и ламповом освещении.

Теперь подробнее рассмотрим практические приемы. Женский парик надевают после окончания гримирования, чтобы рукой при гримировании не помять прически. Мужские парики со лбом надевают до гримирования, чтобы наклеить шифоновую ленту и замаскировать рубец перехода от искусственного лба к естественному. Прически из естественных волос делают в два этапа: перед гримированием завивают волосы и закалывают их шпильками, для того чтобы они остыли, а после гримирования укладывают в прическу. Если прическа требует густых волос, то используют накладные элементы: шиньоны, косы, локоны. Одежду надевают через ноги, если такой возможности нет, то через голову, а лицо на этот момент покрывают куском тонкого шелка и аккуратно продевают в отверстие ворота. Это делается для того, чтобы материя костюма, скользила по шелку и предохраняла от гримировальных красок. Снимают костюм сразу после окончания спектакля. Затем снимают парик, различные постижерные изделия, разгримировываются, используя крем. Грим будет только тогда удачен, когда соблюдена полная гармония между всеми компонентами.

Для учебного использования у нас в батальоне было мало клея и красок, но вот одевание париков, шиньонов, как управляться со шпильками, закалывая волосы, движения пальцами при нанесении грима, установка накладок и вставок для утолщения носа и щек – все это нам показывали теперь уже красноармейцы Перовы. Но сначала тренировали самое простое по изменению внешности, и на что требовалось обратить при этом внимание.

Занятия у нас вели еще и… немецкие офицеры. Занятия они вели по очереди, но в основном это был Лабанд. Он учил нас быть немцами: как одеваются разные немцы, как ведут в магазинах, разговаривая с продавцами, выбирая одежду, какие дают чаевые и когда, как разговаривают с прислугой или с представителями органов власти, как общаются эсесовцы и с эсэсовцами, подчиненные с начальством, как общаются с дамами, как курят, пьют и что пьют, что обычно едят на завтрак, обед, ужин и, как едят. Мы не изучали правила этикета, мы изучали, как это принято у немцев. Обыгрывали эти ситуации на занятиях, а немцы смотрели со стороны и указывали на ошибки. Кстати, выяснили, что в Австрии и Германии не принято звать официанта, как это делают в России, крича на весь зал «официант». Достаточно лишь немного поднять руку, чтобы дать понять кельнеру, что требуются его услуги. Они работают по принципу «профессионал все увидит» и, если будешь орать на весь зал, то тебя обслуживающий официант, даже лишаясь чаевых, может передать другому официанту, как невоспитанного клиента, мол «я с деревней не работаю».

Фронт несколько застыл на месте, ни у кого не хватало сил нанести решающий удар, да и некоторые дни были с такой холоднючей и снежной погодой, что техника не заводилась, потому что замерзали технические смазки и масла, подшипники в автомобилях, танках, самолетах. Нашим шоферам приходилось эти части на машинах отогревать горелками.

Глава 4. Мой первый Новый год. Вербовка агента


Наступал новый 1942 год. Здесь я уже полгода, пообтерся, начальство узнает, но, главное, это то, что подобрался в нашей части крепкий коллектив, дающий возможность исправно функционировать всему организму нашего батальона и приносить реальную пользу фронту. Командирам подразделений батальона было рассказано о находке денежных средств, поэтому к Новому году были опрошены все бойцы батальона на предмет их семейного положения, у кого в каких условиях живет семья и от имени батальона были направлены денежные переводы, также премировали бойцов. Механики и водители, кстати, получали неплохие премиальные за восстановленную или притащенную на буксире технику. Немцев так же премировали деньгами к основному окладу по ставке рядовых, но они и работали по-немецки аккуратно и обстоятельно. Числа 30-го на утреннем построении батальона я вручил Карлу Маю советскую награду – медаль «За отвагу». Оказалось, что это вообще первая и единственная медаль в их взводе. Многим бойцам, техникам и тыловикам были объявлены благодарности с занесением в личное дело, несколько человек получили медали «За отвагу» и «За боевые заслуги».

В Стеблево ребята захватили немецких продуктов, которых нам не выдавали никогда – кофе, шоколад, пару бутылок французского коньяка «Мартель», а также обычные продукты: крупы, консервы, сигареты. Все экзотические товары пошли в фонд батальона для различных представительских нужд.

В последний день 1941 года меня, Недогарова и Горяева вызвали в штаб армии для торжественной встречи Нового года.

– Ну что мужики, получается, что сегодня вы без нас встречаете Новый год, а мы теперь увидимся аж в следующем году.

– Ничего командир, вы там тоже держитесь!

Все посмеялись, хотя мне было комфортнее побыть в кругу однополчан, чем там, где соберутся командиры различных рангов, и все в итоге разобьются по знакомым группкам. Вооружившись десятком плиток шоколада, парой двухсот пятидесяти граммовых пакетов зернового кофе «das ist Arabica» и бутылкой «Мартеля» при параде на «джипе» убыли в центр города в штаб армии.

Приехав часам к четырем в штаб армии, располагающийся в здании горкома, в котором осенью мы заминировали пару комнат и подорвали их вместе с фашистскими генералами, мы окунулись в предпраздничную суету. В этом же здании располагались и основные тыловые подразделения армии. Женский коллектив финчасти и кадровой службы шуршал по украшению зала и своих кабинетов вырезанными из бумаги звездочками и игрушками. В зале уже стояла наряженная елочка. Направившись вначале в кадры, мы торжественно поздравили коллектив с наступающим Новым Годом и вручили девчатам во главе с невозмутимым пожилым майором начальником службы пять шоколадок и пакет с кофе. Шоколад вряд ли, а вот кофе и для них был редкость. Получив порцию благодарностей, отправились на поиски финчасти. Здесь мы задержались немного подольше, потому что тут нас озадачили участием в концерте от нашего батальона, и никакие отговорки, что мы не умеем, их не убедили.

«В общем, Александр, ты у нас самый разговорчивый, так интересно рассказывал, когда сидели у вечернего костра, так что тебе и отдуваться», – порадовал меня Горяев.

«Реально Сань, ну у тебя лучше всего получится», – поддержал его Вадим.

«Ладно, изобразим что-нибудь», – ответил я словами Попандопуло из «Свадьба в Малиновке». Я решил рассказать несколько нейтральных, в том числе военных, анекдотов, адаптировав их к царской России, какой-нибудь юмористический монолог из репертуара современных мне артистов, например Винокура или Задорнова, и спеть песню, которая мне очень понравилась в свое время. Правда играть я не умел, и голосом не обладал, хорошо хоть музыкальный слух имелся, но в стиле Бернеса или Трошина, который так замечательно спел песню «С чего начинается Родина», вполне смогу. Выяснив у Натальи, где находятся армейские музыканты, подошел к ним и, рассказав, чего я от них хочу, попросил подобрать мелодию под мою песню. Я тихо напевал ее, а ребята подыгрывали и достаточно быстро ее подобрали. Потом я стоял, уединившись в конце коридора, вспоминая мысленно то, что я мог бы рассказать на вечере, и так же тихо, бурча себе под нос, репетировал номера.

По коридорам сновали повара или их помощники, принося готовые блюда и сервируя столы. А в 18.00 нас пригласили в небольшой зал на банкет. Разнообразием столы не баловали, но все выглядело очень аппетитно: свежевыпеченный хлебушек, картошечка жареная и вареная, капустка квашеная, соленые грибочки с огурчиками, мясные отбивные, салаты, напоминающие сельдь под шубой, морковные и свекольные, и государственная водка. В зале собрались только командный состав и начальники служб. Рядовые сотрудники отмечали в своих коллективах, а вот концерт и танцы должны были быть общими. Мы расположились в дальнем краю от командарма и его ближайших помощников. Когда все расселись и наполнили тарелки и рюмки, началось обычное «протокольное» мероприятие. Говорились тосты о наших успехах, о будущей победе, Горяев задвинул пламенную речь закончившуюся тостом за нашу Победу. Народ соловел, поднимая тосты и выпивая рюмки с водкой, раскрепощался, уже пошли обычные мужские разговоры о боях, женщинах, об оружии, в общем, обо всем том, о чем разговаривают подвыпившие мужики на празднике. Горяев убежал к своим политическим соратникам, а мы с Вадимом вышли прогуляться по коридору. Честно говоря, я от души наелся, немного подокосел от выпитого, мне совершенно не хотелось выступать, а хотелось просто сохранить это празднично-спокойное настроение, когда не надо никуда бежать, стрелять, мерзнуть где-то в лесу. Все это так напомнило мне мою прошлую жизнь. Встретил девушек из бухгалтерии, они затащили меня в свой кабинет и я по очереди выпил на брудершафт со всем отделом налитую мне рюмку водки, лишь пригубляя ее, чтоб хватило на всех девчонок. Какая, на хрен, война – тут так хорошо и мирно. Легко беседовали, весело смеялись над простенькими шутками друг друга, чуть флиртуя со всеми сразу.

«А кто от вашего батальона будет показывать номер?» – спрашивала Лена Кириченко, мило улыбаясь.

– Я буду показывать.

– «А что ты будешь показывать, то есть с чем ты будешь выступать?» – хихикали девушки.

– Девушки, это великая тайна, что я вам покажу, и не пытайте меня, а то я в окружении такой красоты совсем забуду про свое выступление.

«Александр, хватит охмурять моих сотрудниц, в зале уже собираются тянуть жребий, когда кто выступает», – сообщила мне Алевтина.

Вернувшись в зал, я подошел к нашим, и Вадим порадовал меня, что я буду выступать последним из 10 участников. Все перешли в актовый зал, где стояла наряженная елка. Армейский ансамбль настраивал инструменты. Зал заполнялся народом, кто-то заносил стулья, кто-то просто стоял, прислонившись к стенке.

Когда в зал набилось человек 120, ведущая концерта начальник финслужбы Алевтина Вениаминовна объявила первый номер. В основном, народ пел одну-две песни, один майор очень здорово танцевал «цыганочку с выходом», один пожилой полковник от штаба армии продекларировал стих Лермонтова «Бородино», читал мощно, так что народ прониклись той энергией, которая заложена в это стихотворение. Все мы им от души аплодировали.

– А сейчас наш новогодний концерт завершит командир отдельного диверсионного батальона Александр Кольцов.

Колени предательски задрожали: «Соберись, ты ж не один раз выступал с докладами перед командирами различного уровня, давай вперед и не бойся», – напутствовал я сам себя.

– Дорогие товарищи, я исполню песню под названием «Одинокая ветка сирени», музыка и слова Залкина Валерия – обычного советского юноши.

Заиграли музыканты, и я исполнил эту душевную лиричную песню.

 Народ тихо слушал песню, слова которой многим присутствующим навевали какие-то свои личные воспоминания, наполняя память кусочками довоенной жизни, а я просто от души ее пел.

Дождавшись, когда мне закончили аплодировать, я продолжил выступление: «А теперь я хотел бы рассказать несколько шуточных историй и даже анекдотов, которые перекликаются с ситуациями из нашей обычной жизни». Сам лично, когда я первый раз слушал эти номера или анекдоты я смеялся, потому что мне было по-настоящему смешно. Я начал рассказ: «Вот представьте себе безобидного человека, который в какой-то степени не от мира сего, и ему надо выкрутиться из возникшей в его жизни бытовой ситуации…»

И я рассказал пародию В.Петросяна в стиле монолога о «Студенте кулинарного техникума» на Г.Хазанова. Народ смеялся над ситуациями, которые решал герой и чем для него это закончилось. Потом рассказал несколько армейских анекдотов, и закончил тоже армейской классикой: «Полковник – майору: – Завтра в 9.00 произойдёт солнечное затмение, что случается не каждый день. Всех построить во дворе, а солдатам при себе иметь закопченные стёкла. Если будет дождь, то всех собрать в гимнастическом зале.

Майор – капитану: – По приказанию полковника завтра в 9.00 произойдёт затмение солнца, в случае дождя вы его не увидите, и затмение состоится в гимнастическом зале, что случается не каждый день, но для чего иметь с собой закопченные стёкла.

Капитан – лейтенанту: – По приказу полковника завтра в 9.00 в гимнастическом зале состоится торжественное затмение солнца, для чего закоптить стёкла. Если потребуется дождь, полковник даст особый приказ, что случается не каждый день.

Лейтенант – сержанту: – Завтра в 9.00 полковник затмит солнце в гимнастическом зале при закопченных стёклах, что случается не каждый день в ясную погоду, когда идёт дождь.

Сержант – солдату: – Завтра в 9.00 состоится затмение полковника по случаю солнца. Если в гимнастическом зале будет идти дождь, что случается не каждый день, вас всех соберут во дворе, но каждому закоптить по одному стеклу в спортзале.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

сообщить о нарушении