Александр Калмыков.

Желторотик. Повесть



скачать книгу бесплатно

Так, в общем, Борис был парнем спокойным, но иногда баловал. В этот раз он сразу пристал к тёте Поле. Стал прыгать вокруг неё и толкать с табуретки.

Тётя Поля, побледнев ещё сильнее, стала защищаться от Бориса. Она оттолкнула его, когда он приблизился к ней.

В этот момент произошло непредвиденное событие. Борис размахнулся и сильно ударил тётю Полю по лицу.

Раньше, когда его прогоняли, Борис, улюлюкая и строя рожи, убегал со двора. А в этот день он вёл себя странно и агрессивно.

Тётя Поля упала с табуретки и, с трудом поднявшись, заплакала.

Увидев всё это, Александр и его друзья бросились защищать тётю Полю. Они налетели на Бориса, не осознавая опасности, и стали прогонять его со двора.

Борис отбежал от мальчиков в сторону метров на десять. Его глаза налились кровью, лицо побагровело. Борис секунду смотрел на мальчиков с бешенством, а потом быстро нагнулся и схватил с земли лежавший там большой обломок кирпича. Через мгновение он с силой запустил им в мальчиков.

Мальчики бросились в стороны, а Александру показалось, что если он отвернётся и присядет, то увернётся от кирпича. Он так и сделал, не определив, что кирпич ему и предназначался.

Тяжёлый кирпич со всего маха угодил Александру в нижнюю часть затылка. От этого удара у него потемнело в глазах. Вместе с тупой болью в голове у парня появилось болезненное ощущение где-то в глубине носа. Раны на затылке не было, но из носа упало несколько капель крови.

Александр, опустившись на колени, схватился руками за затылок, так и застыв в этой позе.

Голова болела нестерпимо. Слегка тошнило, то ли от боли, то ли от головокружения.

Всё это произошло на глазах у работников хлопкоочистительного завода, которые после работы шли мимо двора домой. Они прогнали Бориса. Кто-то подошёл к Александру и поднял с земли.

Боль в голове постепенно проходила, но настроение у него было испорчено. Александр досадовал на то, что не смог увернуться от кирпича.

Валерка и Камиль были возбуждены. Увидев, что с Александром ничего страшного не произошло, они убежали домой.

Тётя поля тоже ушла домой.

Александру было нехорошо. Немного болела голова. Тошнило. Появилась слабость. Хотелось лечь.

Он тихо пошёл домой.

Мать пришла домой вместе с отцом. Они пришли с работы чуть позже обычного времени. Евдокия Ефремовна после работы пошла на базар и там встретила Ивана Андреевича. Купив необходимые продукты, они вместе пришли домой.

Быстро темнело. Наступила ночь. Мать приготовила ужин и позвала мужа и сына к столу ужинать. После ужина Александр вновь почувствовал себя плохо. Тошнило. Он лёг на кровать и стал перебирать в памяти события прошедшего дня.

– Что-то ты бледный сегодня! – посмотрела на сына и сказала Евдокия Ефремовна, – Ты не заболел? Как ты себя чувствуешь?

– Я здоров и чувствую себя хорошо! – соврал матери Александр. – Но мне хочется полежать.

Мать подошла к сыну и пощупала его лоб ладонью.

Убедившись, что у него нет температуры, она отошла к столу. Убрав со стола всё лишнее, оставив на нём только виноград в чашке, Евдокия Ефремовна поставила на стол чайник с заваркой и пиалы для чая.

– Мужики, садитесь за стол виноград кушать и чай пить, – позвала она мужа и сына.

Александру не хотелось вставать с кровати. Донимала возникшая слабость. От движений слегка проступал холодный и липкий пот. Но ему не хотелось огорчать родителей своим состоянием. Пересилив внезапно возникшую слабость, он встал с кровати, подошёл к столу. В этот момент произошло нечто ужасное. Он ничего не видел. Помня, где находится стул, он удачно сел на него. Стараясь не показывать родителям своего состояния и возникшую слепоту, Саша закрыл глаза. Страха у него не было. Он боялся лишь одного, как бы мама не догадалась, что он ничего не видит.

– Шура, а ты, почему не ешь виноград? – спросила Евдокия Ефремовна сына, видя, что он не открывает глаза и не обращает внимания на виноград.

– Мне есть не хочется, потому что я хочу спать, – ответил Александр.

После этого, осторожно открыв глаза, он низко нагнул голову. По-прежнему, ничего не видно. Зная примерно, где стоит чашка с виноградом, Саша наугад протянул туда руку. Попал. Взяв одну виноградинку, он сделал вид, что рассматривает её. Вдруг он действительно увидел эту ягодку винограда. Он смотрел на виноградинку и видел её каким-то точечным зрением. Больше ничего не видел, только виноградинку. И та виделась ему не вся, а только её зелёная поверхность с прожилками под тонкой кожицей, казавшаяся ему в этот момент розовато-серой. Всё остальное вокруг было чёрным. Но это было уже кое-что. Александр поднял голову и посмотрел на стол. Темнота. Но в этой темноте было маленькое отверстие, в которое он смотрел, словно издалека, и чуть, чуть видел то, что было за этим отверстием. Медленно ведя взгляд по столу, он нащупал им вначале бок чашки, а затем и виноград в ней. Отверстие в темноте стало чуть больше. Теперь Саша видел уже целую виноградинку, на которую смотрел.

Угостившись виноградом, он лёг спать. Темнота не проходила. Ему становилось страшно. Он боялся того, что мать догадается, что с ним. Александр понимал, что это состояние связано с ударом кирпича в затылок. Он, лёжа с закрытыми глазами, вновь мысленно пережил происшедшее событие и незаметно уснул.

Утром Александр проснулся и открыл глаза как обычно. Черноты и слепоты не было. Чувствуя прилив счастья и бодрости, он наслаждался утренними красками наступившего дня. Вставать не хотелось. Ему казалось, что если он встанет, то, вновь, как вчера, всё зальётся чернотой. Но нужно идти в школу. Родители уже собирались на работу.

Евдокия Ефремовна, проводив на работу Ивана Андреевича, принялась за сына.

Александру пришлось вставать. Сделал он это с большой осторожностью. Его опасения оказались напрасными. Он по-прежнему видел радужные краски утреннего света и в школу пошёл с отличным настроением. Ничего, что немного болела голова и шишка на затылке. Зато он чувствовал себя героем, который получил рану в бою с несправедливостью, но победил.

Страна жила событиями века. Впервые в истории человечества советские люди запустили ракеты в космос и вывели на орбиту Земли искусственный спутник. Эти события отразилось и на Александре. Раньше он полагал, что летать могут только птицы и самолёты. Теперь, когда в лексиконе людей появились слова «ракета» и «искусственный спутник» ему стало ясно, что летают в небе не только самолёты, но и непонятные пока для него ракеты и спутники.

В газетах и журналах помещались фотографии этих загадочных для Александра сооружений. Вглядываясь в их контуры, он пытался понять принцип их способности летать, но не мог. Отец, как мог, объяснял сыну принцип полёта ракеты, но эти объяснения были настолько туманными, что по-прежнему не давали Александру ясного представления о полёте ракет. Ему было ясно только одно, что спутник летает вокруг Земли на очень большом от неё расстоянии и никогда не упадёт на Землю.

Шло время. Наступала весна. В школе учителя организовали выставку творчества учащихся. Они объявили школьникам о конкурсе на лучшее рукоделие учащихся.

Все одноклассники Александра начали мастерить и рукодельничать, чтобы победить в конкурсе.

Взялся за дело и Александр. Подумав немного, он начал делать искусственный спутник Земли, летающий вокруг неё по орбите. Работа эта показалась ему лёгкой и незначительной. Саше казалось, что его творчество будет обычным среди поделок школьников и никак не заслужит внимания. Но ничего другого для изготовления, более привлекательного, придумать не смог.

Выстрогав ножом два деревянных шарика, один большой, размером с теннисный мяч, а другой маленький, как шарик настольного тенниса, Александр тщательно обработал их напильниками и наждачной шкуркой. Получились два аккуратных шарика, пусть не совсем круглых, но гладких и похожих на шары. По замыслу вырезал ножовкой небольшую деревянную подставку и, обработав её поверхности наждачной шкуркой, прикрепил к ней большой шар маленькими сапожными гвоздями. Получилась «Земля» на подставке.

Глядя на фотографию спутника в газете, Саша сделал из проволоки четыре уса антенн. Он, осторожно, вбил в тело маленького шарика их короткие, специально подогнутые концы. Спутник получился, ну точно, как на фотографии в газете. Осталось заставить его летать вокруг «Земли», стоящей на деревянной подставке.

Подумав немного, Саша выгнул водило из той же проволоки. Осторожно пробив сапожным гвоздиком отверстия в макушке «Земли» и в боку «спутника», он насадил на один конец проволоки «спутник». Вставив свободный конец проволоки в макушку «Земли», он получил желаемой сооружение.

Покрутив водило со «спутником» вокруг «Земли», Александр остался доволен своим изобретением. Старательно разукрасив «Землю» и «спутник» акварельными красками, он побежал в сарай-курятник. Там на полочке, висящей на стене, стояла бутылка с мебельным лаком. Покрыв лаком все поверхности своего изделия, Саша залюбовался своим рукоделием. Покрытое лаком, оно приобрело товарный вид.

Глядя на своё рукоделие, ему приятно было сознавать, что оно сделано его руками из простой доски и обыкновенной проволоки, которую он подобрал на улице. Он вновь видел результат своего творчества и труда.

Работа была закончена быстро. На всё производство потребовался всего один воскресный день. На следующий день, придя утром в школу, Саша отдал своё рукоделие Александру Константиновичу – классному руководителю. Отдавая своё изделие учителю, Саша был уверен в том, что его работа самая простая, и, самая неинтересная среди остальных поделок школьников и одноклассников. Чего только они не сделали. Были и парусные лодки, и танки, были и автомобили, и ажурные кружева фанерных выпиловок. Было много, чего, разного. Саша смотрел на поделки, которые принесли в школу другие ребята, и глаза у него разбегались от их большого разнообразия. От этого ему казалось, что его «спутник», летающий на проволоке вокруг «Земли», самый неинтересный и некрасивый среди всего этого игрушечного многообразия.

Когда Саша отдавал своё изобретение Александру Константиновичу, у него от волнения и начавшегося предварительного переживания за судьбу своего изделия слегка защекотало под ложечкой. В этот момент у него появилась потребность признания собственного труда другими людьми. Саша боялся, что его работа будет хуже других работ, и, впервые, почувствовал конкурентное переживание созидателя.

Однако его волнения оказались напрасными. Александр Константинович пришёл в восторг от изобретения Саши.

– Это же надо так додуматься! Спутник летает вокруг Земли! – восхищался Александр Константинович, вращая пальцем «спутник» вокруг «Земли». – И как все, похоже! Молодец, Саша! Из тебя выйдет толк! Конструктором станешь, когда вырастешь!

Саша никак не ожидал такой похвалы. Это было выше его ожиданий.

Выставка рукоделий школьников длилась неделю. По общему признанию учителей и родителей «спутник» Александра, летающий вокруг «Земли», занял на этой выставке первое место. Это был единственный эпизод в его жизни, когда Александр, поддавшись общему настроению окружавших его людей, рождённому успехами в освоении космического пространства, на какое-то время отвлёкся от рисования самолётов и изготовления их моделей. Но запуски в космос ракет и искусственных спутников Земли, а затем и полёты космических кораблей с животными на борту вызывали у него только техническое любопытство. Самолёты были для его души ближе и дороже ракет и космических кораблей. Он уже имел возможность создавать свои собственные модели самолётов и строить их. Ему нравились их изящные и вместе с тем хрупкие конструкции, которые ощутимо летали по его воле и по его желанию. Выпуская свои модели в полёты, Александр как бы летал на них сам.

Это ни с чем несравнимое чувство было сильным и устойчивым. Это чувство подавило его мимолётное увлечение ракетно-космической техникой. Да и восьмилетний возраст слишком мал для серьёзных рассуждений в этой области техники. Романтика полётов одержала верх над детским разумом. Александр вновь стал рисовать свои самолёты и строить их модели. Эти модели летали, принося ему неописуемое удовольствие. Случалось, они падали. Иногда падали по непонятным причинам. Это заставляло искать причины падений самолётов и планеров, которые, как правило, заканчивались серьёзными поломками.

Александру было жаль своего труда, и он старался «летать» аккуратно.

Поиски причин падений планеров и самолётов учили анализировать промахи в их конструкциях, учили думать.

Наступало лето. На полях вокруг посёлка зеленели свежие всходы хлопчатника. Небо над головой было бирюзово-голубым и манило в свою необозримую высь.

Таяли ледники в горах. Ледяная вода, сбегая с горных вершин в долину, наполняла реки силой жизни и весёлым шумом.

Заканчивалась учёба в первом классе. По всем предметам у Александра были отличные оценки. Первый класс он закончил, став круглым отличником.

Началось лето. Учёба в школе осталась позади. Первый раз в жизни у Александра были школьные каникулы.

Ещё когда шли занятия в школе, многие его товарищи поговаривали о пионерском лагере и строили планы на лето.

Александр не представлял себе жизни в пионерском лагере, но почувствовал, что это, что-то почти из взрослой жизни. Ему казалось, что в пионерском лагере должно быть интересно и как-то особенно. Не как в обычной, повседневной жизни. Для него это была неизведанная часть жизни. Ему хотелось узнать эту неизвестность. Хотелось почувствовать себя взрослым и побывать в пионерском лагере. При удобном случае он сказал об этом желании матери.

Сказано. Сделано. Отец с матерью и сами хотели отправить сына в пионерский лагерь. Его желание было исполнено. Иван Андреевич похлопотал о путёвке и приобрёл её для сына.

Время отъезда в пионерский лагерь пришло быстро и незаметно. Больших проводов Александру родители не устраивали. В нужное время Иван Андреевич отвёз сына в пионерский лагерь, который находился не очень далеко в горах.

Приехав в пионерский лагерь, Александр впервые в жизни оказался не только в новой для себя жизни в отдалении от родителей, но и впервые попал в горы, которые раньше видел только издали.

Пионерский лагерь находился у подножия скал, вызвавших у него особенное впечатление. Сам лагерь занимал небольшую площадь, если не считать дорогу от ворот лагеря до жилой территории. Ворота пионерского лагеря были символическими. Такое своё название «ворота» имели два сооружения, стоявшие по обеим сторонам дороги, да будочка для дежурных. Перед «воротами» густыми зарослями росла арча. Эти вечно зелёные, горные деревья Востока, напоминающие своей формой ели, окаймляли дорогу в лагерь от дальних предгорий до самых «ворот» пионерского лагеря. От «ворот», несколько петляя, дорога тянулась к городку лагеря. Почти до самых домиков лагеря, по обеим сторонам дороги, разбросались овраги и балки, в которых густо росли деревья грецкого ореха. Всё это Александр познал позже. Сразу же по приезду он был поражён величием гор, окружавших пионерский лагерь. Всё остальное было менее грандиозным и не привлекало к себе большого внимания. Но величие гор было бы неполным без этих деревьев, оврагов и дороги, подчёркивающих красоту и величие скал.

Определив сына на место, Иван Андреевич уехал домой.

После отъезда отца Александр почувствовал себя самостоятельным и взрослым человеком. Папа и мама теперь были далеко от него.

За короткий остаток времени первого дня пребывания в пионерском лагере Александр успел познакомиться со многими ребятами из своего отряда. Некоторых мальчиков он знал и раньше. От присутствия старых знакомых создавалось впечатление обыденности. Но это было только в первый момент встречи старых знакомых.

Вечером Александра ожидало новое впечатление – заход солнца за горы. Если в своём родном посёлке он всегда видел горы освещённые солнцем с утра и до захода солнца, то здесь было совсем другое видение. К вечеру тёплое летнее солнце пряталось за вершины скал. Они сразу становились одноцветными и тёмными, и лишь только края вершин светились розовато-серыми оттенками красок, отражая солнечные лучи. Прямые солнечные лучи, охватывая горы ласковыми объятиями, расходились в стороны и устремлялись в прозрачную небесную высь.

На восточной стороне пионерского лагеря, в километре от городка, возвышалась большая скалистая гряда. На самой вершине скал находились причудливые каменные глыбы.

Глядя на них, Александру иногда становилось жутко. Казалось, что эти каменные глыбы могут упасть со скал и раздавить лагерь вместе со всеми его обитателями. Но это впечатление было обманчивым. Отвесные скалы и каменные глыбы на них прочно держались на своих местах и стояли так уже не первый свой век.

Пионерский лагерь жил по строгому распорядку дня. Больше всего Александру нравились утренние подъёмы с гимнастикой и умыванием в ледяной воде горного ручья.

Этот ручей бежал с горной вершины, начинаясь на одном из таявших ледников. Вода в нём была кристально-прозрачной. Этот ручей был не очень глубоким и, поэтому, на его дне сквозь воду были видны и каждая песчинка, и каждый камешек. Умываться в таком ручье было одно удовольствие. После утренней гимнастики и умывания у каждого из ребят возникала энергия бурной деятельности, которой всем с избытком хватало на весь день. Мальчики, увлечённые футболом, находили выход своей энергии. Футбольные баталии в лагере были бесконечными. Александру почему-то футбол большого удовольствия не доставлял.

В пионерском лагере не было мастерской. Это обстоятельство поставило Александра в затруднительное положение. Он не мог строить самолёты. Через несколько дней пребывания в лагере ему стало скучно без своих занятий. Он скучал не по маме и папе. Он скучал по своему любимому делу. Он уже не мог обходиться без него. Строить самолёты стало его потребностью.

Прожив так две недели в лагере, Александр, не дожидаясь окончания смены, попросился домой. Дома его ждало творчество и интересная работа.

Незаметно прошло два года. За это время больших событий в жизни Александра не было, если не считать появления на свет сестрёнки Вали, которая родилась во время его учёбы во втором классе и приём его в пионеры.

23 февраля, во время учёбы в третьем классе Александра и его товарищей приняли в пионеры. Этот день был знаменательным и тем, что это был День Советской Армии и Военно-Морского Флота.

Для всех ребят этот день был очень торжественным. Готовились они к нему заблаговременно.

Александр наизусть выучил торжественную клятву пионера, и каждый день повторял её вслух, опасаясь, что забудет какое-нибудь слово в нужный момент. Конечно же, забыть он никак ничего не мог, потому что глубоко понимал смысл самой клятвы и с большой ответственностью воспринимал своё вступление в пионеры.

В этот день выпало много снега. Была пасмурная и морозная погода. Такая погода обычно считается угрюмой, но на душе у Александра была необычная лёгкость.

Ребят принимали в пионеры после уроков второй смены.

Смеркалось. Пионерская дружина была построена в длинном коридоре школы. Напротив друг друга стояли две шеренги мальчиков и девочек с красными октябрятскими звёздочками на груди. Эти звёздочки ребята для себя делали сами. Вырезали из картона звёздочку и обшивали её красным материалом. Звёздочки у всех были разными по своим размерам, и даже, иногда по форме, но они всегда были сделаны своими руками и, поэтому, наверное, были для ребят красивыми.

По случаю приёма в пионеры, каждый из них сделал себе новую звёздочку. Накануне, вечером, пришивая звёздочку к школьной гимнастёрке, Александр ощущал сожаление, что больше не будет этим заниматься. Изготовление звёздочки и пришивание её к форме было реальным творчеством, где необходимо было и трудолюбие и старание. Предстоящее ношение пионерского галстука волновало, но со звездой октябрёнка Александру было жаль расставаться.

Пришло время, и Александр с товарищами встал в пионерский строй.

Давая торжественное обещание пионера, все ребята волновались. От волнения они звонко, но не совсем дружно, давали торжественное обещание Родине, что будут жить, учиться и бороться, как завещал великий Ленин, как учит коммунистическая партия.

Старшие пионеры повязали красные галстуки новым пионерам.

– Юные пионеры! К борьбе за дело коммунистической партии будьте готовы! – подал команду вожатый пионерского отряда.

– Всегда готовы! – торжественно поклялся вместе с юными пионерами весь пионерский отряд.

К концу учёбы Александра в третьем классе его отца перевели работать в древний город Бахкент.

Вся семья жила в ожидании переезда в этот город. Скоро это время наступило. Александр закончил третий класс. После завершения его учёбы в школе родители начали готовиться к переезду. Сборы были недолгими.

Приблизился день отъезда в Бахкент.

К вечеру тёплое летнее солнце пряталось за заснеженные вершины гор. После этого они сразу становились одноцветно-тёмными, и лишь только края вершин светились розовато-серыми оттенками, отражая затухающие солнечные лучи. Эти лучи, охватив горы ласковыми объятиями, расходились в стороны, устремлялись в прозрачную небесную высь.

Тёплым июньским утром к дому подъехали две грузовые машины.

Иван Андреевич вместе с водителями погрузил на них небольшой домашний скарб.

Накануне, на семейном совете, родители решили ехать в Бахкент через город Самарканд, а это значит через горный перевал. Можно было бы ехать в Бахкент по другой дороге через каршинскую степь. Там, как говорят, скатертью дорога. Но Евдокия Ефремовна решила повидаться со своими родственниками, которые жили в Самарканде. И пожить у них несколько дней, пока Иван Андреевич приведёт в порядок.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13