Александр Калинкин.

Второй посланник. О матушке-Земле и тех, кто её слышит



скачать книгу бесплатно

Вера ничего не ответила. Губы её задрожали. Глаза наполнились слезами. Она понуро побрела по тропинке к домику, но передумала и буквально упала на траву рядом с огненным цветком. Пылающие лепестки затрепетали, заволновались, шепча что-то утешительное. Вера не могла разобрать, только отрицательно качнула головой и закрыла заплаканное лицо руками.

«Она приедет…», – прошептал цветок.

«Откуда ты знаешь?» – всхлипнув, спросила девушка.

«Мне сказали…», – отвечал цветок.

Вера перестала плакать. «Кто? Кто мог тебе сказать? Ветер? Разве можно ему верить?»

«Она приедет ради тебя…», – продолжал цветок.

Всё ещё сомневаясь, Вера посмотрела на её нового друга, поднялась с травы, вытерла глаза и, немного постояв, всё-таки направилась к дому.


Мама позвонила ночью. Вера легла спать пораньше. Ей не хотелось ни с кем, ни разговаривать, ни играть. Всё казалось каким-то ненужным. Увидев мамину аватарку на дисплее телефона, она помедлила и не ответила. Странное, холодное равнодушие ко всему происходящему не оставляло её. Телефон звонил и звонил, а она лежала с открытыми глазами и слушала, будто это был не звонок, а песня какой-то далёкой птицы…

7. Невидимый маячок

За лобовым стеклом летающего автомобиля, во влажном ночном воздухе, мерцали звёзды. Ватуп, старый садовник, пристально вглядывался в этот знакомый ему с детства бисер, время от времени бросая взгляды на сухой лист, пойманный на берегу океана. Лист лежал у самого стекла и походил на стрелку компаса, заострённый край которой был повёрнут точно по движению машины. Помимо этого компаса, подаренного ему природой, Ватуп чувствовал впереди какой-то маячок. Именно чувствовал, а не видел. И чувство это появилось сразу после его тайного вылета из аэропорта Южного острова, словно бы кто-то вёл его…. Давно уже не являлось ему это чувство….

8. Самый драгоценный цветок

Где-то за окном по траве шуршал дождик – ласково, нежно, баюкая сны. Но вот в его неторопливый шепот вкрались чьи-то осторожные шаги, потом послышался всплеск…. Вера открыла глаза. Ещё один всплеск, и ещё шаги….


Вера решительно откинула одеяло, спрыгнула с постели и прилипла к окну. Сквозь заплаканное стекло, в полумраке, среди теней яблонь виднелась смутная фигурка человека, идущего по садовой дорожке. Сердце забилось быстрее. Вера проверила в мобильном телефоне камеры наблюдения. На дисплее, как на ладони, была видна вся усадьба, но картинка эта была нечеткой из-за дождя. И, конечно, по саду перемещалась человеческая фигурка. При этом сигналов о нарушении защитного поля не было, то есть… это был кто-то свой! «Чужой бы просто и не прошёл через защитное поле. Тут такой бы шум поднялся!» Словно ветер подхватил Веру и уже через мгновение, наскоро надев шлем, в одной пижаме, она выскочила на порог дома.


Дождь и утренний туман по-прежнему скрывали от неё сад, делая все очертания размытыми, акварельными, будто выплывающими из её сна.

«Мам? Это ты? Ма-ма!» – неуверенно позвала она.

И в это мгновение от ворот в небо взмыла тень летающей машины с красными сигнальными огоньками.

Вера попятилась к двери и быстро нырнула в дом. «Кто же это мог быть? Восемнадцать Эф? Но роботы так рано не посещают дома. Нет-нет, это определённо человек… Незнакомый человек. Но как же он проник через защитное поле?»


Устроившись на краешке кровати и завернувшись в одеяло, Вера просматривала сообщения в мобильном телефоне. Мама звонила почти всю ночь. Пять… Нет, шесть, семь пропущенных звонков! «Бедная моя мамочка! Зачем же я так?» – сетовала Вера. И вдруг мелодично, раскатисто зазвонил дверной звонок. Девушка отложила телефон в сторону. Снова раскатистые переливы звонка. Она вскочила с кровати и вихрем вылетела в коридор.


В распахнутую дверь ворвался свежий ветер. В сиянии первых солнечных лучей, в её неизменном деловом костюме-комбинезоне, на пороге стояла мама. Вера бросилась ей на шею. Мама целовала её лицо, причитая: «Моя хорошая, как же я по тебе соскучилась! Что же ты не отвечала? Я так волновалась…» По щекам обеих текли слёзы.


Вера проводила маму на кухню, и пока та рассказывала о том, как она добиралась сквозь «этот ужасный туман», наскоро приготовила её любимые тосты с джемом и достала уже оттаявший апельсиновый сок.

«Ну, что ты, родная! Как ты могла такое подумать!» – возмутилась мама на Верино признание про вчерашнюю обиду. «Ты – мой самый драгоценный цветок!» И она ещё раз чмокнула дочь в щёчку так, что Вера действительно почувствовала себя цветочком, расправившим свои сияющие лепестки.

«Нет, конечно, я признаю, что вырвалась с работы только благодаря твоему зелёному другу», – извиняющимся тоном сказала мама.

Улыбка на Верином лице погасла. Она кивнула.

«Дело в том, что огненные цветы считались давно вымершим видом. Твоё фото – это бомба, взорвавшаяся посреди нашей лаборатории и мой звёздный шанс! Шеф дал мне три дня на подробное исследование и взятие образцов…»

«И ты все три дня будешь со мной?» – с надеждой спросила девушка.

Широко улыбаясь, мама кивнула. На этот раз Вера не удержалась, подскочила к маме и поцеловала её в щёчку.

«Пойдём! Я покажу тебе цветок!» – позвала она, схватив её за руку.


Залитый утренним солнцем, украшенный бисером дождевых капель сад сверкал и переливался мириадами маленьких радуг. Под стать саду было и настроение. В жгучем нетерпении Вера ускорила шаг, а потом и вовсе побежала, перепрыгивая через лужицы, и… вдруг замерла с широко раскрытыми от удивления и ужаса глазами… Мама поспешила к ней и тоже увидела – аккуратную, заполненную дождевой водой ямку как раз в том месте, где рос цветок.

«Кто? Кто мог такое сделать?» – прошептала Вера.

«Ты ничего не перепутала? Это точно то место?» – на всякий случай спросила мама.

Девушка кивнула. «Утром кто-то здесь ходил. Я думала, это ты, потому что защитное поле не сработало…»

«Как это не сработало?» – забеспокоилась мама.

Вера показала ей запись с камеры видео наблюдения. Силуэт человека как раз двигался в этой части сада.

«И никаких сообщений от защитного поля!»

Мама озадачено осмотрела забор, калитку, и пожала плечами. «Не понимаю. Я должна обязательно сообщить об этом в жилищно-коммунальную службу. Они нам, что бракованный забор подсунули? Ладно, спокойно… спокойно… спокойно…. Не надо волноваться. Я разберусь…»

Заметив что-то на влажной земле, мама наклонилась. «Какой странный след…». И след рядом с ямкой, действительно, был странным – чёткий, крупный с очертанием цветка на каблуке. Мама бережно подняла с земли стрелообразный бурый лист какого-то дерева.

«Он сухой. Совсем сухой. Это не от него! У моего цветочка не было таких сухих листьев», – сказала Вера.

«Хотя он очень походит на листья твоего цветка, правда?» – спросила мама.

«Угу. Походит», – пробормотала Вера, шмыгая носом. «Но не мог же он так быстро высохнуть…. Тут был такой ливень».


Дома, на кухне, мама «достала» из своего мобильника виртуальный микроскоп. Он выглядел совсем как настоящий, только состоял из одних лучей. Настроив микроскоп, мама положила перед ним обнаруженный в саду сухой лист и принялась внимательно его рассматривать, делая какие-то заметки в виртуальной записной книжке. Вера, затаив дыхание, наблюдала за ней.


Наконец, мама отодвинулась от микроскопа, жестом приглашая дочь посмотреть на это чудо.

«Ты отправляла кому-нибудь ещё эту фотографию? Я имею в виду, кроме нас с папой?» – спросила она, когда Вера склонилась над многократно увеличенным листочком.

«Всем. Всем друзьям! Ух-ты! Это походит на реку! Сушёная река!»

Мама улыбнулась. «А всё-таки, кому именно из друзей?»

Вера подняла голову, посмотрела на маму. «У меня, мам, их двести двадцать пять!»

Мама неодобрительно вздохнула. «Ясно. Конечно, мне стоило предупредить тебя».

«Ты…», – Вера с тревогой смотрела на маму. «Ты что опять уезжаешь?»

Мама отвела взгляд. «Моя хорошая, ты же знаешь, научная лаборатория – не место для детей».

«Но мне пятнадцать! И даже почти шестнадцать», – умоляюще заговорила Вера. Мама отрицательно покачала головой. Она явно что-то обдумывала. Вдруг её глаза оживились и повеселели. Мама обняла совсем сникшую дочку и бодрым голосом сказала: «Не грусти! У нас ещё есть несколько часов и целых два дня моей командировки! И мы проведем их вместе!»

9. Летим над океаном

Солнышко почти спряталось за тёмную полосу горизонта, превратившись в большой костёр. По неспокойной поверхности океана тут и там догорали его малиновые искры. Золотистое небо плавно пересекал автомобиль, мерцая сигнальными огоньками.


Какое же это было наслаждение – вот так лететь рядом с родным, самым дорогим человеком, настоящим, живым, не телефонным и любоваться из мягкого пассажирского кресла закатом, догорающим над бесконечным простором океана! Иногда мама всё-таки навещала Веру и обычно, немного погостив, увозила на побережье, где они отдыхали, загорая на пропитанном солнцем песочке, купаясь и резвясь в пенно-изумрудных волнах. Однако на этот раз они уже пролетели над их любимым пляжем, укрытым сверкающим защитным куполом, и устремились дальше на юг. На Верин удивлённый взгляд, мама только загадочно сказала, что они отдохнут в другом месте.


«Походит на огненный цветок». Вера кивнула на догорающие солнечные угольки.

«Тебе, моя хорошая, крупно повезло», – отозвалась мама. «Последний раз его цветение наблюдали только в десятом веке, в королевстве Южного острова».

«Южного острова?» – Вера на секунду задумалась. «Но это же там, где папа живёт, да?»

Мама улыбнулась. «Он не просто там живёт. Твой папа ведёт раскопки древней столицы этого королевства и знает о нём больше, чем кто-либо на свете».

Вера извлекла мобильник. Рядом с мамой она почти забыла о друзьях. Сделав пару снимков великолепного заката, она невольно вернулась к списку аватарок и невольно остановилась на папиной.

«А тебе повезло, что ты видела моего папу», – сказала Вера.

Мама рассмеялась и кликнула одну из кнопок перед собой, на контрольной панели пилота. Включился видеофон. На трёхмерном экране появилось несколько растерянное, округлое лицо мужчины в очках. Мятый пиджак и белая рубашка выдавали в нём труженика науки. Мужчина поправил на носу очки и хорошо знакомым Вере голосом произнёс: «Привет, Софи! Ох, надо же, Верочка, солнышко, и ты тут! Никак не ожидал тебя увидеть!»

«Костя, мы будем в аэропорту в двадцать два десять», – сияя, сказала мама.

«Погоди. В каком смысле? В каком аэропорту?» – засуетился папа.

«Мы летим к тебе. Понял? Встречай!» И мама отключила видеофон, так и не дав папе опомниться.

«А он – смешной… прямо, как на моём рисунке», – смущенно улыбаясь, заметила Вера.


В тёмном зеркале океана отражалось звёздное небо. Одна из звёздочек плыла мимо других, чуть мерцая красноватыми отсветами. Вскоре на горизонте появилось большое пятно света, словно какой-то ночной великан зажёг на своём столе лампу. Звёздочка устремилась к пятну, которое постепенно, по мере приближения, превращалось в букет высоких зданий с гирляндами светящихся окон и неоновых огней. Вокруг зданий подобно светлячкам суетились такие же маленькие, мерцающие звёздочки. Особенно много их было над ярко-освещенной площадкой местного аэропорта.


Летающий автомобиль с Верой и её мамой мягко опустился на свободное место в длинном ряду других похожих автомобилей. Четыре высокие башни со светящимися маковками в форме изящных морских раковин окружали площадку. Между ними по краю зданий, играя красками, тянулись причудливые неоновые узоры, отсекая мир ночи своими фантастическими огнями.

«Вот мы и прибыли», – устало произнесла мама, одаривая дочь ободряющей улыбкой. Вера же ничего не могла ей ответить – настолько вид этого гигантского, сияющего южного курорта поразил её воображение, она лишь смотрела во все глаза на башни небоскрёбов, на множество машин и людей. Всё это слишком отличалась от привычного тихого мирка её усадьбы.

10. Историческое событие

Вера вертела головой и в результате успела три раза споткнуться, пока, ухватившись за мамину руку, шла к лифту. На огромном экране, расположенном на стене аэропорта показывали, как люди скатываются с немыслимо закрученных в спираль горок и потом ныряют в изумрудную воду бассейна. А то, что было потом Вера не успела увидеть, так как мама увлекла её за собой в стеклянную кабину лифта и перед ней замелькали новые, не менее захватывающие виды переливающихся огнями этажей. Каждый этаж выглядел как настоящая городская улица со своей собственной жизнью – множеством ярких магазинов, потоками элегантных машин, причудливо одетых людей и роботов.


Наконец, лифт остановился на первом этаже. Двери открылись. Здесь их ждал папа. На этот раз он был одет в опрятный белый костюм и пёструю рубашку. В руке – букет пышных экзотических цветов, которые тот час переплыли в мамины руки. Освободившись таким образом от ценного груза, папа обнял своих дорогих, любимых, обожаемых, то есть Веру и её маму.

«Добро пожаловать на Южный остров, Софи и ты, солнышко!» – сказал папа, широко улыбаясь и переводя взгляд то на маму, то на Веру. «Историческое событие, можно сказать. Вся семья в сборе! Ох, как же ты выросла! Я думал, ты и, правда, превратилась в фею как на твоей аватарке».

Вера смутилась и даже чуточку покраснела. Мама печально вздохнула. «Она тоже думала, что ты живёшь только в телефоне». Вдохнув аромат цветов, с чувством знатока добавила: «Аквамариновая орхидея пятьдесят семь».

«Она самая!» – подтвердил довольным голосом папа.

«Ты же знаешь, я не люблю искусственные цветы».

«Ой! Забыл… Но, извини, ты так неожиданно.…» – оправдывался он.

Мама успокоила папу, поцеловав его и быстро проговорив: «Ладно-ладно. Это ты нас извини. Спасибо, что встретил».


Пройдя немного по улице с лениво прогуливающимися туристами, семья Подсолнушкиных села в поезд. Да-да, курорт Южного острова был таким большим, что внутри него по этажам разъезжали автомобили и поезда. Это был целый город под одной большой крышей.


Вера, с переданным ей пышным букетом, устроилась у окна в комфортном кресле и теперь наблюдала за ярко-освещёнными магазинами и снующими туда сюда людьми.

«Так мы можем взглянуть на это изображение», – говорила мама, пристально глядя в папины глаза.

«Прямо сейчас неудобно. Всё-таки, вы с дороги», – возражал папа, так же, не отрывая взгляда от маминых глаз.

Но внимательные глаза этих двух дорогих Вере людей говорили совсем другое – они буквально кричали, как они соскучились друг по другу. Впрочем, может быть, это только казалось девушке и, может быть, оттого, что она сама соскучилась по близким, родным.

За окном показался большой бассейн с изумрудной водой, в окружении пальм и той самой закрученной спиралью горкой, которую показывали на экране в аэропорту. Бассейн, как, впрочем, и всё вокруг, был хорошо освещён, словно всё происходило не в первом часу ночи, а днём. Трое подростков, примерно Вериного возраста, наперегонки плыли через всю водную дорожку.

«Мам, а почему они без шлемов?» – вдруг спросила Вера. «Разве это не опасно?»

«Ну, моя хорошая, мы всё ещё в здании», – объяснила мама. «Всё здесь искусственное, кроме людей, конечно».

«Абсолютно точно замечено», – подтвердил папа. «Всё для людей, для их удовольствия. Губернатор очень заботится о туристах. Это его бизнес».

«Но мы ведь на острове. Разве нас не окружает океан?» – спросила Вера.

Папа с мамой внимательно и не понимающе смотрели на неё.

И Вера продолжила: «Почему нельзя купаться в океане?»

«Настоящий океан – опасен, так же как и настоящее солнце», – объяснил папа.

«А мы с мамой купались…» – возразила Вера.

«В Прибрежном? Это база отдыха нашего института. Отдыхали там пару раз. Очень хорошее место», – мечтательно сказала мама, а потом добавила. «Доча, я же тебе объясняла. Это был бассейн, но с искусственным пляжем. В настоящем океане никто не купается. Папа прав – это может быть опасно».

Папа кивнул. «И мы одеваем защитные шлемы, если выходим за пределы курорта. Впрочем, никто туда и не выходит. Всё, что нужно для отдыха и жизни есть здесь».

Отчего-то Вере стало грустно от этого разговора и особенно от маминого объяснения. Теперь она, в самом деле, припомнила, как во время поездки к океану, они оставляли машину на площадке и заходили в стеклянное здание, где можно было снять шлемы…. А океан был там совсем как настоящий – изумрудная вода и даже волны. Впрочем, какой он – настоящий, она не знала.

«А волны там, где мы были, в Прибрежном… они тоже были искусственные?» – спросила Вера.

«Конечно, моя хорошая», – отозвалась мама. «Домашний кондиционер создает ветер в комнате. Тоже самое и в бассейне».

С тем, что может кондиционер, Вера была хорошо знакома и оттого в ответ только печально кивнула.


Сразу с поезда семейство Подсолнушкиных отправилось в гостиницу, где папа заказал уютный номер, похожий на космический корабль. Когда они только вошли, папа щёлкнул пальцами, и тишину наполнили звуки журчащего ручья. Вера огляделась в поисках источника звуков.

«Кондиционер со встроенным плеером», – пояснил папа. «Пятьдесят одна мелодия! Меню там, на пульте».

Они с мамой устроились на диванчике, а Вера подошла к окну с видом на океан, но… оказалось, что это всего лишь картина. Девушка провела рукой по стеклу, вдохнула и опустилась на краешек дивана, рядом с мамой.

«И всё-таки, я думаю, прежде всего, вам надо отдохнуть», – сказал папа и, конечно, он был прав. Позади был прекрасный, но очень долгий перелёт над океаном, и здесь под баюкающие звуки ручейка, среди тепла и уюта, очень хотелось спать.


Но стоило только Вере накрыться воздушным, пушистым одеялом, сон куда-то улетучился. Перед глазами поплыли яркие улицы курорта, изумрудный бассейн с горкой, длинные шеренги элегантных летающих автомобилей, бесконечное звёздное небо…. Столько всего повидала она за один день! Вера достала мобильник и таинственным шепотом доложила своим двумстам двадцати пяти друзьям: «Всё равно, это классное место, хотя и не совсем настоящее… А самое главное – то, что папа с мамой снова вместе и я с ними… Хотя, честно признаться, не уверена, любят ли они друг друга… и любят ли они меня…».

«Конечно, любят! Не сомневайся! Шуэ! Араванхарасуэ!» – отозвались на разные голоса друзья. Но Вера отчего-то всё ждала какого-нибудь едкого комментария от Годзо. Его аватарка в виде чёрного кота светилась в ореоле зелёного цвета, значит, он был онлайн… «Тогда почему молчал? Собственно, зачем это ей?» Иногда Вере хотелось просто удалить его из друзей, но каждый раз что-то останавливало её от этого опрометчивого шага. Если бы сейчас он осмелился сказать что-нибудь противное про неё или про папу с мамой, она бы точно его удалила, но обычно разговорчивый Годзо молчал, и молчал он с тех самых пор, как она сообщила всем-всем-всем, что летит на Южный остров. И это было странно…. Вера положила телефон рядом с подушкой и прикрыла глаза….

11. Древний храм

На следующее утро, плотно и вкусно позавтракав в местной пиццерии, семейство Подсолнушкиных отправилось на место археологических раскопок, то есть к папе на работу. По дороге они ещё раз пересели в лифт, спустились на два этажа, проехали ещё немного на поезде и, наконец, вышли на улице, где было больше роботов, чем людей. При чем роботы были не очень симпатичные, больше похожие на ходячие коробки с кнопками. Вере такие не нравились. Намного милее те, кто хотя бы немножко походили на людей или животных. Восемнадцать Эф, например, походил на дедушку, хотя и блестящего как зеркало. Неужели, она будет о нём скучать?


Они свернули с оживлённой улицы в тихий переулок и вскоре вышли на небольшую площадь, по краям которой выстроились надувные, разноцветные домики. Обычно такие домики использовали для временного проживания туристы, примерно как палатки в стародавние времена.


«Вот здесь я и живу». Папа махнул рукой в сторону желто-зелёного надувного домика. «Тут же и работаю». И он жестом указал куда-то чуть выше домиков, где только теперь Вера заметила полуразрушенную стену древнего здания. «Это дворец королевского советника. Вернее, только часть стены, уцелевшая после страшного землетрясения….»


Подсолнушкины миновали улицу надувных домиков, прошли под аркой и оказались среди руин древнего города. Тут и там возвышались полуразрушенные стены каких-то зданий, потрескавшиеся колонны, и горы обтёсанного камня. Из переулка вышел маленький седовласый мужчина в тёмно-синем костюме, испачканном мелом. Он пожал руку папе и кивнул гостям.

«Профессор Шульц, мой коллега, директор местного исторического музея и специалист по древним языкам», – представил его папа.

«А это, как я понимаю, Ваша семья. Что ж, очень рад знакомству. Надеюсь, вам здесь понравится», – вежливо сказал доктор и, ещё раз кивнув, заторопился в сторону цветных домиков.

«В нашем археологическом лагере людей немного, человек пять учёных. Летом приезжают студенты, но тоже немного. Всю основную работу делают роботы», – пояснил папа.

«Сейчас везде так», – сказала мама. «Но ты обещал показать нам огненные цветы».

«Конечно! Сейчас всё увидите».


Они остановились у одинокой колонны возвышающейся посреди груды камней. Колонну украшал едва заметный узор из цветов. Папа указал на него, но мама только пожала плечами. Вера тоже была несколько разочарована.

«Возможно, это просто лилии. Почти всё стёрто. Почему ты решил, что это огненные цветы?» – спросила мама.

«Потому что у меня есть их изображение в цвете». И папа жестом указал на лестницу, уходящую вниз, под камни. «Мы с вами на пороге древнего храма богини Земли».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4