Александр и Евгения Гедеон.

У оружия нет имени



скачать книгу бесплатно

Глава 1

Планета Гефест. Пустыня


Корабль погибал. Поражённые “подсаженным” преследователями вирусом бортовые системы отказывали одна за другой. Мигнув, пропало освещение. Тьму разгоняли лишь мерцающие красные аварийные огни на переборках. Затем настал черёд системы жизнеобеспечения: тихий шелест вентиляции сменился пугающей тишиной. А мгновением позже по натянутым нервам ударил вой аварийной сирены.

Пилоты сотворили чудо, направив гибнущее судно в атмосферу планеты. Теперь оставалось справиться с удержанием от неконтролируемого вращения, чтобы безопасно покинуть обречённый корабль.

Корпус затрясся, словно в дикой скачке по ухабам. Захлопали аварийные переборки, и по отсекам распространился самый страшный в космосе запах – запах горящего пластика.

– Возгорание правого двигателя! – доложил второй пилот.

Его напарник молча кивнул, ни на миг не отрываясь от пульта управления.

– Восемь-пять! – позвал он.

Сидевший за его ложементом солдат-репликант РС-355085 вскинул защищённую глухим шлемом голову, демонстрируя внимание.

– Обеспечить безопасность пассажиров! – приказал пилот. – Усадите их в капсулу и катапультируйтесь. Встречаемся на поверхности.

– Сэр, а как же вы? – солдат неуверенно взялся за замок, не решаясь оставить командира.

– Мы следом! Выполнять!

– Сэр!

Репликант расстегнул страховочные ремни и, держась за переборку, покинул мостик. Пилоты испытали невольное облегчение. Спокойный, лишённый страха искусственный солдат вызывал бессознательное отторжение у людей.

Сам репликант, с трудом удерживая равновесие на ходящей ходуном палубе, сумел добраться до люка пассажирской палубы.

– Блайз, подъём, – сказал он напарнику, распластанному в ложементе.

– Садж? – второй репликант поднял голову.

– Приказано эвакуировать пассажиров.

Сержант поймал момент между рывками корпуса и броском преодолел расстояние, отделявшее его от напарника.

– Это я с удовольствием, – рассмеялся тот. – Я же любимец всех девиц этого сектора!

Сержант недовольно поморщился: манера Блайза трепать языком по поводу и без иногда вызывала раздражение.

– Это первые девицы, которых мы с тобой видим, – безжалостно напомнил Блайзу сержант. – Пошли, упакуем в капсулу.

– А как же майор и капитан? – Блайз расстегнул ремни и встал, держась за подголовник.

– Они идут следом, – сержант хлопнул по сенсору замка каюты.

Блайз пристроился позади, приноравливаясь к качке, и старался не врезаться в сержантскую спину.

Едва люк раскрылся, пассажирки синхронно повернули ко входу одинаковые, будто у самих репликантов, лица. Обе находились в приемлемом состоянии. Надежно зафиксированные ложементами, девушки перенесли болтанку без травм.

– Мэм, – искажённый динамиками шлема голос сержанта звучал абсолютно спокойно.

Репликант будто находился не в отсеке гибнущего корабля, а любовался закатом на парковой аллее.

– Следуйте за нами, мэм.

Мы покидаем корабль.

Сержант принялся расстёгивать замки страховочных ремней на ближайшей к нему пассажирке. Бросив взгляд на её обувь, репликант раздосадованно цыкнул. Гражданские туфли на тонком и высоком каблуке были сейчас как раз самым подходящим вариантом для получения сложного перелома ног.

– Извините, мэм, – сержант в два рывка сдёрнул обувь с ног девушки, безжалостно порвав тонкие ремешки.

Повторив эту процедуру со второй пассажиркой, репликант занялся страховочными ремнями ложементов. Процедура была достаточно сложной – приходилось балансировать на уходящей из-под ног палубе, одной рукой держась за поручень ложемента, а другой – орудовать замками. Справившись с задачей, репликант подловил нужный момент, выдернул пассажирку из кресла и прижал к себе.

Блайз стоял рядом на страховке, держась за переборку, и с любопытством разглядывал девушек. Он как-то пытался расспросить об их роли в операции, но был безжалостно осажен сержантом, сообщившим, что это секретная информация, допуска к которой у них, простых солдат, нет.

– Блайз, принимай, – услышал репликант голос сержанта в наушниках.

Чимбик перехватил пассажирку за руку, сказав:

– Мэм, РС-355090 вас подстрахует.

– Идите ко мне, мэм! – дурашливо крикнул Блайз, протягивая руку.

– Заткнись, Блайз! – ответил вместо девушки сержант.

Девица судорожно вцепилась в протянутую Блайзом руку и неуверенно шагнула, пытаясь сохранить равновесие на ходящей ходуном палубе. Блайз бережно обнял девушку за талию – для страховки от падения – и медленно двинулся к обведённому чёрно-жёлтыми полосами люку спасательной капсулы.

Сержант, высвободив вторую пассажирку, перехватил её таким же образом и сказал:

– Не бойтесь, мэм. Я не дам вам упасть.

– Господин капитан был прав, – раздался в его наушнике голос Блайза. – Надо было брать корабль Консорциума.

Сержант заблокировал вокодер, чтобы наружу не вылетало ни единого звука, и ответил:

– Тогда нас точно ссадили бы ещё на Тиамат.

– А сейчас что, лучше? – хмыкнул Блайз.

И услышал привычное:

– Заткнись, Блайз.

Сержант умолк и сконцентрировался на доставке подопечной к капсуле в целости и сохранности.

Небольшая заминка возникла возле люка спасательной капсулы. Полутораметровый круглый вход с высоким комингсом не позволял пассажиркам миновать его без риска переломать ноги. Пришлось сержанту рискнуть и, прижавшись спиной к переборке, удерживать уже обеих девушек, пока Блайз нырнул в люк и протянул руку помощи. Справившись с погрузкой, репликанты пристегнули пассажирок к ложементам, уселись сами, и Блайз ударил по кнопке запуска. Хлопок пиропатронов, секундное ускорение, и капсула, стабилизировавшись в полёте, устремилась к земле. Заработали маневровые двигатели, снижая скорость падения. Рядом промелькнула вторая капсула, и репликанты облегчённо перевели дух – оперативникам удалось спастись.

Словно подтверждая это, ожил сержантский коммуникатор, и голос майора поинтересовался:

– Восемь-пять, как там наши пассажиры?

– В норме, сэр, – ответил репликант, бросив быстрый взгляд на бледных пассажирок. – Немного нервничают.

– Добро. Встретимся на земле, – ответил майор и отключился.

Столкнувшись с вынужденным бездельем, сержант украдкой изучал загадочных пассажирок.

Женщин репликант видел только в учебных фильмах, а потому не был знаком с принятыми у людей канонами красоты. Но ему девушки показались красивыми. Стройные, гармонично развитые, кожа покрыта золотистым загаром. Особенно репликанта поразили неуставные длинные светлые волосы, спускавшиеся до самых бёдер. А ещё – покрытые цветными рисунками ногти. Их длина не позволяла даже сжать кулак для удара и сержант так и не сумел придумать дело, для которого требовалось нечто подобное.

Яркая, абсолютно не функциональная гражданская одежда совсем не походила на привычную сержанту униформу. Зато, подобно репликантам, пассажирки были одеты одинаково, что подчёркивало их безупречное сходство.

В какой-то миг у сержанта возникла мысль, что перед ними часть секретного подразделения. Особая модель репликантов для специальных операций. Но страх в глазах девушек заставлял серьёзно усомниться в этой теории. Разве что для лучшей интеграции с гражданскими им сохранили базовые эмоциональные реакции…

Если бы майор счёл необходимым пояснить репликантам статус и значение взятых на Тиамат пассажиров, не пришлось бы строить догадки. Но майор решил, что для выполнения задания дополнительная информация им не нужна.

В шлеме сержанта раздался ехидный смешок Блайза.

– Садж, вот только не говори, что тебе не понравилось, – произнёс он.

– Не понравилось что? – не понял сержант.

– Обнимать девушку, – подсказал его напарник.

Сержант уже открыл было рот для отповеди, но тут же захлопнул его и задумался. А действительно, понравилось ли? К собственной досаде, сержант просто не обратил на это внимания. Он был слишком собран на задаче эвакуации пассажиров с гибнущего корабля.

– Заткнись, Блайз, – вместо ответа рявкнул он.

Блайз иронично хмыкнул, но умолк. Сержанту даже не требовалось подключаться к тактическому блоку его шлема чтобы понять, что брат таращится на девушек. Но поскольку в данную минуту никаких задач перед репликантами не стояло, сержант решил не вмешиваться и уставился в иллюминатор.

Те, кому хоть раз довелось совершать посадку в спасательной капсуле, если это падение с потугами на контроль за ситуацией со стороны бортового компьютера можно назвать посадкой, пронесут с собой эти впечатления через всю жизнь.

– Ненавижу такие посадки, – подал голос Блайз, когда затих гул тормозных двигателей.

И тут же услышал привычное:

– Заткнись, Блайз.

Сержант выпутался из кресла и с тревогой взглянул на пассажирок. Норма. Девушки хоть и выглядели напуганными, но травм не получили. Репликант удовлетворённо улыбнулся и попытался вызвать командира, но тщетно: тот не отвечал. Улыбка исчезла. Сержант нахмурился и повторил вызов, но опять с нулевым результатом.

– А погодка-то хреновая, – опять подал голос Блайз, наблюдая, как крупные капли дождя барабанят по акриловому пластику носового иллюминатора.

Сержант, отметив не соответствующую погодным условиям одежду пассажирок, подошёл к люку.

– Блайз, остаёшься, – приказал он напарнику по внутренней связи. – Я к майору, он на связь не выходит. Видимо, помехи из-за дождя.

– Странно, – ответил тот, скосив глаза на карту тактического блока, – а обозначение его капсулы вижу чётко.

– Вот и проверю, – сержант отдраил люк и выскочил наружу, сразу же по щиколотку погрузившись в красновато-коричневую грязь.

Не обращая внимания на барабанящий по шлему и броне дождь, репликант повертел головой, отыскивая капсулу оперативников. Обнаружив её менее чем в сотне метров, побрёл, с натугой вытягивая увязающие в грязи ноги. Каждый шаг давался с трудом: земля словно старалась засосать его, как неведомый хищник, а налипающие на ботинки комья весили, казалось, центнер. Наконец добравшись до капсулы, сержант вновь активировал комлинк:

– Майор, сэр, это РС-355085. Я возле капсулы, сэр.

Ответа не было. Сержант постоял секунд пять, а затем решительно нажал на клавишу замка и влез в капсулу.

Оперативники были мертвы, и для понимания этого не требовался диплом медика. При посадке капсула зацепила скальный выступ, и отколовшийся кусок камня оторвал обоим офицерам головы, после чего застрял в обшивке.

Репликант посмотрел на покойников, вышел из капсулы и задраил люк. Гибель руководящих операцией офицеров означала лишь то, что теперь командование перешло к сержанту. И отданный ими последний приказ должен быть выполнен. Любой ценой.

– Ну что? – полюбопытствовал Блайз, когда сержант вернулся.

– Холодные. Оба, – двумя словами обрисовал ситуацию сержант. – При посадке, похоже, задели скалу, и им оторвало головы.

– Наши действия?

– Доставить пассажиров на Эльдорадо, – пожал плечами сержант.

Тут до него дошло, что со стороны их разговор выглядел как пантомима. Обернувшись к девушкам, он включил вокодер и сказал:

– Мэм, майор и капитан погибли. Руководство операцией перешло ко мне. Я – сержант РС-355085, это, – он указал на Блайза, – РС-355090. Прошу вас, сохраняйте спокойствие и не поддавайтесь панике.

Он замолчал, стараясь подобрать подходящие слова, но почему-то на ум ничего не приходило. Общаться с гражданскими репликант не умел, а стандартный набор команд для действий при спасательных операциях в зоне техногенных катастроф и стихийных бедствий к данной ситуации не подходил. Действия при подавлении массовых беспорядков – тем более. Вряд ли бы девушки оценили команду “Лечь лицом вниз, руки за голову!”, щедро сдобренную рекомендованной инструкцией ненормативной лексикой.

После непродолжительных раздумий сержант решил продолжить иначе:

– Мы находимся на враждебной территории – планете Гефест, поэтому прошу вас не вступать в контакт с местным населением и не отходить далеко от нас, мэм.

Вопреки опасениям, паники среди гражданских не было. С момента удачного приземления пассажирки быстро взяли себя в руки и сейчас выглядели скорее растерянными, чем напуганными. После слов о гибели оперативников близнецы молча обменялись взглядами, внимательно выслушали репликанта, и одна из них спросила:

– И что вы собираетесь делать дальше?

Репликанты, впервые услышавшие голос пассажирки, невольно восхитились красотой и мелодичностью звучания. До этого момента единственным женским голосом – не считая испуганных криков при подавлениях бунтов, – который они слышали, был голос тактического блока. И он серьёзно уступал настоящему.

Сержант осознал, что стоит, отвесив челюсть, и ожидает продолжения. Закрыв рот, он стыдливо покосился по сторонам, словно кто-то мог увидеть его лицо сквозь забрало шлема. Убедившись, что никто ничего не заметил, репликант ответил на поставленный вопрос, стараясь, чтобы его голос звучал по-прежнему безэмоционально:

– Выполнить поставленную задачу и доставить вас на Эльдорадо, мэм.

Оба солдата проверяли снаряжение и оружие, плавными, отточенными движениями рождая ассоциацию с боевыми механизмами – такими же одинаково-безликими и целеустремлёнными. Сержант, закончив проверку, распахнул лючок отсека с аварийным комплектом и вынул из него стопку лёгких защитных костюмов ярко-жёлтого цвета.

– Выбирайте, мэм, – предложил он, протягивая упаковки девушкам.

– Вам не кажется, что в этом мы будем слишком заметны? – деловито уточнила одна из близнецов. – И вы в своей броне будете вызывать нервозность у местного населения.

Это не помешало им изучить бирки на упаковках. Выбрав себе комплекты, они распаковали их и теперь задумчиво разглядывали, будто впервые видели подобную экипировку.

– Мэм, – видя их затруднения, сержант взял один из костюмов, развернул и показал как открываются застёжки. – Что вы имели в виду под заметностью?

– Вы сами сказали, что местные враждебны, – вступила в разговор вторая девушка. – Своего корабля у вас больше нет. Значит, логичней всего переодеться во что-то менее приметное, купить билеты до Эльдорадо и просто улететь туда.

Сержант кивнул, показывая, что принял её доводы к сведению, и продолжил объяснять:

– Мэм, Гефест контролируется силами Союза Первых. Сообщения с Эльдорадо нет, поэтому мы захватим передатчик, отправим сигнал и будем ждать помощи.

– А если помощи не будет? – недобро предрекла одна из девиц, воюя с застёжками на платье. – Кому мы нужны, чтобы вытаскивать нас из враждебного мира? Надёжнее улететь отсюда своим ходом. Есть же сообщение с какими-то нейтральными планетами?

– Мэм? – искренне удивился сержант.

Сейчас он был в той ситуации, к которой его готовили всю жизнь: на вражеской территории, в глубоком тылу, где следовало таиться, прятаться и наносить удары по противнику. Слова девушки шли вразрез с привычным миром сержанта. В его голове никак не могло уложиться осознание того, что можно просто пойти и купить билет до Эльдорадо.

– Если помощи не будет, мэм, – всё же продолжил он, – мы захватим корабль с пилотом.

– Блеск, – мрачно подытожила его собеседница.

Представиться девушки то ли забыли, то ли не сочли нужным.

– Разделимся, – предложила альтернативный вариант вторая пассажирка. – Мы летим с пересадками, как рядовые туристы, а вы ждёте помощи, захватываете корабли и делаете, что хотите. На Эльдорадо и выясним, чей путь быстрее и проще. Идёт?

– Нет, мэм, – не уловил иронии сержант. – Ваш план не подходит. Переодевайтесь быстрее – мы уходим. Нужно успеть до темноты отойти как можно дальше.

– А командиры? – поинтересовался Блайз.

– Я позабочусь, – сержант снова вылез под дождь.

Пару минут спустя он пристраивал плазменную гранату в капсуле. Закончив с этой работой, сержант уже собрался было выставить таймер и режим растяжки, как его осенила идея – забрать жетоны погибших оперативников и сдать их в штабе по возвращении. Каждый такой жетон, помимо корпоративного удостоверения личности, представлял из себя венец высоких технологий – многофункциональный микрокомпьютер с огромными возможностями.

Репликант отцепил оба жетона с тел, бережно упаковал в ранец и уже собирался уходить, но тут его взгляд зацепился за сумку на поясе старшего оперативника. Решив, что в их положении лишним ничего не будет, сержант снял сумку и осмотрел содержимое. Сумка оказалась забита монетами – марками Союза, чеканить которые начали перед самым началом войны. Хмыкнув, сержант уже хотел было вернуть бесполезный груз на место, но по зрелому размышлению пришёл к выводу, что за потерю крупной суммы казённых денег его накажут. То, что эти деньги уже списаны с баланса Консорциума, в голову репликанту не пришло, так что он рачительно спрятал казённое имущество в ранец. После сержант покинул импровизированную усыпальницу, выставив гранату в режим растяжки.

– Готовы? – поинтересовался он, возвращаясь в “свою” капсулу.

– Можно и так сказать, – мрачно отозвались его новые подопечные.

Костюмы для выживания из тонкой микрокапиллярной ткани защищали от перепадов температур, влажности и давления, что позволяло выжить и в менее дружелюбной среде, чем грязь и дожди Гефеста. Несмотря на то, что комбинезоны оказались великоваты девушкам, система микроклимата функционировала исправно, что позволяло без натяжки назвать данную экипировку удовлетворительной. Уж всяко более подходящей в текущих условиях, чем гражданские наряды пассажирок. Но последние, очевидно, так не считали, то и дело отпуская негромкие, но содержательные комментарии относительно новой одежды. Репликанты понимали через слово, но общее недовольство уловили.

– У вас есть карта? – спросила одна из девушек, с сомнением вертя в руках лёгкий шлем. – Тут поблизости есть города или оживлённые трассы?

– Да, мэм, – кивнул сержант.

– Вот к ним и нужно двигаться, – вновь удивила репликанта собеседница.

Он не ожидал получить от пассажирок взвешенного и разумного решения: на всех инструктажах в головы репликантов старательно закладывалась мысль, что штатские, угодив в критическую ситуацию, превращаются в склонных к панике беспомощных существ, требующих неустанной опеки и контроля.

Паники он не наблюдал. Вместо неё пассажирки проявляли инициативу и подавали здравые идеи. Если девушки действительно принадлежат к разведке – стоит по меньшей мере выслушать их план. Что делать в мирном городе и как себя вести, чтобы не привлекать излишнего внимания, репликанты не имели ни малейшего представления. А вот девушки, похоже, не сомневались, что могут слиться с толпой гражданских. Сержант тоже склонен был верить в успех подобного внедрения. Безобидный и привлекательный облик должен ввести в заблуждение любого гражданского. Сам же репликант всё больше склонялся к мысли, что перед ним агенты Консорциума.

В пользу этой теории говорило их полное равнодушие к наготе. На занятиях инструктор упоминал о целом пласте разнообразных табу и добровольных ограничений гражданских, одним из которых являлось прилюдное обнажение. Но девушки совершенно спокойно переодевались при репликантах. Да и агенты Консорциума явно не просто так лично занимались их эвакуацией с территории противника.

РС-355085 взял в руки планшет и перекинул на него карту местности со своего шлема.

– Вот, мэм, – сказал он, протягивая планшет девушке. – В восьмидесяти километрах на юг есть город, Стратос-сити.

– А я тебе говорил, что они из разведки, – по закрытой связи подал голос Блайз, пришедший к тем же выводам, что и сержант.

– А дорога… – не обратив внимания на реплику брата, продолжал сержант, – вот ближайшая, от рудников. От текущей точки примерно пятнадцать километров, мэм.

Девушки вновь обменялись взглядами. Будь на них глухие шлемы, сержант бы думал, что они советуются друг с другом, но лица девушек он видел и их губы оставались неподвижными. И всё же сержант мог поклясться, что близнецы друг друга поняли. Работа передовых имплантатов, как у самих репликантов?

– Как насчёт разжиться транспортом? – предложила та, что держала в руках планшет.

– Зачем, мэм? – не понял сержант. – Захватить транспорт не проблема, но это привлечёт лишнее внимание и облегчит противнику работу по нашему обнаружению.

Он протянул девушкам небольшую коробочку и пояснил:

– Комлинки, мэм. Настройте их на нашу частоту. Нам пора, мэм, – он махнул рукой напарнику, и репликанты вышли под проливной дождь.

Помедлив пару секунд, девушки надели шлемы и вышли следом. Одна из них сделала пару неуверенных шагов по грязи и вытянула руку, подставляя затянутую в перчатку ладонь под хлещущие струи воды. А потом сняла шлем и, щурясь, весело посмотрела в небо. Репликанты озадаченно наблюдали за её действиями, гадая, типично ли такое поведение для людей.

Сами репликанты видели настоящий дождь впервые в жизни. На космической станции, где десять с половиной лет назад начались их жизни, никаких атмосферных явлений не было по вполне понятным причинам. А в каменных пустошах Хель, где состоялось первое сражение этой войны, дожди не предвиделись в ближайшую пару сотен лет. Сержанту тоже очень захотелось снять шлем и узнать, каково это – стоять под дождём? Но намертво вбитые инструкции запрещали подобное легкомыслие. В голове каждого репликанта на уровне инстинктов отложились все опасности, что может нести незнакомая планета: от непригодной для дыхания атмосферы, до множества вирусов и бактерий, способных за считанные часы погубить рискнувшего пренебречь техникой безопасности. Броня – их вторая кожа. Символ безопасности. Собственный мирок, даривший иллюзию уединения.

От размышлений репликантов отвлекла вторая девушка. Повертев в руках комлинк, она подошла к бойцам и задала самый нелепый вопрос из возможных:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6